Вс рф выпустил обзор практики по делам об административных правонарушениях в сфере предпринимательства

ВС РФ выпустил обзор практики по делам об административных правонарушениях в сфере предпринимательстваВерховный суд довел до всех нижестоящих судов, чиновников, юристов и бизнесменов, за что по нормам КоАП РФ можно оштрафовать предпринимателей. Наиболее интересные разбирательства по административным делам вошли в очередной обзор судебной практики.

Верховный суд РФ опубликовал «Обзор судебной практики «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». В документе, который насчитывает 40 страниц, приведены наиболее спорные моменты привлечения к административной ответственности за правонарушения в области предпринимательской деятельности. Известно, что в этой главе КоАП РФ собраны такие нарушения, как:

  • — осуществление предпринимательской деятельности без регистрации;
  • — нарушения в области рекламы;
  • — незаконная организация азартных игр;
  • — нарушения в области лицензирования деятельности;
  • — обман и иные нарушения прав потребителей;
  • — нарушения в ценоообразовании;
  • — недобросовестная конкуренция;
  • — фиктивное банкротство;
  • — нарушения СРО;
  • — и другие нарушения в бизнесе.

Именно об этих проблемах Верховный суд собрал выводы, сделанные при рассмотрении дел. Рассмотрим некоторые позиции судей подробнее.

Отсутствие на сайте медицинской компании информации об адресе органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере охраны здоровья граждан — нарушение

Верховный суд указал, что недоведение до потребителей на интернет-сайте обязательной для размещения и не связанной с качеством оказываемых организацией услуг информации подлежит квалификации и наказанию по части 1 ст. 14.5 КоАП РФ.

В рассмотренном судьями примере индивидуальный предприниматель оказывал населению платные медицинские услуги. На его сайте в интернете отсутствовала информация об адресах органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере охраны здоровья граждан.

В связи с этим, его привлекли к административной ответственности по части 1 ст. 14.4 КоАП РФ.

По мнению уполномоченного административного органа, ИП нарушил требования подпункта «з» пункта 11 Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 N 1006.

Суды двух инстанций, а затем и Верховный суд, сочли такую меру обоснованной.

Судьи отметили, что раз требования Правил № 1006, устанавливающие порядок выполнения работ (оказания услуг) для организаций, оказывающих платные медицинские услуги, являются обязательными, то их невыполнение влечет административную ответственность.

Вместе с тем информация, не доведенная ИП до потребителей на сайте, не имеет отношения к качеству оказываемых платных медицинских услуг. Поэтому судьи пришли к выводу, что была неверно применена квалификация по статье 14.4 КоАП РФ.

Они указали, что бездействие ИП, выразившееся в недоведении обязательной для размещения информации, подлежат квалификации по части 1 статьи 14.5 КоАП РФ. Ведь именно эта статья предусматривает ответственность за продажу товаров или услуг без установленной информации об изготовителе (исполнителе, продавце) либо иной обязательной информации.

Лицензирование фармакологической деятельности

Аптека работала без лицензии и продавала лекарства без рецепта. Прокуратура усмотрела в этом сразу два нарушения и обратилась в суд с целью привлечения организации к административной ответственности.

Однако организация указала в возражениях, что ее можно привлечь к ответственности только по статье 14.1 КоАП РФ, как за работу без лицензии.

Ведь требование продавать лекарства по рецепту можно предъявить только тем организациям, у которых есть лицензия.

Однако судьи позицию организации не поддержали. Они отметили, что условия реализации лекарственных средств являются одинаковыми для всех организаций, которые занимаются фармакологической деятельностью.

Поэтому освобождение аптеки от административной ответственности за нарушение лицензионных требований будет противоречить принципам соразмерности наказания и его неотвратимости, равенства всех перед законом.

Судьи особо подчеркнули, что продажа лекарств без рецепта может нести даже большую общественную опасность, чем просто работа аптеки без лицензии.

К административной ответственности можно привлечь даже бывшее должностное лицо

Верховный суд РФ пришел к выводу, что изменение статуса должностного лица, в том числе в связи с изменением места работы, не мешает его привлечению к административной ответственности за правонарушение, совершенное им в прежней должности.

В спорной ситуации в арбитражный суд обратился городской административный орган с требованием о привлечении мэра города к административной ответственности по части 2 статьи ст. 14.9 КоАП РФ.

Мэра обвиняли в совершении недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством действий, способных привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции.

Однако суд первой инстанции заявителю отказал. Судьи указали, что санкции статьи 14.9 КоАП РФ предусматривают дисквалификацию виновного должностного лица на срок до трех лет. Поэтому и к административной ответственности может быть привлечено только должностное лицо.

На момент подачи заявления о привлечения к ответственности гражданин, занимавший должность мэра города, уже утратил свой статус. Суды высших инстанций, включая ВС РФ, с коллегами не согласились.

Они отметили, что гражданина, ранее занимавшего должность мэра города, можно и нужно привлечь к административной ответственности по части 2 статьи 14.9 КоАП РФ. При этом суд применил часть 1 ст. 3.11 КоАП РФ в виде запрета виновному лицу замещать определенную должность.

Таким образом, прекращение статуса должностного лица не повлияло на возможность привлечения к административной ответственности.

Нарушение правил продажи спиртных напитков

Организацию привлекли к административной ответственности за продажу алкоголя в ночное время по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ, которая предусматривает ответственность за нарушение правил продажи спиртосодержащей продукции. Организация с этим не согласилась, указав, что совершенное ею правонарушение надо расценивать как игнорирование лицензионных требований по ст. 14.17 КоАП РФ.

Суды в мнениях разошлись.

Если суд первой инстанции поддержал позицию организации, то вышестоящие суды отметили, что запрет на продажу алкоголя ночью является одновременно и «особым требованием к розничной продаже алкогольной продукции», и лицензионным требованием.

В связи с тем, что именно ч. 3 статьи 14.16 КоАП предусматривает самостоятельную административную ответственность за нарушение правил продажи алкоголя, то и штрафовать за такое нарушение следует по этой норме.

Контрафактный товар может стать легальным

Верховный суд сделал вывод, что ввоз на территорию Российской Федерации товара с законно нанесенным на нем в стране происхождения товара его правообладателем обозначением (товарным знаком), сходным до степени смешения с товарным знаком, имеющим международную регистрацию, не является нарушением, предусмотренным частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ.

В спорной ситуации организация ввезла на территорию России товар (чулочно-носочные изделия), маркированный обозначением, сходным до степени смешения с товарным знаком по международной регистрации, правообладателем которого является иностранная компания. Поэтому таможенный орган решил привлечь организацию-импортера к административной ответственности на основании части 1 статьи 14.10 КоАП РФ.

Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций с позицией таможни согласились, ведь, по их мнению, факт нарушения был доказан.

Судьи отметили, что регистрация в Китайской Народной Республике товарного знака, содержащего спорное обозначение, на имя иностранной фирмы-продавца, имеет силу только на территории КНР, а при вводе в гражданский оборот этих товаров на территории РФ правовая охрана названного товарного знака не действует. Поэтому действия организации были расценены как ввоз на территорию РФ контрафактных товаров, индивидуализированных без согласия правообладателя товарного знака.

Однако Суд по интеллектуальным правам с этим не согласился и указал, что суды пришли к неправильному выводу о том, что обстоятельства правомерности (неправомерности) нанесения в стране происхождения товара товарного знака, зарегистрированного в этой стране, не имеют правового значения. Судьи напомнили о правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.02.2009 N 10458/08.

Они напомнили, что оценка правомерности нанесения обозначения на товар дается исходя из законодательства страны происхождения товара. Поэтому факт сходства до степени смешения обозначения, которым маркирован ввезенный товар, с иным товарным знаком, имеющим международную регистрацию, правообладателем которого является иностранная компания, правового значения не имеет.

Рекламодатель не отвечает за рекламные конструкции

Верховный суд считает неправомерным привлечение рекламодателя к ответственности, предусмотренной статьей 14.37 КоАП РФ за эксплуатацию рекламной конструкции без разрешения на ее установку и эксплуатацию.

Читайте также:  Межсменный отдых при суммированном учете рабочего времени

В спорной ситуации прокуратура выявила наружную рекламную конструкцию, установленную без предусмотренного законодательством разрешения на ее установку и эксплуатацию.

Поэтому прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении организации-рекламодателя к административной ответственности по статье ст. 14.37 КоАП РФ.

Суд первой инстанции установил, что организация является рекламодателем и эксплуатирует спорную рекламную конструкцию, размещенную на стене многоквартирного дома. Поэтому судьи требования прокуратуры удовлетворили и привлекли организацию к ответственности.

Но организация подала апелляционную жалобу, в которой указала, что не эксплуатирует рекламную конструкцию, а просто оплатила размещение на ней рекламы.

Суды высших инстанций эту позицию поддержали, напомнив прокурорам, что требования о получении разрешений на рекламные конструкции распространяются на их собственников.

При этом рекламодатель, разместивший свою рекламу на рекламной конструкции, владельцем которой он не является, не подлежит привлечению к административной ответственности.

  1. Источник: http://ppt.ru
  2.  Нет КонсультантПлюс?
  3. Оформите заявку на доставку полной версии документа или самостоятельно подберите комплект, с учетом особенностей именно Вашей организации

Источник: https://respectrb.ru/node/16402

Верховный Суд РФ обобщил судебно-арбитражную практику по делам об административных правонарушениях в области предпринимательской деятельности и деятельности саморегулируемых организаций

Обзор судебной практики «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.12.2017)

  • Верховным Судом РФ разъяснено, в частности, следующее:
  • — осуществление обществом деятельности по реализации лекарственных препаратов (в том числе ветеринарного применения) в отсутствие лицензии и с грубым нарушением лицензионных требований подлежит квалификации по частям 2 (осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна) и 4 (осуществление предпринимательской деятельности с грубым нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией) статьи 14.1 КоАП РФ;
  • — осуществление лицом запрещенной для него лицензируемой деятельности с нарушением установленных правил ее ведения не препятствует квалификации данного деяния как по части 2 статьи 14.1 КоАП РФ за осуществление деятельности без специального разрешения (лицензии), так и по соответствующей статье КоАП РФ, предусматривающей ответственность за нарушение правил ее осуществления;
  • — осуществление лицом деятельности по присмотру и уходу за детьми с организацией их досуга без реализации образовательных программ не образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ;
  • — осуществление мероприятий по дезинфектологии в рамках медицинской деятельности не влечет применение административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ;
  • — осуществление обществом фармацевтической деятельности с грубым нарушением лицензионных требований может быть квалифицировано по части 4 статьи 14.1 КоАП РФ;
  • — привлечение рекламодателя к ответственности, предусмотренной статьей 14.37 КоАП РФ (нарушение требований к установке и (или) эксплуатации рекламной конструкции) за эксплуатацию рекламной конструкции без разрешения на ее установку и эксплуатацию, является неправомерным;

— осуществление лицом розничной продажи алкогольной продукции в ночное время в нарушение Федерального закона от 22.11.

1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» подлежит квалификации по части 3 статьи 14.

16 КоАП РФ (нарушение особых требований и правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции);

— необоснованная выдача органом по сертификации или отказ в выдаче сертификата соответствия либо необоснованное приостановление или прекращение действия сертификата соответствия не являются длящимися административными правонарушениями.

Перейти в текст документа »

Дата публикации на сайте: 06.12.2017

Поделиться ссылкой:

Источник: http://www.Consultant.ru/law/hotdocs/51733.html/

Вс обобщил судебную практику по административным правонарушениям предпринимателей

Верховный суд РФ представил 41-страничный обзор судебной практики по некоторым вопросам, возникающим при рассмотрении арбитражными судами дел по главе 14 КоАП РФ. Этот документ утвержден 6 декабря Президиумом ВС.

В обзоре анализируется почти два с половиной десятка сложных аспектов разрешения дел об административных правонарушениях в области предпринимательской деятельности.

В частности, в связи с одним из дел ВС отмечает, что бездействие лица, выразившееся в недоведении до потребителей на интернет-сайте обязательной для размещения и не связанной с качеством оказываемых организацией услуг информации, подлежит квалификации по части 1 статьи 14.5 КоАП РФ.

Индивидуальный предприниматель, предоставляющий населению платные медицинские услуги, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления о привлечении его к административной ответственности по части 1 статьи 14.4 КоАП РФ.

Основанием для привлечения административным органом индивидуального предпринимателя к административной ответственности послужил факт отсутствия на его сайте в сети «Интернет» информации об адресах органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере охраны здоровья граждан, территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и его территориальных органах, что, по мнению административного органа, является нарушением требований подпункта «з» пункта 11 Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006 (далее – Правила № 1006).

Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Частью 1 статьи 14.4 КоАП РФ установлена административная ответственность за осуществление деятельности по продаже товаров, не соответствующих образцам по качеству, выполнение работ либо оказание населению услуг, не соответствующих требованиям нормативных правовых актов, устанавливающих порядок (правила) выполнения работ либо оказания населению услуг.

Учитывая содержание указанной нормы, суд счел произведенную административным органом квалификацию совершенного предпринимателем деяния верной, поскольку требования Правил № 1006, устанавливающие порядок выполнения работ (оказания услуг) для организаций, оказывающих платные медицинские услуги, являются обязательными и их невыполнение влечет административную ответственность.

Арбитражный суд апелляционной инстанции отменил решение арбитражного суда первой инстанции, признал незаконным и отменил решение административного органа о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности, указав на следующее.

Пунктом 1 статьи 10 Закона РФ от 07.02.

1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон № 2300-1) предусмотрена обязанность изготовителя (исполнителя, продавца) своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. По отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством РФ.

Отношения, возникающие в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации, регулируются Федеральным законом от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», пунктом 7 статьи 84 которого предусмотрено, что порядок и условия предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг пациентам устанавливаются Правительством РФ.

Согласно подпункту «з» пункта 11 Правил № 1006 исполнитель обязан предоставить посредством размещения на сайте медицинской организации в сети «Интернет», а также на информационных стендах (стойках) медицинской организации в том числе информацию, содержащую адреса и телефоны органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере охраны здоровья граждан, территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

В данном случае для привлечения предпринимателя к ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.4 КоАП РФ, необходимо установить как факт оказания услуги, так и нарушение при этом конкретных требований нормативных правовых актов, устанавливающих порядок (правила) выполнения работ либо оказания населению услуг.

Вместе с тем информация, не доведенная индивидуальным предпринимателем до потребителя посредством ее размещения на интернет-сайте, не имеет отношения к качеству оказываемых индивидуальным предпринимателем платных медицинских услуг.

Таким образом, бездействие индивидуального предпринимателя, выразившееся в недоведении на интернет-сайте до потребителей платных медицинских услуг обязательной для размещения информации, не связано с качеством оказываемых организацией услуг и, следовательно, не образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.4 КоАП РФ.

Данные действия подлежат квалификации по части 1 статьи 14.

5 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за продажу товаров, выполнение работ либо оказание услуг организацией, а равно гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, при отсутствии установленной информации об изготовителе (исполнителе, продавце) либо иной информации, обязательность предоставления которой предусмотрена законодательством РФ.

Читайте также:  Новый закон призван прекратить дробление квартир

Источник: https://legal.report/vs-obobcshil-sudebnuyu-praktiku-po-administrativnym-pravonarusheniyam-predprinimatelej/

Вс доработает обобщение практики по уголовным делам в сфере предпринимательства

Контекст

МОСКВА, 3 ноя – РАПСИ, Олег Сивожелезов.

На заседании Пленума Верховного суда (ВС) РФ была сформирована редакционная комиссия для подготовки проекта постановления Пленума «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» с учетом замечаний, высказанных в ходе обсуждения документа, передает в четверг корреспондент РАПСИ из зала заседания.

Проект нового постановления Пленума предполагает тщательнее проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий правоохранительных органов при проверке ими сообщений о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

Кроме того, были отмечены более строгие требования к выявлению умысла при установлении состава мошенничества в виде преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (часть 5 статьи 159 Уголовного кодекса РФ).

В проекте постановления Пленума ВС подчеркивается, что для квалификации действий виновного по частям 5-7 статьи 159 УК РФ не имеет значение время возникновения умысла на неисполнение обязательств по договору относительно момента его заключения.

В этой связи исключается квалификация по частям 1-4 статьи 159 УК РФ дел об умышленном неисполнении обстоятельств, в которых сторонами являются субъекты предпринимательской деятельности.

Обсуждаемый проект постановления Пленума подтвердил положения статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса и предыдущие указания ВС, сформулированные в постановлении Пленума «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» 2013 года, о недопустимости заключения под стражу обвиняемых в совершении ряда преступлений, совершенных в сфере предпринимательской деятельности. При этом судам напомнили о необходимости обсуждать возможность применения более мягкой меры пресечения в отношении лиц, не имеющих постоянного места жительства в РФ, ранее скрывавшихся от следствия или нарушавших ранее избранные в их отношении меры пресечения.

Главным предметом обсуждения Пленума стали две редакции пункта 16 проекта документа, посвященного статье 76.1 УК РФ  об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

В одной редакции несоблюдение требований указанной статьи, имеющий специальный характер, делает невозможным освобождение от уголовной ответственности по другим статьям УК общего характера, также предусматривающим соответствующую возможность.

Другая редакция, наоборот — позволяет освободить привлекаемое лицо от уголовной ответственности за преступление в сфере предпринимательской деятельности по общим основаниям, даже в случае невыполнения требований специальной  статьи 76.1 УК РФ.

Предполагается, что данный вопрос будет разрешен при принятии постановления Пленума в окончательной редакции.

Одной из целей принятия указанного постановления Пленума заявлено исключение возможности использования уголовного преследования в качестве средства давления на предпринимателей и решения споров между хозяйствующими субъектами.

«Зачастую, после принятия поправок в законы и постановлений пленумов мы говорим «как бы не стало еще хуже!», но в данном случае имеет смысл сказать «как же теперь будет лучше!», — заявил на заседании Пленума полномочный представитель российского Правительства в ВС Михаил Барщевский, отметив положительную тенденцию к гуманизации в сфере производства по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_news/20161103/277065665.html

Обзор судебной практики по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.26 КоАП РФ

В конце июня Президиум ВС РФ утвердил Обзор судебной практики по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.26 КоАП РФ («Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях»).

В Обзоре, в частности, отмечено, что:

— субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 5.26 КоАП РФ, наряду с физическим лицом может являться должностное лицо.

Этот вывод проиллюстрирован в Обзоре делом о привлечении гендиректора ООО к административной ответственности по данной норме за установку в помещении бара, принадлежащего обществу, статуй Будды, и использование в названиях предлагаемых в баре алкогольных напитков имени Будды.

— под распространением религиозной литературы и материалов религиозного назначения в рамках миссионерской деятельности следует понимать не только вручение данных материалов конкретным лицам, но и обеспечение свободного доступа к этой литературе и материалам неопределенного круга лиц вне мест, специально предназначенных для осуществления религиозной деятельности.

— к административной ответственности по ч. 3 ст. 5.

26 КоАП РФ (осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой) может быть привлечен только специальный субъект — религиозная организация.

В Обзоре приведен и ряд иных выводов.

К сведению: также недавно ВС РФ подготовил второй в 2019 году Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека.

В нем представлены правовые позиции Европейского Суда по правам человека, комитетов ООН по правам человека и правам ребенка по вопросам, возникающим в сфере административно-правовых, гражданско-правовых и гражданско-процессуальных, уголовных и уголовно-процессуальных отношений.

А немногим ранее Президиум ВС РФ обобщил практику применения судами положений главы 8 УК РФ об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.

На основе проведенного анализа ВС РФ в данном Обзоре констатирует, что суды в основном правильно разрешали уголовные дела, связанные с причинением вреда при защите от общественно опасного посягательства, и правильно разрешали вопросы, связанные с установлением пределов необходимой обороны.

Вместе с тем, отмечается, что в отдельных случаях суды апелляционной и кассационной инстанций испытывают определенные трудности, связанные с применением положений ст. 37 УК РФ. В Обзоре на конкретных примерах из судебной практики ВС РФ разбирает допускаемые ошибки.

  • Аналогичным образом в документе подробно рассмотрены ошибки, допускаемые судами, при:
  • — квалификации убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны;
  • — применении положений УК РФ о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление;
  • — применении положений УК РФ о причинении вреда в условиях крайней необходимости.

Источник: https://orskl8.kodms.ru/news/obzor-sudebnoj-praktiki-po-delam-ob-administrativnyh-pravonarusheniyah-predusmotrennyh-st-526-koap-rf/

ПрокуратураОренбургской области

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление от 25 июня 2019 года № 20, в котором пояснил судам, что необходимо учитывать при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ («Административные правонарушения в области дорожного движения»). Прежние разъяснения от 24 октября 2006 года N 18 признаны не подлежащими применению.

В частности, в новом постановлении приведены важные разъяснения, касающиеся привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 12.

2 КоАП РФ за управление транспортным средством (далее также ТС) с государственными регистрационными знаками, видоизмененными или оборудованными с применением устройств или материалов, препятствующих их идентификации либо позволяющих их видоизменить или скрыть.

  • Пленум Р’РЎ Р Р¤ РїРѕСЏСЃРЅРёР», что видоизмененным является выданный РЅР° данное РўРЎ государственный регистрационный знак, РІ который были внесены изменения, искажающие нанесенные РЅР° него символы либо РѕРґРёРЅ РёР· РЅРёС… (например, путем заклеивания), либо СЃРїРѕСЃРѕР± установки которого препятствует его прочтению Рё идентификации (РІ частности, путем переворота пластины государственного регистрационного знака).
  • Р’ качестве уточнил, что относится Рє устройствам или материалам, препятствующим идентификации государственных регистрационных знаков либо позволяющих РёС… видоизменить или скрыт.
  • Доказательством использования тех или иных устройств (материалов) РІ указанных целях может выступать, например, произведенная уполномоченным должностным лицом РІ С…РѕРґРµ выявления административного правонарушения видеозапись (фотографии).

Верховный Суд Российской Федерации разъяснил и о том, какие знаки следует считать подложными при квалификации действий лица по ч. 3 ст. 12.2 КоАП РФ.

Также в постановлении приведен ряд важных разъяснений по вопросам фиксации административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

В частности, подчеркивается, что если правонарушение в области дорожного движения было зафиксировано с помощью технических средств, которые не работали в автоматическом режиме, либо с использованием других технических средств (например, телефона, видеокамеры, видеорегистратора), то в данном случае особый порядок привлечения к административной ответственности (без составления протокола и участия собственника ТС при вынесении постановления по делу) не применяется.

Читайте также:  Главные изменения в налогообложении имущества

Рассмотрен РІ постановлении Рё СЂСЏРґ иных РЅРµ менее важных РІРѕРїСЂРѕСЃРѕРІ (что понимается РїРѕРґ незаконной установкой знака «Р�нвалид», как исчислять СЃСЂРѕРє лишения прав водителей, которые уклоняются РѕС‚ сдачи удостоверения, что учитывать РїСЂРё рассмотрении дел Рѕ правонарушениях, связанных СЃ управлением РўРЎ водителем, находящимся РІ состоянии опьянения, Рё передачей управления РўРЎ лицу, находящемуся РІ состоянии опьянения Рё С‚.Рґ.

Версия для печати

Источник: http://www.orenprok.ru/interaction/prok-explains/2019/07/03/19iul.raz03-1/

Вопросы производства по делам об административных правонарушениях

ОБЗОР ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2008 ГОДА (Утв-… Актуально в 2018 году

Вопрос 8: Необходимо ли проводить медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, которое подлежит привлечению к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, если он был помещен в медицинский вытрезвитель и врач медицинского вытрезвителя документально зафиксировал факт опьянения?

Ответ: Статья 12.8 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит нормы о том, что единственно допустимым доказательством нахождения лица в состоянии алкогольного опьянения является акт медицинского освидетельствования лица.

Основания и порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения урегулированы положениями ст. 27.12 КоАП РФ, п. 6 которой предусматривает, что медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В соответствии с п. 6 Постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2002 г.

N 930 «Об утверждении правил медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов» требованием, предъявляемым к врачу, который проводит медицинское освидетельствование, является наличие специальной подготовки.

Пунктом 4 приказа Министра здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г.

N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» предусмотрено, что освидетельствование проводится врачом (в сельской местности при невозможности проведения освидетельствования врачом — фельдшером), прошедшим на базе наркологического учреждения подготовку по вопросам проведения медицинского освидетельствования по программе, утвержденной приказом Минздрава России от 14 июля 2003 г. N 308 (приложение N 7).

Таким образом, медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения могут проводить только лица, обладающие специальными познаниями в области медицины и прошедшие специальную подготовку в порядке, установленном действующим законодательством. При этом вышеперечисленные акты не содержат указания на специальность врача, который проводит медицинское освидетельствование.

Из изложенного выше следует, что если врач медицинского вытрезвителя, который проводит исследование на установление состояния опьянения, имеет соответствующую специальную подготовку, то составленный по результатам осмотра акт, в котором сделан вывод о состоянии в этот момент освидетельствованного лица, может быть использован в качестве письменного доказательства по делу об административном правонарушении, которое подлежит оценке по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, поскольку состояние опьянения может быть установлено любыми средствами доказывания, предусмотренными ст. 26.2 КоАП РФ. Проводить дополнительно медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица в данном случае не требуется.

Вопрос 9: Будет ли являться основанием для возврата судом постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и иных документов по делу тот факт, что прокурор не указал в постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении в качестве повода, что данное постановление вынесено в порядке осуществления надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации?

Ответ: Частью 2 статьи 28.4 КоАП РФ предусмотрено, что о возбуждении дела об административном правонарушении прокурором выносится постановление, которое должно содержать сведения, предусмотренные ст. 28.2 КоАП РФ.

В свою очередь, ч. 2 ст. 28.

2 КоАП РФ устанавливает, что в протоколе об административном правонарушении указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья этого Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

Следовательно, закон не обязывает прокурора в случае возбуждения дела об административном правонарушении ссылаться на то, что постановление вынесено в порядке осуществления надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Поэтому отсутствие указанных сведений в постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении не может служить основанием для вынесения судом определения о возвращении этого постановления по основаниям, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ.

Вопрос 10: Будет ли являться основанием для возврата судом постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и иных документов по делу тот факт, что прокурором было вынесено одно постановление о возбуждении дела об административном правонарушении и о проведении административного расследования? Необходимо ли выносить отдельное постановление о проведении административного расследования?

Ответ: В соответствии с ч. 2 ст. 28.

7 КоАП РФ решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования принимается должностным лицом, уполномоченным в соответствии со ст. 28.

3 данного Кодекса составлять протокол об административном правонарушении, в виде определения, а прокурором — в виде постановления немедленно после выявления факта совершения административного правонарушения.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает необходимость вынесения прокурором отдельного постановления о проведении по делу административного расследования.

Следовательно, принятие прокурором одного постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и о проведении по нему административного расследования не является основанием для вынесения судом определения о возвращении постановления по делу об административном правонарушении по основаниям, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ.

Вопрос 11: Какое решение должен принять суд по делу в отношении военнослужащего по призыву, совершившего административные правонарушения, предусмотренные ч. 2 ст. 12.7 или ч. 3 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях?

Ответ: При назначении наказания за совершение сержантами, старшинами, солдатами и матросами, проходящими военную службу по призыву, административных правонарушений, за совершение которых они несут административную ответственность на общих основаниях, необходимо исходить из следующего.

Действующая редакция Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в части назначения административных наказаний сформулирована таким образом, что при совершении вышеуказанной категорией лиц правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 12.7 и ч. 3 ст. 12.

8 Кодекса, суд не вправе ни назначить предусмотренные их санкциями наказания (арест или штраф), поскольку в соответствии со ст. 2.5 Кодекса к указанной категории лиц не применяются данные виды наказаний, ни заменить наказание другим, более мягким, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 3.

3 Кодекса за административное правонарушение может быть назначено лишь то административное наказание, которое указано в санкции применяемой статьи Кодекса.

Поскольку в таких случаях у суда нет законных оснований для вынесения постановления, предусмотренного ч. 1 ст. 29.9 Кодекса, суд, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 29.9 Кодекса, должен вынести определение о передаче дела командиру части, где виновный проходит военную службу, для применения иных мер воздействия в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом в случае привлечения этого военнослужащего к дисциплинарной ответственности она должна применяться не за административное правонарушение, а по основаниям и в порядке, предусмотренном Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации.

Источник: http://www.zakonprost.ru/content/base/part/681520

Ссылка на основную публикацию