С момента истребования предоплаты договор прекращается — разъяснение вс рф

Может ли заказчик потребовать вернуть всё, что он заплатил подрядчику, если тот нарушил договор, особенно когда и он сам тоже допускал нарушения? Ответ на этот вопрос пришлось дать Верховному суду после того, как нижестоящие инстанции пришли к противоречивым выводам. Коллегия по гражданским спорам привела, по сути, типичные ошибки сторон договора, считают эксперты.

Работа затянулась

Иван Петров* нашёл подрядчика для электрификации жилого дома. Для выполнения работ он заключил договор с ООО «Горсвет». По условиям договора от 28 февраля 2012 года компания за 12,6 млн руб.

должна была в течение 90 дней выполнить все работы: разработку и согласование проекта, оформление разрешений для получения технических условий (ТУ), установку и наладку трансформаторной подстанции, присоединение и настройку энергопринимающих устройств и оформление разрешений на включение.

Оплата по договору представлялась поэтапная, а срок – единый. Его отсчёт начинался с момента внесения предоплаты в размере 35% от общей стоимости работ. Предоплату, 4,41 млн руб.

, Петров должен был внести в течение 10 дней с момента подписания договора, однако он заплатил позже – 18 апреля 2012 года. 13 августа он выплатил «Горсвету» еще 1 млн руб. (7,94% от общей цены работы).

24 августа 2012 года, за несколько дней до истечения всего 90-дневного срока, он получил ТУ. Как позже утверждал Петров, для этого ему пришлось найти другого подрядчика, который и выполнил работу.

Речь о том, чтобы уложиться в срок, уже не шла, Петров решил расторгнуть договор подряда через суд и взыскать всё, что было уплачено в пользу компании.

В иске, направленном в Химкинский городской суд Московской области, он потребовал от подрядчика предоплату в 5,41 млн руб., а также неустойку 1,2 млн руб. и судрасходы 27 500 руб.

Там требования заявителя полностью удовлетворили (дело № 2-4356/2015 ~ М-1836/2015). «Горсвет» нарушил условия договора: за время, отведенное на весь комплекс работ, подрядчик выполнил только их часть. Кроме того, ответчик не доказал, что первый этап работ выполнил именно он. 

Удовлетворяя исковые требования Петрова, Химкинский горсуд применил Закон о защите прав потребителей.

По нему, если исполнитель нарушил сроки выполнения работы, потребитель может отказаться от исполнения договора, а исполнитель при этом не вправе требовать возмещения своих затрат или оплаты за непринятую работу.

Исключение – когда нарушение произошло не по вине самого потребителя. Но вины потребителя не было, заключил суд первой инстанции, а значит, Петров мог отказаться от договора и забрать выплаченные «Горсвету» деньги.

Непоследовательные выводы апелляции

В Мособлсуде с выводами первой инстанции частично не согласились (дело № 33-11477/2016). Правда, выводы в отмененном определении суда оказались весьма непоследовательны.

 Судебная коллегия по гражданским делам Мособлсуда оставила в силе решение в части расторжения договора, основанное на существенном нарушении подрядчиком сроков исполнения обязательств. Однако при этом во взыскании причиненных заказчику убытков Мособлсуд отказал, сославшись на отсутствие существенных нарушений в действиях подрядчика.

Петров внес предоплату позже, чем было обозначено в договоре, соответственно по умолчанию был согласен на то, что сроки по договору изменятся, решили в апелляции.

Также коллегия отменила решение первой инстанции, отказав заявителю во взыскании причитающихся ему денег и неустойки, но применение к делу норм Закона о защите прав потребителей суд под сомнение не поставил. Всем прочим доводам сторон и обстоятельствам дела суд и вовсе не дал оценки.

ВС поддержал заявителя

Апелляционное определение Петров оспорил в Верховном суде.

«При таком положении вещей Верховный суд не имел другого выхода, кроме как вернуть дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав на широкий спектр нарушений, которые Мособлсуду предстоит устранить», – заметил Магомед Газдиев, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры». Именно так и поступила коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Вячеслава Горшкова.

Так, апелляции следовало оценить равноценность представленного «Горсветом» исполнения договора – получения ТУ для присоединения к электросетям – и уплаченной на тот момент Петровым суммы с учетом цены договора и общего объёма работ, но сделано этого не было, указал ВС. Суд сослался на п. 4 ст.

453 ГК, где предусмотрено, что если до расторжения договора одна из сторон обязательство исполнила, а другая – нет или предоставила другой стороне неравноценное исполнение (а апелляция согласилась, что договор следовало расторгнуть из-за существенных нарушений сроков со стороны подрядчика), к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

«Ключевыми для разрешения всех подобных споров, в частности, по договорам подряда, где каждая из сторон ненадлежащим образом исполняет обязательства, становятся положения п. 4 ст. 453 ГК РФ о неравноценности встречного исполнения.

Если заказчик оплатил 50% стоимости работ, а подрядчик работы выполнил лишь на 30%, то вся сумма полученных подрядчиком денежных средств, за вычетом части, приходящейся на оплату этих 30%, является неосновательным обогащением и подлежит взысканию с подрядчика в судебном порядке. На сумму неосновательного обогащения, в соответствии со ст.

395 ГК РФ, начисляются проценты по ключевой ставке Банка России», – Магомед Газдиев, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»

Также апелляция фактически проигнорировала доводы о том, что Петров имел право отказаться от исполнения договора, поскольку «Горсвет» существенно нарушил его условия.

Раз после не вовремя внесенной предоплаты Петрова претензий со стороны «Горсвета» не последовало и компания не попросила расторгнуть договор, значит, подрядчик согласился приступить к работе и выполнить ее за оговоренные 90 дней, указал ВС.

Но из-за просрочки Петров же заявил, что исполнение обязательств компанией потеряло для него интерес, следовательно, он мог отказаться от исполнения и потребовать возмещения убытков, напомнил ВС ст. 405 ГК.

Но в апелляции на это обстоятельство не обратили внимания, а также не поставили под сомнение применение Закона о защите прав потребителя. Это значит, что выводы суда об отказе удовлетворить требования Петрова не соответствуют ни ст. 405 ГК, ни положениям Закона о защите прав потребителей, заключили в ВС.

Кроме того, отказывая Петрову, апелляция указала, что подрядчик не допускал существенных нарушений условий договора, но не учла, что в первой инстанции приняли решение о расторжении договора именно на основании существенных нарушений со стороны «Горсвета», и компания это не оспаривала.

«Хотелось бы подчеркнуть позитивную сторону определения. В нем не оспаривается сама возможность договоров на выполнение комплекса мероприятий по обеспечению электроснабжения – на практике такие договоры встречаются часто и применительно к другим коммунальным ресурсам.

Не поставлено под сомнение, что стороны могут поставить оплату услуг в зависимость от получения технических условий, то есть действий третьего лица.

Не опровергнуто, что действия по получению технических условий на самом деле являются услугой, хотя по закону сетевая компания обязана их оформлять по обращению любого владельца энергопринимающего устройства.

В практике арбитражных судов недавно был обозначен другой подход, который представляется неправильным (см. постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2017 по делу № А40-83963/14)», – Дмитрий Шнигер, юрист «Хренов и партнеры».

ВС РФ, к сожалению, не дал каких-либо значимых указаний о том, как надо применять закон в подобной ситуации, говорит Дмитрий Шнигер, юрист «Хренов и партнеры».

«Мы не знаем, как надо, по мнению ВС РФ, разрешать подобные споры, и можем сделать выводы только о том, как поступать не надо. Поэтому выводы ВС РФ о применении права надо толковать в ключе «разбора ошибок» сторон договора, главным образом подрядчика», – заметил Шнигер.

Он выбрал и основные выводы, которые можно сделать из позиции ВС для аналогичных ситуаций.

С момента истребования предоплаты договор прекращается — разъяснение ВС РФ1) То, что заказчик нарушил срок уплаты аванса, не позволяет подрядчику выполнять работы сколь угодно долго. Если срок выполнения работ исчисляется с даты уплаты аванса, то после такой уплаты, хоть и просроченной, он течет своим чередом.

Случай, когда отношения сторон уже на этапе уплаты аванса развиваются не так, как предусмотрено договором, на практике означает только одно: сторонам надо пересмотреть условия договора и, если это необходимо, продлить срок выполнения работ допсоглашением.

На этом этапе, когда просрочка есть только на стороне заказчика, подрядчику проще настоять на необходимости продления срока выполнения работ.

Если он этого не попытается сделать, тот факт, что заказчик нарушил срок оплаты, впоследствии не будет иметь никакого значения при рассмотрении судом вопроса о причинах просрочки выполнения работ.

С момента истребования предоплаты договор прекращается — разъяснение ВС РФ2) Если договор досрочно расторгнут, суд должен оценить эквивалентность встречных предоставлений сторон, и, если она отсутствует, устранить расхождение.

ВС РФ отметил, что гражданин уплатил компании почти 5,5 млн руб., а компания только и сделала, что получила технические условия на присоединение, и то это не доказано.

Таким образом, cуд намекает, что данная услуга компании по своей ценности не эквивалентна полученному ею авансу.

Однако непонятно, почему такой же вопрос не адресован суду первой инстанции: если компания сделала хоть что-то, были ли основания удовлетворять требование о возврате аванса в полном объеме?

Заказчик и подрядчик, заинтересованные, чтобы при возникновении спора у суда возникало меньше подобных вопросов, должны в договоре определить не только общую цену всего комплекса мероприятий, но и стоимость каждой входящей в этот комплекс работы (услуги), даже если договор прямо не предусматривает поэтапное выполнение работ.

С момента истребования предоплаты договор прекращается — разъяснение ВС РФ3) Если на стороне заказчика выступает потребитель, то нельзя игнорировать норму закона «О защите прав потребителей», по которой он вправе вообще не оплачивать работы (услуги) по договору, от которого отказался.

Напоминание ВС РФ об этой норме примечательно по двум причинам. Во-первых, оно противоречит предыдущему пункту. Непонятно, зачем ВС РФ поставил вопрос об эквивалентности встречных предоставлений, если в потребительских спорах она не имеет значения.

 Во-вторых, ВС РФ, очевидно, намекает, что норма Закона о защите прав потребителей, рассчитанная на случаи, когда потребитель отказался от нарушенного подрядчиком (исполнителем) договора, применяется по аналогии и к отношениям, когда договор расторгается в судебном порядке, как в рассматриваемом деле.

С момента истребования предоплаты договор прекращается — разъяснение ВС РФ4) Одного лишь утверждения исполнителя о том, что услуга оказана именно им, недостаточно.

Даже если какой-то результат работ (услуг) формально не является этапом, в интересах подрядчика (исполнителя) оформить его сдачу заказчику. Ненаписанное письмо компании о направлении технических условий и т. п.

промежуточных результатов гражданину кроме как ленью обосновать невозможно. Суды справедливо «наказывают» подобное бездействие подрядчиков (исполнителей) по вопросу оформления документов.

Суд не является органом по защите интересов подрядчиков, о которых они сами позаботиться забыли.

В рассматриваемом деле налицо еще одна юридическая ошибка компании. Обращаясь в апелляционный суд, она не обжаловала решение в части расторжения договора, поскольку, видимо, и сама не желала продолжать отношения с данным гражданином. Это нелогично.

Суд апелляционной инстанции не может отменить решение нижестоящего суда в части применении санкций ввиду нарушения договора и оставить в силе решение в части расторжения договора ввиду тех же причин.

Данное обстоятельство надо было предвидеть при подготовке апелляционной жалобы.

Дмитрий Шнигер, «Хренов и партнеры»

С момента истребования предоплаты договор прекращается — разъяснение ВС РФ

Новое рассмотрение дела на момент публикации пока не состоялось.

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Источник: https://pravo.ru/story/view/141071/

Аванс с возвратом. Верховный суд разъяснил, как вернуть залог при срыве покупки

Практически ни одной серьезной и дорогостоящей покупки граждане сегодня не совершают без залога. Это касается в первую очередь приобретения квартир, дач, автомашин, земельных участков.

Риелторы и продавцы-консультанты сами советуют покупателю для уверенности, что понравившийся товар не «уйдет», заключить предварительный договор купли-продажи и внести некую сумму в виде залога. А если в итоге покупка не состоялась? Проблемы с возвратом залогов, как утверждает судебная статистика, — весьма распространенная тема споров.

Поэтому разъяснение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ о том, кто, кому, когда и на основании каких законов должен возвращать залог за несостоявшееся приобретение, может помочь многим настоящим и будущим покупателям.

Читайте также:  Вычеты по ндс при реализации товара не в россии не предоставляются

В нашем случае в 2016 году в городской суд обратился житель Подмосковья с иском к некому гражданину о возврате денег. В иске сумма — почти 162 тысячи долларов — названа «необоснованным обогащением». Кроме того, истец попросил еще и проценты за пользование этими деньгами в течение семи лет. Здесь получилось больше 82 тысяч долларов.

История иска такова. Один гражданин решил купить часть жилого дома у его собственника. Продавец и покупатель заключили предварительный договор.

В этом договоре было сказано, что граждане приняли на себя обязательство заключить полноценный договор купли-продажи в течение года с момента подписания предварительного договора.

«Во исполнение принятых на себя обязательств» истец заплатил ответчику почти 162 тысячи долларов. Но покупка жилья так и не состоялась, предварительный договор прекратил свое действие, однако залог продавец не вернул.

В городском суде хозяин так и не проданного жилья свой отказ возвращать деньги объяснил просто: срок исковой давности (три года) по такому требованию прошел.

В общем, раньше надо было требовать деньги, а сейчас время упущено. Но суд исковые требования несостоявшегося покупателя удовлетворил.

Областной суд с таким решением согласился, правда, сумму взысканных процентов уменьшил почти наполовину.

Ответчик с таким решением не согласился и пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ. Там дело затребовали, изучили и отменили все принятые по спору о возврате залога решения. По мнению Верховного суда, местные суды «допустили нарушения».

Из материалов дела видно, что предварительный договор купли-продажи стороны подписали еще в 2010 году. И в течение 2011 года должны были подписать основной договор. Часть дома на продажу оценили в 192 тысячи долларов. По предварительному договору покупатель заплатил сумму, эквивалентную 162 тысячам долларов.

Первая инстанция решила: раз обязательства по предварительному договору не выполнены и основной договор так и не подписан, то залог надо вернуть. Апелляция, уменьшая проценты за «пользование чужими денежными средствами», посчитала: раз гражданин подал иск в 2016 году, вернуть ему проценты надо только за три предыдущих года.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ заявила, что с такими решениями не согласна.

И вот почему. По Гражданскому кодексу (статья 1102), если человек без правовых актов или сделок приобрел имущество за счет другого человека, которого назвали потерпевшим, то это имущество «необоснованно приобретенное». И его надо вернуть. Из материалов дела видно, что заплаченные по предварительному договору деньги — это задаток.

В статье 308 Гражданского кодекса говорится, что задатком «признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся ей по договору платежей и как доказательство заключения договора в обеспечение его исполнения».

В следующей статье Гражданского кодекса (381) сказано, что при прекращении обязательств до начала исполнения договора по соглашению сторон или если его невозможно исполнить (статья 416) задаток надо вернуть.

А вот если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, то он остается у того, кому его дали. Но в том случае, когда за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана его вернуть в двойном размере.

Это же сказано и в том договоре, который стороны подписали.

Если сделка не состоялась по вине покупателя, то задаток ему не вернут

По мнению Верховного суда РФ, местные суды, начиная рассматривать спор, должны были установить, кто несет ответственность за то, что основной договор купли-продажи не был заключен в оговоренный срок. Почему-то этого не сделали ни городской, ни областной суды.

Кроме этого, суды первой и апелляционной инстанций в нарушение закона не дали оценку доводам и доказательствам продавца, что основной договор не заключили по вине покупателя. Продавец жилья еще в 2011 году отправил покупателю уведомление о том, что необходимо заключить основной договор. Но покупатель не только на это не отреагировал, он попытался расторгнуть предварительный договор.

  • В итоге дело о возврате залога будет пересмотрено.

Источник: https://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/27276/

Обзор судебной практики по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договора займа, Обзор судебной практики от 22 мая 2015 года

Перед изучением Обзора
рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I.
Основные положения о заключении, исполнении и расторжении договора
займа

Договор займа является
одним из самых распространенных договоров в хозяйственной практике.
В соответствии с п.1
ст.

807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец)
передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или
другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется
возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное
количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или
других вещей.

Стоит отметить, что
договором займа не будет считаться сделка, по условиям которой
займодавец передает заемщику определенные вещи, а возврат займа
осуществляется деньгами; равно как и не допускается возврат вещами
займа, полученного деньгами. Т.е.

, если например, если «займодавец»
передал товар, например семена другой стороне (заемщику), а тот
обязуется вернуть займ деньгами, то такой договор будет
квалифицироваться как договор поставки с отсрочкой оплаты.

Споры по исполнению
договора займа, оспариванию его, признанию незаключенным или
недействительным довольно распространены в судебной практике, при
этом наибольшая доля споров приходится на иски о ненадлежащем
исполнении обязательств по возврату займа, оспариванию займа по его
безденежности.

В
настоящем обзоре рассмотрены лишь некоторые категории споров,
связанных с заключением и исполнением договора займа.

Споры
по расторжению договора займа

Договор займа может быть
расторгнут как по соглашению сторон, так и при одностороннем отказе
одной из сторон, т.е. по инициативе заемщика или займодавца. Как
правило, инициатива о досрочном расторжении договора, как
показывает анализ судебной практики, исходит от займодавца.

Основания для досрочного
расторжения договора займа могут предусматриваться как законом
(ст.

450
ГК РФ), так и соглашением сторон. Наиболее распространенной
причиной расторжения договора займа является нарушение заемщиком
обязательства по уплате процентов за пользование займом, возврату
основного долга по договору займа.

Нарушение обязательств по
возврату процентов, суммы займа признается судами как существенное
нарушение договора, и суды удовлетворяют требования займодавца,
ссылаясь на пп.1 п.2
ст.450 ГК РФ. Во внимание при этом берется прежде всего
длительность неисполнения обязательства, сумма просроченных
платежей.

При рассмотрении дел о расторжении договора займа
подлежат установлению следующие обстоятельства:


о заключении и реальности договора займа между сторонами, т.е.
передавались ли фактически заемные средства заемщику, и на каких
условиях;


исполнял ли заемщик свои обязательства по уплате процентов и (или)
возврату суммы основного долга;


являются ли допущенные нарушения существенными, исходя из
длительности и суммы просрочки исполнения.

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420275172

Разъяснения Верховного Суда по обязательственному праву

Пожалуй, самым главным событием уходящего места стало появление на свет нового Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского Кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» (далее – «Постановление Пленума»). Наиболее ожидаемые разъяснения были следующие:

1) Достаточно часто в нашей практике мы сталкиваемся с необходимостью сопровождения процедуры расторжения договора.

Суд снова подтвердил норму, согласно которой «право на односторонний отказ от исполнения обязательства либо на изменение его условий может быть предусмотрено договором для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, в отношениях между собой, а также для лица, не осуществляющего предпринимательскую деятельность, по отношению к лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность (абзац первый пункта 2 статьи 310 ГК РФ)» (абз. 2 п. 10 Постановления Пленума).

2) Значимым также видится уточнение суда касательно статьи 450. 1 ГК РФ «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору». Верховный Суд установил, что «в силу пункта 1 статьи 450.

1 ГК РФ право на одностороннее изменение условий договорного обязательства или на односторонний отказ от его исполнения может быть осуществлено управомоченной стороной путем соответствующего уведомления другой стороны. Договор изменяется или прекращается с момента, когда данное уведомление доставлено или считается доставленным по правилам статьи 165.

1 ГК РФ, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или условиями сделки либо не следует из обычая или из практики, установившейся во взаимоотношениях сторон».

Безусловно, доказать наличие «установившейся практики» и убедить суд признать направление уведомления надлежащим образом будет достаточно сложно, поэтому лучше все-таки предусматривать четкий порядок взаимодействия сторон в тексте договора или дополнительного соглашения.

Напомним, что в соответствии со статьей 165.1 ГК РФ сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

3) Согласно п.

15 Постановления Пленума, предусмотренное диспозитивной нормой или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства (пункт 3 статьи 310 ГК РФ).

Однако тут же Суд отмечает, что если право на односторонний отказ от исполнения обязательства или на одностороннее изменение условий обязательства установлено императивной нормой, например, абзацем вторым пункта 2 статьи 610 ГК РФ, то включение в договор условия о выплате денежной суммы в случае осуществления стороной этого права не допускается (пункт 1 статьи 422 ГК РФ). Такое условие договора является ничтожным, поскольку оно противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (пункт 2 статьи 168 и статья 180 ГК РФ).

Равным образом, указывает Суд, по смыслу пункта 3 статьи 310 ГК РФ не допускается взимание платы за односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий, вызванные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства другой его стороной.

4) Немало обсуждений вызвала новая редакция статьи 313 ГК РФ «Исполнение обязательства третьим лицом». По смыслу статьи выходит, что любое третье лицо, даже не имея интереса, может исполнить обязательство за должника. В таком случае к нему переходят права кредитора.

  • Большую обеспокоенность в данном случае вызывала возможность злоупотребления третьим лицом (например, уплата долга за должника с целью аккумулирования суммы задолженности и получения преимуществ при его банкротстве). В Постановлении Пленума даются четкие указания на этот счет:

Источник: http://www.lkpconsult.ru/razyasneniya-verxovnogo-suda-po-obyazatelstvennomu-pravu/

Односторонний отказ от договора. Разъяснения Верховного суда

В ноябре Верховный суд выпустил постановление об исполнении обязательств (№ 54 от 22 ноября 2016 года). Одностороннему отказу от исполнения обязательства посвящены пункты с 10 по 16 постановления. Самые важные выводы, которые сделал Верховный суд.

Право на односторонний отказ от исполнения обязательства (п. 10)

Участники корпоративного договора могут включить в него право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из них. 

Специальные правила об одностороннем отказе от исполнения обязательства (п. 11)

Общие положения о договоре могут устанавливать специальные правила о праве на односторонний отказ.

В таком случае правила, которые содержатся в статье 310 Гражданского кодекса РФ, не применяются.

Верховный суд приводит пример: если предприниматели заключили публичный договор, отказаться исполнять обязательство может только та сторона, для которой заключать этот договор было не обязательно

Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства (п. 12)

Если сторона договора заявила об одностороннем отказе или изменении его условий, такое заявление не повлечет правовых последствий, когда:

  • такое право не предусмотрено в законе или договоре
  • либо такое право предусмотрено в законе или договоре, но лишь для определенных случаев, которые не наступили.
Читайте также:  Принят закон об умных счетчиках электроэнергии

Например, если арендатор направил арендодателю уведомление об одностороннем отказе от договора, а в самом договоре такого права у арендатора нет, то договор продолжит действовать.

Напомним,  что  схожую правовую позицию ВС РФ высказывал в постановлении Пленума от 23 июня 2015 г.

№ 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 51). 

Момент одностороннего отказа от исполнения договора (п.13)

Чтобы отказаться от договора, нужно уведомить об этом контрагента. Договор изменяется или прекращается с момента, когда:

  • контрагент получил уведомление
  • либо уведомление считается доставленным по правилам статьи 165.1 Гражданского кодекса РФ.

Такие правила действуют, если иное не предусмотрено в законе или в договоре и не вытекает из обычая или из практики взаимоотношений сторон

Добросовестность при одностороннем отказе от исполнения обязательства (п. 14)

Если сторона хочет изменить условия договора в одностороннем порядке или отказаться от договора, она должна действовать разумно и добросовестно. В противном случае суд признает такое изменение или отказ ничтожными.

Например, если банк захочет увеличить процентную ставку по кредиту, а в договоре такого права у него нет, то суд откажет во взыскании части процентов по кредитному договору. Такие же последствия будут, если у банка есть право изменить процентную ставку, но он ее поднимает без каких-либо причин либо непропорционально изменившимся экономическим условиям

Плата за односторонний отказ от исполнения договора (п. 16)

Если право на односторонний отказ от исполнения обязательства или на одностороннее изменение его условий предусмотрено императивной нормой закона, то за такой отказ нельзя взимать плату. А если стороны включили в договор условие о плате, оно будет ничтожным.

Так, нельзя устанавливать плату за отказ от договора аренды, который стороны заключили на неопределенный срок (п. 2 ст. 610 ГК РФ).

Кроме того, нельзя взимать плату за односторонний отказ от договора, если причиной такого отказа стало неисполнение или ненадлежащее исполнение контрагентом своих обязательств.

Еще на эту тему

Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/2135-qqq-17-m1-26-01-2017-odnostoronniy-otkaz-ot-dogovora-razyasneniya-verhovnogo-suda

Вс разъяснил толкование условий договора

25 декабря Пленум Верховного Суда принял постановление о некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ о заключении и толковании договора. Кроме того, в документе разъясняются вопросы о публичном, предварительном, рамочном, абонентском договорах, рассматриваются заверения об обстоятельствах, заключение договора в судебном порядке и вопрос о правовой квалификации договора.

Как ранее писала «АГ», проект документа рассматривался на заседании Пленума 14 декабря и был направлен на доработку.

Впрочем, старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко отметила, что большинство внесенных в текст изменений носит технический характер, уточнены и дополнены некоторые формулировки.

«Ряд положений исключен, поскольку их необходимо дополнительно проработать», – заметила Ольга Дученко.

Заключение договора

Так, в постановлении указывается, что договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем его существенным условиям. При этом Пленум ВС отметил, что если условие, названное существенным или необходимым, определяется диспозитивной нормой, то отсутствие соглашения сторон по нему не свидетельствует о том, что договор не заключен.

ВС разрешит возникающие на практике вопросы заключения и толкования договоровПленум ВС отправил на доработку соответствующий проект постановления, но эксперты прокомментировали для «АГ» его основные положения

Также отмечается, что в случае, когда договор считается заключенным с момента передачи имущества, это не освобождает стороны от обязанности действовать добросовестно при ведении переговоров о заключении такого договора.

Указывается, что к переговорам о заключении реального договора в том числе подлежат применению правила ст. 434.1 ГК.

В частности, если в результате переговоров реальный договор не был заключен, сторона, которая недобросовестно вела или прервала их, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Адвокат КА «Адвокат» Максим Жмурков ранее отмечал важность п.

9 проекта, в котором указывается, что при заключении договора путем обмена документами для целей признания предложения офертой не требуется наличия подписи оферента, если обстоятельства, в которых сделана оферта, позволяют достоверно установить направившее ее лицо.

По его мнению, это положение проекта закрепляет взгляд на признание применения электронных каналов связи при заключении, изменении договоров и их одинаковой силы наряду с традиционными «бумажными документами».

Публичный договор

Также Пленум ВС РФ отметил, что к публичным договорам относятся не только указанные в п. 1 ст. 426 ГК РФ, но и иные договоры, прямо названные в законе в качестве таковых, например договор бытового подряда, водоснабжения или обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств.

Не относятся к ним кредитный договор и договор добровольного имущественного страхования. В проекте постановления в эту категорию входил и договор участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома.

Тогда же указывалось, что это не исключает в случаях, предусмотренных законом, возможности заключения таких договоров в обязательном порядке. Но данное положение было исключено.

Ольга Дученко отметила, что вопрос об отнесении договора долевого участия к публичным договорам требует дополнительной проработки, поскольку влияет на возможность застройщика не заключать договор с каждым, кто к нему обратится (даже при наличии возможности предоставить помещение).

Предварительный договор

В документе указывается, что отсутствие на момент заключения предварительного договора возможности передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, являющиеся предметом будущего договора, не может служить препятствием к заключению такого договора.

В п.

23 Пленум ВС отмечает, что если сторонами заключен договор, поименованный ими как предварительный, в соответствии с которым они обязуются, например, заключить в будущем на предусмотренных им условиях основной договор о продаже имущества, которое будет создано или приобретено в последующем, но при этом предварительный договор устанавливает обязанность приобретателя до заключения основного договора уплатить цену имущества или существенную ее часть, такой договор следует квалифицировать как договор купли-продажи с условием о предварительной оплате. Правила ст. 429 ГК к такому договору не применяются.

Отмечается, что для признания предварительного договора заключенным достаточно установить предмет основного договора или условия, позволяющие его определить.

В качестве примера Пленум ВС указал, что если по условиям будущего договора сторона обязана продать другой стороне индивидуально-определенную вещь, то в предварительный договор должно быть включено условие, описывающее порядок идентификации такой вещи на момент наступления срока исполнения обязательства по ее передаче. Отсутствие в предварительном договоре иных существенных условий основного договора само по себе не свидетельствует о его незаключенности.

В п.

26 проекта постановления отмечается, что исполнение такого договора может быть обеспечено задатком, неустойкой за уклонение от заключения основного договора. Задаток, выданный в обеспечение обязательств по предварительному договору лицом, обязанным совершить платеж по основному договору, зачисляется в счет цены по заключенному основному договору.

Если он выдан по предварительному договору лицом, которое не обязано к платежу по основному договору, заключение последнего влечет обязанность вернуть задаток, если иное не предусмотрено законом или договором или не следует из существа обязательства или сложившихся взаимоотношений сторон.

В проекте постановления указывается, что несовершение ни одной из сторон действий, направленных на заключение основного договора, в течение срока, установленного для его заключения, свидетельствует об утрате интереса сторон в заключении основного договора, в силу чего по истечении указанного срока обязательство по заключению основного договора прекращается.

Партнер АБ «Резник, Гагарин и партнеры» Сергей Косоруков отметил, что при сопоставлении двух приведенных пунктов возникает целый ряд вопросов.

Если по договору, предусматривающему заключение основного договора о продаже имущества, которое будет создано или приобретено в последующем, внесен задаток, то подлежит ли такой договор квалификации как предварительный или как договор купли-продажи с условием о предварительной оплате? Если на такую квалификацию влияет размер задатка в сравнении с ценой основного договора, то в каких случаях размер задатка может быть признан «существенной частью» цены основного договора для целей применения п. 23 проекта? По мнению адвоката, при формировании окончательного текста постановления было целесообразно разъяснить соотношение двух указанных пунктов, которые имеют важное практическое значение, однако этого в итоге сделано не было.

Рамочный договор

В отношении рамочного договора в постановлении указывается, что им могут быть установлены организационные, маркетинговые и финансовые условия взаимоотношений, содержаться условия договора, заключение которого опосредовано рамочным договором и предполагает дальнейшую конкретизацию таких условий посредством заключения отдельных договоров, подачи заявок и т.п., определяющих недостающие условия. Пленум ВС отметил, что условия рамочного договора являются частью заключенного впоследствии отдельного договора, если такой договор в целом соответствует намерению сторон, выраженному в рамочном договоре, и иное не указано сторонами или не вытекает из существа обязательства. Отсутствие в документе, оформляющем отдельный договор, ссылки на рамочный договор само по себе не свидетельствует о неприменении его условий.

Абонентский договор

В отношении договора с исполнением по требованию (абонентского договора) отмечается, что несовершение абонентом действий по получению исполнения или направление требования исполнения в объеме меньшем, чем это предусмотрено абонентским договором, по общему правилу не освобождает абонента от обязанности осуществлять платежи по абонентскому договору.

Положения о таком договоре не подлежат применению в случае неясности того, является ли договор абонентским. Положения ст. 429.4 ГК РФ также не подлежат применению.

Заверения об обстоятельствах

Разъясняет постановление и заверения об обстоятельствах. Так, в п. 34 указывается, что если сторона договора заверила другую сторону об обстоятельствах, непосредственно относящихся к предмету договора, то последствия недостоверности заверения определяются правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в ГК РФ и иных законах, а также ст. 431.

2 ГК РФ, иными общими положениями о договоре и обязательствах. Если же заверение предоставлено относительно обстоятельств, непосредственно не связанных с предметом договора, но имеющих значение для его заключения, исполнения или прекращения, то в случае недостоверности такого заверения применяются ст. 431.

2 ГК РФ, а также положения об ответственности за нарушение обязательств.

В документе отмечается, что заверение может также быть предоставлено третьим лицом, обладающим правомерным интересом в том, чтобы между сторонами был заключен, исполнен или прекращен договор, с которым связано заверение.

Постановление дополнилось положением о том, что пока не доказано иное, наличие у предоставившего заверение третьего лица правомерного интереса в заключении, изменении или прекращении сторонами договора предполагается.

Говоря о данных разъяснениях, Ольга Дученко отметила, что проблема применения заверений об обстоятельствах является актуальной для практики, поскольку после появления общей нормы о них было неясно, как решать конфликт между новеллой и специальными нормами о договорной ответственности. Она подчеркнула, что это разъяснение является положительным для практики, поскольку суды получат ориентир, которым смогут руководствоваться.

Заключение договора в судебном порядке

Пленум ВС указал, что на рассмотрение суда могут быть переданы разногласия, возникшие в ходе заключения договора, при наличии обязанности заключить договор или соглашение сторон о передаче разногласий на рассмотрение суда. Такой спор подлежит рассмотрению в том же порядке, что и спор о понуждении к заключению договора.

Указывается, что если разногласия возникли при заключении договора и не были переданы на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, то суд отказывает в удовлетворении требования об их урегулировании, если только ответчик по такому иску прямо не выразит согласия на рассмотрение спора судом. Однако если во время рассмотрения спора о заключении договора одна сторона осуществляет предоставление, а другая сторона его принимает, то пропуск сроков на обращение в суд не является основанием для отказа в удовлетворении иска.

Толкование договора

  • В отношении толкования условий договора в постановлении указывается, что, если условие договора допускает несколько разных вариантов толкования, один из которых приводит к недействительности договора или к признанию его незаключенным, а другой не приводит к таким последствиям, по общему правилу приоритет отдается тому варианту, при котором договор сохраняет силу.
  • Из итогового документа убрали положение, согласно которому если стороны распространили на свои отношения действие определенных одной из них или иным лицом стандартных правил, не являющихся обязательными для другой стороны, но заключенный договор содержит какое-либо отдельное условие, изначально противоречащее таким действовавшим в момент его заключения стандартным правилам, то предполагается, если не доказано иное, что стороны отдали приоритет данному условию.
  • При неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон иным образом толкование условий договора осуществляется в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.
Читайте также:  Порядок проведения обязательной сертификации

Правовая квалификация договора

В постановлении закрепляется, что при квалификации договора для решения вопроса о применении к нему правил об отдельных видах договоров необходимо, прежде всего, учитывать существо законодательного регулирования соответствующего вида обязательств и признаки договоров, предусмотренных законом или иным правовым актом, независимо от указанного сторонами наименования квалифицируемого договора, названия его сторон, наименования способа исполнения и т.п.

***

Комментируя разъяснения Пленума в целом, Сергей Косоруков ранее отметил, что оценивает их положительно: в них, с одной стороны, разрешается ряд конкретных практических вопросов применения норм ГК о заключении и толковании договора, а с другой стороны, указывается судам на все более широкое применение общих правил о добросовестности при решении таких вопросов. Максим Жмурков выразил солидарное мнение, указав, что ждет расширения практики применения этих положений.

По мнению Ольги Дученко, документ содержит ряд разъяснений, имеющих существенное значение для формирования единообразной судебной практики, касающихся положений, появившихся в ГК РФ относительно недавно, однако во многом повторяет предыдущие правовые позиции как упраздненного ВАС РФ, так и ВС РФ.

Источник: https://www.advgazeta.ru/obzory-i-analitika/vs-razyasnil-tolkovanie-usloviy-dogovora/

Противоречия и споры в судах по вопросу задатка

Можно ли оставить задаток в случае отмены сделки? Является ли денежная сумма, внесенная за недвижимость, задатком, или это аванс? Есть ли возможность взыскать с продавца квартиры задаток в двойном размере? Эти и другие вопросы возникают у сторон сделки, и это несмотря на то, что действующим законодательством России, согласно ст.ст. 380, 381 Гражданского кодекса РФ, определены понятия задатка, форма соглашения о задатке, последствия прекращения и неисполнения обязательства, обеспеченного задатком.

Как следует из Гражданского кодекса РФ, задаток выполняет три основные функции: платежную, доказательную и обеспечительную.

Платежная функция заключается в том, что денежные средства передаются продавцу недвижимости в счет причитающихся ему в будущем платежей за недвижимость.

Доказательная функция указывает на то, что договор заключен.

Соответственно обеспечительная функция необходима для исполнения договора в полном объеме, и в случае срыва сделки по чьей-либо вине наступают последствия, предусмотренные ст. 381 Гражданского кодекса РФ.

Согласно указанной статье в случае, если договор не исполняет сторона, давшая задаток, задаток остается у стороны, принявшей задаток. Если за неисполнение договора ответственна сторона, принявшая задаток, эта сторона должна выплатить стороне, дававшей задаток, двойную сумму задатка.

Следует отметить, что позиции арбитражных судов и судов общей юрисдикции по вопросам задатка разнятся, и они исповедуют разные подходы при разрешении вопросов, касающихся задатка.

Для формирования правовой позиции по вопросам задатка с целью успешного использования знаний, например в суде, необходимо проанализировать действующее законодательство России исходя из позиций, изложенных в определениях Верховного суда РФ и постановлениях Высшего арбитражного суда РФ.

Правовая позиция Верховного суда Российской Федерации по вопросу задатка

Как следует из определения от 22 июля 2008 г.

№ 53-В08-5 Верховного суда РФ, Истец направил в суд исковое заявление о взыскании с Ответчика суммы задатка в двойном размере, возмещении убытков и компенсации морального вреда, причиненного Истцу в результате отказа Ответчика продавать квартиру.

При этом Ответчик отдал Истцу полученный ранее задаток в сумме 50 тысяч рублей.

Суд первой инстанции взыскал с Ответчика 50 тысяч рублей (то есть двойной задаток) отказав во взыскании с Ответчика убытков и компенсации за причиненный моральный вред.

Суд второй инстанции оставил решение первой инстанции в силе.

Ответчик подал надзорную жалобу, указав, что 50 тысяч рублей по сделке не задаток, а авансовый платеж, что исключает возможность взыскания с Ответчика двойного задатка. При рассмотрении надзорной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ не выявила оснований для отмены решений нижестоящих судов, разъяснив следующее.

Удовлетворяя исковые требования Истца, суд первой инстанции сделал правильный вывод, что уплаченная сумма является задатком, а не авансовым платежом, так как таковой она названа в дополнительном соглашении к предварительному договору, в котором также указано, что задаток является обеспечением обязательств по сделке купли-продажи.

Учитывая, что ответственной за неисполнение предварительного договора купли-продажи квартиры признана сторона, принявшая задаток, суд первой инстанции правомерно взыскал с Ответчика двойную сумму задатка в соответствии со ст. 381 Гражданского кодекса РФ.

Также Верховный суд РФ в своем определении указал, что уплата задатка является способом исполнения обязательств по сделке купли-продажи недвижимости. В Гражданском кодексе РФ нет запретов на обеспечение задатком предварительного договора.

По мнению Верховного суда РФ, доводы, указанные Ответчиком в жалобе о том, что нормы Гражданского кодекса РФ о задатке не могут быть применимы к обязательствам, которые возникают из предварительного договора, так как сам договор купли-продажи не был заключен и, соответственно, нет обязательства денежного характера, не основаны на законе.

В своем определении Верховный суд РФ сделал вывод о том, что задатком в данном случае обеспечивались обязательства сторон по предварительному договору купли-продажи квартиры, а денежный характер заключается в том, что уплаченная сумма задатка должна пойти в счет обязательств по основному договору купли-продажи недвижимости.

С учетом выводов Верховного суда РФ можно заключить, что при оплате задатка по предварительному договору и дополнительному соглашению к нему присутствуют все три функции, присущие задатку, в т.ч. платежная, доказательная и обеспечительная.

Таким образом, суды общей юрисдикции, вынося решения по исковым заявлениям, касающимся задатка, учитывают позицию Верховного суда РФ, изложенную в определении от 22 июля 2008 г. № 53-В08-5, то есть признают возможность обеспечения задатком обязательств по предварительному договору.

В то же время, практика судов общей юрисдикции на местах может быть и другой, но при достаточной осведомленности сторон и желании идти до конца, в конечном итоге решение по гражданскому делу, будет принято с учетом позиции Верховного суда РФ.

Вышеизложенная позиция Верховного суда РФ также поддержана и в более поздних его определениях, в т.ч. в определении от 13 ноября 2012 г. № 11-КГ12-20.

Правовая позиция Высшего арбитражного суда Российской Федерации по вопросу задатка

Подход Высшего арбитражного суда РФ по вопросу оплаты задатка при исполнении предварительного договора, связанного с арендой или куплей-продажей недвижимости, в корне отличается от подхода, которого придерживается Верховный суд РФ.

Согласно Постановлению от 19 января 2010 г.

№ 13331/09 Президиума Высшего арбитражного суда РФ между ООО «Нефтьэнерго» и ООО «РК-Газсетьсервис» был заключен предварительный договор об обязанности заключить договоры о передаче ООО «Нефтьэнерго» ООО «РК-Газсетьсервис» прав и обязанностей по договорам аренды.

Также было подписано дополнительное соглашение к предварительному договору, в соответствии с которым обязательства (их исполнение) по предварительному договору обеспечивались задатком.

ООО «РК-Газсетьсервис» в качестве задатка перечислило ООО «Нефтьэнерго» соответствующую сумму.

Несмотря на это в дальнейшем основные договоры не были заключены.

В связи с этим ООО «РК-Газсетьсервис» направило исковое заявление в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании с ООО «Нефтьэнерго» двойной суммы задатка, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

По результатам рассмотрения арбитражного дела иск ООО «РК-Газсетьсервис» удовлетворен не был, так как, по мнению суда, задаток должен остаться у ООО «Нефтьэнерго» согласно п. 2 ст. 380 Гражданского кодекса РФ на основании того, что Истец нарушил обязательства по предварительному договору и дополнительному соглашению между сторонами.

Девятый арбитражный апелляционный суд своим постановлением отменил указанное выше решение первой инстанции, и с ООО «Нефтьэнерго» в пользу ООО «РК-Газсетьсервис» были взысканы соответствующие суммы в связи с неосновательным обогащением и пользованием чужими денежными средствами, а также удержаны расходы на госпошлину.

Отменяя решение, Девятый арбитражный апелляционный суд исходил из ошибочности толкования судом первой инстанции норм ст. 381 Гражданского кодекса РФ.

  • Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменений.
  • ООО «Нефтьэнерго» направило жалобу в порядке надзора, в которой просило Высший Арбитражный Суд РФ отменить постановления апелляционной и кассационной инстанций.
  • Основной довод ООО «Нефтьэнерго» заключался в том, что выводы судов о недопустимости задатка в качестве обеспечения по предварительному договору не соответствуют нормам гражданского законодательства о задатке и противоречат судебно-арбитражной практике.
  • Высший Арбитражный Суд РФ, рассмотрев надзорную жалобу, посчитал, что обжалованные в порядке надзора постановления судов не подлежат отмене по следующим основаниям.

Из содержания ст. 380 Гражданского кодекса РФ следует, что задатком может обеспечиваться исполнение денежного обязательства по заключенному между сторонами договору, должником по которому является или будет являться сторона, передавшая задаток.

По мнению Высшего Арбитражного Суда РФ, ни дополнительный договор, ни дополнительное соглашение о задатке не содержат каких-либо денежных обязательств сторон друг перед другом.

Таким образом, правоотношения, возникшие между сторонами в результате заключения предварительного договора, в связи с незаключением основного договора можно считать прекращенными и взыскание с ООО «Нефтьэнерго» суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами признано правомерным.

По сути, вышеизложенная позиция Высшего Арбитражного Суда РФ подтверждена его определением от 29 марта 2013 г. № ВАС-3157/13 и другими решениями арбитражных судов.

Возможные изменения законодательства по вопросу задатка в ближайшем будущем

Как показывает вышеприведенная судебная практика, подходы различных судов в решении вопросов, связанных с задатком, разнятся, что не позволяет однозначно сделать выводы касательно применения действующего гражданского законодательства России.

При этом также имеются различные взгляды на соответствующие вопросы со стороны научного сообщества, мнения которого изложены в изданиях по гражданскому праву.

В настоящее время в Государственной Думе РФ находится на рассмотрении проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В частности, могут быть внесены изменения в ст. 380 Гражданского кодекса РФ, согласно которым будет допускаться обеспечение задатком предварительного договора.

Другими словами, если вышеуказанные изменения будут внесены в Гражданский кодекс РФ и задатком можно будет обеспечивать предварительный договор, то подходы Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ при решении вопросов с задатком должны совпадать.

Соответственно, нижестоящие суды смогут трактовать законодательство в одном русле, что также положительно отразится на субъектах экономической деятельности, так как иначе различия в подходах высших судов России по одной и той же проблематике вносят некоторую путаницу при применении права.

На данный момент судами не выработана единая правовая позиция по вопросу задатка. Возможно, ее выработке будет способствовать будущее объединение Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, которое было предложено президентом России.

Можно по-разному относиться к идее объединения судов, но при решении юридических проблем, в т.ч. по вопросу задатка на практике, хотелось бы отталкиваться от мнения высшей судебной инстанции, а не выбирать между несколькими подходами, гадая, как обернется дело в будущем.

Источник: https://www.klerk.ru/law/articles/342369/

Ссылка на основную публикацию