Предлагается исключить из числа иностранных инвесторов субъектов, контролируемых российскими лицами

Сложно переоценить плюсы привлечения инвестиций. Это и дополнительное финансирование крупных проектов, и обмен опытом, и доступ к современным технологиям и новым способам организации производства.

Выгоду из вложения средств в экономику другой страны извлекает и иностранный инвестор. Чтобы представлять свои интересы в РФ, вкладчик должен уяснить свои права и ограничения, налагаемые местным законодательством.

Предлагается исключить из числа иностранных инвесторов субъектов, контролируемых российскими лицами

Иностранные инвестиции в России

Заграничный капитал оказывает воздействие на национальную экономику, но последствия могут быть не только положительными. К недостаткам инвестиций относятся:

  • подавление местного производства;
  • деградация традиционных отраслей экономики;
  • отсутствие мотивации для разработки собственных технологий;
  • нанесение вреда экологии за счет организации «грязных» производств и т.д.

И в то же время на экономику России положительно влияют:

  • рост объема капиталовложений;
  • эффективное использование природных ресурсов;
  • увеличение числа рабочих мест;
  • расширение ассортимента продукции;
  • приток валюты;
  • дополнительные средства для финансирования госпрограмм;
  • укрепление международной репутации РФ;
  • заинтересованность новых инвесторов и т.д.

Чтобы сократить отрицательные последствия, был принят Федеральный закон № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ». В нем содержится понятие иностранного инвестора и иностранных инвестиций, обсуждается режим деятельности компаний и другие аспекты вопроса.

Иностранный инвестор: определение

Чтобы быть точными, следует различать термины «иностранный» и «зарубежный» капитал.

В первом случае речь идет о средствах заграничных инвесторов, вложенных в экономику России, а во втором — о собственности российских вкладчиков, размещенной за рубежом.

Таким образом, иностранный инвестор – это подданный другой страны, апатрид, юридическое лицо или организация, принадлежащая к иному государству.

Инвестиции классифицируются согласно источникам их происхождения, форме собственности и могут быть:

  • частными (осуществляются приватными предприятиями, организациями, банками или отдельными гражданами);
  • государственными (займы и кредиты, предоставленные страной или группой государств).

Собственность иностранного инвестора в Российской Федерации может быть представлена в виде:

  • валюты;
  • недвижимости;
  • движимого имущества;
  • имущественных или корпоративных прав;
  • совместного с российскими вкладчиками предприятия;
  • интеллектуальной собственности;
  • ценных бумаг;
  • прав на проведение хозяйственной деятельности (использование природных ресурсов, земельных участков и других ценностей);
  • услуг;
  • информации.

Как указывается в вышеупомянутом законе, гражданская правоспособность иностранного инвестора-юридического лица определяется законодательством страны, где оно учреждено.

То же касается отдельных граждан, лиц без гражданства, международных организаций и других государств.

Это значит, что они должны быть наделены правом заниматься заграничной предпринимательской деятельностью в соответствии с законами своей страны и подчиняться требованиям, содержащимся в федеральных актах.

Кто может быть инвестором

На вопрос, может ли иностранный субъект быть инвестором, российским законодательством дается положительный ответ.

Право получить статус субъекта инвестиционной деятельности могут не только инвесторы, но также подрядчики, заказчики, пользователи объектов капитальных вложений и прочие лица, в том числе иностранные.

Стать инвестором можно только в том случае, если сфера инвестирования входит в перечень, предусмотренный законом. Вложение иностранного капитала невозможно в некоторые объекты гражданских прав из-за ограничений в обороте в РФ.

Например, иностранным инвестициям не доступны следующие области капиталовложений:

  1. Приобретение патентов, лицензий, торговых марок зарубежных фирм.
  2. Покупка ценных бумаг, принадлежащих заграничным компаниям или физическим лицам.
  3. Экспорт товаров.
  4. Вложение средств в предприятия, расположенные за пределами РФ.

Предлагается исключить из числа иностранных инвесторов субъектов, контролируемых российскими лицами

Если же юридическое или физическое лицо принадлежит к числу тех, кто рассматривается по российскому законодательству в качестве иностранного инвестора, вполне достаточно, чтобы они существовали в правовых формах, признанных действительными в государстве их происхождения. Федеральное законодательство не требует, чтобы их правовая форма соответствовала принятым в России формам организации юрлиц.

Основные объекты инвестирования

Иностранный инвестор вправе вкладывать средства на территории РФ в любой форме, не запрещенной законодательством. Он может принять участие в приватизации объектов государственной и муниципальной собственности посредством приобретения прав или доли собственности в уставном капитале компании, купить акции, вложить средства в совместные предприятия, выдавать кредиты юрлицам и т. д.

Принято разделять инвестиции на:

  1. Прямые (вклады физических/юридических лиц, полностью владеющих компанией или контролирующих от 10% акций/уставного капитала фирмы).
  2. Портфельные (приобретение на менее 10% паев, акций, векселей, облигаций, относящихся к уставному капиталу компании).
  3. Прочие (инвестиции, которые не относятся к упомянутым категориям вложения капитала: кредиты иностранных инвесторов и прочие поступления средств, принадлежащие международным финансовым организациям, правительствам иностранных государств).

Свыше 60% поступлений сосредоточены в Центральном Федеральном округе. С большим отрывом (8% и 10%) за ним следуют Уральский и Северо-западный Федеральный округ. Хуже всего обстоит дело с инвестированием объектов, действующих на Северном Кавказе (0,03%).

Как свидетельствует статистика, наибольшей популярностью пользуются прямые инвестиции (свыше 40% средств), второе место занимает третья категория капиталовложений (около 37%). Проанализировать рынок возможных вкладов в российские предприятия иностранным инвесторам помогают посредники.

Один из способов привлечь крупные вложения в экономику России — соглашение о разделе продукции (СРП), благодаря которому основными объектами вложения средств остается добыча нефти и газа. На их долю приходится почти 90% всех заграничных инвестиций.

Если инвестор планирует стать пользователем недр, он принимает участие в конкурсе (аукционе), который проводится федеральными органами. Получив в пользование определенный участок, он должен подписать соглашение, в котором указываются:

  • условия сотрудничества;
  • порядок раздела продукции;
  • срок предоставления прав на ведение работ;
  • обязательства инвестора в отношении найма подрядчиков, перевозчиков, рабочих.

Иностранный инвестор, заключивший соглашение о разделе продукции, приобретает права на разработку участка недр, например, месторождения полезных ископаемых. Для него предусматривается особый порядок налогообложения (налог на прибыль и регулярные платежи за пользование недрами).

СРП состоит из двух этапов: периода инвестиций (только внесение платежей) и возврата капитала (налоги и платежи).

На втором этапе продукция разделяется на компенсационную и прибыльную, а инвестору начинают возвращаться затраченные средства.

Если каждый участник соглашения действует в рамках требований, указанных в законе, инвестору гарантированы стабильные условия работы, а государство получает оговоренную долю продукции.

Правовой статус иностранного инвестора в РФ

Как следует из положений федерального законодательства РФ, зарубежные вкладчики имеют такой же правовой статус, как и российские. Кроме того, государство обещает, что правовой режим деятельности иностранных инвесторов в России будет благоприятным для вкладчиков из-за рубежа. Они могут:

  • самостоятельно определять объемы и направление вкладов;
  • заключать договора с другими инвесторами;
  • владеть и распоряжаться объектами и результатами вложений;
  • передавать по договору/контракту права на осуществление и результаты капитальных вложений;
  • контролировать целевое использование средств;
  • беспрепятственно выводить за пределы РФ средства в иностранной валюте;
  • объединять собственные средства с капиталом других инвесторов и т.д.

Государственная политика в сфере иностранных инвестиций претворяется в жизнь Правительством РФ. Именно этот орган власти:

  • определяет меры по контролю деятельности субъектов;
  • ведает введением запретов/ограничений на осуществление инвестиций и издает законопроекты;
  • решает, какие проекты имеют приоритетное значение;
  • регулирует взаимодействие инвесторов с отдельными субъектами РФ;
  • создает и координирует программы по привлечению новых инвестиций.

Наряду с законом «Об иностранных инвестициях» правовое положение иностранных инвесторов в РФ регулируется многочисленными положениями и подзаконными актами.

Источник: https://100migrantov.ru/inostrancam/biznes/inostrannyi-investor.html

Часто задаваемые вопросы

Категория:

Контроль иностранных инвестиций

В соответствии с частью 2 статьи 2 Закона № 57-ФЗ иностранные юридические лица, иностранные организации, не являющиеся юридическими лицами, которые не осуществляют представление в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на выполнение функций по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации (далее — уполномоченный орган), информации о своих выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и контролирующих лицах (далее — иностранные инвесторы, не представляющие информации), не вправе совершать сделки, иные действия, влекущие за собой установление контроля над хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства (далее — хозяйственное общество, имеющее стратегическое значение), и (или) совершать сделки, предусматривающие приобретение в собственность, владение или пользование ими имущества, которое относится к основным производственным средствам таких хозяйственных обществ и стоимость которого составляет двадцать пять и более процентов определенной на последнюю отчетную дату по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности балансовой стоимости активов хозяйственного общества, имеющего стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, запрет, установленный частью 2 статьи 2 Закона № 57-ФЗ, не распространяется на иностранных юридических лиц, иностранных организаций, не являющихся юридическими лицами, которые осуществляют представление в уполномоченный орган информации о своих выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и контролирующих лицах.

Согласно части 2.

2 статьи 2 Закона № 57-ФЗ представление иностранными юридическими лицами, иностранными организациями, не являющимися юридическими лицами, и находящимися под их контролем организациями в уполномоченный орган информации о своих выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и контролирующих лицах осуществляется в соответствии с правилами, подлежащими утверждению Правительством Российской Федерации (далее — Правила), а также в форме запроса, предусмотренного частью 6 статьи 8 настоящего Федерального закона, о необходимости согласования планируемых сделок, иных действий в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Обращаем внимание, что раскрытие информации не освобождает от необходимости предварительного согласования сделок и (или) иных действий иностранных инвесторов в отношении хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение.

Так, в статье 7 Закона № 57-ФЗ указаны требующие предварительного согласования Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации сделки иностранных инвесторов и (или) группы лиц, в которую входит иностранный инвестор, в отношении хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение, предусматривающие приобретение в собственность, владение или пользование указанными лицами имущества таких хозяйственных обществ, которое относится к основным производственным средствам хозяйственного общества, имеющего стратегическое значение, а также иные сделки, действия, в результате которых устанавливается контроль иностранных инвесторов или группы лиц над такими хозяйственными обществами.

В соответствии с частью 9 статьи 2 Закона № 57-ФЗ указанный федеральный закон не распространяется на отношения, связанные с совершением сделок в отношении хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, в случае, если приобретателем по таким сделкам является организация, находящаяся под контролем Российской Федерации, либо субъекта Российской Федерации, либо под контролем гражданина Российской Федерации, являющегося в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах налоговым резидентом Российской Федерации (за исключением граждан Российской Федерации, имеющих также иное гражданство). Для определения факта наличия контроля Российской Федерации, субъекта Российской Федерации либо контроля гражданина Российской Федерации, являющегося в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах налоговым резидентом Российской Федерации, над организацией, являющейся приобретателем по указанным сделкам, применяются по аналогии положения пункта 1 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона.

При этом в случае, если в структуре контроля над хозяйственным обществом, имеющим стратегическое значение, имеются иностранные юридические лица и (или) иностранные организации, не являющиеся юридическими лицами, и (или) находящиеся под их контролем организации, подтверждение факта нахождения указанных организаций под контролем Российской Федерации, либо субъекта Российской Федерации, либо под контролем гражданина Российской Федерации, являющегося в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах налоговым резидентом Российской Федерации (за исключением граждан Российской Федерации, имеющих также иное гражданство) может быть подтверждено только в рамках раскрытия указанными организациями информации  о своих выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и контролирующих лицах в порядке, предусмотренном частью 22 статьи 2 Закона № 57-ФЗ.

Читайте также:  Законопроект о процессуальной реформе выходит на финишную прямую

Источник: https://fas.gov.ru/questions/question_categories/21

Подписан закон, уточняющий ключевые термины, связанные с иностранными инвестициями

Президент РФ Владимир Путин подписал закон от 31 мая № 122-ФЗ, которым уточняются ключевые понятия, связанные с иностранными инвестициями.

Так, законом уточняется понятие «иностранный инвестор», из которого исключены иностранные юридические лица или организации, не являющиеся юридическими лицами, находящимися под прямым или косвенным контролем (контролируемыми) юридических лиц или граждан Российской Федерации. Кроме того, исключено понятие иностранных граждан, имеющих гражданство РФ.

Вместе с тем закон определил понятие «контролируемое лицо», которым выступает иностранное юридическое лицо или организация, не являющаяся юридическим лицом, находящиеся под контролем гражданина РФ и (или) российского юридического лица – контролирующего лица, которое имеет определенные признаки. Также вводятся понятия «контроль» и «контролирующее лицо».

 

Кроме того, законом изменено понятие «иностранная инвестиция», которая определена как самостоятельное и непосредственное вложение иностранным инвестором своих средств.

В целях исключения влияния нового определения «иностранный инвестор» на осуществление контроля над иностранными инвестициями в хозяйствующие общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, установлено, что в Законе о порядке осуществления иностранных инвестиций данный термин остается в предыдущей редакции. Это же относится к Закону о недрах.   

Кроме того, скорректировано положение Закона о приватизации государственного и муниципального имущества.

Уточняется, что его покупателями не могут быть юридические лица, местом регистрации которых является государство или территория, включенные в утверждаемый Минфином РФ перечень государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций и которые не осуществляют раскрытия и предоставления информации о своих выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и контролирующих лицах.

Авторы проекта закона отмечали, что основными его целями являются создание действенного механизма пресечения получения российскими юридическими лицами и гражданами необоснованных преимуществ, предусмотренных для иностранных инвесторов, а также совершенствование норм инвестиционного законодательства.

Руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян в комментарии указал, что законодательство России об иностранных инвестициях было принято сравнительно давно и долгое время не подвергалось корректировкам в части ключевых категорий. Он пояснил, что зачастую конструкция «иностранного инвестора» использовалась недобросовестными участниками оборота для получения необоснованных налоговых и иных преимуществ. 

«То есть российский субъект права, используя подконтрольную ему иностранную компанию (преимущественно в офшорных юрисдикциях), заводил через нее в качестве “иностранных инвестиций” собственные денежные средства, зачастую при этом ранее выведенные этим же российским субъектом. Классический пример такой ситуации – дело ЮКОСа, по которому было смоделировано несколько таких “инвесторов”, пытавшихся потом защитить свои “инвестиции” в третейских судах», – указал Артур Зурабян.

Он отметил, что государственный суд такое третейское решение отменил (так называемое дело о 50 миллиардах), сославшись в том числе на то, что никакого иностранного инвестора в этой ситуации в действительности не было. Само это решение третейского суда было отменено в июне 2016 г.

«Соответственно, как следует из изменений, понятие иностранного инвестора конкретизировано таким образом, чтобы исключить злоупотребления российских граждан и организаций путем прикрытия офшорами.

При этом понятия “контроль”, “контролируемое лицо” и “контролирующее лицо”, вводимые в закон, аналогичны одноименным понятиям, успешно используемым в корпоративном законодательстве, что видится вполне логичным», – отметил эксперт. 

Артур Зурабян указал, что уточнение понятия «иностранная инвестиция», по мнению авторов документа, позволит исключить случаи осуществления инвестиционной деятельности через трастовые и иные доверительные институты, однако не очевидно, почему такие виды инвестирования рассматриваются в качестве «нежелательных».

«Очевидно, что зачастую трасты используются для обхода ограничений, но такой институт служит определенной учредителем траста цели, а не конкретным лицам, при этом она вполне может соответствовать интересам, защищаемым российским законодательством», – добавил он. 

Эксперт пояснил, что закон направлен в первую очередь не столько на устранение каких-либо недостатков или лакун в праве, сколько на развитие экономики и достижение более четкого понимания реальной ситуации с инвестированием в экономику РФ. «Вместе с тем нерешенным останется вопрос о том, как определять контролирующее лицо в тех случаях, когда речь идет об офшорах, учрежденных в странах, не раскрывающих в принципе информации о бенефициарах», – заключил Артур Зурабян.

Юрист корпоративной практики VEGAS LEX Никита Толкачев пояснил, что в целом новый федеральный закон, уточняющий понятие иностранного инвестора, вписывается в тренд развития законодательства, заданный не так давно произошедшими изменениями в налоговом законодательстве в рамках деофшоризации (например, введение норм о контролируемых иностранных компаниях). 

Эксперт отметил, что предлагаемый в законе механизм направлен на дестимулирование использования российскими гражданами и юридическими лицами при инвестировании на территории Российской Федерации подконтрольных иностранных структур и юридических лиц. «На первый взгляд, предлагаемый механизм будет способствовать деофшоризации российской экономики, однако он также может негативно повлиять непосредственно на размер инвестиций, привлекаемых в РФ», – указал юрист. 

Он пояснил, что зачастую использование российскими гражданами и юридическими лицами иностранных компаний для инвестирования в Российскую Федерацию было обусловлено гарантиями защиты инвестиций. Данные гарантии были предоставлены иностранным инвесторам Законом об иностранных инвестициях в Российской Федерации.

«В результате вносимых в законодательство изменений они будут утрачены.

Кроме того, негативно на инвестиционную привлекательность экономики может повлиять и внесение изменений в понятие “иностранная инвестиция”: исключено осуществление иностранных инвестиций через трасты и иные доверительные институты», – отметил Никита Толкачев.

Юрист положительно оценил изменения, вносимые в Закон о порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, поскольку введение нового термина «иностранные инвесторы, не предоставляющие информацию» позволяет избежать общего запрета офшорным компаниям осуществлять инвестиции в стратегические направления деятельности. «Теперь у офшорных компаний, зарегистрированных в юрисдикциях, которые предусматривают льготный режим налогообложения или не предусматривают раскрытия информации, а также включены в специальный перечень Минфина, есть возможность добровольно предоставить информацию о своих выгодоприобретателях, бенефициарах и контролирующих лицах и затем осуществлять инвестирование на общих началах», – заключил Никита Толкачев.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/podpisan-zakon-utochnyayushchiy-klyuchevye-terminy-svyazannye-s-inostrannymi-investitsiyami/

Комитет Госдумы поддержал проект, уточняющий определения иностранных инвесторов

МОСКВА, 13 февраля. /ТАСС/. Комитет Госдумы по финансовому рынку рекомендовал нижней палате парламента принять в первом чтении правительственный законопроект, уточняющий понятия «иностранный инвестор» и «иностранная инвестиция».

Сейчас федеральными законами и международными договорами установлены дополнительные льготы и гарантии прав иностранных инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории РФ.

При этом нередки случаи злоупотребления правами иностранных инвесторов со стороны российских юридических лиц и граждан в отношении инвестпроектов, фактически реализуемых ими с использованием зарегистрированных за рубежом компаний, отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

Проект документа исключает из понятия «иностранный инвестор» иностранных юридических лиц или организаций, являющихся юрлицами, находящимися под прямым или косвенным контролем российских юрлиц или граждан РФ. Также не могут считаться иностранными инвесторами иностранные граждане, имеющие одновременно российское гражданство.

Законопроект также дает определение понятию «контролируемое лицо». Согласно тексту документа, это иностранное юрлицо или организация, не являющаяся юрлицом, находящееся под контролем гражданина РФ и (или) российского юрлица. В проекте документа детально прописаны условия, при которых такой гражданин или юрлицо признаются контролирующим лицом.

Кроме того, законопроект меняет понятие «иностранной инвестиции», определяя его как самостоятельное и непосредственное вложение иностранным инвестором своих средств. Эта норма позволит исключить случаи осуществления инвестиционной деятельности через трастовые или иные доверительные институты, говорится в пояснительной записке к законопроекту.

В закон «О недрах» вносятся изменения в целях нераспространения понятия «иностранный инвестор» на деятельность, связанную с пользованием участками недр для разведки и добычи полезных ископаемых на участках недр федерального значения.

Цели законопроекта

Целями законопроекта являются создание действенного механизма пресечения получения российскими юрлицами и гражданами необоснованных преимуществ, предусмотренных для иностранных инвесторов, а также совершенствование норм инвестиционного законодательства, указывают в правительстве.

«Предлагаемые изменения в законодательство будут способствовать предотвращению оттока капитала из Российской Федерации, а также выявлению реальных данных о привлечении иностранных инвестиций в Российскую Федерацию», — отмечается в пояснительной записке к проекту закона.

Законопроект позволит избежать злоупотреблений

Как подчеркнул замглавы Минэкономразвития РФ Савва Шипов, законопроект призван предотвратить случаи злоупотреблений, когда за иностранных инвесторов фактически выдаются российские компании.

«Не ухудшит ли это нам статистику иностранных инвестиций, поскольку у нас Кипр является чуть ли не крупнейшим инвестором в российскую экономику?» — спросил у замминистра глава комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков.

«Мы исходим из того, что конкретные нормы закона об иностранных инвестициях не будут применяться в отношении этих компаний.

С точки зрения закона о недрах, мы, напротив, вносим поправки, которые позволяют сохранить широкое определение иностранных инвестиций, чтобы эти изменения касались только закона об иностранных инвестициях применительно к нормам, которые как раз используются для злоупотребления, а не для всех иностранных инвесторов», — ответил Шипов.

«С нашей точки зрения, никаких ограничений для инвесторов законопроект не вводит», — добавил он.

Источник: https://tass.ru/ekonomika/4954247

Новые правила: налогообложение контролируемых иностранных компаний

Законопроект стал первым шагом, который предпринят непосредственно в налоговой сфере в рамках реализации программы по деофшоризации российской экономики. Основная идея законопроекта сводится к тому, что прибыль иностранных компаний, контролируемых российскими налоговыми резидентами, должна облагаться в России на уровне контролирующих лиц.

  • К числу контролируемых иностранных компаний (далее — КИК) законопроект относит два типа субъектов: иностранные организации (юридические лица в терминологии Налогового кодекса РФ) и структуры без образования юридического лица (далее — Структуры).    
  • Контролируемые иностранные компании
  • Иностранная организация признается контролируемой компанией, если одновременно отвечает всем нижеперечисленным критериям: 

— не является налоговым резидентом РФ (для этого закон вводит понятие налогового резидентства юридических лиц, о котором подробнее будет сказано далее);    — зарегистрирована в юрисдикции, включенной Министерством финансов РФ в перечень государств и территорий, предоставляющих льготный режим налогообложения прибыли (представители Министерства финансов РФ сообщили, что будет подготовлен специальный перечень стран и территорий, который будет шире, чем перечень, применяемый для налогообложения дивидендов по ставке 0 %);   — контролируется российским налоговым резидентом (как юридическим, так и физическим лицом);  — не является публичной компанией, т.е. не прошла процедуру листинга и не допущена к обращению на фондовых биржах, включенных в перечень ЦБ РФ по согласованию с Министерством финансов РФ.   Для квалификации в качестве КИК структуры без образования юридического лица закон применяет сходные критерии:   — учреждение структуры в юрисдикции, включенной в перечень Министерства финансов РФ;  — контроль со стороны российских налоговых резидентов и наличие права структуры (с точки зрения личного закона) вести предпринимательскую деятельность в интересах своих бенефициаров (доверителей/пайщиков). 

Читайте также:  Льготы по земельному налогу

Иные критерии, в том числе налоговое резидентство за пределами РФ и так называемый критерий публичности, для Структур по понятным причинам не применяются.      

В качестве примера Структур (т.е. форм деятельности, которые по смыслу законопроекта не предполагают образования юридического лица) законопроект приводит товарищества, фонды, партнерства, которые, кроме того, рассматриваются проектом в качестве форм осуществления коллективных инвестиций.

Подобный подход не вполне отвечает тому, что законодательство многих иностранных юрисдикций, знакомых с фондами, товариществами и партнерствами, вкладывает в содержание данных образований, т.к. указанные образования, как правило, представляют собой юридические лица, обладающие правоспособностью.

 

Кроме того, товарищества и партнерства, как правило, не используются в качестве формы коллективных инвестиций – эта функция более свойственна фондам.

При этом в странах континентальной правовой системы фонды также часто используются для управления и владения частными активами и капиталом (аналогично трастам в странах англосаксонской правовой семьи), не являясь средством коллективного инвестирования.

Контролирующие лица

По общему правилу, контролирующим проект называет лицо, которое либо самостоятельно, либо совместно с другими лицами осуществляет контроль над организацией или структурой (КИК). Осуществление контроля означает оказание влияния или возможность оказывать «определяющее влияние» на решения организации о распределении прибыли организации или на решения лица, управляющего активами Структуры. 

По смыслу законопроекта, публично обсуждаемая 10%-ная доля прямого/косвенного участия в организации (в мировой практике, как правило, эта доля составляет 50%), которая считается кумулятивно с долями супруга и несовершеннолетних детей, представляет собой частный случай, но не является универсальным критерием для признания лица контролирующим.       

Для администрирования правил на всех российских налоговых резидентов возлагается обязанность уведомлять налоговую службу об участии в иностранной организации (если доля прямого или косвенного участия составляет не менее 1%) или участии в структуре, если налогоплательщик имеет фактическое право на доход от этой структуры при его распределении. Вне зависимости от данных критериев уведомление должно направляться в налоговую службу в том случае, если налогоплательщик является контролирующим лицом. Непредставление уведомления будет наказываться штрафом в размере 100 тыс. рублей за каждую КИК, в отношении которой уведомление представлено не было. 

Предлагаемые законопроектом основания для направления уведомлений нельзя назвать определенными. Так, в частности, не ясно, что понимается под фактическим правом на доход, что понимается под распределением дохода (прибыли), является ли распределением дохода выплата за счет имущества, не являющегося доходом КИК (например, базовое имущество, переданное в управление фонду или трасту).

  1. Очевидно, что при сохранении указанных формулировок, споры с налоговой службой на предмет наличия или отсутствия у российского налогового резидента контроля в отношении КИК станут регулярным явлением.
  2. Налогообложение прибыли КИК
  3. По смыслу проекта прибыль контролируемой иностранной компании должна облагаться налогом (НДФЛ / Налог на прибыль) в России на уровне контролирующего его физического или юридического лица – российского налогового резидента. 

Прибыль КИК будет определяться по правилам 25 главы НК РФ (налог на прибыль организаций), а сумма прибыли должна быть подтверждена финансовой отчетностью КИК. Указанные положения приводят к выводу, что финансовая отчетность КИК должна учитывать положения 25 главы НК РФ, что объективно невозможно. 

Прибыль будет облагаться налогом пропорционально доле участия контролирующего лица в КИК, за минусом выплаченных за счет этой прибыли дивидендов. Для налогообложения прибыли будут применяться стандартные налоговые ставки 13 % или 20 % в зависимости от субъекта (физические / юридические лица).

Таким образом, проект не рассматривает доходы от КИК в качестве дивидендного дохода, что исключает возможность применения к таким доходам специальных правил налогообложения и де-факто создает стимул для контролирующих лиц к распределению накопленной в КИК прибыли путем выплаты дивидендов, т.к.

это будет более выгодно с налоговой точки зрения (ставка налога на дивиденды для российских налоговых резидентов составляет 9  %).

Внимания заслуживает правило, регулирующее порядок налогообложения в тех случаях, когда нет возможности установить долю участия конкретного контролирующего лица в КИК. В такой ситуации вся прибыль КИК облагается налогом на уровне контролирующего лица, в то время как сам уровень контроля не поддается определению.

В справедливости подобного подхода можно усомниться, т.к. на практике во многих случаях будет сложно определить долю участия лица в КИК (например, в случае использования траста).

При этом нельзя исключать, что подобное правило было специально интегрировано с тем, чтобы стимулировать контролирующих лиц самостоятельно раскрывать долю участия в КИК.

Налоговое резидентство для юридических лиц

Законопроект вводит понятие налогового резидентства для юридических лиц, что, как уже было отмечено ранее, требуется для полноценной реализации / администрирования правил КИК.

В соответствии с законопроектом к числу налоговых резидентов будут относиться не только российские, но и иностранные организации, которые признаются налоговыми резидентами РФ в соответствии с международными договорами в области налогообложения или местом фактического управления которых является РФ. К иностранным организациям – российским налоговым резидентам будут применяться все правила 25 главы НК РФ (налог на прибыль). 

  • Выполнение одного из перечисленных ниже условий достаточно для признания России  местом фактического управления иностранной организацией:   
  • заседания совета директоров / руководящего органа проводятся на территории Российской Федерации;  руководящее управление обычно осуществляется из Российской Федерации;  главные (руководящие) должностные лица осуществляют свою деятельность в Российской Федерации;  бухгалтерский учет организации ведется в Российской Федерации; 
  • архивы организации хранятся в Российской Федерации.

Предложенные проектом основания для признания иностранной организации российским налоговым резидентом можно назвать достаточно агрессивными с фискальной точки зрения (например, определение места управления только по территории нахождения архива).

Кроме того неопределенные в юридическом смысле формулировки проекта предоставляют  правоприменителям достаточно широкую степень усмотрения в вопросе определения места фактического управления («обычно осуществляется» или «главные должностные лица»), что также свидетельствует о намерении фискальных органов активно бороться за российскую налоговую базу.      

Переходные положения

На данном этапе подготовленный Министерством финансов РФ законопроект не содержит ни специальных переходных положений, ни специальных положений о его ретроспективном действии.

Учитывая это, стоит полагать, что в сферу применения попадут все КИК, имеющие нераспределенную прибыль на дату вступления закона в силу (ожидается, что закон вступит в силу с 1 января 2015 года).

Однако нельзя исключать того, что подобные положения появятся в более поздних редакциях законопроекта. 

***  Во всем мире правила КИК направлены в первую очередь на борьбу со случаями, когда прибыль, получаемая от операционной деятельности в стране, куда направлены инвестиции, искусственно экранируется от государства, в котором инвестор является налоговым резидентом (outbound investments). 

Для России этот случай не является типичной формой инвестиции, т.к. в основном Россия принимает иностранные или квази-иностранные инвестиции (т.е. инвестиции российского капитала, структурированные через иностранные юрисдикции). 

С этой точки зрения новые правила не являются идеальным инструментом для российского налогового ландшафта. С другой стороны, это дает понятное объяснение тому, почему законопроект рассчитан на более широкую сферу применения по сравнению с классической сферой применения подобных правил во всем мире. 

Очевидно, что в России КИК в первую очередь будут использоваться для борьбы с другими негативными налоговыми явлениями и, в частности, случаями, когда офшорные компании/структуры, де-факто принадлежащие физическим лицам — российским налоговым резидентам, накапливают нераспределенную прибыль, полученную от деятельности в России, и распоряжаются ей в частных интересах своего бенефициара. Подобные структуры позволяют искусственно экранировать прибыль КИК от российского налогового суверенитета. С этой точки зрения принятие законопроекта должно существенно отразиться на практике использования офшоров в целях уклонения от уплаты налогов, привести к сокращению этого рынка, усложнению структур владения, изменению требований к уровню наполнения (substance) офшорных и других иностранных компаний. 

Новые правила не начнут работать автоматически с момента получения ими силы закона.

Возможность эффективного использования правил будет напрямую зависеть от того, будет ли и насколько качественно будет организован обмен информацией с налоговыми ведомствами других юрисдикций (в т.ч.

классических офшорных юрисдикций), наличия в соответствующих юрисдикциях необходимой информации (например, реестр бенефициаров трастов) и права доступа национальных налоговых ведомств к такой информации для целей обмена с налоговыми органами других стран. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/03/25/novye_pravila_nalogooblozhenie_kontroliruemyx_inostrannyx_kompanij

Льгота для иностранного инвестора или дискриминация российских предприятий?

Россия участвует во множестве соглашений об избежании двойного налогообложения (далее – СИДН) с иностранными государствами (см. текст во врезке).

Как указано в Комментариях к Модельной конвенции ОЭСР по налогам на доход и капитал (далее – Модельная конвенция), одна из главных целей СИДН – поощрение иностранных инвестиций1.

Для этого такие договоры разными способами – в основном путем предоставления национального режима и освобождения от уплаты налогов в одном из договаривающихся государств – устраняют двойное налогообложение иностранных предприятий. И новые соглашения РФ не исключение.

Среди относительно недавно заключенных Россией СИДН:

• Соглашение от 13.10.2014 с Китаем (ст. 11, 24), заменяющее СИДН 1994 г. Действует с января 2017 г.;

• первое подобного рода – от 18.01.2016 с Гонконгом (ст. 11, 23). Действует с января 2017 г.;

• новая Конвенция от 19.05.2015 между РФ и Бельгией (ст. 11, 23). Внесена на ратификацию в Госдуму.

Но некоторые СИДН идут еще дальше и предоставляют ряд льгот для различных форм иностранных инвестиций.

К таким льготам относится, в частности, право организаций с иностранным капиталом на неограниченный вычет процентов по займу, а также других коммерческих издержек, таких как представительские расходы, расходы на рекламу и т. д.

(например, соглашения России с ФРГ, Францией и Нидерландами и Протоколы к ним).

Иными словами, соглашения наделяют российские предприятия с долей иностранных инвестиций правом учесть эти расходы в полном объеме при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль и уменьшить ее на всю величину таких расходов. Аналогичные преимущества предоставляются иностранным предприятиям с российскими инвестициями при их налогообложении в другом договаривающемся государстве.

Проблема

С одной стороны, такие положения немало способствуют взаимообмену инвестиций и привлечению большего объема иностранного капитала в российские организации.

С другой – возникает вопрос: не является ли подобный режим той самой дискриминацией по месту происхождения капитала, которая запрещена статьей 3 НК РФ? Ведь в описанной ситуации у некоторых российских компаний появляются преимущества в налогообложении перед другими, российскими же, организациями и эти преимущества действительно обусловлены иностранным происхождением вложенного в них капитала.

До определенного момента применимость и правомерность положений СИДН о неограниченном вычете не вызывали разногласий.

Минфин России, как компетентный орган по всем заключенным РФ соглашениям, неоднократно ссылался на Протоколы к СИДН и подтверждал в своих письмах возможность неограниченного вычета для компаний с иностранным участием коммерческих расходов, включая проценты и расходы на добровольное медицинское страхование2.

Суды занимали такую же позицию и поддерживали налогоплательщиков в отношении самых разных, нормируемых для «обычных» российских предприятий, расходов: представительских, рекламных, на резерв по гарантийному ремонту, выплату процентов, на изготовление продукции, списанной по истечении срока годности и сверх установленных норм, и т. д.3

Но в некоторых более поздних делах суды стали занимать противоположную позицию, поддержав довольно парадоксальный подход налоговых органов: особые условия о неограниченном вычете процентов применяться не могут, поскольку они «дискриминируют» российские предприятия без иностранного участия.

И если в одних делах такой подход можно объяснить борьбой с недостаточной капитализацией как частным случаем налогового злоупотребления, то в некоторых других делах суды заявили о неприменимости таких положений СИДН и в иных случаях.

Читайте также:  Продление разрешения на оружие через госуслуги

Таким образом, если следовать этим судебным решениям, любое предоставление каких-либо льгот компаниям с иностранными инвестициями является дискриминацией по месту происхождения капитала и влечет автоматический отказ в применении международного договора4.

Соответствует ли такой подход пониманию дискриминации в международной практике?

Термин «дискриминация» в контексте налогообложения прибыли

В российском законодательстве нет нормативного определения и критериев дискриминации. Положения СИДН России с иностранными государствами и Типового соглашения5, представляющего собой основу для всех российских соглашений, закрепляют общее требование о недискриминации предприятий договаривающихся государств на территории друг друга.

Под недискриминацией понимается установление равных условий налогообложения для предприятий с иностранным капиталом и чисто национальных компаний без такого капитала, то есть запрет подвергать первую категорию предприятий любому иному или более обременительному налогообложению, чем применимое к другим подобным национальным предприятиям6.

По сути это означает использование национального режима налогообложения.

Таким образом, дискриминация в контексте СИДН – это применение к компаниям с иностранным капиталом иных или менее благоприятных условий обложения налогом, чем к компаниям с чисто национальным капиталом на территории того же государства. Эти положения СИДН не имеют ничего общего с защитой от дискриминации национальных предприятий.

Источник: https://e.nalogoved.ru/article.aspx?aid=525244

Как поправки о контролируемых иностранных компаниях повлияют на схемы

В середине марта 2014 года Минфин России опубликовал на своем сайте законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний» (http://www.minfin.ru/ru, раздел «Официальная информация» от 18 марта 2014 года).

Подобные законы уже достаточно давно действуют в большинстве развитых стран, включая Великобританию, Германию, Италию, Испанию, Францию. Кроме этого аналогичные нормы предусмотрены в рамках международного проекта BEPS, подготовленного ОЭСР.

Основной целью этого проекта является борьба с налоговыми структурами, направленными на размывание налоговой базы. Следовательно, разработка правил о контролируемых иностранных компаниях достаточно актуальна и коррелирует с общемировой практикой.

Несмотря на то что проект уже обнародован, в финансовом ведомстве не скрывают, что он еще нуждается в значительной доработке. Поэтому после сбора мнений российского бизнес-сообщества на этот счет в законопроект скорее всего внесут изменения. Вступление в силу указанных изменений в НК РФ ожидается с 1 января 2015 года.

Российским компаниям будут вменять прибыль подконтрольных офшоров

Суть предложенных Минфином правил состоит в следующем.

Налоговые резиденты России (как физические, так и юридические лица) должны будут уплачивать в России налог на нераспределенную прибыль подконтрольных им офшорных организаций, не выплачивающих дивиденды.

Причем прибыль таких контролируемых иностранных компаний будет рассчитываться по правилам главы 25 НК РФ и уменьшаться на величину выплаченных из нее дивидендов.

Другими словами, если контролируемые иностранные компании выплатили дивиденды налоговому резиденту России, то они облагаются по ставке 9 процентов (подп. 2 п. 3 ст. 284, п. 4 ст. 224 НК РФ). При этом в случае выплаты дивидендов нерезидентом из неоффшорной зоны предусмотрена нулевая ставка по налогу на прибыль (подп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ).

А если дивиденды не выплатили (то есть существует нераспределенная прибыль), то ставка налога на такое условное распределение дивидендов составит 20 процентов для юридических и 13 процентов для физических лиц. При этом офшорами, очевидно, должны называться государства, входящие в перечень, установленный приказом Минфина России от 13.11.

07 № 108н.

Как ни странно, негативные последствия введения правил о контролируемых компаниях в реальной жизни не сильно отличаются от действующих правил. Соответственно, если подобные реальные выплаты будут осуществляться и после принятия закона, то размер налогообложения по ним не изменится.

Другое дело, если выплаты официально не производятся, зато указанными деньгами в реальной жизни активно пользуются их владельцы. Ведь и банковским счетом в такой компании управляют они сами. Вот на устранение таких «хитрых» схем и нацелен законопроект о контролируемых компаниях.

Вот именно в этом случае и будут возникать штрафы в размере 20 процентов и повышенные ставки налогов.

Однако уже сейчас Минфин активно распространяет информацию о том, что в целях данного законопроекта перечень офшоров будет дополнен так называемыми полуофшорами. Среди главных кандидатов на появление в этом перечне называются Кипр, Швейцария, Люксембург, Нидерланды, Ирландия.

Двойственность и недосказанность в этой связи откровенно раздражает российский бизнес. Ведь все указанные юрисдикции имеют ненулевое налогообложение. А в случае с Нидерландами, Люксембургом и Швейцарией оно иногда еще и выше российского.

Плюс ко всему Кипр, Швейцария и Люксембург заключили с Россией Соглашения об обмене информацией по налоговым нарушениям именно для того, чтобы их не включали ни в какие списки. Кроме того, компании, созданные в этих странах, зачастую используются для реализации крупных международных проектов.

Поэтому признание данных юрисдикций офшорами некорректно.

Под термином «контроль» в законопроекте понимается возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые контролируемой иностранной компанией относительно распределения прибыли.

Например, в случаях прямого или косвенного владения более 10 процентами акций или долей контролируемой компании.

Примечательно, что указанный норматив один из самых жестких в мире! Как правило, для «контроля» заграничные фискальные ведомства устанавливают планку в 40–50 процентов владения.

Кроме того, в законопроекте сказано, что в числе прочих «контролируемой иностранной компанией признается структура без образования юридического лица, которая в соответствии со своим личным законом вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников (бенефициаров, пайщиков, доверителей и иных лиц), контролирующими лицами которой являются организации и (или) физические лица, признаваемые налоговыми резидентами РФ ». То есть контролируемой компанией могут считаться фонд, партнерство, товарищество или иная форма осуществления коллективных инвестиций.

Иностранная компания будет считаться российской, если управляется из РФ

По своей сути основные нормы законопроекта о контролируемых компаниях напоминают положения Налогового кодекса о возникновении постоянного представительства иностранной компании в России (п. 2 ст.

306 НК РФ). То есть все новое в очередной раз повторяет хорошо забытое старое. И связано это с тем, что российским фискалам очень сложно доказывать возникновение постоянного представительства у нерезидента.

Однако новый законопроект такую возможность им облегчает. Теперь признать иностранную организацию налоговым резидентом можно будет в случаях, когда управление компанией осуществляется в России. Причем признание организации резидентом приводит к обязанности встать на учет и исчислять российские налоги с общемирового дохода.

При этом Россия может признаваться местом управления, если на ее территории осуществляется «руководящее управление организацией» или руководящие должностные лица осуществляют свою деятельность в России.

Кроме того, Россия может признаваться местом управления, если на ее территории ведется бухгалтерский учет организации либо хранятся архивы компании.

Для признания иностранной организации резидентом достаточно выполнения хотя бы одного из указанных условий.

На практике налоговикам будет проще всего выявить и доказать именно хранение архивов компании на территории России. Ведь подавляющее большинство юридических и физических лиц хранят информацию по своим офшорным компаниям именно в России (в компьютерах, в сейфах, в банковских ячейках).

Отдельно в законопроекте сказано и про возможность обложения доходов, получаемых иностранными компаниями от реализации акций или долей российских организаций, более 50 процентов активов которых состоит из недвижимого имущества, находящегося на территории России (подп. 5 п. 1 ст. 309 НК РФ).

Данная норма ранее активно продвигалась Минфином при изменении соглашений об избежании двойного налогообложения между Россией и другими странами. В частности, данное положение было включено в соглашения с Кипром, Швейцарией и Люксембургом. Но с 2015 года эта норма будет включена сразу в НК РФ. Поэтому искать альтернативу Кипру будет бессмысленно.

Немаловажно, что на российских владельцев планируется возложить обязанность по уведомлению налоговых органов обо всех случаях прямого или косвенного владения более чем 1 процентом долей или акций в контролируемых иностранных организациях.

В обязательном порядке это касается компаний из государств, включенных в перечень офшоров Минфина. Также необходимо уведомлять инспекцию об организациях, в отношении которых лицо признается контролирующим.

При этом штраф за неуведомление или уведомление, содержащее недостоверные сведения, будет составлять 100 тыс. рублей в год.

Ну и конечно же, законопроект предусматривает штрафы в случаях неуплаты или неполной уплаты налога по контролируемым иностранным компаниям. Ставка такого штрафа стандартна для налоговых правонарушений – 20 процентов от суммы прибыли контролируемой компании.

Основной удар законопроект нанесет по субъектам, применяющим методы налоговой оптимизации

Безусловно, рассматриваемый законопроект затронет каждого, кто так или иначе использует в своей деятельности иностранные компании. Прежде всего юридических и физических лиц, использующих нерезидентов для обеспечения конфиденциального владения активами в России.

Даже в случае, если никаких выплат в пользу иностранной компании не производилось. Получается, что если иностранная компания фактически не имеет нераспределенной прибыли, то у российского собственника все равно возникает обязанность задекларировать сам факт контроля.

Сложно сказать, насколько потенциальный штраф за неуведомление в размере 100 тыс. рублей может напугать физических и юридических лиц, которые дорожат своей конфиденциальностью. Пока в законопроекте идет речь о необходимости уведомлять инспекцию о наличии контроля в любой нерезидентной компании.

А не только в компаниях, зарегистрированных в государствах, входящих в перечень офшоров Минфина. Возможно, эту норму скорректируют во время дальнейшего рассмотрения проекта и тогда для «конфиденциального владения активами» появится шанс.

Но только в случае использования компаний из неофшорных юрисдикций.

Отметим, что большинство владельцев бизнеса используют иностранные компании не только для конфиденциального владения, но и в целях налогового планирования. А значит, основной удар законопроект нанесет именно по субъектам, применяющим те или иные методы налоговой оптимизации.

Возможно, налоговым схемам с использованием таких юрисдикций, как Великобритания, Бельгия, Дания, Сингапур, Венгрия, все-таки будет дан шанс. Поскольку эти страны в числе «полуофшоров» и кандидатов на включение в список офшоров Минфина пока еще ни разу не упоминались.

Однако с внедрением классических офшорных схем, а также налоговых схем с Кипром, Люксембургом и Швейцарией будет сложнее всего. Хотя возможность отбиться есть и у них. Ведь свои подразделения в указанных юрисдикциях имеют могущественные лобби из газовой, нефтяной и металлургической сфер России. И они уже заявили свое недовольство нормами законопроекта.

Кроме того, заключение соглашений об обмене информацией между Россией и этими государствами происходило именно в свете обещаний не включать эти страны в «черный список» офшоров. Более того, с 2013 года Кипр был исключен из этого списка. Нарушение же Россией своих обязательств может привести к тому, что указанные юрисдикции перестанут реагировать и отвечать на запросы российских налоговиков.

Минфин надеется на сознательность компаний и информацию зарубежных коллег

Конечно, возникает вопрос о том, каким образом Минфин и налоговые органы планируют проверять исполнение компаниями указанного законопроекта. Неужели весь расчет строится только на сознательности российских предпринимателей? Финансовое ведомство заявляет, что надеется не только на это, но и на возможность получения информации от своих зарубежных коллег.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/3412-kak-popravki-o-kontroliruemyh-inostrannyh-kompaniyah-povliyayut-nashemy

Ссылка на основную публикацию