Фнс составила обзор правовых позиций высших судов по спорам, возникающим при банкротстве

ФНС составила обзор правовых позиций Высших судов по спорам, возникающим при банкротстве

  • В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам оспаривания сделок, включения требований в реестр требований кредиторов, оспаривания необоснованных требований кредиторов, привлечения к субсидиарной ответственности; назначения арбитражного управляющего, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащим, взыскания убытков, установления размера процентов по вознаграждению арбитражного управляющего, квалификации денежного требования в качестве текущего, замещения активов, введения процедуры банкротства.
  • Приведены, в частности, следующие позиции судов:
  • сделка может быть признана недействительной при неравноценном встречном исполнении в соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в случае если поведение сторон сделки очевидно свидетельствует о направленности их воли исполнить договор при неравноценном встречном предоставлении;
  • при наличии доводов о мнимости и притворности договоров, на основании которых лицо заявляет требования о включении в реестр требований кредиторов должника, суд не должен ограничиваться формальной проверкой представленных сторонами документов, а должен принимать во внимание иные доказательства, подтверждающие наличие фактических договорных отношений;
  • в случае неисполнения судебного определения об обязании передать документы с бывшего руководителя должника в пользу конкурсной массы подлежит взысканию судебная неустойка в соответствии с пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ;

лицо, осуществлявшее полномочия конкурсного управляющего в период расчетов с кредиторами, должно зарезервировать на счете должника сумму процентов по вознаграждению конкурсного управляющего;

[1]

  1. во взыскании задолженности может быть отказано при представлении кредиторами должника доказательств, свидетельствующих о формальном характере цепочки сделок (операций), не влекущих какого-либо экономического эффекта хозяйственной деятельности;
  2. при замещении активов на вновь образованные акционерные общества, не являющиеся стороной договора купли-продажи акций, и их потенциальных покупателей действующее законодательство не возлагает обязанность по сохранению целевого назначения имущества предприятия-банкрота;
  3. при рассмотрении заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) моментом для определения наличия либо отсутствия признаков банкротства является дата принятия к производству такого заявления, а не дата возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи.

Фнс россии представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства

  • В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам субсидиарной ответственности, взыскания убытков, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, проведения торгов, заключения мирового соглашения. Сообщено, в частности, следующее:
  • при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий перекладывается на контролирующее лицо;
  • ликвидация должника, признанного банкротом, не является препятствием для рассмотрения требования о привлечении его бывшего руководителя к субсидиарной ответственности;
  • учредитель должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности в связи с утверждением отчетности должника, содержащей искаженные данные;
  • систематическая передача денежных средств под отчет при отсутствии предоставления отчетности о расходовании денежных средств либо их возврата может рассматриваться как действие, направленное на вывод активов из хозяйственного оборота организации;
  • отношения по выплате дивидендов относятся к корпоративным отношениям обязательственного характера, поэтому выплата дивидендов может быть оспорена как на основании Закона о банкротстве, так и Гражданского кодекса РФ;
  • право на оспаривание сделки имеет как отдельный кредитор, так и множество кредиторов, если общий размер их требований составляет более 10% от размера требований, включенных в реестр требований кредиторов должника;
  • конкурсный управляющий может быть отстранен судом от исполнения возложенных на него обязанностей и в том случае, если кредиторы до подачи соответствующей жалобы в суд не обращались к конкурсному управляющему с заявлениями об устранении нарушений;
  • необоснованное открытие нового расчетного счета, приведшее к нарушению очередности погашения текущих платежей, может служить основанием для взыскания с конкурсного управляющего убытков;
  • конкурсный управляющий обязан приступать к выплате собственного вознаграждения только после погашения иных видов текущих, а также эксплуатационных платежей, в том числе напрямую не связанных с обеспечением сохранности имущества должника;
  • при продаже имущества посредством публичного предложения размер задатка исчисляется исходя из цены, которая является начальной продажной ценой на конкретном этапе публичного предложения, а не из цены продажи на первом этапе.

Фнс россии представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства, за 1 полугодие 2017 года

  1. В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам субсидиарной ответственности, взыскания убытков, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, оспаривания необоснованных требований кредиторов.

    В обзоре отмечено, в частности, следующее:

  2. судебное признание сделки недействительной в условиях отсутствия фактического возмещения имущественных потерь не препятствует взысканию убытков с директора должника;
  3. действия лиц, контролирующих должника, по передаче активов в пользу третьих лиц без встречного исполнения и по заниженной цене, являются основанием для их привлечения к субсидиарной ответственности;
  4. если условия оспариваемой сделки отличаются от условий аналогичных сделок в существенно худшую сторону, такая сделка подлежит признанию недействительной как неравноценная;
  5. заключение нового договора хранения при оспаривании предыдущего следует рассматривать как создание реституционного иммунитета в отношении спорного имущества, что не отвечает целям конкурсного производства;
  6. нарушения, направленные на возникновение риска утраты возможности увеличения конкурсной массы, являются существенными и влекут необходимость отстранения конкурсного управляющего;

при реализации конкурсного имущества организации-банкрота после 01.01.2015 НДС взиматься не должен, счет-фактура должен выставляться без выделенной суммы НДС.

О праве предлагать арбитражного управляющего

Традиционно Обзор судебной практики Верховного Суда РФ начинается с изложения практики применения законодательства о банкротстве, которая, в свою очередь, традиционно начинается с анализа применения ст. 313 ГК РФ (исполнение обязательства третьим лицом).

Читайте так же:  Как оформить совмещение должностей в одной организации

Тема применения ст. 313 ГК РФ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 марта 2015 г.

№ 42-ФЗ) в банкротном процессе неоднократно поднималась в определениях ВС РФ при рассмотрении различных дел начиная с февраля 2016 г.

Верховный Суд не единожды анализировал различные аспекты действий третьих лиц, желающих вступить в банкротный процесс того или иного должника, на предмет их соответствия ст. 10 ГК РФ, выделяя четкие критерии недобросовестности.

Так, в определении ВС РФ по делу № А53-2012/2015 сформулирован подход, согласно которому недопустимо с точки зрения ст.

10 ГК РФ частично погашать сумму основного долга до такого размера, при котором оставшаяся непогашенной сумма основного долга будет составлять менее 300 000 руб.

, что формально ведет к отказу в ведении процедуры банкротства, поскольку должник не отвечает признакам несостоятельности. Данный механизм в свое время широко использовался недобросовестными должниками, не желающими терять контроль над процедурой собственного банкротства.

Источник: https://xn--80aahbpndxjebedawh3a7n.xn--p1ai/fns-opublikovala-ocherednoj-obzor-pravovyh-pozitsij-vysshih-sudov-po-sporam-pri-bankrotstve/

Юристы прокомментировали обзор практики Верховного суда по делам о банкротстве — новости Право.ру

ФНС составила обзор правовых позиций Высших судов по спорам, возникающим при банкротстве Фото с сайта www.donetskiy.org

Представители юридического сообщества по просьбе редакции «Право.ru» проанализировали 40-страничный обзор судебной практики Верховного суда по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве. Несмотря на то, что обобщение ВС в основном касается участия налоговых органов в банкротных процедурах, оно также содержит важные разъяснения, направленные на упорядочивание практики по общим вопросам банкротства, отмечают юристы.

Новый обзор ВС поможет обеспечить единообразные подходы судов к разрешению разного рода споров, вытекающих из участия уполномоченных органов, – полагает Антон Помазан, старший юрист BGP Litigation.

Нередко участникам судопроизводства в делах о банкротстве приходится сталкиваться с различным толкованием одних и тех же норм в разных регионах, что, конечно, не может положительным образом сказываться на единообразии судебной практики и предсказуемости правоприменения, подчеркивать эксперт.  

«Несмотря на то, что обзор в некоторой своей части закрепил уже сложившиеся в судебной практике подходы судов к разрешению спорных вопросов с участием уполномоченных органов, тем не менее его принятие ликвидировало большой объем противоречий в применении норм законодательства о банкротстве, особенно это касается погашения требований путем принятия отступного, инициирования процедуры банкротства юрлица на основании задолженности по страховым взносам без судебного акта, праве уполномоченных органов предъявлять в делах о банкротстве требования, вытекающие из госконтрактов, квалификации задолженности в качестве текущей или реестровой, порядка применения ст. 313 ГК», – отмечает юрист.

Требования по госконтрактам в делах о банкротстве

В судебной практике возник вопрос о праве федеральных органов исполнительной власти (их территориальных подразделений) на предъявление в делах о банкротстве требований, вытекающих из госконтрактов, в рамках которых такие органы выступали заказчиками, отмечает ВС.

 Разрешая данные требования, в том числе если госзаказчиком подано заявление о признании должника банкротом, нужно учитывать, что при заключении контрактов на закупку товаров (работ, услуг) для госнужд заказчики действуют от имени и по поручению публично-правового образования.

Поэтому вытекающие из таких контрактов денежные обязательства относятся к требованиям того же образования.

Согласно закону о банкротстве, требования РФ по денежным обязательствам представляются в банкротном деле федеральным органом исполнительной власти, который отнесен к уполномоченным органам, – ФНС.

Для надлежащей реализации этих полномочий госорганы исполнительной власти уведомляют уполномоченный орган о наличии задолженности по денежным обязательствам и предоставляют ему заверенные копии документов, необходимых для подачи заявления о признании должника банкротом.

Если заявление (требование) по денежным обязательствам РФ в деле о банкротстве подал другой госорган исполнительной власти, суд извещает уполномоченный орган о времени и месте судебного заседания в порядке, установленном АПК.

Если уполномоченный орган не одобрил предъявление заявления (требования), суд должен оставить его без рассмотрения (п. 5 обзора).

Источник: https://pravo.ru/news/view/136719/

КонсультантПлюс Краснодар — Обзор правовых позиций высших судов в спорах налогоплательщиков с ФНС

26.04.2017

Федеральная налоговая служба России направила в территориальные налоговые инспекции обзор судебной практики Верховного суда и Конституционного суда за 1 квартал 2017 года по спорам с налоговыми органами.

ФНС составила обзор правовых позиций Высших судов по спорам, возникающим при банкротстве

Документ будет интересен не только самим налоговикам, но и всем бухгалтерам организаций и ИП, которые хотят избежать конфликтных ситуаций с ФНС и знать, что делать, если проблема уже возникла.

ФНС России направила письмом от 17.04.2017 N СА-4-7/7288@ своим территориальным органам для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда и Верховного Суда, принятых в первом квартале 2017 года по вопросам налогообложения.

Всего в документе содержится 20 судебных решений, которые вынесли в этот период высшие российские суды, рассматривая споры налоговиков с организациями и ИП.

Некоторые из них были приняты в пользу налогоплательщиков, однако в большинстве случаев победителем все же была признана ФНС, это серьезный повод задуматься.

Для того, чтобы бухгалтеры были заранее готовы к ситуациям, подобным тем, которые привели других налогоплательщиков в суд, мы подготовили краткий обзор некоторых выводов, сделанных судами в налоговых спорах. Они могут оказаться интересными как для юридических лиц, так и для индивидуальных предпринимателей, применяющих разные системы налогообложения. 

1. ФНС может взыскать необоснованный налоговый вычет, как неосновательное обогащение

Конституционный Суд подтвердил, что налоговый орган имеет полномочия по взысканию с налогоплательщиков денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного налогового вычета по НДФЛ, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если такая мера является единственно возможным способом защиты финансовых интересов государства.

Судьи отметили, что если налогоплательщик получил налоговый вычет при отсутствии законных оснований, то его сумма является неосновательным обогащением. Поэтому порядок, определенный в главе 60 Гражданского кодекса РФ о правовом регулировании обязательств вследствие неосновательного обогащения, распространяется на такую ситуацию.

Применение органом ФНС в рамках статьи 1102 ГК РФ обязания лица, которое без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обязанности его возвратить не противоречит нормам Основного закона.

Такая норма не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы применительно к налоговой выгоде.

Однако суд отметил, что при предоставлении неправомерного имущественного налогового вычета по ошибке самого налогового органа, требование о возврате средств может быть заявлено только в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета.

Если в необоснованном имущественном налоговом вычете виновен сам налогоплательщик (предоставление подложных документов и т.п.

), то орган ФНС вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

При этом суд должен самостоятельно провести проверку соблюдения этого срока, то есть правило пункта 2 статьи 199 ГК РФ, согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, в данной ситуации не подлежит применению. (Постановление Конституционного Суда РФ от 24.03.2017 N 9-П).

2. Компенсационные выплаты работникам при увольнении по инициативе работодателя могут быть признаны расходами в целях налога на прибыль

Организация учла суммы компенсаций, выплаченных увольняемым работникам на основании соглашений о расторжении трудовых договоров, при исчислении налога на прибыль организаций в составе расходов. При этом в качестве экономического обоснования таких расходов налогоплательщик указал оптимизацию производства и минимизацию затрат в связи с высвобождением рабочих мест.

Однако орган ФНС, позицию которого поддержали суды трех инстанций, решили, что налогоплательщик неправомерно включил эти затраты в состав расходов, так как подобные компенсационные выплаты непосредственно не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей.

Кроме того, такие выплаты не предусмотрены действующим законодательством в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ с такими выводами не согласилась и направила дело на новое рассмотрение.

Суд указал, что для признания экономически оправданными расходами на основании статьи 255 Налогового кодекса РФ выплат работникам при расторжении трудовых договоров по соглашению сторон достаточно того, чтобы работодатель смог достичь поставленную цель — увольнение конкретного работника с соблюдением баланса интересов работника и работодателя. В этом случае компенсационные выплаты направлены на разрешение возможной конфликтной ситуации при увольнении, и не направлены на личное обогащение увольняемого работника.

Только при значительном размере такой компенсации и значительном превышении обычного размера выходного пособия, предусмотренного статьей 178 Трудового кодекса РФ, на организацию-налогоплательщика ложится бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

Поскольку размер такой компенсации законодательством не определен, а устанавливается соглашением сторон, налоговый орган вправе поставить под сомнение экономическую оправданность данных расходов, но при этом он не может давать оценку целесообразности принимаемых руководством организации решений. (Определение Верховного Суда РФ от 28.03.

2017 N 305-КГ16-16457 по делу N А40-7941/2015).

3. Орган ФНС, доначислив по результатам выездной налоговой проверки налог на имущество организаций, обязан уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль

Проверяющие доначислили организации налог на имущество по результатам выездной налоговой проверки.

Налогоплательщик решил, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций инспекторы неправомерно не учли сумму доначисленного налога на имущество по нормам статьи 89 НК РФ, что, в свою очередь, привело к излишнему доначислению налога на прибыль.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с доводами налогоплательщика о том, что в обязанность налоговой службы входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки. Поэтому при изменении суммы налога на имущество, инспекторы также были обязаны уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на сумму доначисленного налога.

Судьи отметили, что иной правовой подход в этом случае влечет необоснованное возложение на налогоплательщика обязанности по самостоятельной корректировке налоговых обязательств путем представления уточненной налоговой декларации за период, который уже был предметом налоговой проверки. (Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 305-КГ16-13478 по делу N А40-159258/2015).

4. Между налогоплательщиками может существовать «иная зависимость»

Верховный суд РФ поддержал позицию ФНС по поводу того, что даже при отсутствии признаков прямой субъективной зависимости между организациями не исключена возможность применения положений подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ, так как понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение и его толкование должно быть направлено на противодействие избегания налогообложения.

Такой вывод был сделан по результатам рассмотрения дела, в рамках которого специалисты ФНС предприняли меры принудительного взыскания задолженности с налогоплательщика, которые не дали результатов.

К такой невозможности взыскания недоимки привела схема, которую создал банк совместно с взаимозависимыми (подконтрольными) организациями.

Эти действия были направлены на уклонение от налогообложения путем вывода имущества из активов налогоплательщика.

При этом судьи согласились с выводами налогового органа о взаимозависимости всех участников схемы и наличии условий для применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ.

Оказалось, что учредитель организации находится в служебном и ином подчинении у руководства банка, а уставной капитал общества сформирован за счет имущества третьей компании, где генеральным директором является еще один совладелец банка. В результате суды пришли к выводу, что хотя в данном случае не соблюдены условия, предусмотренные статьей 105.

1 НК РФ «Взаимозависимые лица», между участниками сделки существует «иная зависимость». (Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 303-КГ16-19317 по делу N А51-4996/2015).

5. Взыскание с собственника организации ущерба, причиненного в связи с уклонением юрлица от уплаты налогов, является обоснованным

Конституционный суд РФ решил, что нормам Конституции не противоречат положения пункта 1 статьи 1064 ГК РФ, на основании которых налоговым органом с собственника организации, привлеченного к уголовной ответственности, взыскан ущерб, причиненный бюджетной системе РФ.

Организация не смогла заплатить доначисленные ФНС налоги и налоговый орган подал заявление о ее банкротстве. Оказалось, что собственник организации, не являясь директором, фактически контролировал деятельность и давал распоряжение номинальному директору о заключении фиктивных договоров и предоставлении налоговой отчетности с фиктивными показателями.

Против него было возбуждено уголовное дело, по которому он был признан виновным в уклонении от уплаты налогов.

Налоговый орган в рамках этого дела заявил требования о взыскании ущерба с физического лица, которое суд полностью удовлетворил, установив причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, причиненным государству.

Гражданин подал жалобу в КС РФ, указав в ней, что пункт 1 статьи 1064 ГК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку допускает взыскание с физических лиц ущерба при отсутствии установленного факта получения такими лицами экономической выгоды от уклонения от уплаты налогов.

Конституционный Суд указал, ЧТО ДАННАЯ НОРМА направлена на конкретизацию конституционных гарантий защиты прав потерпевших от преступлений и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе (Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 396-О).

Источник: http://ppt.ru

Источник: https://cons.ru/news/3377-obzor-pravovykh-pozitsij-vysshikh-sudov-v-sporakh-nalogoplatelshchikov-s-fns

Банкротство: новые позиции Верховного суда

Количество дел о банкротстве за последний год возросло. Повлияли несколько факторов. Усилилась ответственность контролирующих лиц. Как следствие, выросли шансы кредиторов и они стали более активны. Большее рвение в банкротных делах проявляет ФНС РФ.

Такая тенденция отразилась на практике Верховного Суда РФ. В 2018 году и в начале 2019 года он сформулировал множество новых позиций по делам о банкротстве. Ниже представлена подборка.

Замеченный тренд – расширительное толкование полномочий кредиторов и усиление ответственности арбитражных управляющих.

Собрание кредиторов можно провести по телефону

Верховный Суд РФ выработал для судов рекомендации по разрешению обособленных споров о признании решений собраний и комитетов кредиторов в делах о банкротстве недействительными.

ТАБЛИЦА: «Позиции ВС РФ по оспариванию решений собраний и комитетов кредиторов»

№ п/п Позиция Пример
1 Собрание кредиторов вправе принять решение по вопросу, прямо не отнесенному законом о банкротстве к его компетенции. Однако такое решение не должно препятствовать процедурам банкротства, исполнению арбитражным управляющим его обязанностей и вторгаться в сферу компетенции иных лиц
  • Собрание кредиторов приняло решение обязать управляющего отменить уже состоявшиеся торги по продаже имущества.
  • Конкурсный управляющий потребовал признать его недействительным.
  • Суды признали.
  • Собрание кредиторов вправе утверждать порядок, сроки и условия продажи имущества, но не может вмешиваться в ход проведения торгов, в частности, возлагать на организатора торгов обязанность по их отмене.

Принятое решение вторгается в сферу полномочий организатора торгов и поэтому подлежит признанию недействительным на основании п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве.Кредиторы же, чье право на получение наиболее полного удовлетворения требований за счет выручки от реализации имущества было нарушено в ходе проведения торгов, вправе требовать признания недействительными как самих торгов, так и заключенного по их результатам договора (ст. 449 ГК РФ)

2 При рассмотрении обособленного спора лицо вправе ссылаться на то, что решение собрания кредиторов не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии (нарушением компетенции, отсутствием кворума и т.д.), независимо от того, было ли это решение оспорено
  1. Собрание кредиторов приняло решение обязать конкурсного управляющего закрыть счет должника и открыть новый счет в другом банке.
  2. Управляющий решение не выполнил.
  3. Представитель собрания кредиторов подал жалобу на бездействие, и суд признал его незаконным.
  4. Однако управляющий подал апелляцию, и она его поддержала.

В силу п. 1 ст. 133 Закона о банкротстве управляющий обязан использовать только один счет должника в банке. Открыть новый – только при невозможности осуществления операций по нему.Таким образом, вопросы выбора банка в ходе конкурсного производства отнесены к компетенции конкурсного управляющего. При выборе он обязан действовать добросовестно и разумно (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).Следовательно, собрание кредиторов, приняв решение о закрытии текущего счета и открытии нового, вышло за пределы предоставленной ему компетенции. Поэтому поведение управляющего, сохранившего отношения с банком, было разумным

3 Собрание кредиторов вправе отменить собственное решение, принятое ранее.Это возможно до тех пор, пока решение не начало влиять на права и законные интересы лиц, не являющихся кредиторами Конкурсный кредитор потребовал признать недействительным решение повторного собрания кредиторов об изменении кандидатуры арбитражного управляющего.Суды признали, сославшись на выход данным собранием за пределы своей компетенции (ст. 12 Закона № 127-ФЗ).ВС РФ не согласился.Закон о банкротстве не запрещает кредиторам менять свою позицию относительно наиболее предпочтительной, с их точки зрения, кандидатуры арбитражного управляющего или СРО. Поэтому собрание кредиторов вправе отменить ранее принятое решение.Правила отмены законом не установлены. Она правомерна, если не имеет признаков злоупотребления правом и совершена до момента, пока отмененное решение не повлияло на права и законные интересы внешних по отношению к сообществу кредиторов лиц (пп. 1.1 п. 1 ст. 8 ГК РФ)
4 Положения закона о банкротстве относительно порядка оспаривания решения собрания кредиторов и рассмотрения такого заявления применяются и при оспаривании решения комитета кредиторов Конкурсный кредитор потребовал признать недействительным решение комитета кредиторов.Суд отказал со ссылкой на пропуск сокращенного срока исковой давности (п. 4 ст. 15 Закона № 127-ФЗ).К спорным отношениям не применяется гл. 9.1 ГК РФ, в частности, о сроках оспаривания решений гражданско-правовых сообществ (п. 5 ст. 181.4 ГК РФ).По смыслу ст. 12, 15 и 17 Закона № 127-ФЗ решения комитета кредиторов оспариваются в том же порядке, что и решения собраний кредиторов
5 Собрание кредиторов не вправе переизбирать отдельных членов комитета кредиторов

Источник: https://www.klerk.ru/buh/articles/483224/

Обзор правовых позиций высших судов в спорах налогоплательщиков с ФНС

Обзор правовых позиций высших судов в спорах налогоплательщиков с ФНС

Федеральная налоговая служба России направила в территориальные налоговые инспекции обзор судебной практики Верховного суда и Конституционного суда за 1 квартал 2017 года по спорам с налоговыми органами. Документ будет интересен не только самим налоговикам, но и всем бухгалтерам организаций и ИП, которые хотят избежать конфликтных ситуаций с ФНС и знать, что делать, если проблема уже возникла.

ФНС России направила письмом от 17.04.2017 N СА-4-7/7288@ своим территориальным органам для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда и Верховного Суда, принятых в первом квартале 2017 года по вопросам налогообложения.

Всего в документе содержится 20 судебных решений, которые вынесли в этот период высшие российские суды, рассматривая споры налоговиков с организациями и ИП.

Некоторые из них были приняты в пользу налогоплательщиков, однако в большинстве случаев победителем все же была признана ФНС, это серьезный повод задуматься.

Для того, чтобы бухгалтеры были заранее готовы к ситуациям, подобным тем, которые привели других налогоплательщиков в суд, мы подготовили краткий обзор некоторых выводов, сделанных судами в налоговых спорах. Они могут оказаться интересными как для юридических лиц, так и для индивидуальных предпринимателей, применяющих разные системы налогообложения. 

1. ФНС может взыскать необоснованный налоговый вычет, как неосновательное обогащение

Конституционный Суд подтвердил, что налоговый орган имеет полномочия по взысканию с налогоплательщиков денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного налогового вычета по НДФЛ, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если такая мера является единственно возможным способом защиты финансовых интересов государства.

Судьи отметили, что если налогоплательщик получил налоговый вычет при отсутствии законных оснований, то его сумма является неосновательным обогащением. Поэтому порядок, определенный в главе 60 Гражданского кодекса РФ о правовом регулировании обязательств вследствие неосновательного обогащения, распространяется на такую ситуацию.

Применение органом ФНС в рамках статьи 1102 ГК РФ обязания лица, которое без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обязанности его возвратить не противоречит нормам Основного закона.

Такая норма не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы применительно к налоговой выгоде.

Однако суд отметил, что при предоставлении неправомерного имущественного налогового вычета по ошибке самого налогового органа, требование о возврате средств может быть заявлено только в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета.

Если в необоснованном имущественном налоговом вычете виновен сам налогоплательщик (предоставление подложных документов и т.п.

), то орган ФНС вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

При этом суд должен самостоятельно провести проверку соблюдения этого срока, то есть правило пункта 2 статьи 199 ГК РФ, согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, в данной ситуации не подлежит применению. (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24.03.2017 N 9-П).

2. Компенсационные выплаты работникам при увольнении по инициативе работодателя могут быть признаны расходами в целях налога на прибыль

Организация учла суммы компенсаций, выплаченных увольняемым работникам на основании соглашений о расторжении трудовых договоров, при исчислении налога на прибыль организаций в составе расходов. При этом в качестве экономического обоснования таких расходов налогоплательщик указал оптимизацию производства и минимизацию затрат в связи с высвобождением рабочих мест.

Однако орган ФНС, позицию которого поддержали суды трех инстанций, решили, что налогоплательщик неправомерно включил эти затраты в состав расходов, так как подобные компенсационные выплаты непосредственно не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей.

Кроме того, такие выплаты не предусмотрены действующим законодательством в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ с такими выводами не согласилась и направила дело на новое рассмотрение.

Суд указал, что для признания экономически оправданными расходами на основании статьи 255 Налогового кодекса РФ выплат работникам при расторжении трудовых договоров по соглашению сторон достаточно того, чтобы работодатель смог достичь поставленную цель — увольнение конкретного работника с соблюдением баланса интересов работника и работодателя. В этом случае компенсационные выплаты направлены на разрешение возможной конфликтной ситуации при увольнении, и не направлены на личное обогащение увольняемого работника.

Только при значительном размере такой компенсации и значительном превышении обычного размера выходного пособия, предусмотренного статьей 178 Трудового кодекса РФ, на организацию-налогоплательщика ложится бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

Поскольку размер такой компенсации законодательством не определен, а устанавливается соглашением сторон, налоговый орган вправе поставить под сомнение экономическую оправданность данных расходов, но при этом он не может давать оценку целесообразности принимаемых руководством организации решений. (Определение Верховного Суда РФ от 28.03.

2017 N 305-КГ16-16457 по делу N А40-7941/2015).

3. Орган ФНС, доначислив по результатам выездной налоговой проверки налог на имущество организаций, обязан уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль

Проверяющие доначислили организации налог на имущество по результатам выездной налоговой проверки.

Налогоплательщик решил, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций инспекторы неправомерно не учли сумму доначисленного налога на имущество по нормам статьи 89 НК РФ, что, в свою очередь, привело к излишнему доначислению налога на прибыль.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с доводами налогоплательщика о том, что в обязанность налоговой службы входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки. Поэтому при изменении суммы налога на имущество, инспекторы также были обязаны уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на сумму доначисленного налога.

Судьи отметили, что иной правовой подход в этом случае влечет необоснованное возложение на налогоплательщика обязанности по самостоятельной корректировке налоговых обязательств путем представления уточненной налоговой декларации за период, который уже был предметом налоговой проверки. (Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 305-КГ16-13478 по делу N А40-159258/2015).

4. Между налогоплательщиками может существовать «иная зависимость»

Верховный суд РФ поддержал позицию ФНС по поводу того, что даже при отсутствии признаков прямой субъективной зависимости между организациями не исключена возможность применения положений подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ, так как понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение и его толкование должно быть направлено на противодействие избегания налогообложения.

Такой вывод был сделан по результатам рассмотрения дела, в рамках которого специалисты ФНС предприняли меры принудительного взыскания задолженности с налогоплательщика, которые не дали результатов.

К такой невозможности взыскания недоимки привела схема, которую создал банк совместно с взаимозависимыми (подконтрольными) организациями.

Эти действия были направлены на уклонение от налогообложения путем вывода имущества из активов налогоплательщика.

При этом судьи согласились с выводами налогового органа о взаимозависимости всех участников схемы и наличии условий для применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ.

Оказалось, что учредитель организации находится в служебном и ином подчинении у руководства банка, а уставной капитал общества сформирован за счет имущества третьей компании, где генеральным директором является еще один совладелец банка. В результате суды пришли к выводу, что хотя в данном случае не соблюдены условия, предусмотренные статьей 105.

1 НК РФ «Взаимозависимые лица», между участниками сделки существует «иная зависимость». (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2017 N 303-КГ16-19317 по делу N А51-4996/2015).

5. Взыскание с собственника организации ущерба, причиненного в связи с уклонением юрлица от уплаты налогов, является обоснованным

Конституционный суд РФ решил, что нормам Конституции не противоречат положения пункта 1 статьи 1064 ГК РФ, на основании которых налоговым органом с собственника организации, привлеченного к уголовной ответственности, взыскан ущерб, причиненный бюджетной системе РФ.

Организация не смогла заплатить доначисленные ФНС налоги и налоговый орган подал заявление о ее банкротстве. Оказалось, что собственник организации, не являясь директором, фактически контролировал деятельность и давал распоряжение номинальному директору о заключении фиктивных договоров и предоставлении налоговой отчетности с фиктивными показателями.

Против него было возбуждено уголовное дело, по которому он был признан виновным в уклонении от уплаты налогов.

Налоговый орган в рамках этого дела заявил требования о взыскании ущерба с физического лица, которое суд полностью удовлетворил, установив причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, причиненным государству.

Гражданин подал жалобу в КС РФ, указав в ней, что пункт 1 статьи 1064 ГК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку допускает взыскание с физических лиц ущерба при отсутствии установленного факта получения такими лицами экономической выгоды от уклонения от уплаты налогов.

Конституционный Суд указал, ЧТО ДАННАЯ НОРМА направлена на конкретизацию конституционных гарантий защиты прав потерпевших от преступлений и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе (Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 396-О).

Источник: http://ppt.ru

Источник: https://www.erbp.ru/news/26-04-2017/obzor-pravovyh-pozitsiy-vysshih-sudov-v-sporah-nalogoplatelschikov-s-fns

ТАБЛИЦА: «Правовые позиции судов по делам о банкротстве»

ФНС РФ подытожила споры по банкротствам за I полугодие 2017 года.

ТАБЛИЦА: «Правовые позиции судов по делам о банкротстве»

Раздел Правовая позиция
Субсидиарная ответственность, взыскание убытков Судебное признание сделки недействительной в условиях отсутствия фактического возмещения имущественных потерь не препятствует взысканию убытков с директора должника
Субсидиарная ответственность руководителя распространяется в равной мере как на денежные обязательства, возникающие из гражданских правоотношений, так и на фискальные обязанности
Действия лиц, контролирующих должника, по передаче активов в пользу третьих лиц без встречного исполнения и по заниженной цене являются основанием для привлечения их к субсидиарной ответственности
Обязанность доказывать наличие причин, объективно препятствовавших исполнению обязанности по передаче документации арбитражному управляющему, возложена на лиц, контролирующих должника
Абзацем 5 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве установлена презумпция банкротства должника вследствие действий и (или) бездействия контролирующих его лиц, которые привели к привлечению общества к налоговой ответственности, возникновению и неуплате налоговой задолженности, составляющей в процедуре банкротства не менее 50 процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди
Оспаривание сделок При определении цели причинения вреда применительно к положениям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве следует учитывать условия других взаимосвязанных сделок и обстоятельства их заключения
Если условия оспариваемой сделки отличались от условий, при которых в сравнимых обстоятельствах заключаются аналогичные сделки, в существенно худшую сторону, такая сделка подлежит признанию недействительной как неравноценная
Для соотнесения с периодом подозрительности даты совершения сделки, переход права на основании которой подлежит госрегистрации, учету подлежит дата такой регистрации
Заключение нового договора хранения при оспаривании предыдущего следует рассматривать как создание реституционного иммунитета в отношении спорного имущества, что не отвечает целям конкурсного производства
  • Деятельность арбитражного управляющего
  • Признание его действий (бездействия) ненадлежащими, взыскание убытков, установление размера
  • процентов по его вознаграждению
Конкурсный управляющий обязан произвести корректировку налоговых периодов в соответствии со ст. 55 НК РФ, определить налогооблагаемую базу, зарезервировать денежные средства и принять меры к погашению фискальных обязательств, возникших в период ликвидации, в том числе по последним укороченным налоговым периодам, длящимся до момента завершения ликвидации
Нарушения, направленные на возникновение риска утраты возможности увеличения конкурсной массы, являются существенными и влекут необходимость отстранения конкурсного управляющего
При установлении суммы процентов по вознаграждению конкурсного управляющего учитывается фактический объем работ, выполненных конкурсным управляющим
При расчете процентов по вознаграждению временного управляющего п. 10 ст. 20.6 Закона о банкротстве подлежит применению в редакции, действовавшей на дату назначения временного управляющего
Нарушение срока, предусмотренного п. 6 ст. 45 Закона о банкротстве, не влечет утраты собранием кредиторов права на выбор нового конкурсного управляющего и не является основанием для отказа в назначении того арбитражного управляющего, который предложен собранием кредиторов.
Включение требований в реестр требований кредиторов,
оспаривание необоснованных требований кредиторов
В случае совершения кредитором платежей во исполнение безвозмездной сделки, заключенной с должником с целью исполнения его обязательств в порядке дарения, основания для включения в реестр требований кредиторов перечисленных денежных средств отсутствуют
Должник в обеспечительном обязательстве, частично исполнивший обязательство перед кредитором, не имеет права на удовлетворение своего требования к другому солидарному должнику до полного удовлетворения последним требований кредитора по основному обязательству
Правоотношения, носящие корпоративный характер, не позволяют участнику-взыскателю составлять конкуренцию кредиторам по внешним обязательствам должника, возникшим в рамках имущественного оборота
Правоотношения, носящие корпоративный характер, не позволяют участнику-взыскателю составлять конкуренцию кредиторам по внешним обязательствам должника, возникшим в рамках имущественного оборота
Иные вопросы При реализации конкурсного имущества организации-банкрота после 01.01.2015 НДС не взимается, счет-фактура должен выставляться без выделенной суммы НДС

Источник: http://www.v2b.ru/articles/tablitsa-pravovye-pozitsii-sudov-po-delam-o-bankrotstve/

Фнс россии от 23.12.2016 n са-4-7/24825@

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО

от 23 декабря 2016 г. N СА-4-7/24825@

Федеральная налоговая служба направляет для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых во втором полугодии 2016 года по вопросам налогообложения.

  • Действительный
  • государственный советник
  • Российской Федерации
  • 2 класса

С.А.АРАКЕЛОВ

Приложение

  1. ОБЗОР
  2. ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ, ОТРАЖЕННЫХ В СУДЕБНЫХ АКТАХ
  3. КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВЕРХОВНОГО
  4. СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПРИНЯТЫХ ВО ВТОРОМ ПОЛУГОДИИ
  5. 2016 ГОДА ПО ВОПРОСАМ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

Фактическое право на доход при применении соглашений об избежании двойного налогообложения.

1. При отсутствии у иностранных организаций фактического права на получение дохода применение льготных положений соглашения об избежании двойного налогообложения признано неправомерным.

Основанием для доначисления сумм налога и пени послужил вывод инспекции о том, что заявитель не исполнил обязанность налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет налога на доходы иностранных организаций от источников в Российской Федерации с доходов, полученных в виде ценных бумаг (акций российской организации) иностранными компаниями — резидентам Британских Виргинских островов через подконтрольные заявителю иностранные компании, расположенные в республике Кипр.

Удовлетворяя заявленное обществом требование, суд первой инстанции исходил из того, что действующим налоговым законодательством Российской Федерации не установлен порядок исчисления, удержания и перечисления налоговым агентом — российской организацией налога на прибыль организаций при передаче дохода иностранной организации в виде стоимости акций российской компании. Также суд признал недоказанным вывод инспекции об отсутствии деловой цели в совершенных обществом сделках.

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, суды апелляционной и кассационной инстанций отметили, что согласно положениям подпунктов 2 и 10 пункта 1 статьи 309 Налогового кодекса РФ доходы, получаемые в результате распределения в пользу иностранных организаций прибыли или имущества организаций (с учетом положений подпунктов 1 и 2 статьи 43 Кодекса), и иные аналогичные доходы, относятся к доходам иностранной организации от источников в Российской Федерации и подлежат обложению налогом, удерживаемым у источника выплаты доходов. Исключение сделано в отношении выплаты доходов, которые в соответствии с международными договорами (соглашениями) не облагаются налогом в Российской Федерации, при условии предъявления иностранной организацией налоговому агенту подтверждения, установленного пунктом 1 статьи 312 Налогового кодекса.

  • Ввиду отсутствия у Российской Федерации с Британскими Виргинскими островами вышеуказанного международного договора, налогообложение организации — резидента Британских Виргинских островов осуществляется в соответствии с положениями Налогового кодекса РФ.
  • Анализируя положения международного соглашения об избежании двойного налогообложения с республикой Кипр с учетом комментариев к Модельной конвенции ОЭСР суд апелляционной инстанции указал, что для признания лица в качестве фактического получателя дохода (бенефициарного собственника) необходимо не только наличие правовых оснований для непосредственного получения дохода, но это лицо также должно быть непосредственным выгодоприобретателем, то есть лицом, которое фактически получает выгоду от полученного дохода и определяет его дальнейшую экономическую судьбу.
  • В рассматриваемом случае промежуточное звено не могло рассматриваться как лицо, имеющее фактическое право на получаемый доход, несмотря на свой формальный статус собственника дохода.

Поддерживая выводы судов, Верховный Суд РФ отметил, что они не противоречат подходам, высказанным в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.

2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», в соответствии с которым если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Данные выводы содержатся в судебных актах, поддержанных Определением Верховного Суда Российской Федерации от 05.08.2016 N 307-КГ16-7111 по делу N А13-5850/2014 (ООО «Капитал» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Вологодской области).

Вопросы применения налоговыми органами льготных ставок по соглашениям об избежании двойного налогообложения при отсутствии у налогоплательщиков фактического права на доход освещены также в рамках завершенных судебных споров N А40-113217/2016, N А40-442/2015, N А40-116746/2015 и N А40-241361/2015.

Взыскание налоговой задолженности при переводе налогоплательщиком выручки и активов на иных лиц, а также взыскание ущерба, причиненного бюджету.

2.

Используемое в пункте 2 статьи 45 Налогового кодекса РФ понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение и должно толковаться с учетом цели данной нормы — противодействие избежания налогообложения в тех исключительных случаях, когда действия налогоплательщика и других лиц носят согласованный (зависимый друг от друга) характер и приводят к невозможности исполнения обязанности по уплате налогов их плательщиком, в том числе при отсутствии взаимозависимости, предусмотренной статьей 105.1 Налогового кодекса РФ.

  1. Налогоплательщик с целью уклонения от исполнения обязанности по уплате налогов, начисленных ему в ходе выездной налоговой проверки, фактически перевел свою финансово-хозяйственную деятельность на вновь созданную компанию, которая зарегистрирована в период проведения выездной налоговой проверки.
  2. Налоговый орган обратился за взысканием начисленных сумм в порядке пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса РФ с лица, на которое переведена финансово-хозяйственная деятельность общества.
  3. Суды первой и апелляционной инстанции заявленные требования налогового органа удовлетворили.
  4. Однако суд округа пришел к выводу о том, что в рассматриваемом деле имело место не разделение бизнеса, осуществлявшегося проверяемым налогоплательщиком, а приобретение бизнеса самостоятельным юридическим лицом, созданным другими участниками, находящимся по другому юридическому адресу, имеющему свой управленческий персонал и иной штат сотрудников.
  5. Отменяя постановление суда кассационной инстанции Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что передача налогоплательщиком имущества (прав на получение доходов) после вступления в силу решения инспекции, принятого по результатам налоговой проверки, привела к утрате источника уплаты налогов и, как следствие, к невозможности исполнения налоговой обязанности налогоплательщиком, о чем вновь созданное лицо не могло не знать в силу своего зависимого положения по отношению к налогоплательщику.

При наличии совокупности обстоятельств, предусмотренных пунктом 2 статьи 45 Налогового кодекса РФ, налоговая обязанность следует судьбе переданных налогоплательщиком в пользу зависимого с ним лица денежных средств и иного имущества, к которому для целей обращения взыскания следует относить и имущественные права.

С учетом особенностей осуществляемой обществами деятельности, перезаключение договоров с поставщиками и покупателями по существу привело к передаче прав на получение доходов от деятельности налогоплательщика, что для целей применения пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса РФ может рассматриваться в качестве одной из форм передачи имущества (имущественных прав).

При этом суды первой и апелляционной инстанции установили, что после вынесения решения по результатам выездной налоговой проверки налогоплательщик прекратил деятельность по фактическому адресу местонахождения и не осуществлял денежных операций по всем расчетным счетам. Вновь созданным обществом были перезаключены договоры с покупателями и поставщиками товара налогоплательщика по инициативе последнего, осуществлен перевод сотрудников во вновь созданную организацию.

Оценив представленные доказательства, суды первой и апелляционной инстанции пришли к заключению, что оба общества находились в состоянии зависимости друг от друга, их согласованные действия были направлены на неисполнение налоговой обязанности, что в силу указанных положений подпункта 2 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса РФ является основанием для взыскания с вновь созданного общества задолженности по налогам, числящейся за налогоплательщиком.

Соответственно, у суда округа не было оснований для вывода о самостоятельном ведении вновь созданным лицом предпринимательской деятельности и наличия у новой организации собственного коммерческого интереса.

Следовательно, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса РФ основания для отмены судебных актов, принятых в соответствии с положениями пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса РФ, в данном случае отсутствовали.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 16.09.2016 N 305-КГ16-6003 по делу N А40-77894/2015 (Инспекция Федеральной налоговой службы N 7 по городу Москве против ООО «Интерос»).

Источник: https://legalacts.ru/doc/obzor-pravovykh-pozitsii-otrazhennykh-v-sudebnykh-aktakh-konstitutsionnogo-suda/

Ссылка на основную публикацию