Фнс составила обзор правовых позиций кс рф и вс рф по вопросам налогообложения

23 января Федеральная налоговая служба утвердила Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в четвертом квартале 2017 года по вопросам налогообложения. Всего в обзор включены 17 правовых позиций высших судебных инстанций.

В частности, приведены позиции КС РФ, что привлечение физического лица к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения, а также что операции по реализации услуг буксиров по установке (снятию) бонового ограждения судна не освобождаются от обложения налогом на добавленную стоимость.

Приведены позиции ВС РФ, в частности о том, что применение налогоплательщиком различных способов определения объема товара при его приобретении и последующей реализации в целях исчисления НДС противоречит принципу экономического основания налога как налога, уплачиваемого с добавленной стоимости.

Также отмечается, что юридически значимым обстоятельством, определяющим возможность применения налоговых вычетов при приобретении товаров (работ, услуг) покупателем, является заявление к вычету НДС не более суммы налога, предъявленной контрагентом, так как поставщик создает в бюджете экономический источник для последующего возмещения налога покупателем.

  • Отмечается, что не исключается возможность отмены вышестоящим налоговым органом решения нижестоящего, которым налогоплательщику были предоставлены определенные льготы, в том числе решения о возмещении НДС, в случае, когда оно было принято в нарушение требований законодательства о налогах и сборах.
  • Указано, что драгоценные металлы, находящиеся на обезличенном металлическом счете, не относятся к валютным ценностям, следовательно, при их переоценке не возникает доходов (расходов) в виде положительной (отрицательной) курсовой разницы.
  • Согласно приводимым правовым позициям, обязательные платежи и взносы собственников помещений в многоквартирном доме, используемые товариществом собственников недвижимости на оплату стоимости содержания, обслуживания и ремонта жилого фонда, а также на оплату коммунальных услуг, являются целевыми поступлениями и не учитываются при определении налоговой базы.

Указывается, что налогоплательщики, применяющие УСН и выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, при определении расчетной базы для исчисления страховых взносов уменьшают полученные доходы, исчисленные в соответствии со ст. 346.15 НК РФ, на расходы, предусмотренные ст. 346.16 Кодекса.

Также приводится правовая позиция о том, что применение профессионального налогового вычета в размере 20% от общей суммы доходов, полученных от предпринимательской деятельности, не распространяется на адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, частнопрактикующих нотариусов, арбитражных управляющих и других лиц, занимающихся в установленном действующим законодательством порядке частной практикой, но не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и партнеры» Алексей Елисеенко отметил дело, приведенное в п. 1 обзора, в основу которого легла правовая позиция Конституционного Суда, изложенная в резонансном Постановлении от 8 декабря 2017 г. № 39-П, о котором ранее писала «АГ».

В данном постановлении КС РФ закрепил практику взыскания налоговыми органами не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или уголовное преследование которых в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Как подчеркнул Алексей Елисеенко, данная правовая позиция КС РФ не является новой: в ряде предшествующих дел Суд уже указывал на возможность взыскания неуплаченных компаниями налогов с физических лиц (Определение КС РФ от 19 июля 2016 г. № 1580-О, Определение КС РФ от 28 февраля 2017 г. № 396-О).

В связи с этим, по мнению юриста, важность данного постановления заключается не в самом закреплении практики взыскания налоговых недоимок компаний с физических лиц, а в тех оговорках, которые Суд сделал в своем постановлении в целях защиты интересов физических лиц, с которых взыскиваются такие недоимки.

В частности, КС РФ отметил, что взыскать налоговые недоимки с физических лиц можно только при условии установления всех элементов состава гражданского правонарушения и только при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в предусмотренном законом порядке.

Помимо этого, Конституционный Суд указал на недопустимость взыскания налоговых недоимок в двойном размере (т.е.

в случае когда налоговая недоимка взыскивается один раз с юридического лица в порядке налогового законодательства, а второй – с физического лица в порядке гражданского законодательства), а также отметил, что штраф в сумму вреда, подлежащего взысканию с физического лица, не включается.

Таким образом, заключил Алексей Елисеенко, в условиях уже устоявшейся практики взыскания налоговых недоимок компаний с физических лиц указанное постановление Конституционного Суда имеет большое значение для защиты интересов таких физических лиц.

Адвокат Иван Белов, также комментируя п.

1 обзора, отметил, что спорным является вывод КС РФ о возможности привлечения контролирующего физического лица к гражданско-правовой ответственности за причиненный бюджету вред еще до наступления признаков невозможности исполнения юрлицом налоговых обязательств, если в уголовном судопроизводстве установлено, что юрлицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица.

«Иными словами, Конституционный Суд предложил взыскивать при определенных условиях с контролирующего физического лица вред, минуя досудебные и судебные процедуры взыскания налогов с организации и взаимозависимых с ней лиц (ст.

45–47 НК РФ) и процедуры, предусмотренные законодательством о банкротстве, в том числе гл. III.

2 Закона о несостоятельности, установившей порядок привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности», – констатировал Иван Белов.

Адвокат пояснил, что именно особая процедура привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства по долгам предприятия (или после ее завершения) позволяет максимально учесть интересы всех кредиторов.

Как подчеркнул Иван Белов, предлагаемый Конституционным Судом общий механизм взыскания вреда в интересах бюджета в обход специальной процедуры, даже если он гарантирован всем кредиторам, нарушает права иных кредиторов предприятия, которые понесли риски, выходящие за пределы обычных рисков предпринимательской деятельности.

«Публичность процедуры банкротства позволяет максимально охватить и вовлечь в нее заинтересованных лиц, тогда как раздельное рассмотрение и удовлетворение требований о взыскании вреда с контролирующего лица не достигнет тех целей, которые декларирует конкурсное право, и поставит менее активных кредиторов в невыгодное положение. Лишь обоснованная невозможность процедуры банкротства предприятия, не уплатившего налог, может оправдывать прямое взыскание убытков с виновного контролирующего лица», – считает Иван Белов.

По мнению адвоката МОКА «Сазонов и партнеры» Эмиля Байрамова, рассмотренные в обзоре правовые позиции направлены на формирование единообразной судебной практики, в том числе с учетом действующей с 1 января 2017 г. в новой редакции гл. 34 НК РФ, в части применения норм налогового законодательства в сфере уплаты страховых взносов.

В частности, адвокат отметил дело в п. 14 обзора, в котором Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с позицией предпринимателя и указала, что расчетная база для страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию должна определяться учетом документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Верховный Суд указал, что предпринимательская деятельность, как и любая другая коммерческая деятельность, подвержена риску, а следовательно, и доход не является постоянным и гарантированным. В силу взаимосвязанных положений ст.

210, 221 и 227 Налогового кодекса РФ налог на доходы физических лиц и индивидуальных предпринимателей подлежит уменьшению на сумму расходов, связанных с извлечением доходов, и это соответствует определению прибыли организаций, которые по общему правилу исчисляют налог на прибыль путем уменьшения полученных доходов на величину расходов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/pravovye-pozitsii-ks-rf-i-vs-rf-po-voprosam-nalogooblozheniya/

Фнс рф представлен обзор правовых позиций кс рф и вс рф по вопросам налогообложения за 1 квартал 2018 года

«Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в первом квартале 2018 года по вопросам налогообложения»

В обзоре приведены наиболее важные судебные решения, содержащие, в частности, следующие выводы:

1.

Налоговый агент, который правильно исчислил суммы налога, но не перечислил своевременно денежные средства в бюджет может быть освобожден от ответственности на основании пункта 4 статьи 81 Налогового кодекса Российской Федерации, если он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени до момента, когда ему стало известно об обнаружении налоговым органом факта несвоевременного перечисления удержанного налога или о назначении выездной налоговой проверки, в случае если отсутствуют доказательства, указывающие на то, что несвоевременное перечисление налоговым агентом в бюджет сумм налога носило преднамеренный характер, не было результатом его упущения (технической или иной ошибки).

  • В ходе налоговой проверки налоговым органом установлено несвоевременное перечисление обществом в бюджет удержанных сумм налога на доходы физических лиц с выплаченной сотрудникам заработной платы.
  • Суды пришли к выводу, что пунктом 4 статьи 81 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность освобождения налогоплательщика от ответственности, предусмотренной статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации, если он самостоятельно выявит допущенное нарушение, произведет расчет подлежавшей уплате за конкретный налоговый период суммы налога, исчислит пени за просрочку уплаты суммы налога, уплатит доначисленные суммы налога и пеней в бюджет, а также внесет исправления в ранее представленную декларацию путем подачи уточненной декларации.
  • Вместе с тем учитывая, что общество неправомерно не перечисляло в установленный Налоговым кодексом Российской Федерации срок суммы налога на доходы физических лиц, подлежащие удержанию и перечислению налоговым агентом, при этом никаких технических ошибок представленных расчетов в ходе проведенной проверки не выявлено, корректирующие сведения обществом не вносились общество, по мнению судов, не может быть освобождено от ответственности, предусмотренной статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации.
  • Общество, не согласившись с такой трактовкой положений статей 81 и 123 Налогового кодекса Российской Федерации, обратилось с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации ссылаясь на неконституционность указанных норм.
  • Конституционный Суд Российской Федерации признал взаимосвязанные положения пункта 4 статьи 81 и статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, указав, что они не препятствуют освобождению от налоговой ответственности за несвоевременное перечисление в бюджет сумм налога на доходы физических лиц налоговых агентов, не допустивших искажения налоговой отчетности, если они самостоятельно (до момента, когда им стало известно об обнаружении налоговым органом факта несвоевременной уплаты налога или о назначении выездной налоговой проверки) уплатили необходимые суммы налога и пени, а несвоевременное перечисление ими в бюджет соответствующих сумм явилось результатом упущения (технической или иной ошибки) и носило непреднамеренный характер.
Читайте также:  Лишение права управления транспортными средствами

Данные выводы содержатся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 06.02.2018 N 6-П (по жалобе ОАО «ТАИФ» на нарушение его конституционных прав положениями пункта 4 статьи 81 и статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации).

2.

Одним из механизмов обеспечения достоверности сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц, выступает установленный подпунктом «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» временный запрет на создание новых юридических лиц и на участие в управлении существующими юридическими лицами для тех граждан, которые ранее проявили недобросовестность, уклонившись от совершения необходимых действий по прекращению юридического лица в предусмотренных законом процедурах ликвидации или банкротства, что может также означать уклонение от исполнения обязательств перед кредиторами юридического лица.

Решением налоговой инспекции на основании абзаца третьего подпункта «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.

2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» было отказано в государственной регистрации внесения в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о принятии решения о ликвидации юридического лица и формировании ликвидационной комиссии. Данный отказ был основан на материалах проверки, в результате которой было установлено, что гражданин, представленный в качестве лица, имеющего право действовать без доверенности от имени юридического лица (ликвидатора), ранее как директор хозяйствующих субъектов, исключенных из Единого государственного реестра юридических лиц и имевших на момент их исключения задолженность перед бюджетом, имел право действовать без доверенности от их имени.

Заявитель полагал, что оспариваемая норма в той мере, в какой она позволяет регистрирующему органу принимать решение об отказе в государственной регистрации в связи с указанными в ней обстоятельствами, наступившими до вступления ее в силу, противоречит ряду статей Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации отказывая в принятии жалобы к рассмотрению пришел к выводу, что принимая во внимание конституционно значимые цели равной защиты прав и законных интересов участников гражданского оборота от проявлений недобросовестного поведения, имевших место как до 1 января 2016 года, так и после указанной даты, оспариваемое правовое регулирование, позволяющее применять подпункт «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в том числе к существовавшим до 1 января 2016 года отношениям, не может рассматриваться как нарушающее принцип недопустимости придания обратной силы нормам, ухудшающим положение граждан, вытекающий из статьи 54 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Данные выводы содержатся в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.03.2018 N 580-О (по жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав подпунктом «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

3. При повторной реализации возвращенной покупателем алкогольной продукции у налогоплательщика — производителя алкогольной продукции возникает объект налогообложения акцизами при отсутствии права на вычет акциза, уплаченного при первоначальной реализации такой продукции.

Общество являясь производителем алкогольной и подакцизной спиртосодержащей продукции, осуществляло также ее реализацию.

Придя к выводу о том, что в случае, когда часть реализованной им продукции возвращалась покупателями, реализация продукции фактически не имела места, и учитывая, что сумма акциза была уплачена, общество посчитало возможным принять к вычету эту сумму и уменьшить на нее общий платеж по акцизу.

Решением налогового органа принятие к вычету суммы акциза, уплаченной по операции реализации товара, завершившейся его возвратом, было признано незаконным; обществу доначислена сумма акциза, пени и штраф. Суды также пришли к выводу о наличии прямого законодательного запрета на вычет соответствующих сумм при реализации алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5aa8f256a815f1bac2fc4e13/fns-rf-predstavlen-obzor-pravovyh-pozicii-ks-rf-i-vs-rf-po-voprosam-nalogooblojeniia-za-1-kvartal-2018-goda-5addf61e9d5cb36cee2c3edc

Обзор правовых позиций КС РФ и ВС РФ по вопросам налогообложения за I квартал 2019 года

Федеральная налоговая служба направила нижестоящим налоговым органам обзор судебной практики ФНС за I квартал 2019 года.

ФНС своим письмом от 16 апреля 2019 г. № СА-4-7/7164@ для использования в работе направила обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в первом квартале 2019 года по вопросам налогообложения.

Налог на имущество физических лиц

Если сумма налога на имущество физических лиц, рассчитанная по инвентаризационной стоимости имущества, существенно превышает сумму налога, рассчитанную по его кадастровой стоимости, налогоплательщик, в целях исчисления суммы налога, вправе требовать использования сведений об определенной в надлежащем порядке кадастровой (рыночной) стоимости этого имущества и соответствующего размера налоговой ставки.

Земельный налог

Если какие-либо действия (бездействие) государственных и муниципальных органов привели к включению в Единый государственный реестр недвижимости (государственный кадастр недвижимости) неактуальной, по мнению налогового органа, кадастровой стоимости, то такие действия (бездействие) сами по себе не могут служить безусловным основанием для изменения порядка определения налоговой базы по земельному налогу, а также вести к доначислению налогоплательщику сумм недоимки и пени, притом что он не совершал каких-либо недобросовестных действий, направленных на уклонение от уплаты налога.

НДФЛ

  1. Если суммы налога удерживаются налоговым агентом, то налоговый орган не может производить возврат излишне удержанной налоговым агентом суммы налога.
  2. Само по себе прощение должнику пени, штрафов не приводит к возникновению дохода у должника.

    А наличие в договоре пунктов о штрафных санкциях определяет лишь наличие возможности привлечения должника к ответственности.

    Суммы штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, прощенных кредитором, являются доходом должника только в случае признания их должником или их присуждения на основании решения суда, вступившего в законную силу.

Налг на прибыль

  1. При реализации продукции по заниженным ценам через ряд посреднических компаний, размер налоговой обязанности определяется исходя из фактических (неискаженных) показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика.

  2. Перерасчет налоговой базы в период выявления ошибки (искажения) дает налогоплательщику право отразить расходы предыдущих налоговых периодов в текущем налоговом периоде, если ошибки привели к излишней уплате налога в конкретном (определимом) предыдущем периоде.

НДС

  1. Возврат товара продавцу, обусловленный расторжением договора купли-продажи по вине покупателя, означает возвращение сторон договора в исходное положение.

    В этом случае реализация товара считается несостоявшейся, объект налогообложения отсутствует и НДС не может быть предъявлен к оплате покупателю. Счет-фактура от покупателя на возвращаемый товар не требуется. НДС, уплаченный по сделке в бюджет, подлежит возврату.

  2. Сдача нежилых помещений в аренду физическим лицом, без регистрации его как ИП, подлежит налообложению по общей системе налогобложения.

Взаимозависимость

Взаимозависимость сама по себе не является основанием для установления более обременительного налогового режима для налогоплательщиков, входящих в единую группу компаний и имеющих в силу этого длительные экономически и исторически обусловленные хозяйственные отношения с иными участниками группы.

Штрафы

При наличии смягчающих обстоятельств суд имеет право снизить размер штрафа за налоговое правонарушение не менее, чем в два раза. Но не до нуля, так как это является фактически освобождением от ответственности за совершение налогового правонарушения.

Налоговые вычеты

Для приобретения членом кооператива права собственности на жилое или иное помещение должны быть соблюдены два условия — передача жилищно-строительным кооперативом помещения члену кооператива и внесение членом кооператива паевого взноса в полном объеме. С этого момента он имеет право на имущественный налоговый вычет, даже если право собственности на соотвествующее имущество было зарегистрированно позднее.

Упрощенная бухгалтерия на Дзен

Источник: http://buhpressa.ru/svezhij-nomer/7747-obzor-pravovykh-pozitsij-ks-rf-i-vs-rf-po-voprosam-nalogooblozheniya-za-i-kvartal-2019-goda

Утвержден обзор правовых позиций КС РФ и ВС РФ по вопросам налогообложения

Федеральной налоговой службой России подготовлен и опубликован «Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, принятых в четвертом квартале 2017 года по вопросам налогообложения» (утв. ФНС России от 23.01.2018).

  • В обзоре приведены наиболее важные судебные решения, содержащие по мнению ФНС выводы, которые крайне важны для применения в практической деятельности.
  • В частности, налоговый орган отстоял в Суде позицию о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды и соответственно необходимости восстановления правопреемником сумм налога на добавленную стоимость, принятых к вычету реорганизованной организацией в результате проведения ремонтных работ в нежилом здании, переданном правопреемнику для использования в необлагаемых указанным налогом операциях.
  • Так, общество, применявшее до реорганизации общий режим налогообложения, прекратило деятельность путем реорганизации в форме присоединения к проверяемому налогоплательщику (правопреемник), применяющее упрощенную систему налогообложения.
  • Налоговый орган пришел к выводу, что в случае если правопреемник не признается налогоплательщиком налога на добавленную стоимость, то суммы налога, ранее принятые к вычету реорганизованной организацией по приобретенным работам, связанным с капитальным ремонтом здания, переданного правопреемнику для использования в операциях, по которым исчисление налога на добавленную стоимость не производится, подлежат восстановлению и уплате в бюджет правопреемником на основании пункта 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации.
  • При этом инспекция сослалась на взаимозависимость вновь созданных юридических лиц: занятие одними и теми же лицами руководящих должностей у реорганизованного лица и правопреемника; нахождение их по одному и тому же адресу; обслуживание в одном и том же банке.

Суды, принимая во внимание взаимосвязанные положения подпункта 2 пункта 3 статьи 170 и пункта 2 статьи 346.11 Налогового кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о возможности в спорной правовой ситуации возложить обязанность по восстановлению налога на добавленную стоимость на налогоплательщика.

При этом суды поддержали выводы налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в виде неисполнения обязанности по восстановлению налога на добавленную стоимость в связи с совершением учредителями и руководителями организаций согласованных действий по реорганизации и дальнейшему переходу на упрощенную систему налогообложения.

Данные выводы содержатся в судебных актах по делу № А40-61102/2015, поддержанных Определением Верховного Суда Российской Федерации от 09.10.2017 № 305-КГ16-7109 (ООО «Арт-Гранд Виктория» против Инспекции Федеральной налоговой службы № 5 по г. Москве).

Сложилась практика применения налогового законодательства РФ и по вопросу учета обязательных платежей и взносов собственников помещений в многоквартирном доме, используемых товариществом собственников недвижимости на оплату стоимости содержания, обслуживания и ремонта жилого фонда, а также на оплату коммунальных услуг, при определении налоговой базы.

Так, налоговым органом установлена неуплата товариществом собственников недвижимости налогов по упрощенной системе налогообложения по причине не отражения платежей за коммунальные услуги, поступивших от собственников помещений в многоквартирном доме, в налоговой базе. Налоговый орган полагал, что указанные средства нельзя считать целевыми поступлениями в смысле статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку товарищество являлось исполнителем указанных услуг.

Суды не согласились с позицией налогового органа указав, что товарищество в силу своего правового статуса не является хозяйствующим субъектом с самостоятельными экономическими интересами, отличными от интересов его членов, является некоммерческой организацией.

Осуществляя функции по сбору коммунальных платежей, товарищество не преследовало цели получения дохода, а удовлетворяло потребности собственников помещений в многоквартирном доме.

Заключая договоры на оказание коммунальных услуг, на эксплуатацию, содержание и ремонт жилых помещений и общего имущества в многоквартирных домах, а также трудовые договоры со специалистами, товарищество выступало в имущественном обороте не в своих интересах, а в интересах членов товарищества. Товарищество оплачивало услуги организациям, непосредственно, выполняющим работы (оказывающим услуги) для собственников помещения дома.

Учитывая изложенное, суды пришли к выводу о том, что денежные средства, поступившие в проверяемом периоде на расчетный счет товарищества от собственников жилых помещений и израсходованные им на оплату коммунальных услуг, предоставленных сторонними организациями собственникам жилья в многоквартирном доме, являются целевыми поступлениями и в силу пункта 2 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат учету при определении налоговой базы.

Данные выводы содержатся в судебных актах по делу № А43-4208/2017, поддержанных Определением Верховного Суда Российской Федерации от 24.11.2017 № 301-КГ17-17182 (ТСН «Факел» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Нижегородской области).

Источник: https://gtlaw.ru/2018/02/09/utverzhden-obzor-pravovyh-pozitsij/

Обзор ФНС по правовым позициям КС и ВС по вопросам налогообложения за 4 квартал 2017 года

ФНС России представлен обзор правовых позиций Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросам налогообложения за 4 квартал 2017 года.

В обзоре приведены наиболее важные судебные решения, содержащие, в частности, следующие выводы:

  • привлечение физического лица к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения (в суде оспаривалась конституционность положений законодательства, позволяющих признавать налоговые органы надлежащими заявителями по искам о взыскании с граждан вреда, причиненного налоговым преступлением, выразившимся в уклонении от уплаты налогов организаций и позволяющих взыскивать с граждан вред, причиненный бюджету таким налоговым преступлением, в случае прекращения в отношении них уголовного дела по нереабилитирующему основанию без учета того, что организация, привлеченная к налоговой ответственности за неуплату налога, является действующей и погашает образовавшуюся задолженность самостоятельно);
  • применение налогоплательщиком различных способов определения объема товара при его приобретении и последующей реализации в целях исчисления НДС противоречит принципу экономического основания налога как налога, уплачиваемого с добавленной стоимости (общество обращалось в суд с целью взыскания с покупателей дебиторской задолженности, образовавшейся по реализации тепловой энергии и горячей воды. При этом были составлены корректировочные счета-фактуры, в которых были уменьшены либо увеличены стоимость и объем реализованной тепловой энергии);
  • одним из проявлений диспозитивности в регулировании налоговых правоотношений выступает право лиц, не являющихся плательщиками НДС, вступить в правоотношения по уплате данного налога, что в силу пункта 5 статьи 173 НК РФ возлагает на таких лиц обязанность выставить покупателю счет-фактуру с выделением в нем суммы налога;
  • драгоценные металлы, находящиеся на обезличенном металлическом счете, не относятся к валютным ценностям, следовательно, при их переоценке не возникает доходов (расходов) в виде положительной (отрицательной) курсовой разницы;
  • использование налогоплательщиком воды при осуществлении деятельности по добыче углеводородного сырья является объектом налогообложения водным налогом.
  •   См. текст документа

    Источник публикации: audit-it.ru

    Источник: http://yurist-cons.ru/zakonodatelstvo/obzor-fns-po-pravovym-poziciiam-ks-i-vs-po-voprosam-nalogooblojeniia-za-4-kvartal-2017-goda.html

    Правовые позиции Конституционного суда по налогам

    ФНС России представлен обзор правовых позиций Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросам налогообложения за 4 квартал 2017 года

    1. Привлечение физического лица к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения.

    Граждане обратились в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобами на нарушение их конституционных прав положениями статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.

    2 Уголовного Кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, так как по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой данные положения позволяют признавать налоговые органы надлежащими заявителями по искам о взыскании с граждан вреда, причиненного налоговым преступлением, выразившимся в уклонении от уплаты налогов организаций; позволяют взыскивать с граждан вред, причиненный бюджету таким налоговым преступлением, в случае прекращения в отношении них уголовного дела по нереабилитрующему основанию без учета того, что организация, привлеченная к налоговой ответственности за неуплату налога, является действующей и погашает образовавшуюся задолженность самостоятельно; позволяют взыскивать в пользу государства вред, причиненный преступлением, предусмотренным статьей 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, с граждан, уголовное дело в отношении которых прекращено вследствие акта об амнистии, признавая их виновными в инкриминируемом преступлении в рамках гражданского, а не уголовного процесса и нарушая тем самым презумпцию невиновности; неопределенность содержащегося в обжалуемых нормах понятия «вред», по мнению одного из заявителей, позволяет взыскивать с руководителя организации суммы неуплаченного в бюджет налога в случае, если неуплата возникла вследствие его преступных действий, установленных приговором суда.

    • Поводом к обращениям послужили факты взыскания с граждан в судебном порядке вреда, причиненного совершенными ими преступлениями.
    • По результатам изучения жалобы Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.
    • На основании того, что органы Федеральной налоговой службы выступают, по сути, в качестве представителя интересов соответствующего публично-правового образования, лишившегося имущества в размере налоговых платежей, которые не поступили в бюджет в результате неправомерных действий физического лица соответствующие иски о возмещении вреда на основании статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации могут предъявляться налоговыми органами наряду с исками, прямо упомянутыми в статье 31 Налогового кодекса Российской Федерации как в уголовном, так и в гражданском процессе.
    • При этом статья 31 Налогового кодекса Российской Федерации не исключает наличия у налоговых органов правомочия по обращению в суд от имени публично-правового образования с иском к физическим лицам, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений или в отношении которых уголовное преследование в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям, о возмещении вреда, причиненного их противоправными действиями публично-правовому образованию, что соответствует требованиям Конституции Российской Федерации.
    • Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что обязанность возместить причиненный вред как мера гражданско-правовой ответственности применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего, как правило, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также его вину.

    Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней.

    При этом, учитывая предусмотренные законом механизмы взыскания налоговой задолженности юридического лица — налогоплательщика с третьих лиц, наличие имущественного вреда в таких случаях, по смыслу положений главы 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» Гражданского кодекса Российской Федерации, связано с невозможностью взыскания налоговой недоимки и предопределяется исчерпанием либо отсутствием оснований для применения мер ее взыскания (в том числе закрепленных абзацами восьмым и девятым подпункта 2 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации), а также предусмотренных гражданским законодательством механизмов привлечения к ответственности по долгам юридического лица — налогоплательщика иных лиц.

    Указывая на возможность возмещения физическим лицом вреда только при подтверждении окончательной невозможности исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что в тех случаях, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. de facto не является самостоятельным участником экономической деятельности), не исключается возможность привлечения такого физического лица к ответственности за вред, причиненный бюджету в связи с совершением соответствующего налогового преступления, еще до наступления указанных признаков невозможности исполнения юридическим лицом налоговых обязательств.

    При этом прекращение уголовного преследования и уголовного дела не означает освобождение лица от иных негативных последствий совершенного деяния.

    При рассмотрении заявленного потерпевшим гражданского иска о возмещении причиненного налоговым преступлением вреда суд — с учетом того, что для прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию требуется отсутствие возражений обвиняемого (подсудимого) против применения данного основания, — не связан решением о прекращении уголовного дела в части установленности состава гражданского правонарушения, однако обязан произвести всестороннее и полное исследование доказательств по делу и дать им оценку, с тем чтобы, следуя требованиям Конституции Российской Федерации, вынести законное, обоснованное и справедливое решение.

    Источник: http://lawedication.com/blog/2018/01/25/pravovye-pozicii-konstitucionnogo-suda-po-nalogam/

    О направлении обзора правовых позиций, отраженных в судебных актах конституционного суда российской федерации и верховного суда российской федерации, принятых в четвертом квартале 2017 года по вопросам налогообложения

    ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБАПИСЬМО

    от 18.01.2018 г. N СА-4-7/756@ 

    Федеральная налоговая служба направляет для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в четвертом квартале 2017 года по вопросам налогообложения. 

    Действительный

    государственный советникРоссийской Федерации 2 класса

    С.А.Аракелов

    Приложение 

    ОБЗОРПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ, ОТРАЖЕННЫХ В СУДЕБНЫХ АКТАХКОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВЕРХОВНОГОСУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПРИНЯТЫХ В ЧЕТВЕРТОМ КВАРТАЛЕ2017 ГОДА ПО ВОПРОСАМ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ 

    1. Привлечение физического лица к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения. 

    Граждане обратились в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобами на нарушение их конституционных прав положениями статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.

    2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, так как по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, данные положения позволяют признавать налоговые органы надлежащими заявителями по искам о взыскании с граждан вреда, причиненного налоговым преступлением, выразившимся в уклонении от уплаты налогов организаций; позволяют взыскивать с граждан вред, причиненный бюджету таким налоговым преступлением, в случае прекращения в отношении них уголовного дела по нереабилитирующему основанию без учета того, что организация, привлеченная к налоговой ответственности за неуплату налога, является действующей и погашает образовавшуюся задолженность самостоятельно; позволяют взыскивать в пользу государства вред, причиненный преступлением, предусмотренным статьей 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, с граждан, уголовное дело в отношении которых прекращено вследствие акта об амнистии, признавая их виновными в инкриминируемом преступлении в рамках гражданского, а не уголовного процесса и нарушая тем самым презумпцию невиновности; неопределенность содержащегося в обжалуемых нормах понятия «вред», по мнению одного из заявителей, позволяет взыскивать с руководителя организации суммы не уплаченного в бюджет налога в случае, если неуплата возникла вследствие его преступных действий, установленных приговором суда.

    • Поводом к обращениям послужили факты взыскания с граждан в судебном порядке вреда, причиненного совершенными ими преступлениями.
    • По результатам изучения жалобы Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.
    • На основании того, что органы Федеральной налоговой службы выступают, по сути, в качестве представителя интересов соответствующего публично-правового образования, лишившегося имущества в размере налоговых платежей, которые не поступили в бюджет в результате неправомерных действий физического лица, соответствующие иски о возмещении вреда на основании статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации могут предъявляться налоговыми органами наряду с исками, прямо упомянутыми в статье 31 Налогового кодекса Российской Федерации как в уголовном, так и в гражданском процессе.
    • При этом статья 31 Налогового кодекса Российской Федерации не исключает наличия у налоговых органов правомочия по обращению в суд от имени публично-правового образования с иском к физическим лицам, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений или в отношении которых уголовное преследование в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям, о возмещении вреда, причиненного их противоправными действиями публично-правовому образованию, что соответствует требованиям Конституции Российской Федерации.
    • Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что обязанность возместить причиненный вред как мера гражданско-правовой ответственности применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего, как правило, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также его вину.

    Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней.

    При этом, учитывая предусмотренные законом механизмы взыскания налоговой задолженности юридического лица — налогоплательщика с третьих лиц, наличие имущественного вреда в таких случаях, по смыслу положений главы 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» Гражданского кодекса Российской Федерации, связано с невозможностью взыскания налоговой недоимки и предопределяется исчерпанием либо отсутствием оснований для применения мер ее взыскания (в том числе закрепленных абзацами восьмым и девятым подпункта 2 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации), а также предусмотренных гражданским законодательством механизмов привлечения к ответственности по долгам юридического лица — налогоплательщика иных лиц.

    Указывая на возможность возмещения физическим лицом вреда только при подтверждении окончательной невозможности исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что в тех случаях, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. de facto не является самостоятельным участником экономической деятельности), не исключается возможность привлечения такого физического лица к ответственности за вред, причиненный бюджету в связи с совершением соответствующего налогового преступления, еще до наступления указанных признаков невозможности исполнения юридическим лицом налоговых обязательств.

    При этом прекращение уголовного преследования и уголовного дела не означает освобождение лица от иных негативных последствий совершенного деяния.

    При рассмотрении заявленного потерпевшим гражданского иска о возмещении причиненного налоговым преступлением вреда суд — с учетом того, что для прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию требуется отсутствие возражений обвиняемого (подсудимого) против применения данного основания, — не связан решением о прекращении уголовного дела в части установленности состава гражданского правонарушения, однако обязан произвести всестороннее и полное исследование доказательств по делу и дать им оценку, с тем чтобы, следуя требованиям Конституции Российской Федерации, вынести законное, обоснованное и справедливое решение.

    Источник: http://112buh.com/resursy/zakonodatel-stvo/pis-ma/fns/o-napravlenii-obzora-pravovykh-pozitsii-otrazhennykh-v-sudebnykh-aktakh-konstitutsionnogo-suda-rf/

    Ссылка на основную публикацию