За недобросовестное ведение переговоров может быть взыскана упущенная выгода

В гражданском законодательстве дается два виду убытков – это ущерб и упущенная выгода. Очень важно проводить различие между этими двумя понятия.

  1. Реальный ущерб – это расходы, которые связаны с утратой или повреждением имущества пострадавшего. Например, человеку разбили окно и ему нужно поставить новое такое, которое стоит 1000 рублей.
  2. Упущенная выгода – это неполученные доходы, которые лицо могло получить, если не вина иного лица. Например, человек занимается бизнесом и продает различные товары в бутике, но так как ему разбили витрину, и магазин не работал 4 дня, то он имеет также и упущенную выгоду, так как он не смог получить доходы за эти дни.

Довольно сложным аспектом является также, и тот факт, что реальный ущерб доказать зачастую не так уж и сложно, в то же время доказать упущенную выгоду становится не так уж и просто.

Ранее довольно сложно было вообще доказать, что существуют какие-либо убытки в следствие упущенной выгоду. С 2015 года ситуация облегчилась, так как серьезно изменились положения Гражданского Кодекса по этому поводу. Сейчас суд не вправе отклонить требования об упущенной выгоде, только из-за отсутствия информации о том, что такие убытки действительно были.

Сейчас неопределенная сумма не является основанием для отклонения. Если есть хоть какая-то информация, что они все же были, значит такие требования должны удовлетворяться. Это вполне логичное изменение, так как-то что сторона не может с точностью посчитать свои убытки, не означает, что их не было. Суд может хотя бы посчитать их приблизительно, чтобы это удовлетворяла обе стороны.

Верховный Суд Российской Федерации также уточнил, что в подтверждении о том, что был факт упущенной выгоде можно не только предоставлять доказательства о том, что были приняты реальные меры для получения выгоды, но и подтверждения самой возможности, что такая прибыль могла была быть полученной.

В качестве таких доказательств, например, может быть заключенный предварительный договор или проект договора с будущими поставщиками. Либо даже переписка с будущими партнерами может также послужить основанием для возмещения упущенной выгоды. Таким образом, расчеты в конечном итоге упадут на суд, а возмещение упущенной выгоды по-прежнему останется возможным.

За недобросовестное ведение переговоров может быть взыскана упущенная выгода

Что считается упущенной выгодой

Определение упущенной выгоды — это то, что владельцы или акционеры компании должны знать. При нормальных обстоятельствах прибыль распределяется между владельцами компании, как правило, пропорционально их доле владения.

Однако, если один из владельцев нарушает условия договора, это может привести к упущенной выгоде.

Потерянная прибыль обходится компании намного дороже, чем упущенная выгода, но их фактическое влияние может сильно различаться в зависимости от компании.

Прибыль относится к доходу, который остается для распределения между владельцами или акционерами компании. Чтобы определить прибыль, вы должны вычесть все расходы, включая проценты и налоги, из дохода вашей компании.

Информация о прибыли включена в отчет о прибылях и убытках компании. Прибыль является последней статьей, перечисленной в отчете о прибылях и убытках, поэтому потеря прибыли на один рубль уменьшает прибыль владельцев на один рубль.

Когда владелец нарушает договор, который оказывает влияние на прибыль компании, возникает упущенная выгода.

Оценка общей суммы денег, потерянных в результате нарушения договора, называется упущенной выгодой. Он включает расчет выгод, которые продавец получил бы, если бы покупатель не нарушил договор.

Другая сторона может требовать возмещения убытков от упущенной выгоды, показывая, что он или она выполнил требование нарушающей стороны в соответствии с условиями соглашения, и никакие альтернативные средства правовой защиты не доступны.

В патентных законах убытки от упущенной выгоды — это убытки, понесенные владельцем патента в результате действий нарушителя.

Одним из основных различий между упущенной выгодой и упущенной выгодами является их влияние на компанию. Один рубль упущенной выгоды намного дороже, чем один рубль упущенной выгоды. Это связано с тем, что прибыль — это следующая сумма, которую получат владельцы компании, а выручка включает в себя расходы, которые еще предстоит вычесть.

В некоторых компаниях один рубль потерянного дохода может быть просто потерей в несколько копеек в бухгалтерской отчетности. С другой стороны, размер прибыли компаний может существенно различаться в разных отраслях, поэтому фактическое влияние упущенной выгоды на владельцев бизнеса может быть очень разным.

Коммерческие правовые споры часто связаны с исками о возмещении убытков, которые оцениваются как упущенная выгода или упущенная деловая ценность.

Например, пострадавшая сторона может подать иск, утверждая, что он или она понес убытки от упущенной выгоды до даты подачи иска.

Истец также может утверждать о возникновении убытков в виде будущей упущенной выгоды, утраченной стоимости бизнеса или утраченного гудвилла на момент подачи иска.

Средства разрешения претензий

Федеральные законы предлагают различные средства для разрешения различных типов претензий. Чтобы определить, какой метод измерения ущерба является наиболее применимым, суд рассмотрит вид экономического ущерба, предположительно понесенного истцом, который может быть любым из следующего:

  1. Потеря прибыли от определенных сделок
  2. Потеря доброй воли или деловой репутации
  3. Полное уничтожение бизнеса

В некоторых случаях истец может требовать возмещения убытков как за упущенную выгоду, так и за потерю стоимости бизнеса. Суд не всегда может четко различать эти два вида средств правовой защиты, что приводит к путанице в отношении того, являются ли эти два метода избыточными или перекрывают друг друга. Чтобы доказать убытки, истец должен показать следующее:

  1. Упущенная выгода является результатом неправомерного поведения подсудимого
  2. Упущенная выгода была предсказуемым результатом действий ответчика
  3. Можно оценить сумму упущенной выгоды с достаточной уверенностью

Потерянная прибыль измеряется в течение определенного периода времени, в то время как стоимость бизнеса — это оценка общей стоимости всех будущих прибылей, которые, как ожидается, будут получены в течение жизни бизнеса.

Кроме того, только потерянная чистая прибыль может быть возмещаемым ущербом.

Они обычно определяются путем оценки того, сколько валового дохода было бы заработано, если бы ответчик не совершил противоправных действий, и затем вычитанием дополнительных затрат, которые истец понес бы в связи с упущенным доходом.

За недобросовестное ведение переговоров может быть взыскана упущенная выгода

Проблемы при предъявлении претензий об упущенной выгоде

  • Претензии в отношении упущенной выгоды возникают во многих случаях, включая споры по контрактам, правонарушения в сфере бизнеса, страховые претензии, травмы и антимонопольные иски.
  • Измерение убытков от упущенной выгоды представляется относительно простой концепцией определения разницы между суммой, которую предприятие могло разумно ожидать в течение соответствующего периода, по сравнению с суммой, которую предприятие фактически заработало за этот период.
  • Однако для определения суммы, которую компания могла бы разумно ожидать получить, обычно требуется всесторонний анализ и прогнозы, подкрепленные надежными данными.
  • Существует множество различных ситуаций упущенной выгоды, но все их можно соединить условно в несколько общих структур.
  • Обсудим некоторые из наиболее распространенных заблуждений и объясним соответствующие соображения при определении упущенной выгоды.
  • Потерянная прибыль равна потерянным доходам

Многие владельцы бизнеса оценивают свои требования по упущенной прибыли как равные сумме доходов, которые потерял бизнес. Убытки от упущенной выгоды — это упущенная «чистая» прибыль, а не потеря дохода или потеря валовой прибыли.

Доказательство потери дохода само по себе не является достаточным доказательством упущенной выгоды. Использование суммы потерянных доходов для предъявления претензии в отношении упущенной выгоды игнорирует рассмотрение затрат и расходов, которые были бы понесены для получения потерянных доходов.

Убытки за упущенную выгоду должны быть рассчитаны путем определения упущенной выручки и последующего вычитания исключенных (сэкономленных) издержек и расходов. Сэкономленные сэкономленные затраты и расходы — это те затраты и расходы, которые были бы понесены в связи с получением потерянных доходов, но не были понесены в течение периода повреждения.

  • Предприятия, которые теряют деньги, не получают потерянную прибыль

Есть предприятия, которые сообщают о чистых убытках в результате расходов, превышающих доходы. Некоторые стороны считают, что, поскольку эти предприятия не сообщают о прибылях, у этих предприятий не будет оснований требовать упущенную выгоду. Бизнес, работающий с убытками, может нести убытки от упущенной выгоды.

Еще раз, расчет упущенной выгоды должен основываться на сумме упущенных доходов за вычетом предотвращенных (сэкономленных) издержек и расходов.

Если сумма упущенной выручки превышает сумму исключенных (сэкономленных) затрат и расходов, полученная разница представляет собой сумму упущенной выгоды.

Эта сумма упущенной выгоды приведет к тому, что бизнес отчитается о большей сумме чистого убытка, чем в противном случае.

  • Все убытки в бизнесе должны быть включены в претензию о потерянной прибыли

Претензии в отношении упущенной выгоды часто предполагают, что все уменьшение выручки в течение периода убытков должно быть включено в расчет упущенной выгоды, даже если другие факторы могли вызвать или способствовать уменьшению выручки. Расчет упущенной выгоды должен включать только упущенную выгоду, вызванную действиями ответчика.

При расчете убытков от упущенной выгоды следует принимать во внимание и другие факторы, которые могли повлиять на прибыль в течение периода ущерба, и оценивать, чтобы исключить упущенную выгоду, связанную с такими другими факторами.

  • Претензии в отношении новых предприятий являются спекулятивными и поэтому не подлежат возмещению.

В прошлые годы многие суды применяли то, что называется «новым бизнес-правилом», а именно то, что претензии в отношении упущенной выгоды вновь созданного бизнеса по своей сути являются спекулятивными и, следовательно, не могут быть возмещены.

Однако в последние годы большинство судов отошли от этого общего правила и вместо этого рассмотрели качество представленных доказательств, чтобы определить, продемонстрировала ли истец обоснованную основу для разумной оценки своих убытков. Недавняя тенденция судов признает, что бизнес не должен быть лишен возможности получить упущенную выгоду только потому, что это новый бизнес.

Последние тенденции отражают изменения в видах фактических данных и анализов, доступных для финансовых и экономических экспертов, так что более не требуется строгое соблюдение «нового бизнес-правила».

Истец должен представить разумные доказательства, чтобы продемонстрировать с разумной уверенностью, что он получил бы прибыль.

Ущерб может быть установлен с достаточной степенью достоверности с помощью экономических и финансовых данных, обзоров и анализов рынка, деловых отчетов и опыта аналогичных предприятий, опыта владельца бизнеса и экспертных показаний.

Таким образом, убытки от упущенной выгоды должны отражать упущенную «чистую» прибыль, обычно рассчитываемую на основе упущенной выгоды, уменьшенной за счет избежания (экономии) расходов и издержек. Истец должен продемонстрировать, что убытки от упущенной выгоды, причиненные ответчиком, являются разумными, рассчитаны с использованием надежных факторов и не основаны на предположениях.

За недобросовестное ведение переговоров может быть взыскана упущенная выгода

Как доказать упущенную выгоду в суде?

Как правило, легче доказать упущенную выгоду для устоявшегося бизнеса с послужным списком доходов. В свое время «новое бизнес-правило» не позволило неустановленным предприятиям восстановить упущенную выгоду на том основании, что такие убытки были чрезмерно спекулятивными.

Однако сегодня большинство судов отклонили новое правило ведения бизнеса и позволяют неучрежденным предприятиям восстанавливать упущенную выгоду, если эта прибыль может быть подтверждена с достаточной уверенностью.

Частью обоснования современного правила является то, что было бы несправедливо наказать истца за отсутствие достаточного послужного списка, когда действия ответчика помешали истцу установить послужной список.

Тем не менее, имейте в виду, что независимо от того, основана компания или нет, определение упущенной выгоды является прогнозным мероприятием. Известная история доходов бизнеса является важным свидетельством его потенциального дохода в будущем. Но эксперт по возмещению убытков все же должен проанализировать множество факторов — помимо предполагаемого проступка ответчика — которые могут привести к увеличению или уменьшению его будущих доходов. Даже бизнес, который исторически был убыточным, может возместить убытки от упущенной выгоды, если его факты или обстоятельства указывают на более благоприятное будущее.

Читайте также:  Грозит ли штраф за неиспользование кассового аппарата?

Ущерб эксперты рассматривают несколько факторов в определении упущенной выгоды, в том числе качество управления; опыт руководства с аналогичными видами бизнеса; прибыль, полученная сопоставимыми компаниями; отраслевые, рыночные и экономические данные; и, как обсуждается ниже, собственные бизнес-планы и финансовые прогнозы руководства.

Практика разрешения споров

Для многих судов лучшим доказательством упущенной выгоды являются собственные прогнозы руководства. Зачем? Никто не понимает деятельность компании лучше, чем люди внутри компании.

При анализе ожиданий руководства относительно будущих результатов эксперты по убыткам обычно применяют подход «доверяй, но проверяй».

Другими словами, они понимают, что руководство обычно находится в лучшем положении, чтобы оценить финансовые перспективы компании, но они также признают, что ожидания руководства иногда нереалистичны.

Прогнозы и прогнозы могут быть ненадежными, если они, скажем, подготовлены в ожидании судебного разбирательства, в связи со слиянием или приобретением, перед публикацией или при других обстоятельствах, в которых у руководства есть стимул для увеличения своего потенциального дохода.

Даже если руководство подготовит прогноз или прогноз в ходе обычной деятельности, эксперт по убыткам проанализирует риски, в том числе специфические для компании, отраслевые и экономические риски, которые истец не достигнет ожидаемых результатов. Эксперт может отразить эти риски в расчетах упущенной выгоды, уменьшив ожидаемую прибыль или используя более высокую ставку дисконтирования для определения приведенной стоимости этих прибылей.

Эксперты по убыткам не должны доказывать упущенную выгоду с математической точностью — присущая неопределенность в отношении будущих результатов деятельности любой компании делает такую ​​точность невозможной. Тем не менее, они должны представить доказательства и анализ, которые оценивают упущенную выгоду с разумной уверенностью.

  1. Важно! По всем вопросам, если не знаете, что делать и куда обращаться:
  2. Звоните 8-800-777-32-16.
  3. Бесплатная горячая юридическая линия.

Источник: https://yurlitsa.ru/dokazyvaem-upushchennuyu-vygodu-v-sude-osobennosti-vzyskaniya-i-rascheta/

Недобросовестное ведение переговоров при заключении сделки может повлечь убытки в виде упущенной выгоды

Новая судебная практика или сказ о том, как с Ашана взыскали более 15 миллионов рублей убытков за недобросовестное ведение переговоров.

Суть дела.

За недобросовестное ведение переговоров может быть взыскана упущенная выгода

В 2016 году ООО «Ашан», как потенциальный арендатор, и компания «Декорт», как потенциальный арендодатель, начали вести переговоры о заключении договора аренды склада, расположенного в Московской области. Речь шла о крупных суммах, переговоры велись тщательно и на протяжении семи месяцев. Итогом столь длительных переговоров стало составление согласованного сторонами проекта договора аренды, который потенциальный арендодатель подписал и направил другой стороне.

Однако, после получения подписанного одной стороной договора аренды, потенциальный арендатор «пропал», т.е. прекратил всяческое общение с представителями ООО «Декорт».

В свою очередь, юристы потенциального арендодателя не растерялись и обратились в суд за взысканием упущенной выгоды.

Как взыскать неосновательное обогащение при срыве переговоров одной из сторон?

В соответствии со ст. 434.1 Гражданского Кодекса РФ граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто.

Однако, п. 2 той же статьи установлено, что при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, а именно, не допускать вступления в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной.

Какие действия стороны могут быть рассмотрены как недобросовестные?

Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются:

  1. предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны;
  2. внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

Пунктом 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» разъяснено, что к отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, установленными статьей 434.1 ГК РФ.

Однако, предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны.

Вместе с тем недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 434.1 ГК РФ.

В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.

Как суд оценивал действия ООО «Ашан»?

За недобросовестное ведение переговоров может быть взыскана упущенная выгода

В ходе согласования всех существенных условий сделки сотрудники ООО «Ашан» осуществляли действия, свидетельствующие о намерениях заключить договор, а именно:

  1. проводили юридический и финансовый анализ документации арендодателя,
  2. направляли запросы на необходимые документы для заключения сделки,
  3. согласовывали основные и детальные условия сделки по всем существенным, коммерческим и техническим условиям,
  4. неоднократно переносили и назначали новые даты ее заключения, чем позиционировали себя в глазах истца, как имеющие твердые намерения вступить с ним в договорные отношения

Такое поведение потенциального арендатора презюмируется недобросовестным, то есть противоправным, нарушающим защищаемое законом особое состояние доверия добросовестного контрагента к благополучному завершению переговоров, образовавшееся от поведения другой стороны переговоров, позиционирующей себя в глазах своего контрагента, как имеющий твердые намерения вступить с ним в договорные отношения.

Таким образом, потенциальный арендодатель не мог ожидать, что контрагент внезапно и неоправданно прекратит переговоры по заключению договора аренды.

Поскольку потенциальный арендодатель доказал факт внезапного и неоправданного прекращения переговоров арендатором при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, недобросовестность действий ответчика предполагается, что установлено в подп. 2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ и разъяснено в п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г. № 7 .

Какие убытки можно отнести к упущенной выгоде?

Пунктом 3 ст. 434.1 ГК РФ установлено, что сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

В частности, пунктом 20 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 г.

№ 7 разъяснено, что в результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом. Таким образом, перечень убытков, перечисленных в п. 3 ст. 434.1 ГК РФ, является открытым.

При этом на лицо, недобросовестно сорвавшее переговоры, возлагается обязанность возместить убытки, которые понесены потерпевшим как до факта срыва переговоров — с момента установления с ним первого делового контакта, так и после такого срыва до момента их устранения потерпевшим.

Поскольку ООО «Д», руководствуясь серьезностью намерений потенциального арендатора в заключении с ним договора аренды, предпринимало меры и приготовления для получения выгоды в виде подготовки склада под заявленные ответчиком технические требования, в том числе освободил помещение от прежних арендаторов.

Убытки для ООО «Д» выразились в виде неполученных арендных платежей в размере 15665814,80 руб. от прежних арендаторов за период в 6 месяцев, т.е. с момента освобождения предстоящих к сдаче в аренду помещений от прежних арендаторов с целью их подготовки под заявленные ООО «Ашан» технические требования по дату срыва переговоров ответчиком по дату сдачи складов в аренду третьим лицам.

Таким образом, суд счел требования потенциального арендодателя о взыскании упущенных доходов, причиненных недобросовестным поведением Ашана, выразившихся в утрате возможности получения арендных платежей от прежних арендаторов в размере 15 665 814, 84 руб., которые бы были получены ООО «Д», если бы они не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Осенью 2017г. Решение Арбитражного суда Московской области от 04.04.2017 года по делу № А41-90214/16 устояло в апелляционной инстанции.

Источник: https://precedentnn.ru/nedobrosovestnoe-vedenie-peregovorov-pri-zaklushenii-sdelki-mozhet-povlesh-ybitki-v-vide-ypychenoi-vigodi.html

Как можно взыскать упущенную выгоду если переговорный процесс зашёл в тупик по вине другой стороны?

За недобросовестное ведение переговоров может быть взыскана упущенная выгода

13 Марта 2018

Статья 434.1 «Переговоры о заключении договора» Гражданского кодекса Российской Федерации, введенная Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ, вступила в силу с 01 июня 2015 года. Положения данной статьи направлены на защиту сторон при проведении переговоров в ситуациях, когда сторона несет или может понести убытки из-за недобросовестных действий контрагента при переговорах.

Возмещение упущенной выгоды из-за недобросовестных переговоров. О чем говорит закон?

Пункт 1 статьи 434.1 говорит нам о том, что стороны обладают свободой в ведении переговоров.

Указанным пунктом также предусмотрено, что расходы, которые возникают в связи с проведением переговоров, участники переговоров несут самостоятельно, а также что участники переговоров не отвечают за то, что соглашение будет достигнуто.

Казалось бы, законодатель не устанавливает никаких ограничений, утверждая такое общее правило. Указанная норма полностью соответствует одному из ключевых принципов гражданского права – свободе договора. Однако далее законодатель вводит исключения, запрещающие определенные недобросовестные действия сторон.

Пункт 2 ст. 434.1 устанавливает прямой запрет на недобросовестное поведение во время переговоров. Данная норма логически вытекает из положений ст. 10 Гражданского кодекса РФ, которая устанавливает запрет на злоупотребление гражданскими правами. При этом статья устанавливает открытый перечень недобросовестных действий.

Законодатель в указанной норме указал, какие виды недобросовестных действий это могут быть:

  1. ведение переговоров без реальной цели заключить договор;

  2. использование ложной информации, при этом предполагается, что сторона делала это умышленно, если же сторона не знала о недостоверности информации, то это не будет являться основанием для взыскания убытков с недобросовестного участника;

  3. ситуация, когда участник переговоров специально не доводит существенную для заключаемого договора информацию;

  4. неожиданное и необоснованное обстоятельствами, условиями прекращение переговоров, при этом предполагается, что другая сторона не могла ожидать такого прекращения ведения переговоров

Наконец, пунктом 3 ст. 434.1 ГК РФ устанавливает ответственность за недобросовестное ведение переговоров.

Ответственность устанавливается в виде возмещения убытков пострадавшей стороне. При этом также убытками признаются два вида расходов, которые может понести сторона:

А) расходы, которые понесла сторона в связи с самим ведением переговоров, по мнению автора статьи, это могут быть транспортные расходы, расходы на проживание, участвующих в переговорах лиц, расходы на аренду помещения

Б) расходы, которые понес участник в связи с тем, что сторона лишена возможности заключить договор с третьим лицом. Предполагается, что это то лицо, которому сторона отказало в заключении договора, или повременила, проводив переговоры с недобросовестным участником.

Согласно сложившейся судебной практике, проигравшая сторона также может взыскать упущенную выгоду, что и было подтверждено судебной практикой.

Согласно п. 4 ст. 434.1 устанавливается защита конфиденциальной информации, полученной одним участником переговоров от другого и использованной ненадлежащим образом в своих целях. Мерой ответственности является возмещение недобросовестной стороной переговоров всех убытков, возникших у стороны предоставившей информацию. При этом не важно, был ли договор заключен или нет.

5 пункт статьи 434.1 устанавливает возможность для сторон заключить соглашение о ведении переговоров.

В таком соглашении могут быть прописаны следующие условия:

  1. распределение несения расходов на проведение переговоров;

  2. запрет на проведение параллельных переговоров с конкурентами;

  3. порядок раскрытия информации;

  4. режим конфиденциальности информации;

  5. установление штрафа за нарушение условий соглашения;

  6. другие возможные условия.

Читайте также:  Изменен порядок возмещения процессуальных издержек

При этом в указанном соглашении не могут быть установлены положения, ограничивающие ответственность, установленную в статье за недобросовестное поведение, иначе они будут ничтожны.

Согласно положениям 6 пункта ст. 434.1 законодатель указывает, что потребитель не несет ответственность за недобросовестные действия ни за раскрытие конфиденциальной информации о переговорах. Данная норма, кажется несколько странной, так как фактически позволяет потребителю предоставлять ложную информацию своему контрагенту без риска несения ответственности.

Согласно п. 7 ст. 434.1 законодатель не ограничивает применение положений статьи относительно того, был ли заключен договор или нет. Указанные нормы всегда будут применяться при переговорах.

Практика взыскания убытков и упущенной выгоды из-за несостоявшегося договора

Тем не менее несмотря на то, что статья содержит подробные механизмы защиты стороны, фактически она мало применялась на практике, но в последнее время ситуация начала меняться, стала формироваться практика, когда суды взыскивают расходы с недобросовестной стороны в переговорах.

Рассмотрим дело № А41-90214/2016. В этом деле суд взыскал с торговой сети Ашан 15,7 миллионов рублей убытков в пользу ООО «Декорт» за срыв переговоров по заключению договора аренды склада.

Обстоятельства дела: ООО «Декорт» является владельцем склада. ООО «Ашан» намеревалось арендовать указанный склад целиком, в связи с этим ООО «Декорт» расторгло договоры со своими арендаторами с целью приведения склада в состояние, соответствующее техническим требованиям, заявленным ООО «Ашан». При этом ООО «Ашан» контролировал ход работ и согласовывал их.

Такая подготовка была осуществлена. Тем не менее, ООО «Ашан» в определенный момент времени начало затягивать переговоры, откладывая подписания договора, а при получении финальной версии договора, подписанной ООО «Декорт», не стало их подписывать, прекратив взаимодействие с ООО «Декорт».

Свои действия в суде представители компании объяснили тем, что наблюдательный совет не одобрил сделку.

Суд первой инстанции взыскал убытки с ООО «Ашан». Суд апелляционной инстанции также встал на сторону истца.

Арбитражные суды указали на то, что ответчик внезапно без обоснованных причин прекратил переговоры, при этом истец не мог предполагать о таких действия ООО «Ашан», так как ответчик на протяжении переговоров совершал все необходимые действия для заключения совершал действия, явно свидетельствующие о твердом намерении заключить договор аренды склада.

Анализируя это дело следует учитывать ряд обстоятельств:

  1. о внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора произошло при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

  2. потенциальный арендатор проявлял твердые намерения совершить сделку.

    1. проведение юридического и финансового анализа документации

    2. направление запросов с целью получения необходимых документов,

    3. согласование основных и детальных условий сделки по всем существенным, коммерческим и техническим условиям,

    4. отсрочка и перенос дат подписания договора

  3. устанавливается ответственность не за не заключение контракта, в том числе ввиду отсутствия надлежащим образом оформленного корпоративного одобрения сделки со стороны ответчика, а за проявленную им небрежность при проведении переговоров — то есть за недобросовестное поведение, не учитывающее права и законные интересы своего контрагента.

Стоит отметить, что на настоящий момент это практически единственное подобное дело, когда суд встал на сторону Истца, тогда как в основном практика складывается в ином направлении. Отказ в удовлетворении требований в иных случаях происходил по ряду причин:

Истцом не доказан факт заведомого отсутствия намерения достичь соглашения с контрагентом. (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.08.2017 N Ф04-2947/2017 по делу N А46-14889/2016)

Источник: https://www.kmklaw.ru/press-centr/stati/sryv-pri-podpisanii-dogovora-mozhno-vzyskat-ubytki/index.php

Уйти, хлопнув дверью: недобросовестным переговорщикам придется платить

Изначально предполагается, что участники рынка свободны в проведении переговоров о заключении договора, они самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто. То есть существует презумпция добросовестного поведения при переговорах.

При добросовестном поведении сторон  переговоры могут быть прекращены на любой их стадии. Само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа отнюдь не свидетельствует о недобросовестности прекращающей переговоры стороны.

Бремя доказывания недобросовестного поведения такой стороны, по общему правилу, лежит на ее контрагенте. 

Однако в ряде случаев недобросовестность стороны, прекращающей переговоры, предполагается.

Это происходит в случаях, когда имело место, во-первых, внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора, во-вторых, произошедшее при таких обстоятельствах, когда другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

Очевидно, что эти критерии субъективны и будут зависеть от усмотрения судьи. В таких случаях доказывать свою добросовестность  должна будет сторона, прекратившая переговоры.  

В этой связи интересны недавние судебные решения по делу N А41-90214/16 о необоснованном отказе стороны (потенциального арендатора) от заключения  договора аренды склада.

Несостоявшийся арендатор, вышедший из переговоров, проиграл первую инстанцию, которая квалифицировала его действия по выходу из переговоров как недобросовестные, суды апелляционной и кассационной инстанции поддержали это решение (апелляция – 19 сентября 2017 года и кассация – 22 ноября 2017 года).

Судами по данному делу было сделано несколько интересных выводов.

Вывод первый. Внезапное и неоправданное прекращение переговоров, когда другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, может быть доказано следующими  фактами.  В ходе переговоров сторона позиционировала себя, как имеющая твердые намерения вступить с другой стороной в деловые отношения.

Переговоры продолжались семь месяцев. Сторона проводила юридический и финансовый анализ документации, направляла запросы на необходимые документы, согласовывала условия сделки, неоднократно переносила и назначала новые даты ее заключения.

Вторая сторона в этих целях в сжатые сроки расторгла договоры с прежними арендаторами склада и выполнила все зависящие от нее подготовительные технические мероприятия для предоставления склада в аренду первой стороне.

При таких обстоятельствах срыв переговоров первой стороной подорвал сформированные ее предшествующим поведением разумные ожидания второй стороны в благоприятном  завершении переговоров уже на финальной стадии.

Вывод второй.  Мотивы недобросовестного срыва переговоров не имеют значения.

Вывод третий. Обязанность действовать добросовестно при вступлении в переговоры и в ходе их проведения является безусловной, то есть не зависящей от каких-либо обстоятельств.

В частности, не имеет значения, была ли осведомлена недобросовестная сторона о неполученных доходах потерпевшей стороны в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом или утратой уже имеющегося клиента.

Вывод четвертый. Перечень убытков, которые должны быть возмещены стороне, пострадавшей от срыва переговоров, не ограничивается расходами — пострадавшая сторона может требовать возмещения и иных убытков, в том числе упущенной выгоды. Хотя в статье 434.

1 ГК РФ буквально упоминаются только расходы (а именно расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом), суды справедливо толкуют данное положение расширительно и позволяют взыскивать именно убытки  (то есть расходы и упущенную выгоду).  Применяется следующее правило: в результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Вывод пятый. Перечень убытков, которые может взыскивать пострадавшая сторона, открытый. На лицо, недобросовестно сорвавшее переговоры, возлагается обязанность возместить убытки, которые понесены потерпевшей стороной как до факта срыва переговоров — с момента установления с ней первого делового контакта, так и после такого срыва до момента их устранения потерпевшей стороной.

В частности, в рассматриваемом деле пострадавшая сторона смогла взыскать убытки со стороны, вышедшей из переговоров, в виде арендных платежей, недополученных с прежних арендаторов данного склада за период с даты досрочного освобождения ими склада по дату сдачи склада в аренду третьим лицам-новым арендаторам.

Суд счел, что действия пострадавшей стороны по досрочному освобождению склада от прежних арендаторов были неразрывно связаны с поведением ответчика, демонстрировавшего твердость своих намерений вступить в договор аренды.

Суд пришел к выводу, что решение об освобождении склада от прежних арендаторов являлось необходимой мерой для целей его подготовки под технические требования ответчика и основывалось на доверии истца в благополучном завершении переговоров, которое было вызвано предшествующим и последующим поведением ответчика, демонстрировавшим в течение всего единого переговорного процесса свои  намерения вступить с истцом в договорные отношения.

При этом однако суд высказался, что не могут быть взысканы доходы (упущенная выгода), которые пострадавшая сторона могла бы получить от самого ответчика, если бы договор аренды с ним был заключен и надлежащим образом исполнен. Иными словами, не подлежит взысканию в виде убытков арендная плата по тому договору аренды, который предполагался к заключению со стороной, вышедшей из переговоров.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/354373-slozhnosti-kidaly-za-nedobrosovestnye-peregovory-pridetsya-zaplatit

Можно ли взыскать упущенную выгоду за срыв переговоров

Спойлер: можно, но это очень спорно.

Недавно Верховный суд РФ поставил точку в деле о взыскании с АШАНа более 15 млн. руб. за недобросовестный срыв переговоров. К сожалению, точка была поставлена «отказным» определением. Хотя, на мой взгляд, дело настолько любопытное, что оно уж точно было достойно внимания Экономической коллегии ВС РФ.

Интерес это дело представляет как минимум по двум причинам.

Во-первых, это один из первых случаев применения еще относительно новой статьи 434.1 ГК РФ. При этом решение было вынесено против такого гиганта как АШАН, а присужденная истцу сумма составила свыше 15 млн. руб.

Во-вторых, применена указанная статья была, мягко говоря, не в соответствии с ее буквальным содержанием.

Теперь по порядку.

АШАН и ООО «Декорт» (истец) полгода вели переговоры о сдаче в аренду складских помещений (арендовать хотел АШАН), но договора так и не состоялось.

Однако «истец, руководствуясь серьезностью намерений ответчика в заключении с ним договора аренды, освободил склад от прежних арендаторов путем расторжения с ними договоров аренды» (цитата из решения суда первой инстанции).

А после того как АШАН «прекратил деловой контакт», ООО «Декорт» предъявило своему несостоявшемуся арендатору иск о взыскании упущенной выгоды в виде неполученных по вине АШАНа арендных платежей от своих бывших арендаторов.

АШАН в суде заявил следующие контрдоводы (снова цитата из решения суда): «ООО «Декорт» могло разумно ожидать/предполагать о возможном прекращении переговоров со стороны ООО «АШАН» ввиду отсутствия надлежащим образом оформленного корпоративного одобрения сделки, ООО «Декорт» не доказало причинно-следственную связь между возникшими у него убытками (упущенной выгодой) и действиями (бездействиями) ООО «АШАН», выраженными в прекращении ведения переговоров».

Суды эти аргументы отвергли и обязали АШАН компенсировать истцу упущенную выгоду.

Истец, а за ним и суды обосновали свою позицию ссылкой на уже упомянутую ст. 434.1 ГК РФ, которая относит к недобросовестным действиям при ведении переговоров «внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать».

Как видно из этой цитаты, в таких делах все будет зависеть от фактуры, в частности, от того, сможет ли истец доказать не просто срыв переговоров ответчиком, а именно неоправданное их прерывание. В интересующем нас деле это было доказано, а раз так, то и повода для сомнения в правильности судебных актов вроде как быть не должно. Но все не так просто.

В этой же норме специально предусматривается ответственность за недобросовестное поведение при переговорах: «Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки». Как известно из ст. 15 ГК РФ, убытки бывают двух видов:

  1. расходы (реальный ущерб)
  2. неполученные доходы (упущенная выгода)
Читайте также:  Как происходит отмена расторжения брака в загсе?

В первом случае речь идет о тратах, которые были произведены для восстановления нарушенного права, а во втором — о доходах, которые были бы получены, если бы право не было нарушено. По общему правилу, с нарушителя можно взыскать и то, и другое. Однако из этого правила есть исключения. И именно такое исключение устанавливает законодатель в ст. 434.

1 ГК РФ: «Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом». Обратите внимание на ключевое слово «расходы».

Об этом исключении забыли суды при рассмотрении дела «Декорт vs АШАН».

Иными словами, несмотря на то, что истец доказал неоправданный срыв переговоров ответчиком, тем не менее у истца в такой ситуации не было права на иск, т. к. законодатель допускает лишь взыскание расходов, но не упущенной выгоды. Иной подход делает бессмысленным специальное правило, установленное в ст. 434.1 ГК РФ.

Сложно сказать почему юристы АШАНа не использовали этот аргумент. Возможно, использовали, но судами он услышан не был. Как бы то ни было, в результате мы имеем прецедент, в котором суды дали расширительное толкование ст. 434.1 ГК РФ. Станет ли такой подход практикообразующим или суды все же будут буквально толковать названную норму, сейчас сказать сложно.

P.S. Дал прочитать этот пост коллеге. У него сразу возник вопрос: какую ситуацию имеет в виду законодатель, говоря про «расходы в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом»? И нельзя ли толковать эту фразу как указание на право взыскать и упущенную выгоду?

Ответил я с конца:

1) Упущенную выгоду взыскать нельзя, т. к. законодатель, используя термин «расходы», ограничивает тем самым право на взыскание неполученных доходов;

2) Я представил такую ситуацию. Поставщик новогодних елок вел в декабре переговоры о заключении договора поставки с компанией X.

В период этих переговоров к поставщику обращались компании Y и Z с предложением купить товар. Поставщик отказал им, т. к. компания X убедила поставщика в том, что договор точно будет заключен.

Поставщик закупил елки, однако компания X сорвала переговоры и договора так и не состоялось.

Поставщик обратился к компаниям Y и Z с предложением поставить товар, но получил отказ по причине того, что аналогичный товар уже был ими приобретен. Наступает Новый год, а закупленные поставщиком елки так и не были проданы.

Мне думается, что в такой ситуации поставщик вправе взыскать с компании X свои расходы на покупку елок. Вместе с тем нельзя не признать, что формулировка «расходы в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом» все-таки не так однозначна. И внести ясность вполне могла Экономическая коллегия ВС РФ если бы интересующее нас дело туда было передано.

Однако в любом случае указанную формулировку никак не получиться «подтянуть» под фактуру дела «Декорт vs АШАН», т. к. в рамках последнего речь шла не об утрате возможности заключить договор, а об убытках в связи с расторжением договоров с третьими лицами.

42 полезных документа для юриста компании

  • Скачайте и упростите свою работу

Источник: https://www.law.ru/blog/21324-mojno-li-vzyskat-upushchennuyu-vygodu-za-sryv-peregovorov

Ответственность за внезапное прекращение переговоров

В последнее время в российском гражданском праве появился целый ряд новых норм, направленных на обеспечение добросовестности ведения бизнеса.

В результате, действия, которые раньше в российской деловой практике считались просто некорректными, стали противоправными, потерпевшая сторона получила возможность юридической защиты.

Эта положительная тенденция несколько приближает российскую правовую систему к мировым аналогам, но, естественно, нуждается в постоянном развитии и подкреплении правоприменительной практикой.

Итак, прошло уже более двух лет после появления в Гражданском кодексе РФ статьи 434.1 «Переговоры о заключении договора», которая, кроме прочего, устанавливает ответственность за недобросовестное ведение переговоров, в частности, за внезапное и неоправданное прекращение переговоров.

Суть этой нормы проста: если сторона переговоров внезапно и без какой-либо объективной причины прекращает переговоры, при том, что другая сторона никак не могла этого ожидать и добросовестно рассчитывала на заключение договора, недобросовестная сторона несет ответственность в виде:

– возмещения другой стороне расходов на ведение переговоров;

– возмещения убытков, связанных с утратой возможности заключить договор с другим лицом.

Судебная практика по данной норме пока очень немногочисленна. Причина, вероятно, в том, что российские бизнесмены еще не приобрели привычки защищать свои права в суде, когда нет подписанного на бумаге договора.

Тем не менее, нам надо научиться пользоваться предоставленной законом возможностью, поскольку без накопления практики развитие просто невозможно.

Чем больше подобных исков будет рассматриваться в российских арбитражных судах, чем больше положительных решений будет выноситься, тем более серьезно бизнес будет относиться к добросовестности переговоров.

Но, как часто бывает, накоплению практики препятствует сам закон, сформулированный чрезмерно узко. Мы видим, что ответственность по ст. 434.1. ГК РФ достаточно сильно ограничена.

Действительно, в обычной практике расходы на ведение переговоров не составляют значительных сумм, ради которых стоило бы затевать судебный процесс.

Возмещение расходов на ведение переговоров может представлять реальный интерес лишь в случаях, если вы неоднократно направляете своих работников на переговоры в другой город.

Да и то – станете ли вы судиться на несколько десятков тысяч рублей после срыва переговоров на заключение миллионного контракта?

Что касается утраты возможности заключить договор с другим лицом – очевидно, что данный критерий ответственности применим далеко не ко всем видам бизнеса.

К примеру, если вы вели переговоры о сдаче в аренду помещения, которые ваш контрагент неожиданно прервал, вы можете утверждать, что утратили возможность на период переговоров передать помещение в аренду другому лицу, однако должны будете при этом доказать, что был реальный претендент на аренду по указанной цене.

Но если вы вели переговоры о поставке продукции, выполнении работ, оказании услуг в обычных условиях вашей предпринимательской деятельности, у вас, как правило, не могут возникнуть убытки, связанные с невозможностью заключить договор с третьим лицом. Вы просто не докажете, что не смогли продать товар (работы, услуги) третьему лицу именно по причине ведения переговоров с конкретным недобросовестным контрагентом.

Если поразмыслить, можно предположить некоторые перспективы для случая, когда продаваемый вами товар (работы, услуги) носят сезонный характер.

Предположим, вы продаете детские новогодние подарки или даже ёлки, и пока вели переговоры с недобросовестным контрагентом, Новый год оказался настолько близко, что другие покупатели, которые были реально готовы купить у вас имеющийся товар, утратили заинтересованность и подарки испортились, елки остались пылиться на складе и т.п.

Или вы выполняете работы по очистке улиц от снега, и пока вели переговоры с управляющей компанией элитного коттеджного поселка, упустили возможность заключения муниципального контракта с администрацией города на очередной зимний сезон. В подобных случаях можно попытаться доказать свои убытки.

Другая возможность, которая приходит в голову – если вы резервировали имеющиеся у вас производственные мощности под производство товаров для будущего контрагента, отказывали в заключении договора другим клиентам, а после внезапного прекращения переговоров производственные мощности у вас простаивают.

В подобном случае естественно желание взыскать с недобросовестного контрагента недополученную прибыль. Но сразу очевидны сложности с доказыванием. Если вы так и не произвели продукцию, которую намеревались продать, вы не докажете, что предприняли все меры для получения прибыли, а это необходимо условие для взыскания упущенной выгоды.

Если же вы уже произвели продукцию – вы не сможете доказать невозможность ее продажи другим покупателям по причине прекращения переговоров.

На практике встречаются случаи, когда предприниматель ведет переговоры о поставке товаров, причем для будущего покупателя важны сроки поставки, что он явно демонстрирует на переговорах.

В таких условиях поставщик часто впадает в ажиотаж и бросается срочно производить или закупать этот самый товар для будущего контрагента.

И если в этот момент переговоры внезапно и вероломно прекращаются, поставщик остается либо с товаром, который никто не хочет покупать, либо с обязательством оплатить товар производителю, тогда как конечный покупатель что называется «сорвался».

Для подобных случаев статья 434.1 ГК РФ не предоставляет никакой защиты. Очевидно, что здесь нет убытков, вызванных невозможностью заключить договор с третьими лицами.

В целом, можно сказать, что на сегодняшний момент случаи, когда вы можете рассчитывать на взыскание убытков за внезапное прекращение переговоров, возникают не так уж часто.

Но, как раньше уже упоминалось, судебная практика пока еще очень невелика, поэтому каждый конкретный случай надо оценивать отдельно.

Опытный юрист, специализирующийся в ведении арбитражных дел, может по конкретной ситуации определить, имеются ли перспективы взыскания убытков, какая доказательственная база должна быть собрана для обращения в суд, сформировать правовую позицию и отстоять ее в суде.

При этом, чтобы не упустить возможность защиты своих прав по чисто формальным причинам, необходимо каждый раз, вступая в значительные переговоры, принимать ряд мер.

Исходя из статьи 434.1. ГК РФ, прежде чем приступать к доказыванию своих убытков, вам необходимо будет доказать, что другая сторона внезапно и неоправданно прекратила переговоры в том момент, когда вы не могли этого разумно ожидать.

Чтобы это доказать, вы должны подробно документировать все ваши действия и действия другой стороны при ведении переговоров.

Если вы договаривались о встречах по телефону и обсуждали все устно, вы просто не сможете доказать недобросовестное прекращение переговоров.

Здесь можно посоветовать придерживаться ряда простых правил.

Во-первых, стоит получить от возможного контрагента официальное письмо, выражающее заинтересованность в заключении договора, если инициатором переговоров был он. Если инициатором переговоров являетесь вы – надо направить контрагенту письмо с достаточно четким изложением вашего предложения и добиться получения официального ответа о заинтересованности и готовности к переговорам.

Во-вторых, стоит дублировать устные переговоры, договоренности о встречах, путем направления документов (хотя бы по электронной почте), добиваться ответных документов и электронных писем от другой стороны. Также не лишним будет получить информацию о конкретных лицах, приехавших на переговоры (их фамилиях, должностях, полномочиях и т.п.).

В-третьих, все моменты, связанные с согласованием конкретных условий договора, также следует фиксировать. К примеру, направлять проект договора, замечания, предложения по условиям договора, сопутствующие документы либо на бумажном носителе, с фиксацией передачи документов, либо по электронной почте с корпоративных адресов.

В-четвертых, после внезапного прекращения переговоров необходимо направить другой стороне официальный запрос о причинах, лучше даже неоднократно. Неполучение ответа или невнятные ответы могут косвенно подтвердить отсутствие объективных оснований для отказа от заключения договора.

Если вы попали в подобную ситуацию и желаете защитить своим права, необходимо привлечь квалифицированных юристов, имеющих опыт как ведения переговоров, так и арбитражных дел.

Мы готовы профессионально проконсультировать вас по вопросам ответственности за недобросовестное ведение переговоров, помочь в оценке перспектив обращения в суд, в предъявлении исков о взыскании ущерба и представлении ваших интересов в арбитражных судах.

Источник: http://rusyaev.ru/otvetstvennost-za-vnezapnoe-prekrashhenie-peregovorov/

Ссылка на основную публикацию