Вс рф утвердил обзор практики по спорам, связанным с применением положений 223-фз

Обзор практики Верховного Суда — это сборник решений, выводов и практических рекомендаций для применения норм о закупках. Хоть и формально в России не закреплено прецедентное право, однако, исходя из принципа единообразия судебной практики, его выводы обязательны для нижестоящих судов.

ВС РФ утвердил обзор практики по спорам, связанным с применением положений 223-ФЗ

На сайте Верховного Суда 16.05.2018 опубликован обзор практики арбитражных судов и ответы на вопросы, которые связаны с применением закона о закупках отдельными видами юридических лиц, в т. ч. при подписании, изменении, расторжении, а также исполнении договоров.

Содержание

Обзор содержит 22 ключевых правовых позиции. Среди основных можно отметить следующие.

В документации о закупке должны содержаться достаточные данные, в т. ч. о ее предмете, которые позволяют потенциальному исполнителю подготовить свою заявку.

Например, в конкретном деле в закупочной документации отсутствовали сведения об объеме строительных работ, их минимальной цене и способе ее определения, о разрешительных документах, которые обязательно должны быть в составе заявки. Как разъяснил суд, эту информацию невозможно получить самостоятельно, даже если имеется определенный уровень профессионализма и опыта.

Кроме того, ВС указал, что если заказчик устанавливает неисполнимые требования для участников, это нарушает принцип обеспечения конкуренции и нарушает 223-ФЗ. Например, когда заказчик публикует документацию о закупках в виде запроса предложений в электронной форме со сроком окончания получения заявок спустя один рабочий день от даты, когда извещение было размещено.

Также наряду с этими заключениями можно обозначить следующие главные тезисы обзора:

  • антимонопольная служба может внепланово проверять, как заказчик соблюдает Закон о защите конкуренции;
  • предписания ФАС должны быть соразмерны правонарушениям заказчика (не стоит прекращать закупку, если нарушения можно исправить другим способом);
  • оценивать участников по таким критериям как «профессионализм» и «положительная деловая репутация» можно, если эти критерии можно измерить;
  • порядок рассмотрения заявок должен быть в свободном доступе, из методики оценки должна быть понятна взаимосвязь между баллами и оцениваемыми параметрами (по формуле или интервалами);
  • сокращение количества участников закупки посредством предъявления к ним требований не считается нарушением принципа равноправия при условии, что такие требования предоставляют заказчику дополнительные гарантии исполнения договора и не направлены на установление преимуществ отдельным лицам либо на необоснованное ограничение конкуренции;
  • выполнения обязательств по сделке могут обеспечиваться через предъявление к исполнителю квалификационных требований, например, о наличии опыта оказания аналогичных услуг на соответствующем рынке;
  • запрещено размещать закупку с периодом приема заявок 1 календарный день, если требуется получить выписку из ЕГРЮЛ, которую ФНС выдает в течение 5 дней;
  • закупки у единственного поставщика на конкурентном рынке без наличия ограничений считается неправомерным. Законно можно заключать договоры с ед. поставщика в следующих случаях: если закупка не состоялась, чрезвычайная ситуация, авария, малоконкурентные рынки;
  • указание товарного знака (например, бумаги) нарушает принцип обеспечения конкуренции, соответственно, нарушает 135-ФЗ. Это можно делать, если предложение эквивалентного товара приведет к дополнительным издержкам, которые превышают возможную выгоду заказчика (понадобится проходить дополнительное обучение или технически несовместимы);
  • недостоверные сведения в заявке участника — это акт недобросовестной конкуренции (серьезные последствия по КоАП);
  • возможно удержание обеспечения заявки в случае указания недостоверных данных в ней (при условии, что это было заложено в документации о закупке), при этом нужно доказать соразмерность удержанной суммы для заказчика;
  • направление заявки может считаться соглашением о ведении переговоров (пункты 1, 2 статьи 434, пункт 1 статьи 433, статья 435, пункт 3 статьи 438 ГК);
  • коллективный участник должен соответствовать требованиям заказчика в целом (в сумме), а не каждый участник коллективного участника в отдельности.

Скачать обзор Верховного Суда

ВС РФ утвердил обзор практики по спорам, связанным с применением положений 223-ФЗ

Скачать

Источник: https://goscontract.info/tender/samye-vazhnye-resheniya-verkhovnogo-suda-po-223-fz

Обзор судебной практики по применению Закона № 223-ФЗ утвердил ВС РФ

ВС РФ утвердил обзор практики по спорам, связанным с применением положений 223-ФЗ

В Обзоре приведены 22 наиболее важных правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации, содержащие практику арбитражных судов и ответы на вопросы поступившие от судов, связанные с применением положений Закона № 223-ФЗ, в том числе возникающие при заключении, изменении, расторжении договоров, их исполнении (Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», утв. Президиумом ВС РФ 16 мая 2018 года). Из них: 5 позиций посвящены информационному обеспечению закупки и установлению измеряемых требований к ее участникам, 9 – реализации принципов осуществления закупочной деятельности, по 2 – вопросам заключения и изменения договоров, а также иным вопросам, 4 – контролю при осуществлении закупок.

ВС РФ указал, что для информационного обеспечения закупки в документации должны содержаться достаточные сведения в том числе о ее объекте, позволяющие потенциальному участнику сформировать свое предложение.

В конкретном случае речь шла об отсутствии в закупочной документации информации об объеме строительно-монтажных работ, их минимальной цене и способе ее определения, о разрешительных документах, подлежащих обязательному включению в состав заявки на участие в закупке.

Как пояснил суд, указанные сведения нельзя было получить, сделав самостоятельные выводы даже при наличии необходимого уровня профессионализма и опыта. 

Кроме того Суд обратил внимание, что установление заказчиком невыполнимых требований для участников закупки ограничивает конкуренцию и противоречит положениям Закона № 223-ФЗ. К примеру, если заказчиком размещает извещение о проведении процедуры закупки в форме запроса предложений в электронной форме со сроком окончания приема заявок через один рабочий день со дня размещения извещения.

Среди содержащихся в Обзоре правовых позиций можно также отметить следующие:

  • при описании предмета закупки допустимы ссылки на государственные стандарты, санитарные нормы и правила, технические условия или их отдельные положения без раскрытия их содержания;
  • уменьшение числа участников закупки в результате предъявления к ним требований не нарушает принцип равноправия, если такие требования предоставляют заказчику дополнительные гарантии выполнения победителем закупки своих обязательств и не направлены на установление преимуществ отдельным лицам либо на необоснованное ограничение конкуренции;
  • установление требований о выполнении контракта лично, без привлечения субподрядчиков, отвечающих потребностям и интересам заказчика, не может рассматриваться как ограничение круга потенциальных участников закупки;
  • включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, которые свидетельствуют о его конкретном производителе, в отсутствие специфики такого товара, его использования является ограничением конкуренции;
  • представление участником закупки заведомо недостоверных сведений, которые позволили ему одержать победу в проводимой закупке, является недобросовестной конкуренцией;
  • если участником закупки выступает группа лиц, требования, указанные в документации о закупке, должны предъявляться к группе лиц в совокупности, а не к отдельно взятому ее участнику;
  • заключение договора по результатам закупки до истечения 10-дневного срока обжалования действий (бездействия) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны заказчика;
  • не допускается изменение договора, заключенного по правилам Закона № 223-ФЗ, влияющее на его условия по сравнению с условиями документации о закупке, имевшими существенное значение для формирования заявок, определения победителя, определения цены договора;
  • несоразмерность мер, установленных для заказчика в предписании антимонопольного органа, может служить основанием для вывода о незаконности предписания и признания его недействительным;
  • в случае противоречия между содержанием положения о закупке и документации о закупке применению подлежит положение о закупке.

Источник: https://www.garant.ru/news/1196744/

Вс рф утвердил обзор практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции

ВС РФ утвердил обзор практики по спорам, связанным с применением положений 223-ФЗ

Верховный Суд РФ выпустил «Обзор судебной практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции» (утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2017). Обзор содержит следующие разделы:

  • Ответственность перевозчика за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза;
  • Ответственность грузоотправителя за искажение сведений о массе груза в транспортной накладной;
  • Ответственность экспедитора за неисполнение договора транспортной экспедиции;
  • Страхование ответственности экспедитора и перевозчика;
  • Споры, возникающие из договоров на подачу и уборку вагонов;
  • Исковая давность по требованиям к перевозчикам и экспедиторам.
  • Обзор содержит разбор 21 судебного спора.

Отметим следующие правовые выводы:Перевозчик отвечает за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза независимо от наличия либо отсутствия вины и несёт ответственность за случай, если иное не предусмотрено законом.

Перевозчик не несёт ответственности за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза, произошедшие ввиду ненадлежащей упаковки груза грузоотправителем, за исключением случаев, когда перевозчик принял на себя обязанность упаковать груз.

При установлении факта утраты, недостачи или повреждения (порчи) груза по обстоятельствам, за которые отвечает перевозчик, суд не может освободить его от обязанности возместить грузоотправителю реальный ущерб лишь по тому основанию, что его размер невозможно достоверно установить.

Штрафы, предусмотренные Уставом железнодорожного транспорта за искажение сведений о массе груза в транспортной накладной, могут быть снижены судом на основании положений ст.333 ГК РФ при доказанности соответствующих обстоятельств.

Экспедитор несёт ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза на основании ст. 7 закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» от 30.06.2003 № 87-ФЗ, если он осуществлял перевозку своими транспортными средствами (фактический перевозчик), выписал свой транспортный документ или иным образом взял на себя ответственность перевозчика (договорный перевозчик).

Третье лицо, привлечённое перевозчиком к исполнению своих обязательств и фактически осуществившее перевозку, вправе взыскать плату за выполненные работы только с перевозчика, но не с грузоотправителя, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

К требованию о возврате необоснованно списанной с лицевого счёта истца, открытого у перевозчика, платы за перевозку применяется сокращенный (годичный) срок исковой давности.

Сокращённый (годичный) срок исковой давности, установленный ст.797 ГК РФ и ст.13 закона № 87-ФЗ, не распространяется на требования к участникам процесса транспортировки, основанные на нормах главы 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» ГК РФ.

Источник: https://24pravo.ru/page/info/1208

Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 .07. 2011 No 223 — ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц"

Ут

16 мая 2018 года Президиумом Верховного Суда РФ утвержден Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

  • Верховным Судом РФ выработаны следующие правовые позиции, в том числе:
  • для целей информационного обеспечения закупки в документации о закупке должны содержаться достаточные сведения в том числе об объекте закупки, позволяющие потенциальному участнику сформировать свое предложение;
  • при закупке работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объекта капитального строительства проектная документация подлежит размещению в составе документации о закупке;
  • установление требований о выполнении контракта лично, без привлечения субподрядчиков, отвечающих потребностям и интересам заказчика, не может рассматриваться как ограничение круга потенциальных участников закупки;
  • изменение договора, заключенного по правилам Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», которое повлияет на его условия по сравнению с условиями документации о закупке, имевшими существенное значение для формирования заявок, определения победителя, цены договора, не допускается;
  • несоразмерность мер, установленных для заказчика в предписании антимонопольного органа, может служить основанием для вывода о незаконности предписания и признания его недействительным;
  • в случае противоречия между содержанием положения о закупке и документации о закупке применению подлежит положение о закупке;
  • установление заказчиком невыполнимых требований для участников закупки ограничивает конкуренцию и противоречит положениям Закона о закупке;
  • избрание заказчиком способа закупки, который повлек за собой необоснованное ограничение круга потенциальных участников, нарушает принципы осуществления закупочной деятельности и положения Закона о защите конкуренции;
  • включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, которые свидетельствуют о его конкретном производителе, в отсутствие специфики такого товара, его использования является ограничением конкуренции;
  • представление участником закупки заведомо недостоверных сведений, которые позволили ему одержать победу в проводимой закупке, является актом недобросовестной конкуренции;если конкурсной документацией предусмотрено право заказчика удерживать сумму обеспечения заявки в случае, когда участником нарушены условия участия в закупке, в том числе путем представления им заведомо недостоверной информации, такое удержание представляет собой меру ответственности. В результате удержания заказчик должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным участником;
  • если участником закупки выступает несколько лиц (группа лиц), требования, указанные в документации о закупке, должны предъявляться к такой группе лиц в совокупности, а не к отдельно взятому ее участнику;
  • заключение договора по результатам закупки до истечения десятидневного срока обжалования действий (бездействия) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии (часть 4 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции) свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны заказчика;
  • Антимонопольный орган вправе проводить внеплановые проверки соблюдения заказчиками Закона о защите конкуренции.
Читайте также:  С какого момента договор подряда считается заключенным?

Ут

16 мая 2018 года Президиумом Верховного Суда РФ утвержден Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц".

Верховным Судом РФ выработаны следующие правовые позиции, в том числе:

для целей информационного обеспечения закупки в документации о закупке должны содержаться достаточные сведения в том числе об объекте закупки, позволяющие потенциальному участнику сформировать свое предложение;

при закупке работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объекта капитального строительства проектная документация подлежит размещению в составе документации о закупке;

установление требований о выполнении контракта лично, без привлечения субподрядчиков, отвечающих потребностям и интересам заказчика, не может рассматриваться как ограничение круга потенциальных участников закупки;

изменение договора, заключенного по правилам Федерального закона "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц", которое повлияет на его условия по сравнению с условиями документации о закупке, имевшими существенное значение для формирования заявок, определения победителя, цены договора, не допускается;

несоразмерность мер, установленных для заказчика в предписании антимонопольного органа, может служить основанием для вывода о незаконности предписания и признания его недействительным;

в случае противоречия между содержанием положения о закупке и документации о закупке применению подлежит положение о закупке;

установление заказчиком невыполнимых требований для участников закупки ограничивает конкуренцию и противоречит положениям Закона о закупке;

избрание заказчиком способа закупки, который повлек за собой необоснованное ограничение круга потенциальных участников, нарушает принципы осуществления закупочной деятельности и положения Закона о защите конкуренции;

включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, которые свидетельствуют о его конкретном производителе, в отсутствие специфики такого товара, его использования является ограничением конкуренции;

представление участником закупки заведомо недостоверных сведений, которые позволили ему одержать победу в проводимой закупке, является актом недобросовестной конкуренции;
если конкурсной документацией предусмотрено право заказчика удерживать сумму обеспечения заявки в случае, когда участником нарушены условия участия в закупке, в том числе путем представления им заведомо недостоверной информации, такое удержание представляет собой меру ответственности. В результате удержания заказчик должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным участником;

если участником закупки выступает несколько лиц (группа лиц), требования, указанные в документации о закупке, должны предъявляться к такой группе лиц в совокупности, а не к отдельно взятому ее участнику;

заключение договора по результатам закупки до истечения десятидневного срока обжалования действий (бездействия) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии (часть 4 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции) свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны заказчика;

Антимонопольный орган вправе проводить внеплановые проверки соблюдения заказчиками Закона о защите конкуренции.

 

полная версия статьи

Источник: https://kaliningrad.fas.gov.ru/news/10803

Вс выпустил обзор судебной практики по спорам о госзакупках

Верховный суд РФ представил обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». Этот документ утвержден 16 мая президиумом суда.

Как отмечает ВС, 35-страничный обзор подготовлен по результатам изучения практики арбитражных судов, в нем содержатся разъяснения по поступившим от судов вопросам, связанным с применением Закона о закупках, в том числе возникающим при заключении, изменении, расторжении договоров, их исполнении.

Всего даются толкования по 22 актуальным аспектам судебной практики.

В частности, разбирая одно из дел, Верховный суд отмечает, что заявление заказчика и/или победителя о недействительности договора и применении последствий его недействительности (требование, предъявленное в суд, возражение против иска и т. п.

) не имеет правового значения, если обстоятельства, на которые ссылается заявитель в обоснование недействительности, вызваны недобросовестными действиями самого заявителя, а предъявление иска направлено на уклонение от исполнения договорного обязательства.

Угольная компания обратилась с иском к акционерному обществу (заказчик) о взыскании задолженности за подлежащий поставке в апреле и мае уголь по договору поставки. Заказчиком предъявлен встречный иск о признании недействительным договора поставки в связи с допущенными при его заключении нарушениями требований Закона о закупках.

Решением суда первой инстанции встречный иск удовлетворен, в удовлетворении первоначального иска отказано, поскольку договор заключен в нарушение требований Закона о закупках и Стандарта, утвержденного заказчиком, в части порядка оформления заявки на проведение закупочной процедуры; обеспечения открытости закупочной деятельности путем публикации информации о системе закупок и закупочных процедур на официальном сайте.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отметил, что согласно пункту 5 статьи 166 ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Возражение заказчика о признании договора поставки недействительным последовало после его исполнения сторонами на протяжении года и при обстоятельствах, когда к стороне, предъявившей встречный иск, заявлены требования, связанные с его ненадлежащим исполнением и, следовательно, с недобросовестным поведением.

При этом, обращаясь с иском о признании договора поставки недействительным, акционерное общество ссылается на собственные неправомерные действия при проведении закупки: непринятие им в письменном виде решения о проведении закупки; неутверждение и неразработка документации о закупке; неразмещение на официальном сайте информации о закупке.

Таким образом, учитывая требования указанных норм права, допущенные самим заказчиком нарушения не могут быть положены судом в основу признания договора недействительным по иску, предъявленному таким заказчиком.

Источник: https://legal.report/vs-vypustil-obzor-sudebnoj-praktiki-po-sporam-o-goszakupkah/

Верховный суд опубликовал обзор практики по госзакупкам

Верховный суд РФ опубликовал обзор судебной практики, посвященный применению Закона N 223-ФЗ. Судьи обобщили выводы, сделанные в этой сфере: об информационном обеспечении закупок, контроле за ними со стороны ФАС и других уполномоченных органов, требованиях к участникам и предмету закупки и других важных вопросах.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

Верховный суд РФ опубликовал Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», утвержденный Президиумом ВС РФ 16 мая 2018 года.

В документе, который насчитывает 35 страниц, судьи обобщили практику и привели 22 правовые позиции по вопросам требований к участникам закупок, их информационного обеспечения, ограничения конкуренции, заключения и изменении контрактов, а также контроля при осуществлении закупок уполномоченными органами.

Примеры и выводы, приведенные в документе, должны помочь судам при рассмотрении подобных споров, а участникам закупок и органам ФАС — при формировании документов и контроле. В тексте обзора, в частности, сказано:

Как показало изучение практики, для правильного разрешения указанной категории споров большое значение имеет надлежащее определение судами соотношения норм Закона о закупках, Гражданского кодекса РФ, Федерального закона от 26.07.

2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также принятых в соответствии с ними и утвержденных с учетом положений части 3 статьи 2 Закона правовых актов, регламентирующих правила закупки.

Рассмотрим несколько важных выводов, сделанных судьями.

Требования к предмету закупки

Верховный суд РФ отметил, что законодательство позволяет заказчику при описании предмета закупки не дублировать требования:

  • ГОСТов;
  • технических условий (ТУ);
  • санитарных норм и правил.

Для того чтобы требования закона были соблюдены, достаточно просто сослаться на эти нормы. Однако, как подчеркнули судьи в пункте 3 обзора, такие нормативные документы должны находиться в общем доступе и содержать конкретные параметры предмета закупки.

Также ВС РФ отметил, для информационного обеспечения закупки в документации заказчика должны быть приведены достаточные сведения о ее объекте. Такие сведения должны позволить потенциальному участнику закупки сформировать свое предложение.

В качестве примера судьи привели ситуацию, когда в закупочной документации отсутствовала информация об объеме строительно-монтажных работ, их минимальной цене, а также способе ее определения. Также заказчик не проинформировал о разрешительных документах, подлежащих обязательному включению в состав заявки на участие в закупке.

Поскольку судьи пришли к выводу, что данные сведения нельзя было получить, сделав самостоятельные выводы даже при наличии необходимого уровня профессионализма и опыта, они признали заказчика неправым в этом вопросе.

Еще один пункт обзора говорит о том, что включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, свидетельствующих о его конкретном производителе, в отсутствие специфики использования такого товара, является ограничением конкуренции. Поэтому такие требования ВС РФ считает в заявках недопустимыми.

Читайте также:  Разъяснение по вопросу об основании срока продления выездной налоговой проверки

Субподрядчики и соисполнители

В пункте 7 обзора ВС РФ отметил, что заказчик на стадии формирования заявки имеет полное право запретить потенциальным исполнителям и подрядчикам привлекать к выполнению заказа субподрядчиков и соисполнителей. Такое условие, как отметили судьи, нельзя рассматривать как ограничение круга участников закупки, ведь оно относится к порядку исполнения договора.

Невыполнимые требования недопустимы

ВС РФ указал, что заказчик не должен устанавливать невыполнимые требования для участников закупки. Если он это сделает, тем самым он ограничит конкуренцию и нарушит требования Закона № 223-ФЗ.

В качестве примера приведена ситуация, когда заказчик разместил извещение о проведении процедуры закупки в форме запроса предложений в электронной форме со сроком окончания приема заявок через один рабочий день со дня размещения этого извещения.

В этот же срок участники закупки должны были предоставить выписки из ЕГРЮЛ. Успеть было физически невозможно, поэтому суд признал это условие недопустимым (п. 8 Обзора).

Документация

В пункте 21 обзора ВС РФ указал, что при наличии противоречий между закупочной документацией и положением о закупке необходимо применять требования, прописанные в положении.

Также судьи указали, что, если участником закупки выступает не одна организация или индивидуальный предприниматель, а целая группа лиц, то требования, указанные в документации о закупке, должны предъявляться ко всей группе лиц в совокупности, а не к отдельно взятому участнику такой группы.

Недобросовестная конкуренция

В пункте 9 Обзора сказано, что заказчик не имеет права проводить закупки у единственного поставщика по своему усмотрению. В положении о закупке должны быть предусмотрены ограничения для применения данного способа.

В противном случае это ограничивает конкуренцию.

Также судьи отметили, что представление участником закупки заведомо недостоверных сведений, позволяющих ему одержать победу в проводимой закупке, является незаконным и признается недобросовестной конкуренцией.

В то же время ВС РФ отметил, что уменьшение числа участников закупки в результате предъявления к ним требований не нарушает принцип равноправия.

Но только в том случае, если такие требования не направлены на установление преимуществ отдельным лицам и предоставляют заказчику дополнительные гарантии выполнения победителем закупки своих обязательств.

В таком случае суд не усмотрел необоснованного ограничения конкуренции.

Заключение договора

Суд указал, что нельзя заключать договор по результатам закупки до истечения 10-дневного срока обжалования действий (бездействия):

  • организатора торгов;
  • оператора электронной площадки;
  • конкурсной или аукционной комиссии.

Несоблюдение этого срока, по мнению судей, свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны заказчика. Также ВС РФ отметил, что условия договора, заключенного по правилам Закона № 223-ФЗ, нельзя изменять так, чтобы они отличались от условий документации о закупке, имевшей существенное значение для формирования заявки, определения победителя, а также установления цены договора.

Контроль ФАС

Судьи ВС РФ считают, что если Федеральная антимонопольная служба России в своем предписании установила для заказчика несоразмерные меры, то это может служить основанием для вывода о незаконности предписания и признания его недействительным.

Источник: https://ppt.ru/news/141811

Вс рф утвердил обзор судебной практики по применению закона № 223-фз — юридический портал centrdelo.ru — юридические новости россии

Екатерина Чернявская

vladek / Depositphotos.com

В Обзоре приведены 22 наиболее важных правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации, содержащие практику арбитражных судов и ответы на вопросы поступившие от судов, связанные с применением положений Закона № 223-ФЗ, в том числе возникающие при заключении, изменении, расторжении договоров, их исполнении (Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», утв. Президиумом ВС РФ 16 мая 2018 года). Из них: 5 позиций посвящены информационному обеспечению закупки и установлению измеряемых требований к ее участникам, 9 – реализации принципов осуществления закупочной деятельности, по 2 – вопросам заключения и изменения договоров, а также иным вопросам, 4 – контролю при осуществлении закупок.

ВС РФ указал, что для информационного обеспечения закупки в документации должны содержаться достаточные сведения в том числе о ее объекте, позволяющие потенциальному участнику сформировать свое предложение.

В конкретном случае речь шла об отсутствии в закупочной документации информации об объеме строительно-монтажных работ, их минимальной цене и способе ее определения, о разрешительных документах, подлежащих обязательному включению в состав заявки на участие в закупке.

Как пояснил суд, указанные сведения нельзя было получить, сделав самостоятельные выводы даже при наличии необходимого уровня профессионализма и опыта. 

Является ли мерой ответственности (неустойкой) сумма, выплачиваемая контрагенту в соответствии с п. 3 ст. 310 ГК РФ? Ответ – в материале «Односторонний отказ от договора возмездного оказания услуг» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки« интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Кроме того Суд обратил внимание, что установление заказчиком невыполнимых требований для участников закупки ограничивает конкуренцию и противоречит положениям Закона № 223-ФЗ. К примеру, если заказчиком размещает извещение о проведении процедуры закупки в форме запроса предложений в электронной форме со сроком окончания приема заявок через один рабочий день со дня размещения извещения.

Среди содержащихся в Обзоре правовых позиций можно также отметить следующие:

  • при описании предмета закупки допустимы ссылки на государственные стандарты, санитарные нормы и правила, технические условия или их отдельные положения без раскрытия их содержания;
  • уменьшение числа участников закупки в результате предъявления к ним требований не нарушает принцип равноправия, если такие требования предоставляют заказчику дополнительные гарантии выполнения победителем закупки своих обязательств и не направлены на установление преимуществ отдельным лицам либо на необоснованное ограничение конкуренции;
  • установление требований о выполнении контракта лично, без привлечения субподрядчиков, отвечающих потребностям и интересам заказчика, не может рассматриваться как ограничение круга потенциальных участников закупки;
  • включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, которые свидетельствуют о его конкретном производителе, в отсутствие специфики такого товара, его использования является ограничением конкуренции;
  • представление участником закупки заведомо недостоверных сведений, которые позволили ему одержать победу в проводимой закупке, является недобросовестной конкуренцией;
  • если участником закупки выступает группа лиц, требования, указанные в документации о закупке, должны предъявляться к группе лиц в совокупности, а не к отдельно взятому ее участнику;
  • заключение договора по результатам закупки до истечения 10-дневного срока обжалования действий (бездействия) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны заказчика;
  • не допускается изменение договора, заключенного по правилам Закона № 223-ФЗ, влияющее на его условия по сравнению с условиями документации о закупке, имевшими существенное значение для формирования заявок, определения победителя, определения цены договора;
  • несоразмерность мер, установленных для заказчика в предписании антимонопольного органа, может служить основанием для вывода о незаконности предписания и признания его недействительным;
  • в случае противоречия между содержанием положения о закупке и документации о закупке применению подлежит положение о закупке.

www.garant.ru

Источник: https://centrdelo.ru/vs-rf-utverdil-obzor-sudebnoj-praktiki-po-primeneniyu-zakona-223-fz-4/

Верховный суд обобщил практику по спорам о госзакупках по 44-ФЗ — новости Право.ру

Верховный суд опубликовал 73-страничный обзор практики рассмотрения дел, связанных с законодательством о контрактной системе в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд. «Право.ru» обращает внимание на ключевые моменты обзора.

 Если заказчик указывает в документации аукциона особые характеристики товара, которые отвечают его потребностям и необходимы с учетом специфики использования предмета закупки, это нельзя трактовать как ограничение круга ее потенциальных участников.

В качестве примера ВС приводит следующее дело: медучреждение, выступающее заказчиком, оспаривало в арбитраже решение и предписание ФАС, которая признала его нарушившим ч. 2 ст. 33 закона о контрактной системе (правила описания объекта закупки).

В документации тендера на закупку медикаментов было указано, что лекарство непременно должно поставляться во флаконах или эквивалентной упаковке, позволяющей обеспечить ее герметичность после вскрытия.

Антимонопольщики потребовали отменить протоколы рассмотрения заявки на участие в аукционе и поправить документацию, исключив из нее требования к первичной упаковке.

Суд первой инстанции признал решение ФАС незаконным, посчитав, что требования заказчика закона о контрактной системе не нарушают. В ч. 1 и 2 ст.

33 сказано, что заказчики при описании объекта закупки должны определить требования к нему так, чтобы, «с одной стороны, повысить шансы на приобретение товара именно с теми характеристиками, которые им необходимы, соответствуют их потребностям, а с другой стороны, необоснованно не ограничить количество участников закупки», указывает ВС.

Указание на необходимость поставки лекарства в герметичной упаковке было обусловлено спецификой его назначения и способа применения: препарат в ампуле после того, как ее вскроют, нельзя будет хранить, чтобы воспользоваться им еще раз, флакон же решит это проблему.

Это приведет к экономичному использованию лекарства и обеспечит соблюдение принципа эффективного использования источников финансирования.

Вместе с этим будет соблюдаться и принцип конкуренции, поскольку иных ограничений, например, по количеству действующего вещества или дозировке в документации не было.

Возможное сужение круга участников закупки с одновременным повышением эффективности использования финансирования (обеспечением его экономии), исходя из положений п. 1 ст. 1 закона о контрактной системе, не может само по себе рассматриваться в качестве нарушения требований закона о защите конкуренции.

Да и то, что круг участников закупки сузился, антимонопольщики не доказали: в госреестре зарегистрированы два производителя, которые выпускают нужное лекарство во флаконах, и все семь участников закупки были готовы поставить препарат от обоих.

 А вот включение в документацию требований, которые указывают на конкретного производителя товара, в отсутствие специфики его использования, нарушает ст. 33 закона о контрактной системе.

Другой заказчик, который тоже закупал медикаменты, указал в документах такие требования к форме таблетки, способу ее деления и фасовке, которым соответствовал только препарат одного конкретного производителя.

Один из участников тендера подал жалобу в ФАС, но ведомство признало ее необоснованной, и тот отправился в суд. Первая инстанция и апелляция согласились с антимонопольщиками, а арбитражный суд округа – нет.

Он указал, что заказчик включил в аукционную документацию такие требования (лекарственная форма, дозировка, форма выпуска), которые «не относятся к фармакологическим свойствам лекарственного препарата, никак не связаны с терапевтической эффективностью и не обусловлены спецификой назначения и применения закупаемого препарата», зато прямо указывают на его единственного производителя.

Читайте также:  Материнский капитал можно направить на погашение кредита в дом.рф и потребкооперативе

При этом доказательств того, что любой из участников закупки мог обеспечить поставку именно этого препарата, не было. Поэтому суд вполне обоснованно сделал вывод о том, что заказчик нарушил правила размещения документации, что «привело к созданию необоснованных препятствий для участников спорной закупки, повлекших сокращение их количества, что является признаком ограничения конкуренции».

 Если закон запрещает проводить госзакупку товаров, происходящих из иностранных государств, то участники аукциона должны приложить к заявке документы, подтверждающие страну происхождения товара, который они предлагают.

Заказчик отклонил заявку участника тендера, потому что в документах к ней не было подтверждения, что товар производится в России, хотя в аукционной документации такое требование имелось. Несмотря на это, ФАС решила, что заказчик нарушил ч. 7 ст.

69 закона о контрактной системе, то есть приняла решение об отклонении заявки по основаниям, не предусмотренным ч. 6 все той же ст. 69, и предписала устранить нарушения.

Заказчик вместо этого пошел в суд, требуя признать решение и предписание антимонопольщиков недействительными.

Первая инстанция и апелляция требования удовлетворили, указав, что затребованная заказчиком декларация «не является допустимым доказательством, позволяющим идентифицировать товар как происходящий с территории определенного географического объекта», а иные документы, позволяющие определить страну происхождения предложенных к поставке товаров в заявке не значились.

Арбитражный суд округа акты нижестоящих инстанций отменил, указав, что в силу п. 3 ч. 5 ст. 66 закона о контрактной системе заказчик не вправе в момент подачи заявок требовать документов о стране-производителе, которые по закону передаются уже вместе с товаром, да и нормами п. 2 ст. 456 ГК (обязанности продавца по передаче товара) такая обязанность не предусмотрена.

В результате дело попало в ВС, где экономколлегия отменила постановление кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляции.

Судьи напомнили о постановлении правительства № 1224 «Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства» от 24 декабря 2013 года и постановлении № 9 «Об установлении запрета на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства» от 14 января 2017 года. Оба они не допускают закупку иностранных товаров и услуг для нужд обороны и безопасности, за исключением случаев, когда в России они не производятся в принципе или не соответствуют требованиям заказчика. ВС указал, что заказчику товар был необходим именно для таких нужд, а значит, он имел право требовать документы, удостоверяющие страну происхождения. Но запрашивать ему стоило не декларацию, а, например, сертификат о происхождении товара, выдаваемый по правилам определения страны происхождения товаров в СНГ от 20 ноября 2009 года.

 Стороны не могут допсоглашением изменять сроки выполнения работ по государственному (муниципальному) контракту, если иное не прописано в законе и заключенном в соответствии с ним контракте.

Муниципалитет и застройщик заключили договор на строительство многоквартирного жилого дома, который должны были сдать до 1 ноября 2013 года.

Позже выяснилось, что достроить его вовремя строительная компания не может, и стороны подписали дополнительное соглашение, которым откладывался ввод многоэтажки в эксплуатацию до 31 августа 2014 года.

Прокурор посчитал, что оно противоречит закону о контрактной системе, и обратился в суд, требуя признать соглашение недействительным.

Первая инстанция и апелляция отказали в иске, посчитав, что если сдать объект вовремя невозможно по объективным обстоятельствам, стороны могут изменить сроки допсоглашением. АС округа акты предыдущих инстанций отменил, сославшись на п. 2 ст.

34 закона о контрактной системе, где говорится что при заключении и исполнении контракта его условия должны оставаться неизменными за редкими исключениями (перечислены в п. 1 ст. 95 все того же закона).

А временной невозможности исполнения обязательств, на которую ссылался застройщик, в этом перечне нет.

Суд счел, что проведение аукциона на одних условиях, а после фактическое их изменение (продление срока) для победителя «ограничило конкуренцию между участниками размещения заказа, что могло повлиять на цену контрактов».

 Стороны государственного (муниципального) контракта не вправе заключать допсоглашение, предусматривающее увеличение цены контракта более чем на 10%. Такое условие допсоглашения является ничтожным, если иное не следует из закона.

Администрация муниципалитета по итогам конкурса заключила контракт с организацией на поставку оборудования. В ходе его исполнения выяснилось, что нужно закупить дополнительные единицы товара. По предложению заказчика стороны заключили допсоглашение, предусматривающее в том числе условие об увеличении цены контракта на сумму более 20%.

Однако после поставки товара в новом объеме заказчик отказался оплачивать стоимость дополнительного оборудования, поэтому поставщик обратился с иском в суд. Первая инстанция и апелляция полностью удовлетворили исковые требования.

Суды указали, что документация о закупке предусматривала возможность изменения условий контракта, при этом поставщик доказал факт заключения допсоглашения с заказчиком и то, что последний принял товар.

АС округа отменил акты нижестоящих инстанций и удовлетворил требования поставщика частично: в размере, соответствующем 10% от цены контракта. Согласно п. 1 ст.

95 закона о контрактной системе изменение существенных условий государственного (муниципального) контракта возможно лишь при одновременном соблюдении двух условий: 1) такая возможность предусмотрена в документации о закупке и контракте, 2) если по предложению заказчика увеличивается количество товара с последующим пропорциональным увеличением цены, но не более чем на 10% от цены контракта. Таким образом, закон предусматривает ограничения для изменения цены контракта. Эти ограничения касаются как поставщика, так и заказчика, и объясняются тем, что заключению контракта предшествует выбор поставщика на торгах, при проведении которых участники предлагают условия поставки заранее, и победитель определяется исходя из предложенных им условий. В документации о закупке и контракте, заключенном сторонами, предусмотрена возможность его изменения по соглашению сторон. Вместе с тем условие допсоглашения, согласно которому цена контракта увеличивается более чем 10%, является ничтожным, поскольку противоречит закону и при этом посягает на публичные интересы и права третьих лиц – других участников закупки.

 Поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в отсутствие контракта не дает исполнителю право требовать их оплаты.

Компания на основании доверенностей, выданных администрацией муниципального образования, представляла ее интересы в суде. При этом договор стороны не заключали.

Сославшись на то, что администрация не оплатила услуги, фирма обратилась в суд с иском о взыскании с нее неосновательного обогащения. Первая инстанция удовлетворила исковые требования.

Она исходила из того, что администрация получила услуги от компании, а следовательно, должна их оплатить. Апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении иска, с ней в дальнейшем согласилась кассация.

Дело дошло до ВС. Оказывая услуги без муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами закона о контрактной системе, фирма не могла не знать, что работы выполняются ей в отсутствие обязательств, указал ВС. Следовательно, в силу п. 4 ст.

1109 ГК она не вправе взыскивать с администрации плату за фактически оказанные услуги. Другой подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм закона о контрактной системе.

 В итоге ВС оставил постановление суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа без изменения.

 При этом нельзя отказывать в удовлетворении иска об оплате услуг, оказанных в отсутствие госконтракта или с превышением его максимальной цены, в случаях, когда из закона следует, что их оказание является обязательным для исполнителя вне зависимости от его волеизъявления.

Государственное медицинское учреждение заключило с частной медорганизацией договор по оказанию специализированной медпомощи пациентам. Когда срок договора истек, стороны по итогам открытого аукциона заключили новый госконтракт на оказание медуслуг.

Однако исполнитель указал, что оказывал помощь пациентам, направляемым заказчиком, также в период между истечением первого договора и заключением второго. Задолженность компания решила взыскивать через суд.

Первая инстанция и апелляция отказались удовлетворить ее иск, указав, что услуги оказывались в спорный период в отсутствие госконтракта.

Однако кассация отменила вынесенные ими акты. Гемодиализ (метод заместительной почечной терапии) оказывается пациентам с хронической болезнью почек, то есть является жизненно важной процедурой, которую нельзя прерывать.

Поэтому медорганизация была не вправе отказать в оказании жизненно необходимой медпомощи из-за превышения объема финансирования для оплаты оказанных медуслуг.

Кроме того, лечебная организация в силу закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» не вправе отказать в медпомощи обратившимся застрахованным гражданам.

Довод заказчика о том, что исполнитель должен был перенаправить пациентов в лечебное учреждение заказчика для продолжения лечения, кассация отклонила как не основанный на положениях законодательства РФ.

При этом бездействие заказчика, а именно непроведение им конкурса и незаключение госконтракта в необходимый для бесперебойного оказания медпомощи срок, в таких случаях не может служить основанием для прекращения или приостановления выполнения государственно и социально значимых функций, заключила кассация.

 Собственник помещения в здании обязан оплачивать расходы по содержанию и ремонту общего имущества в силу закона. Эта обязанность не обусловлена наличием договорных отношений и заключением государственного (муниципального) контракта.

Управляющая компания обратилась в суд с иском к муниципалитету, которому принадлежит помещение в многоквартирном доме.

УК потребовала взыскать с собственника задолженность за услуги по содержанию и ремонту общего имущества.

Первая инстанция и апелляция отказали в удовлетворении иска, указав, что договорные отношения с муниципалитетом возможны только на основании заключенного муниципального контракта. Однако стороны его не заключали.

Кассация отменила акты нижестоящих инстанций. Арбитражный суд округа пришел к выводу, что обязательство собственника нежилых помещений по оплате расходов на содержание и ремонту общего имущества возникает в силу закона и не обусловлено наличием договорных взаимоотношений с УК.

Последняя также в силу закона обязана оказывать услуги по содержанию общедомового имущества в многоквартирном доме, и она не могла отказаться от этих обязательств даже при отсутствии контракта с муниципалитетом.

А тот факт, что он не заключил соответствующий контракт, не освобождает его от внесения платы за содержание общедомового имущества.

Источник: https://pravo.ru/news/view/142209/

Ссылка на основную публикацию