Вс применил эстоппель по процессуальному вопросу

Что за понятие эстоппель? Кто из юристов-практиков знает определение этому слову? С какого момента его стали применять в российском законодательстве? А также то, что судебная практика считает злоупотреблением правом?

На сегодняшний день правоприменительной и законодательной практикой РФ придается большое значение принципу добросовестности участников гражданского оборота, путем  наказания злоупотребляющей  своими правами стороны и защиты лиц, действовавших добросовестно. При реализации этих положений, отечественное право часто перенимает различные иностранные разработки.

Эстоппель – это правовой принцип, согласно которому лицо утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих притязаний.

В международном праве эстоппель означает утрату государством права ссылаться на какие-либо факты или обстоятельства в обоснование своих международных притязаний.

На бытовом «понятном» языке смысл этого принципа кратко можно изложить как – «Не противоречь сам себе».

ВС применил эстоппель по процессуальному вопросу

Основные  элементы  принципа  эстоппель были  сформулированы  английским общим  правом,  данные  элементы  были  полностью  восприняты  международным публичным правом, которые возвысили эстоппель до нормы-принципа. В английском праве эстоппель выполняет защитную функцию, т.е.

он не допускает отказ  от  обещания  воздержаться  от  использования  права,  но  в  то  же  время  не предоставляет  возможность  требовать  исполнения  этого  обещания.  Эстоппель (обязательственный) направлен не на создание новых прав, а на защиту того, кто добросовестно полагается на данное ему обещание не осуществлять права.

Действие данного  принципа  можно  проиллюстрировать  следующим  примером.

Данный принцип  широко применяется международной судебной и арбитражной практике.

В  отечественном  правопорядке  эстоппель  развивается  преимущественно  в рамках  договорного  права.

  Как указывалось ранее, в настоящее  время, в России,  закон  направлен  на  защиту  стороны,  выполняющей добросовестно  свои  обязательства, поэтому принцип эстоппеля «прижился» в российском праве, в  результате чего, в ГК РФ были внесены ряд изменений и дополнений,  касающиеся    злоупотребления  правом  в обход закона. Сейчас в российской правоприменительной практике он широко используется как в гражданском, так и в арбитражном процессе.

Впервые в  российском праве этот принцип был сформулирован в постановлении Президиума ВАС N 13903/10 от 22.02.2011 по делу N А60-62482/2009-С7.

В  данном   деле  Президиум  рассматривал  проблему процессуального плана: имеется  ли у стороны право требовать с должника в отдельном судебном процессе уплаты неустойки, если она не была оговорена при заключении мирового соглашения.

Президиум постановил: не может, поскольку отсутствие в мировом соглашении каких-либо  дополнительных  обязательств  означает  «соглашение  сторон  о  полном прекращении  гражданско-правового  конфликта  и  влечет  за  собой  потерю  права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель)». С 2013 г.

принцип эстоппеля включён в российское законодательство (п. 5 ст. 166 ГК РФ),  а в 2015 году включён в пункт 3 статьи 432 ГК РФ). Нормативной базой  для применения процессуального эстоппеля является ч. 2 ст.

9 АПК РФ, предусматривающая, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Участники процесса должны добросовестно пользоваться своими процессуальными правами в силу ч. 2 и 3 ст. 41 АПК РФ, а также обязаны заблаговременно раскрывать свои доказательства и аргументы перед другой стороной (ч. 3 и 4 ст. 65 АПК РФ).

Сфера применения принципа эстоппель достаточно обширна. Используется не только в материальном, но и в процессуальном праве.

Основное назначение данного принципа – защита  добросовестных  участников  гражданского  оборота  от неожиданных  притязаний  контрагентов,  которые,  несмотря  на  достигнутые договоренности, могут выдвигать свои возражения и требования повторно или же заявлять новые требования.

Принцип эстоппель по существу является совершенно новым и  эффективным средством правовой защиты, позволяющим отклонить такие притязания без рассмотрения их по существу.

Если недобросовестный контрагент или иное заинтересованное лицо обратится с  иском  в  суд  о  признании  сделки  недействительной,  использование  эстоппеля позволит защититься от предъявленного иска.

Данное положение находит отражение в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.11.

2014 по делу N  А56-68173/2013,  где  суд  дает  разъяснения,  что  же  понимается  под недобросовестными действиями сторон, заключивших ранее сделку.

Источник: https://park72.ru/column-kazarina/136907/

Процессуальный эстоппель: ВС рассказал, где его надо применять

04 октября 2017 г.НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

 Алексей Малаховский

Эксперты «Право.ru» отмечают, что суды общей юридикции редко применяют такой правовой принцип как эстоппель в отличие от арбитражей.

 На примере земельного спора из Краснодарского края Верховный суд объясняет нижестоящим инстанциям, когда новый для российского законодательства правовой институт можно использовать.

 ВС обратил внимание и на другие нарушения в акте краевого суда. 

В 2013 году в российском законодательстве появился новый правовой институт под названием эстоппель (п. 5 ст. 166 ГК). Эта новация, являясь продолжением принципа добросовестности, распространилась как на материальное право, так и на процессуальное.

Если говорить о процессуальном эстоппеле, то его можно применить, начиная с того момента, когда спор дошел до апелляционной инстанции, поясняет Евгений Пугачев, руководитель практики «Земля.Недвижимость.Строительство» юрфирмы «Интеллектуальный капитал».

Суть такого института заключается в том, что сторона разбирательства не сможет реализовать свое право в апелляции, если не пыталась это сделать в первой инстанции. Подобная ситуация и возникла в земельном споре из Краснодарского края.  

Эстоппель (от англ.«estop» — лишать права выдвигать возражения) – правовой принцип, согласно которому лицо теряет право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своей позиции.

Началось все еще в 2006 году, когда колхоз «Память Ленина» арендовал 0,5 га земли в селе Новоленинский Краснодарского края. Этот участок находился в общей долевой собственности местных жителей, поэтому арендодателями выступили сразу несколько десятков человек.

Спустя три года, несколько владельцев этой земли ее поделили и зарегистрировали право собственности на свои части недвижимости. После успешного разделения участка новые земли передали в аренду ЗАО «Лебяжье-Чепигинское».

Таким образом, «Память Ленина» лишился возможности пользоваться ранее арендованными территориями.

Колхоз не согласился со сложившейся ситуацией и оспорил разделение единого участка в судебном порядке. Тимашевский районный суд в 2009 году признал тремя решениями выделы земельных долей недействительными и постановил отменить арендные соглашения с «Лебяжье-Чепигинское». Однако новый арендатор не спешил выполнять принятые судебные решения и продолжал пользоваться землей.

Борьба за единство

В начале 2016 года колхоз «Память Ленина» стал банкротом (дело № А32-2426/2009) и потерял возможность добиться исполнения судебных актов 2009 года. Тогда уже другие сособственники 0,5 га земли во главе с Андреем Исаевым* обратились в Тимашевский райсуд с иском к «Лебяжье-Чепигинское», потребовав восстановить единый участок и право общей долевой собственности на него.

Ответчик с такими требованиями согласился, удовлетворила их и первая инстанция (дело № 2-813/2016). Суд сослался на то, что еще в 2009 году выдел долей из единой недвижимости признали недействительным, поэтому участок надо вернуть в прежние границы. Но после такого решения «Лебяжье-Чепигинское» изменило свое мнение по этому спору и обжаловало акт первой инстанции в апелляцию.

Краснодарский краевой суд решил, что истцам в этом деле надо отказать.

Апелляционная инстанция указала на то, что заявители в рассматриваемом споре не доказали, как ответчик нарушил их права по пользованию землей (дело № 33-16849/2016).

Апелляция подчеркнула, что «Лебяжье-Чепигинское» не меняло границы участка в 0,5 га, так как это сделали другие его сособственники, а возможное удовлетворение иска может затронуть их права.

Проглядели эстоппель

Исаев и ко не согласились с актом апелляции, обжаловав его в Верховный суд. ВС в первую очередь обратил внимание на то, что апелляция безмотивировочно квалифицировала заявленный иск как негаторный (об устранении препятствий по пользованию имуществом).

Хотя первая инстанция наоборот посчитала эти требования «применением последствий недействительности сделки». Судьи ВС пояснили, что абстрактное утверждение о том, будто удовлетворение иска нарушит права третьих лиц – неверно (дело № 18-КГ17-68).

Апелляции нужно было установить, кто именно владеет долями в праве собственности на участок и привлечь этих лиц к делу, отметил ВС.

Помимо этого, нижестоящий суд не оценил возможность применить в этом споре процессуальный эстоппель, посчитала Судебная коллегия по гражданским делам ВС. Судьи ВС указали на то, что в первой инстанции ответчик согласился с требованиями истца, а после решения Тимашевского райсуда «Лебяжье-Чепигинское» поменяло свою позицию, подав апелляционную жалобу.   

«Тройка» судей под председательством Вячеслава Горшкова отменила акт апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Краснодарский краевой суд (прим. ред. — пока еще не рассмотрено). 

Эксперты «Право.ru»: «ВС обоснованно обратил внимание на недобросовестность ответчика»

Суды общей юрисдикции менее охотно применяют эстоппель, нежели арбитражные суды, отмечает юрист АБ «Линия Права» Фаррух Саримсоков. По его мнению, рассматриваемое решение ВС может стать триггером, чтобы усилить использование обсуждаемого правового института.

 Юрист петербургской практики «Пепеляев Групп» Вадим Инсаров предупреждает, что процессуальный эстоппель должен использоваться с осторожностью и в исключительных случаях. В частности, когда речь идет об очевидном и грубом злоупотреблении со стороны участника спора.

Юрист уверен, что в этом деле не стоит применять обсуждаемый институт. По его словам, ответчик мог изменить свою позицию в апелляции по самым разным причинами, которые могут быть и не связаны с недобросовестностью.

Буквальное восприятие позиции ВС нижестоящими судами может ограничить право сторон на судебную защиту, что приведет к серьёзным негативным последствиям, добавляет Инсаров.

Противоположного мнения придерживается юрист КА «Юков и партнеры» Александра Воскресенская.

Она считает, что в этом споре ВС обоснованно обратил внимание на недобросовестное поведение ответчика: «Изменение процессуальной позиции «Лебяжье-Чепигинское» являлось для истца непредвидимым и затруднило выработку по делу собственных доводов для их представления в апелляции».

Эксперт подчеркивает, что сторону разбирательства нужно заранее уведомлять обо всех значимых для процесса действиях: «Это обеспечит справедливое судебное разбирательство, основанное на принципах состязательности и равноправия».

Источник: Право.ru

Источник: http://www.lp.ru/Process_estoppel_where_it_should_be_applied

Процессуальный эстоппель

  • Сорокин Артем Игоревич
  • Студент 2 курса Магистратуры Юридического факультета СПбГУ
  • Процессуальный эстоппель
  • Аннотация
  • Целью данной статьи является выявление различных позиций в доктрине и судебной практике по вопросу использования процессуального эстоппеля.
  • Ключевые слова: эстоппель, злоупотребление процессуальными правами.
  • Sorokin Artem
  • 2th year student of Law faculty of St. Petersburg State University
  • PROCEDURAL ESTOPPEL
  • Abstact
  • The purpose of this article is to identify the various positions in the doctrine and jurisprudence on the use of procedural estoppel.
  • Keywords: estoppel, abuse of procedural rights.

Что такое эстоппель? Это правовой институт, сущность которого заключается в том, что сторона не должна получить привилегии в результате своего непоследовательного поведения, когда эта сторона совершает действия, которые направлены против тех, которые она совершала ранее.

В международном праве это называется “non concedit venire contra factum proprium” или запретом высказываться в противоречие своему собственному слову или поступку, когда исходя из поведения одной из сторон другая может прийти к выводу, что конфликт окончен.[1]

Принцип эстоппель (estoppel) является частным проявлением предусмотренного п.2 ст.2 Устава ООН общепризнанного принципа международного права – добросовестное выполнение обязательств по международному договору.

В международном праве, правило «estoppel» гласит, что государство в конкретной ситуации не должно предпринимать действий, противоречащих позиции, которое оно занимало до этого.  Ярким примером нормативного использования правила эстоппель является ст.

45 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года: “Государство не вправе больше ссылаться на основание недействительности или прекращения договора, выхода из него или приостановления его действия…если после того как ему стало известно о фактах, оно определенно согласилось, что договор, в зависимости от случая, действителен, сохраняет силу или остается в действии».  [2]

Читайте также:  Договор займа траншами между юридическими лицами

Практика недвусмысленно дала понять, что комментируемый принцип жизнеспособен для защиты от нарушений законных интересов частных лиц. Принцип эстоппель закрепляет запрет отказаться от ранее выбранной и официально изложенной уполномоченным лицом позиции по любому вопросу.

Из этого можно сделать 2 вывода. Во-первых, бремя доказывания наличия оснований для применения правила эстоппель лежит на доверившейся стороне. Во-вторых, принцип добросовестности является конститутивной составляющей данного правила.

По меткому замечанию Р.А.

Каламкаряна, если принцип добросовестности предусматривает необходимость соблюдения определенного уровня последовательности в поведении субъектов права, то принцип эстоппель обеспечивает понуждение к соблюдению принципа добросовестности[3].

Очевидно сходство правила эстоппель с таким институтом российского права, как конклюдентные действия. Легальное определение понятия конклюдентных действий отсутствует. Исходя из систематического толкования ст.ст.

432,433,438 ГК РФ, можно сделать вывод, что под конклюдентными действиями законодатель понимает действия, свидетельствующие о намерении заключить договор. В то же время, на конклюдентные действия как на юридический факт можно ссылаться в споре, вытекающем из оценки процессуального поведения. Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 09.10.

2012 N 2966/12 указал, что стороны считаются заключившими третейское соглашение посредством конклюдентных действий и выразившими волю на передачу спора для рассмотрения в третейский суд, в частности, если при рассмотрении в арбитражном суде спора, связанного с исполнением договора: сторона по делу возразила против рассмотрения спора в государственном суде и заявила о наличии между сторонами третейского соглашения о рассмотрении данного спора в третейском суде, сославшись на соответствующее положение договора. Указанный вывод подтверждает, что конклюдентные действия, как и правило эстоппель, не концентрируются только на обязательственных, материальных правоотношениях, а проецируются на процессуальные отношения. И далее можно ставить проблему материального значения процессуального поведения.

Несмотря на схожесть двух этих явлений, отождествлять их нельзя. Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 23.04.

2012 N 1649/13 указал следующее: «Указанные действия ответчика свидетельствуют о признании им компетенции Арбитражного суда Рязанской области посредством конклюдентных действий, что соответствует понятию компетентного суда в международно-правовом и национально-правовом понимании, а также влекут за собой потерю права на возражение (эстоппель) в отношении подсудности спора».

Таким образом, конклюдентные действия воспринимаются судом как волимое, целенаправленное поведение, которого придерживается сторона, а эстоппель, в свою очередь, считается неким нежелательным результатом, который является обратной стороной поведения субъекта. Получая процессуальные права и пользуясь ими, ответчик принимает на себя и процессуальные обязательства, которые обязан соблюдать.

Кто должен заявить о непоследовательном процессуальном поведении одной из сторон? Вправе ли сделать это суд в отсутствии ходатайства стороны? Представляется, бремя доказывания факта недобросовестности должно быть возложено на лицо, заявившее в судебном процессе о применении принципа эстоппель.

Может ли суд сам, в обход принципа состязательности, не дожидаясь ходатайства со стороны заявителя, применить правила эстопель или хотя бы установить необходимые для этого основания, чтобы уже сторона могла решить, обращаться с соответствующим заявлением или нет.

Исходя из принципа добросовестности, обеспечивать которое в процессе в первую очередь обязан субъект, осуществляющий правосудие, суд в праве и должен реагировать на процессуальные злоупотребления стороны в споре и пресекать.

Эстоппель как правило о лишении стороны спора права на возражение по причине ее предшествующего поведения или соглашения встречается как в российской судебной практике, так и в законодательстве и применяется как логическое следствие принципа добросовестности.[4] Иными словами, эстоппель в гражданском процессе выступает механизмом борьбы с процессуальными злоупотреблениями и защитой законных ожиданий субъекта гражданских правоотношений.

[1] Каламкарян М.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М.: Издательство Эскмо, 2004. С. 73

[2] Принцип эстоппель в современно международном праве. Известия высших учебных заведений. Научно-теоретический журнал, №6, ноябрь-декабрь. Праовведение: – Л: Изд-во Ленинградского университета, 1979. C.83

[3] Каламкарян М.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М.: Издательство Эскмо, 2004. С. 74

[4] Коблов А.С. Правило эстоппель в российском праве: проблемы и перспективы развития // Закон. 2012. N 5. С. 216.

Литература

  1. Каламкарян М.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М.: Издательство Эскмо, 2004. С. 73 – 74.
  2. Принцип эстоппель в современно международном праве. Известия высших учебных заведений. Научно-теоретический журнал, №6, ноябрь-декабрь. Правоведение: – Л: Изд-во Ленинградского университета, 1979. C.83

References

  1. Kalamkarjan M.A., Migachev Ju.I. Mezhdunarodnoe pravo. M.: Izdatel’stvo Jeskmo, 2004. S. 73 – 74.
  2. Princip jestoppel’ v sovremenno mezhdunarodnom prave. Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Nauchno-teoreticheskij zhurnal, №6, nojabr’-dekabr’. Praovvedenie: – L: Izd-vo Leningradskogo universiteta, 1979. C.83.

Источник: https://research-journal.org/law/processualnyj-estoppel/

Эстоппель как средство защиты

Явное противоречие в действиях стороны В недавней новости на сайте «АГ» обсуждалось определение Верховного Суда РФ, в котором основанием для направления дела на новое рассмотрение стало неиспользование нижестоящим судом принципа эстоппель, подлежавшего применению, исходя из поведения ответчика. Из определения следует, что проверенный кассационной коллегией гражданско-правовой спор возник по иску лица, который по договору цессии приобрел все права по договору займа, включая права требования к заемщику, нарушившему обязательства по возврату денежных средств. Договор займа был обеспечен залогом недвижимости – квартиры, принадлежавшей заемщику. После заключения договора цессии заемщик признал наличие задолженности по договору займа, о чем дал соответствующую расписку новому займодавцу, однако долг не погасил, в связи с чем займодавец был вынужден обратиться в суд с иском об обращении взыскания на заложенную квартиру.

Однако в ходе рассмотрения дела ответчик-заемщик свою позицию в корне поменял и начал настаивать на том, что денежных средств по договору займа не получал, значит, договор займа не заключен, а обеспечивающий его договор залога недействителен.

Суд первой инстанции защитил права нового займодавца и принял решение об обращении взыскания на квартиру, однако апелляционный суд принял сторону ответчика и отказал в иске по мотиву недоказанности истцом факта передачи ответчику средств первым займодавцем в момент заключения договора займа.

Кассационная инстанция в лице Верховного Суда РФ обратила внимание на явное противоречие между действиями заемщика, который до обращения в суд признавал наличие долга по договору займа, а после возбуждения судебного дела отрицал факт получения займа в целом.

Не найдя добросовестных оснований для изменения позиции ответчиком, Верховный Суд РФ сослался на п. 3 ст. 432 ГК РФ и указал на утрату ответчиком права заявлять перед судом о незаключенности договора займа, что является частным случаем принципа эстоппель.

Утрата права лица на возражение Принцип эстоппель подразумевает утрату права лица на возражение. Именно так его изначально определял Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (постановления от 22 марта 2011 г. № 13903/11, от 23 апреля 2012 г. № 1649/13 и от 24 июня 2014 г. № 1332/14).

Существо эстоппеля можно свести к тому, что недобросовестная сторона, совершив те или иные действия либо не совершив их своевременно, в первом случае утрачивает право оспаривать факты, которые такими действиями подтверждаются, а во втором – лишается права совершить действия, от которых длительное время уклонялась.

В ряде постановлений Арбитражного суда Московского округа, например в Постановлении от 5 августа 2015 г.

по делу № А41-11651/15, разъясняется, что главная задача принципа состоит в том, чтобы воспрепятствовать недобросовестной стороне получить преимущества и выгоду вследствие своей непоследовательности в поведении в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой стороной.

Эффективный способ защиты Несмотря на то что понятие «эстоппель» было заимствовано из английской системы права, системный анализ норм российского законодательства, например ст. 1 и 10 ГК РФ, ст.

9 и 159 АПК РФ, позволяет утверждать, что данный принцип, основанный на приоритетной защите прав добросовестного лица от последствий злоупотребления правом со стороны его контрагента, не являлся новеллой в полном смысле этого слова.

Кроме того, именно широкое применение эстоппеля в судебной практике как действенной санкции за недобросовестность лица, выразившуюся в его противоречивом поведении, сделало данный принцип эффективным способом защиты права добросовестного участника.

Хотя данный принцип не сформулирован законодателем в числе фундаментальных принципов российского права, его частные случаи прямо закреплены, например, в положениях п. 5 ст.

166 ГК РФ об утрате права недобросовестного лица заявлять о недействительности сделки, в частности, если его поведение после ее  заключения давало иным лицам основание полагаться на  действительность такой сделки, а также п. 3 ст. 432 ГК РФ, который был применен Верховным Судом РФ в рассмотренном выше деле об обращении взыскания на заложенную квартиру. Положения п. 3 ст.

432 ГК РФ указывают на утрату права лица требовать признания незаключенным договора, по которому оно приняло полное или частичное исполнение либо иным образом подтвердило действие такого договора.

Указанные нормы являются именно частными случаями использования принципа и не исключают его применение в иных, прямо не определенных законом случаях.

В качестве примера можно назвать утрату права стороны возражать против выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вынесенного «против нее», по мотиву того, что третейский суд аффилирован с выигравшей стороной.

Проверяя законность судебных актов, принятых по такому спору, Верховный Суд РФ в Определении № 310-ЭС14-4786 обратил внимание нижестоящих судов на то, что об этой аффилированности проигравшей стороне было известно изначально, еще на стадии переговоров по заключению договора, содержащего соответствующую третейскую оговорку. Оценив изменение поведения такой стороны после проигрыша в третейском суде и не найдя разумного и объективного обоснования такого изменения, Верховный Суд РФ указал на утрату права проигравшей стороны возражать против выдачи исполнительного листа на принудительное взыскание с нее суммы долга по решению третейского суда. Из выделенных Верховным Судом РФ обстоятельств следует, что утрата права на возражение произошла у лица в момент заключения им третейского соглашения.

Стоит отметить, что эстоппель в равной степени применяется как к защите добросовестного участника гражданского оборота в материально-правовых отношениях, так и к случаям злоупотребления процессуальными правами в судебном споре, что делает его эффективным инструментом судебного представителя.

Эстоппель в процессуальном праве, и, в частности, в арбитражном процессе, в большей степени связан со своевременностью выполнения процессуальных действий. Его применение обусловлено ч. 2 ст. 9 АПК РФ, возлагающей на лиц, участвующих в деле, риск наступления последствий совершения или несовершения ими этих действий, а также корреспондирующей ей ч.

5 ст. 159 АПК РФ о праве суда отказать в удовлетворении заявления или ходатайства, если они не были поданы своевременно по причине злоупотребления лицом своим процессуальным правом и явно направлены на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Практика показывает, что эстоппель позволяет отклонить даже заявления о так называемых безусловных основаниях для отмены судебного акта. Так, в Определении от 13 апреля 2016 г. № 306-ЭС15-14024, включенном в Обзор правовых позиций по вопросам частного права за апрель 2016 г.

, Верховный Суд РФ отменил постановление кассационного арбитражного суда о прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора арбитражным судам, принятого по заявлению одного из участников спора о том, что один из соответчиков являлся физическим лицом без статуса индивидуального предпринимателя.

При этом Верховный Суд РФ указал: хотя постановление кассации о неподведомственности спора арбитражному суду соответствует закону, стоит учесть, что судебный спор с участием ответчика – физического лица рассматривается с 2011 г.

, и ни один из участников процесса, включая заявителя, в течение нескольких лет не ставил вопрос о прекращении дела по указанному выше основанию, а также что в ходе его рассмотрения физическому лицу были причинены существенные убытки.

Читайте также:  Какие есть виды заработной платы и формы оплаты труда?

Учитывая фактические обстоятельства спора, Верховный Суд РФ применил принцип эстоппель о несвоевременности процессуального заявления о прекращении производства по делу и вернул дело на рассмотрение в арбитражный суд.

Несколько правил, связанных с применением эстоппеля Анализ норм права и судебной практики показывает, что для применения эстоппеля представителю лица в суде следует подтвердить наличие противоречивого поведения противоположной стороны спора, недобросовестность такого лица, а также быть готовым представить доказательства добросовестности и осмотрительности действий своего доверителя. Данный подход справедлив как в случае с процессуальным поведением, так и в отношении поведения участника в гражданском обороте.

Кроме того, участникам судопроизводства следует учитывать риск применения рассматриваемого принципа против их интересов.

В этой связи еще на стадии подготовки к обращению в суд судебному представителю необходимо ответственно и аккуратно подходить к формированию правовой позиции по спору с целью выявления и исключения из нее противоречий поведения своего доверителя, которые нельзя объективно обосновать его добросовестными действиями, продумать распределение бремени доказывания, а также воздержаться от построения позиции на сомнительных обстоятельствах, которые в дальнейшем затруднительно будет подтвердить доказательственной базой.

Отдельное внимание следует уделить проработке стратегии ведения судебного дела и определению круга заявлений и ходатайств, которые потребуется подать для подтверждения своей правовой позиции и для опровержения позиции оппонента, а также рассчитать время, когда их подача будет наиболее эффективной.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/estoppel-kak-sredstvo-zashchity/

Эстоппель. Проблема применения принципа в российском гражданском праве

Кузнецов В. А., Цветков А. В. Эстоппель. Проблема применения принципа в российском гражданском праве // Молодой ученый. — 2018. — №25. — С. 209-210. — URL https://moluch.ru/archive/211/51667/ (дата обращения: 21.09.2019).



Институт эстоппеля является довольно молодым в отечественном праве. Российский Гражданский кодекс знает это понятие с 2015 года. Оно заключено в п.3 ст. 432:

«Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности» [2].

Термин «estoppel» происходит от того же корня, что и слово «stop», а именно от его французского аналога «estoup» (или используемого нормандцами старофранцузского аналога «estoupail») [5].

Таким образом, классическое понимание принципа эстоппеля сводится к тому, что если одно лицо действует определенным образом и дает другой стороне разумные основания для совершения определенных действий, то впоследствии оно не может ссылаться на противоположные факты в своих интересах. Суд, усмотрев недобросовестность в поведении такого лица, отказывает в защите его права, что следует из п.1 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 [3].

Принцип эстоппеля корнями вглубь уходит в историю английского правосудия. Говорить о более четком оформлении этого принципа можно, начиная с XVI века. С XVII века эстоппель получает доктринальное развитие, в частности в работах известного английского правоведа Эдварда Кока.

В основу эстоппеля положены системообразующие принципы гражданского права: добросовестность, разумность, диспозитивность.

Эстоппель по праву можно считать мощным процессуальным средством, направленным на борьбу с недобросовестным поведением. Мировая практика выработала четыре критерия, необходимых для действия этого принципа:

  1. Наличие позиции лица, выраженной добровольно и закрепленной в установленной процессуальной форме;
  2. Установление факта изменения первоначальной позиции по тем же фактическим обстоятельствам
  3. Лицо, которое настаивает на применении эстоппеля, добросовестно действовало, исходя из первоначальной позиции оппонента
  4. Возникновение вреда, выразившегося в создании невыгодного процессуального положения лица, требующего применить эстоппель, в результате изменения позиции другой стороны и наличие причинно-следственной связи между изменением позиции и вредом [1].

Между тем, стоит отметить, что российские суды не всегда последовательно устанавливают все четыре конститутивных элемента, что влечет неполное раскрытие этого принципа. Практика часто ограничивается установлением лишь первых двух элементов, презюмируя ущерб и поведение другой стороны, исходя из первоначальной позиции [4].

Также стоит отметить, что суды могут применять эстоппель в случае, когда стороны находятся в процессе переговоров о чем-либо. В таком случае работает доктрина promissory estoppel.

Таким образом, если сторона переговоров полагает, что в случае их завершения определенным образом она избавится от обязанности, возложенной на нее договором, она может приостановить исполнение этой обязанности на срок переговоров.

Практика применения этого принципа широко распространена в мире, однако она не была воспринята отечественными судами.

Стоит привести в пример дело, рассмотренное Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, в котором рассматривался вопрос о демонтаже рекламной конструкции по иску муниципалитета.

В данном деле ответчик ссылался на то, что вел переговоры с администрацией муниципального образования о продлении договора аренды рекламной конструкции.

Однако переговоры не завершились успехом ответчика, срок продлен не был, поэтому администрация обратилась с иском о демонтаже в суд, который удовлетворил требования.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с решением суда первой инстанции и приняли решение в пользу ответчика, сославшись на то, что ответчик добросовестно вел переговоры, а администрация, напротив, действовала недобросовестно. Таким образом, в судебных актах прослеживается применение доктрины promissory estoppel. Однако Президиум ВАС не согласился с выводами нижестоящих судов и оставил в силе решение суда первой инстанции [6].

Таким образом, принцип эстоппеля, несмотря на то, что он появился сравнительно недавно и его можно считать новеллой в отечественном гражданском праве, постепенно внедряется в судебную практику. Его позитивное влияние, эффективность трудно отрицать.

Эстоппель справедливо признается мощным оружием в борьбе с недобросовестным поведением участников гражданского оборота в руках суда. Между тем, хочется отметить, что проведенный анализ судебной практики позволяет выявить некоторые особенности применения указанного принципа в отечественном праве.

Суды зачастую очень непоследовательно применяют этот принцип, игнорируют необходимость установления многих фактов при применении указанного принципа. Отчасти это можно объяснить неразработанностью доктрины эстоппеля в отечественной доктрине.

Отчасти — тем, что рассматриваемый принцип привлекает суды именно с практической стороны, как серьезное средство в борьбе с недобросовестностью стороны процесса. Однако внедрение указанного принципа в отечественную правовую систему стоит безусловно приветствовать, несмотря на существующие проблемы.

Литература:

  1. Седова Ж. И., Зайцева Н. В. Принцип эстоппель и отказ от права в коммерческом обороте Российской Федерации. М., 2014. С. 160.
  2. Гражданский кодекс РФ — СПС «Консультант Плюс»
  3. Постановление Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации — СПС «Консультант Плюс»
  4. См. напр., Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2015 по делу № А13–8603/2015 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://kad.arbitr.ru
  5. Alfred Thompson Denning. McIlkenny v. Chief Constable of West Midlands, [1980] All ER 227 [Электронный ресурс] // Duhaime's Encyclopedia of Law: [сайт]. — Режим доступа: http://www.duhaime.Org/LegalDictionary/E/Estoppel.aspx
  6. Дело № А50-6337/2013

Основные термины (генерируются автоматически): суд, принцип, указанный принцип, сторона, образ, решение суда, судебная практика, рекламная конструкция, первоначальная позиция.

Поддержание независимости судебной власти, следование принципу независимости является обязанностью судьи.

Влияние практики Европейского суда на рассмотрение… В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по…

Отдельно рассматриваются два направления указанного вопроса: создание дополнительных возможностей для суда (введение принципа добросовестности) и введение новых правовых механизмов защиты слабой стороны.

Высказанные положения содержат новые нормы, которые, по мнению судьи, существовали в виде принципов, доктринальных идей, но никогда не имели законодательного

Рассмотренные формы судебной практики охватывают всю правоприменительную деятельность судов.

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, суд, качество суда, судебная власть, Конституция РФ, дело, общая юрисдикция, Конституционный Суд РФ, общая юрисдикция субъектов РФ

Состязательность и равноправие сторон как принцип уголовного…

Если стороны будут заявлять и обосновывать такие требования, суды будут вынуждены их рассматривать.

В условиях российского права вопросы, связанные с возможностью привлечения к ответственности лица, которое в силу действия указанных принципов эту…

связи с чем, полагаем необходимым провести анализ судебных актов и обобщить правовые позиции Верховного Суда Российской Федерации по реализации принципа свободы договора в предпринимательской деятельности.

Таким образом, термин «правовая позиция суда» прочно вошел в теорию и практику юриспруденции. Из приведенных выше правовых норм можно сделать вывод, что правовая позиция и само решение Конституционного суда — это не одно и то же.

Ключевые слова: суд присяжных заседателей, профессиональный судья, судебное следствие, принцип непосредственности.

На этой стадии у суда происходит формирование позиции по делу относительно того, собраны ли доказательства, подтверждающие факт преступления и…

Мы согласны с исследователями, которые отмечают, что при существующих традициях законодательства и судебной практики в чистом виде состязательность не может быть реализована, поскольку она в условиях пассивных сторон и суда противоречит принципу

Источник: https://moluch.ru/archive/211/51667/

Эстоппель. Примеры применения

Эстоппель – правовой принцип, запрещающий менять линию поведения. В российском гражданском праве он появился сравнительно недавно, но постепенно получает широкое применение. Ниже мы собрали примеры из судебной практики, когда был применен данный принцип.

Эстоппель: откуда ноги растут

Данный термин происходит от английского слова estop, означающего «лишать права возражения».

Принципу estoppel в Кембриджском словаре дано такое определение: «А legal rule that prevents someone from changing their mind about something they have previously said is true in court» (http://dictionary.cambridge.org/us/dictionary/english/ estoppel).

  • В буквальном переводе на русский язык: «Правовое правило, которое не позволяет кому-либо изменить свое мнение о чем-то, о чем ранее было правдиво сказано в суде».
  • В художественном переводе: сказав А, не делай Б, не переворачивай показания с ног на голову, не меняй линию поведения на противоположную, будь последователен, оправдывай ожидания, которые имеют под собой веские основания, и так далее.
  • В юридическом переводе, то есть в нормах ГК РФ, принцип «эстоппель» отражен таким образом:
  •  пункты 3, 4 ст. 1: при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения;

  •  абзац 4 п. 2 ст. 166: сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли;
  •  пункт 5 ст. 166: заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки;
  •  пункт 2 ст. 431.1: сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев признания договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 173, 178 и 179 ГК РФ, а также если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны;
  •  пункт 3 ст. 432: сторона, заключившая договор под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями, данными другой стороной, вправе вместо отказа от договора (п. 2 настоящей статьи) требовать признания договора недействительным (ст. 179 и 178);
  •  часть 5 ст. 450.1 ГК РФ: если при наличии оснований для отказа от договора (исполнения договора) сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ по тем же основаниям не допускается.
Читайте также:  Изменения в жилищном законодательстве и новый закон о жкх

Кроме того, об эстоппеле сказано в разъяснениях высших судов:

  •  пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 49: если сторона приняла от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердила действие договора, она не вправе недобросовестно ссылаться на то, что договор является незаключенным (п. 3 ст. 432 ГК РФ). Например, если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде и между ними возникают соответствующие обязательства;
  •  пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25: оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей… Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично;
  •  пункт 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25: сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ);
  •  пункт 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50: если стороны при заключении мирового соглашения прямо не оговорили в нем иные правовые последствия для соответствующего правоотношения (включающего как основное обязательство, из которого возникло заявленное в суд требование (требования), так и дополнительные), такое соглашение сторон означает полное прекращение спора, возникшего из этого правоотношения. В связи с этим последующее выдвижение в суде новых требований из того же правоотношения, независимо от того, возникло такое требование из основного либо из дополнительного обязательства, не допускается.

СТАТЬЯ Проказина Е.А., редактора-эксперта журнала «Время Юриста»

Помогал строить, не требуй сносить

Компания подала к организации иск о признании самовольной постройкой и сносе нежилого здания промышленного цеха.

Судьи установили, что истец начиная с 1992 года активно участвовал в строительстве данного здания:

  •  добровольно предоставил для его строительства часть земельного участка;
  •  заключил договор о совместной деятельности для организации серийного производства;
  •  участвовал в 1996 году в составе комиссии в принятии данного объекта;
  •  заключал договор аренды земельного участка под спорное здание;
  •  поставлял организации на переработку сырье.
  1. И только спустя более 20 лет обратился с настоящим иском.
  2. Оценив указанные обстоятельства, судьи пришли к выводу, что действия истца не соответствуют его предшествующим заявлениям или поведению и, применив правило «эстоппель», отказали в иске.
  3. Притом не нашла документального подтверждения ссылка компании на угрозу жизни и здоровью граждан при сохранении спорного объекта.
  4. Также не были доказаны обстоятельства, указывающие на допущенные организацией при возведении спорного объекта существенные нарушения строительных норм и правил, действующие на момент застройки, и наступление негативных последствий для истца вследствие сохранения здания в существующем виде.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 14.01.2019 № 309-ЭС18-17950

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Возражай сразу или забудь навсегда

Фирма предъявила в областной суд иск об отмене решения постоянно действующего третейского экономического суда при региональной торгово-промышленной палате.

Судьи обратили внимание, что по условиям договора все споры между сторонами в случаях невозможности разрешения их путем переговоров передаются на рассмотрение по выбору истца в арбитражный суд либо в указанный третейский экономический суд.

Вторая сторона договора воспользовалась этим пунктом и обратилась в третейский суд. Он вынес решение, которое немедленно вступило в силу, стало окончательным и не подлежащим обжалованию.

  • Фирма встречных требований в третейском разбирательстве не предъявляла и об отсутствии компетенции третейского суда по причине неарбитрабельности спора не заявляла.
  • В связи с этим суды решили, что заявитель, не оспоривший третейскую оговорку, к которой обратился его контрагент, утратил право на возражение (эстоппель) в процедуре отмены решения третейского суда.
  • По данной причине в удовлетворении иска фирме было отказано.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 30.03.2016 № 309-ЭС16-1489

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Признал долг, тогда оплачивай его

Гражданин-займодавец обратился в суд с иском к гражданину-заемщику об обращении взыскания на заложенное имущество (квартиру).

В подтверждение наличия задолженности истец предоставил расписку, подписанную заемщиком.

В ней он обязался погасить всю задолженность к определенному сроку. В судебном заседании ответчик подтвердил подлинность этой расписки. Иск был удовлетворен.

Однако апелляция отклонила ее в качестве допустимого доказательства, поскольку расписка не содержала сведений о получении ответчиком взаймы денежных средств.

Кассационный суд со второй инстанцией не согласился, ведь она не применила правило, согласно которому сторона, подтвердившая каким-либо образом действие договора, не вправе ссылаться на незаключенность этого договора (правовой принцип «эстоппель»).

Данное правило вытекает из общих начал гражданского законодательства и является частным случаем проявления принципа добросовестности, установленного п. 3 и 4 ст.

1 ГК РФ, согласно которым при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно; никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

На момент написания расписки в июле 2016 года правило «эстоппель» было закреплено в конкретной норме права, а именно в п. 3 ст. 432 ГК РФ.

В расписке ответчик подтвердил погашение долга. Потому суду апелляционной инстанции надлежало дать расписке оценку с учетом правила «эстоппель», чего сделано не было.

Дело направили на новое рассмотрение в апелляцию.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 18.07.2017 № 5-КГ17-94

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Погашал кредит, соглашайся с ним

Банк обратился в арбитражный суд с иском к компании о взыскании задолженности по кредитному договору.

Организация предъявила встречный иск о признании договора ничтожным.

Истец обратил внимание судов: компания не отрицает того факта, что определенное время исполняла обязательства по договору – уплачивала проценты по кредиту. Есть подтверждающие документы. Поэтому теперь, исходя из системного толкования положений действующего законодательства, она не может требовать признания кредитного договора незаключенным.

Вопрос о незаключенности договора по причине несогласованности его существенных условий можно обсуждать только до начала его исполнения. Потом такой способ защиты, как признание договора незаключенным, не может быть использован.

Судьи с этим согласились, удовлетворили иск банка и отказали в признании встречных требований.

Арбитры указали, что в силу принципа «эстоппель» и правила venire contra factum proprium (главная задача принципа «эстоппель» состоит в том, чтобы воспрепятствовать стороне получить преимущества и выгоду, как следствие своей непоследовательности в поведении в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой стороной) никто не может противоречить собственному предыдущему поведению.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 25.12.2018 № Ф05-22087/2018

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Оплачивал аренду, так и продолжай

Организация потребовала взыскать с арендатора долг по арендной плате и сумму возмещения ущерба за сдачу неочищенного оборудования – элементов опалубки, не очищенных от цемента.

Арендатор исковые требования не признал, ссылаясь на то, что допсоглашения о передаче ему спорного оборудования не подписывал и имущество фактически не получал. Подписи на представленных истцом соглашениях подделаны. Оплата же по платежным поручениям произведена ошибочно.

  1. Суд назначил экспертизу, которая подтвердила, что подписи арендатора сделаны именно им.
  2. Довод ответчика о том, что перечисления произведены ошибочно, ничем не подтвержден.
  3. Притом факт существования дополнительных соглашений подтверждается тем, что, несмотря на их оспаривание, ответчиком производилось частичное исполнение по ним в виде оплаты арендных платежей.

При таких обстоятельствах аргумент о подложности подписей подлежит эстоппелированию (игнорированию) в соответствии с положениями п. 5 ст. 166 ГК РФ и п. 3 ст. 432 ГК РФ.

  • В силу первой нормы заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.
  • Согласно второй норме сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.
  • В итоге наличие задолженности арендатора подтверждается совокупностью представленных истцом актов, которые объективно по делу ничем не опровергнуты.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского областного суда от 16.11.2016 № 33-29251/2016

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Заплатил штраф, значит, сам виноват

Организация-поставщик предъявила фирме-покупателю иск о взыскании 1,8 млн рублей.

Она указала, что ошибочно перечислила эту сумму покупателю в качестве штрафа за поставку некачественного товара. Поэтому сумма является неосновательным обогащением ответчика и должна быть возвращена истцу.

Дело в том, что договором предусмотрен порядок действий сторон при обнаружении недостатков в товаре: покупатель извещает об этом поставщика в течение 48 часов, уполномоченный представитель поставщика прибывает к покупателю в течение 24 часов, вместе они осматривают товар и составляют двухсторонний акт.

В нарушение этих правил покупатель никаких уведомлений и извещений на официальный электронный адрес поставщика не направлял. Факт поставки товара ненадлежащего качества не доказал. Переписка от имени ответчика велась с электронного адреса, принадлежность которого ответчику не подтверждена. Таким образом, в действиях ответчика имеются признаки злоупотребления правом.

Однако суд решил, что злоупотребление, напротив, имеет место со стороны истца.

Стороны согласовали упрощенный (доверительный) порядок приемки товара по качеству: договор предусматривает право, но не обязанность покупателя составить акт приемки товара по качеству.

Истец не оспаривает, что подписал уведомления покупателя о расчете штрафа за нарушение требований к качеству товара. Никаких возражений не представил.

Платежными поручениями оплатил начисленную неустойку. Впоследствии также подписал акт сверки расчетов, в котором подтвердил отсутствие возражений в отношении правильности начисления и уплаты указанных санкций.

С учетом пунктов 3 и 4 ст. 1 ГК РФ поведение поставщика, заявившего о наличии спора по качеству товара после уплаты соответствующих штрафов и истечения сроков на приемку товара, является недобросовестным.

Поэтому нет оснований для признания уплаты штрафов ошибочным исполнением по договору.

В удовлетворении исковых требований было отказано.

Источник: http://www.v2b.ru/articles/estoppel-primery-primeneniya/

Ссылка на основную публикацию