Предлагается ввести уголовную ответственность за сделки, содействующие ограничительным мерам другой страны

Предлагается ввести уголовную ответственность за сделки, содействующие ограничительным мерам другой страны

Законопроект об изменении в Уголовный кодекс РФ, вводящий наказание за содействие иностранным санкциям против российских граждан на территории страны, получил положительный отзыв в комитете Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству. Об этом говорится в официальном ответе из аппарата комитета на запрос Федерального агентства новостей.

«Проект федерального закона №464757-7 «О внесении изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации» был рассмотрен комитетом, — гласит ответ за подписью замруководителя аппарата комитета Михаила Кацарского. — На него был дан положительный отзыв. Поддерживая указанный законопроект, члены Совета Федерации не направляли поправки к нему в Государственную думу».

Согласно законопроекту, предлагается дополнить главу 29 УК РФ, в которой определяется деятельность, направленная против конституционного строя и безопасности России, новой статьей 284.

2 — «Ограничение или отказ в совершении обычных хозяйственных операций или сделок в целях содействия в исполнении мер ограничительного характера, введенных иностранным государством, союзом иностранных государств или международной организацией».

Предлагается ввести уголовную ответственность за сделки, содействующие ограничительным мерам другой страны

Речь идет об уголовной ответственности для тех российских компаний, которые присоединились, формально или неформально, к санкциям Запада против России, в том числе персональным ограничительным мерам против ее юридических и физических лиц. Ужесточение законодательства обеспечило бы реализацию федерального закона «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств».

Законопроект «завис»

Законопроект №464757-7 был зарегистрирован в обеих палатах российского парламента 14 мая 2018 года. Уже на следующий день он был единогласно принят депутатами Госдумы в первом чтении. Однако 17 мая было решено перенести рассмотрение законопроекта во втором чтении на другое пленарное заседание Госдумы.

С тех пор проект закона «завис» в коридорах нижней палаты парламента. Пользуясь этим, ряд «прописанных» в России компаний взялись добровольно поддержать режим западных санкций против своих же сограждан.

Так, наше агентство, включенное в конце прошлого года в санкционный список США «CAATSA РАЗДЕЛ 231 (D) Список, касающийся разведывательного сектора правительства РФ», столкнулось с произволом, ущемлением прав и открытой дискриминацией со стороны ряда представителей российского бизнеса.

В частности, редакция ФАН получала необоснованные отказы от некоторых владельцев арендных площадей в ходе переговоров об аренде помещений. В качестве мотивов таких отказов звучало указание на включение ФАН в санкционный список Госдепартамента США.

Предлагается ввести уголовную ответственность за сделки, содействующие ограничительным мерам другой страны

Кроме того, нам стало известно, что страховая компания «РЕСО-Гарантия» без объяснения причин отказывает в продаже полиса ОСАГО лицам, находящимся в санкционных списках США. Предполагается, что подлинной причиной подобных отказов является «сверка» данных с санкционными списками, опубликованными Минюстом США.

Сложилась парадоксальная ситуация, когда российское СМИ оказалось беззащитно перед санкциями Соединенных Штатов Америки на территории Российской Федерации.

Огонь по своим

По мнению источников ФАН, дискриминационная политика «РЕСО-Гарантии» введена по требованию иностранных акционеров этой компании. Предполагается, что они настаивают на подобных действиях, чтобы страховая компания оставалась чиста в случае карательных действий со стороны Вашингтона в связи с т. н. «нарушением санкционного режима».

О каких же акционерах «РЕСО-Гарантии» идет речь?

Ранее сообщалось,  что 10% акций компании были проданы ЕБРР за 150 млн долларов в начале мая 2007 года, а в конце декабря того же года владельцы компании подписали соглашение с французской страховой группой AXA о продаже ей еще 36,7% своих акций за 810 млн евро.

Однако это «дела давно минувших дней». По состоянию на середину марта 2019 года в списке акционеров «РЕСО-Гарантии» значился лишь один главный собственник: 93,256% ее акций принадлежат частной акционерной компании с ограниченной ответственностью «Эр Джи Ай Холдингс Б. В.» (RGI Holdings B.V.), зарегистрированной в Нидерландах.

В качестве конечных бенефициаров голландской фирмы значатся граждане РФ: Сергей Саркисов (проживает в Монако), его родной брат Николай Саркисов (проживает в Лионе), Андрей Савельев (проживает в Москве), а также уже упомянутая французская компания AXA. Последняя владеет 39,337% голосующих акций голландского офшора.

Давайте по-цивилизованному

Увы, практически невозможно прямо обвинить «РЕСО-Гарантию» и ряд других коммерческих организаций в отказе вести бизнес с «санкционными» территориями или оказывать услуги физическим лицам, угодившим в «черные списки» США.

В свое оправдание эти компании могут привести массу аргументов: от экономических или связанных с безопасностью до банального ответа «Не хотим!», право на который закреплено взаимной добровольностью любого гражданского договора или сделки.

Предлагается ввести уголовную ответственность за сделки, содействующие ограничительным мерам другой страны

Цивилизованным способом решения этой коллизии является закрепление юридической нормы о недопустимости нарушения прав и свобод российских граждан и законных интересов российских юридических лиц — при сохранении добровольности заключения соглашений.

В этих целях ФАН настаивает на ускорении принятия законопроекта №464757-7 российским парламентом.

В случае появления новой статьи Уголовного кодекса общая логика гражданских договоров будет сохранена, и одновременно будет введена уголовная норма, позволяющая пресекать случаи прямого нарушения положений Конституции РФ, когда одно российское юридическое лицо налагает ограничения на другое лицо в русле санкционных мер чужого государства.

В упомянутом ответе из аппарата комитета СФ по конституционному законодательству ФАН было проинформировано, что наше обращение «в рамках компетенции Совета Федерации принято во внимание и будет учтено наряду с другими обращениями граждан по данному вопросу».

В неофициальных репликах парламентариев ФАН получило заверения, что этот законопроект будет обязательно принят в ближайшее время.

Введение уголовной ответственности за официальное или скрытое следование режиму иностранных санкций против граждан и компаний России — это единственный осуществимый способ привести в чувство «добровольных помощников» Запада. Конечно, для некоторых компаний изменения в УК РФ окажутся весьма неудобными. Но, как показывает практика, бизнес всегда находит организационные формы, чтобы следовать национальному законодательству и соблюдать закон.

«Отозвать лицензию»

Предлагается ввести уголовную ответственность за сделки, содействующие ограничительным мерам другой страны

«Санкции и создаются, чтобы были трудности. Но нам нужно находить возможности, чтобы это меньше затрагивало интересы российского бизнеса», — так прокомментировал ситуацию в интервью ФАН член Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич.

На Западе не могут простить ни нашей самостоятельности, ни нашего суверенитета, ни тем более укрепления нашей обороноспособности, добавил сенатор. Поэтому там и задается этот «тренд на русофобию».

Что касается «РЕСО-Гарантии», то, по словам Клинцевича, если подтвердится информация, что там дискриминируют россиян по факту включения их в санкционные списки США, у компании можно отозвать лицензию.

«Если информация подтвердится, такой компании надо прекратить работу в России, отозвать лицензию. У нас есть другие страховые компании, российские, которые не будут бояться [западных санкций]. Пусть это жестко, но, мне кажется, людям надо об этом жаловаться и говорить, — отметил собеседник ФАН. — Нечего тут городить огород. Наш разговор обозначит эту тему для специалистов».

Необходимо прекращать порочную практику, при которой российские компании дискриминируют российских же граждан в соответствии с западными санкциями, резюмировал Франц Клинцевич.

Федеральное агентство новостей направило запрос в Банк России с просьбой проверить действия страхового публичного акционерного общества «РЕСО-Гарантия» в связи с возможным нарушением законодательства Российской Федерации. Редакция ФАН рассчитывает на соответствующую реакцию законодательной и исполнительной ветвей власти в вопросах, непосредственно касающихся суверенитета и безопасности России.

Источник: https://riafan.ru/1166691-za-ispolnenie-sankcii-zapada-v-rossii-vvedut-ugolovnuyu-otvetstvennost

За содействие антироссийским санкциям предлагается ввести уголовную ответственность — В законе | Право пользоваться информацией

Предлагается ввести уголовную ответственность за сделки, содействующие ограничительным мерам другой страны

В Госдуму внесен пакет законопроектов, устанавливающих меры противодействия антироссийским санкциям. Автор инициатив – депутат нижней палаты парламента Михаил Емельянов.

Первым документом1 предлагается установить запрет на сбор, передачу и распространение информации, способствующей введению и осуществлению политических или экономических санкций в отношении России, ее граждан или организаций, а также о лицах, в отношении которых приняты меры ограничительного характера.

Запрет касается публичного распространения указанной информации через СМИ или Интернет.

Исключение предусмотрено только для лиц, которые на законном основании (например, в рамках трудовых или гражданско-правовых отношений) осуществляют действия, направленные на снятие или смягчение мер ограничительного характера, введенных в отношении организаций и физлиц, а также защиту активов, организаций и физлиц от распространения или расширения санкций.

В свою очередь, вторым законопроектом2 планируется ввести в Уголовный кодекс наказание за содействие антироссийским санкциям. В частности, предусмотрены такие составы преступлений, как:

  • распространение информации в отношении лиц, против которых уже введены санкции, или распространение информации, способствовавшей введению или осуществлению санкций;
  • сбор, передача или похищение в целях распространения информации в отношении санкционных лиц и информации, способствовавшей введению или осуществлению санкций,
  • передача или похищение в целях передачи в адрес недружественных государств защищенной законом или непубличной информации в отношении санкционных лиц, а также информации, способствовавшей введению или осуществлению санкций;
  • клевета в отношении санкционного лица, если она послужила одним из оснований для принятия антироссийских санкций.

Ответственность за указанные деяния может быть установлена в виде лишения свободы (максимальный срок – пять лет) с существенными размерами штрафов (до 5 млн руб.), а также с временным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Как отмечается в пояснительных записках к законопроектам, предлагаемые нормы изменят парадигму информационного взаимодействия. «Бесконтрольная передача информации зарубежным контрагентам сменится на режим дозированного предоставления только необходимой и безвредной информации», – считает парламентарий.   

______________________________

1 С текстом законопроекта № 710110-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы. 2 С текстом законопроекта № 710099-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Источник: garant.ru

Источник: https://prozakon24.ru/incidents/za-sodeistvie-antirossiiskim-sankciiam-predlagaetsia-vvesti-ygolovnyu-otvetstvennost.html

Ответственность юридических лиц в современном уголовном праве

В. Додонов, старший научный сотрудник НИИ при Генеральной прокуратуре РФ, кандидат юридических наук.

Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц имеет достаточно долгую историю. В феодальной Европе уголовную ответственность мог нести почти неограниченный круг субъектов, включая животных и неодушевленные предметы.

Поэтому не возникало никаких формальных препятствий для привлечения к ответственности организаций. В частности, во Франции в XVI — XVIII вв.

предусматривались уголовные наказания за преступления, совершенные корпорациями и общинами.

В Новое время в странах романо-германской правовой семьи прочно утвердился провозглашенный Великой французской революцией принцип личной ответственности виновного (хотя в самой Франции институт уголовной ответственности юридических лиц все же сохранился в рудиментарной форме).

Читайте также:  Составление акта камеральной налоговой проверки

Напротив, в странах общего права изначально отрицательное отношение к возложению уголовной ответственности на корпорации по мере развития капитализма стало меняться на противоположное.

В Англии идея о том, что корпорация должна нести уголовную ответственность, получила признание с середины XIX в., когда суды стали выносить решения о признании корпораций виновными в нарушении статутных обязанностей.

В США уголовная ответственность юридических лиц была признана конституционной Верховным судом страны в 1909 г.

Таким образом, до недавнего времени уголовная ответственность юридических лиц оставалась специфической чертой главным образом англо-американского уголовного права. Однако в последние годы все больше стран мира стали вводить рассматриваемый институт в свое уголовное законодательство.

Основным побудительным мотивом для признания уголовной ответственности юридических лиц стала необходимость борьбы с экологическими и хозяйственными преступлениями, поскольку, как выяснилось, индивидуальная ответственность служащих корпораций не может даже в малой степени возместить причиняемый ущерб и предупредить совершение новых аналогичных правонарушений.

Корпоративная уголовная ответственность все чаще получает поддержку на международном уровне. Еще в 1929 г. Международный конгресс по уголовному праву в Бухаресте высказался за введение такой ответственности. В 1946 г.

Международный трибунал в ходе Нюрнбергского процесса признал, что государство и его организации могут быть субъектами международных преступлений. В 1978 г.

Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал законодателям европейских государств признать юридические лица субъектами уголовной ответственности за экологические преступления.

Такая же рекомендация содержится и в решениях периодически проводимых Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Наконец, весьма важным документом по рассматриваемой проблеме стала Рекомендация N (88)18 Комитета Министров стран — членов Совета Европы по ответственности предприятий — юридических лиц за правонарушения, совершенные в ходе ведения ими хозяйственной деятельности.

Тем не менее вышеуказанные идеи пока не получили всеобщего признания. В подавляющем большинстве стран романо-германской системы права законодатель по-прежнему полагает, что для эффективной борьбы с крупными экологическими и хозяйственными правонарушениями корпораций достаточно институтов административной и гражданской ответственности.

Источник: http://zazakon.ru/pravovaya_informaciya/articles/ugolovnoe_ugolovno-processualnoe_i_-_ispolnitelnoe_pravo/otvetstvennost_yuridicheskih_lic_v_sovremennom_ugolovnom_prave

Дума рассмотрит контрсанкции и ответственность за исполнение рестрикций против РФ

МОСКВА, 17 мая /ТАСС/. Госдума на заседании в четверг рассмотрит во втором чтении два законопроекта, касающихся противодействия санкциям Запада против РФ. Речь идет о законе о контрсанкциях, а также об уголовной ответственности за присоединение на территории РФ к режиму антироссийских ограничительных мер.

Накануне в среду комитет нижней палаты парламента по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству рекомендовал Госдуме принять законопроект во втором чтении.

Текст документа ко второму чтению предусматривает возможность введения контрсанкций в ответ на недружественные меры в отношении России, предпринятые США и другими странами.

Правительству по решению президента предоставляется право вводить различные меры противодействия, которые при этом не должны распространяться на жизненно необходимые товары, аналоги которых не производятся в России и других странах.

Соответствующие решения также могут быть приняты президентом на основании предложений Совета безопасности РФ. В то же время в случае устранения обстоятельств, послуживших причиной введения контрсанкций, правительство отменяет соответствующие меры воздействия (противодействия).

Ко второму чтению из текста документа исключено упоминание конкретных отраслей, товаров и услуг, а перечень возможных мер противодействия сокращен с 16 до 6. Компаниям США или иных недружественных иностранных государств будет запрещено участвовать в контрактах по госзакупкам и в приватизации госимущества.

Такой же запрет будет действовать для компаний, если в их капитале в объеме более 25% прямо или косвенно участвуют организации, находящиеся под юрисдикцией недружественных государств.

Кабинет министров будет вправе прекратить или приостановить действие международного сотрудничества с недружественными иностранными государствами, а также организациями, находящимися под их юрисдикцией.

У правительства также останутся полномочия — вводить запрет или ограничивать ввоз продукции или сырья из США и других стран. Меры противодействия санкциям не коснутся товаров, которые могут быть ввезены гражданами РФ или иностранными гражданами для личного пользования.

Ответственность за исполнение антироссийских санкций

Одновременно Госдума рассмотрит во втором, основном чтении законопроект о введении уголовной ответственности за присоединение к режиму антироссийских ограничительных мер на территории РФ.

Причем, в соответствии с рекомендациями профильного комитета по госстроительству и законодательству, его текст предложено сохранить в первоначальном варианте.

«Могут быть только лингвистические поправки», — пояснил ТАСС глава комитета Павел Крашенинников.

Речь идет о внесении поправок в Уголовный кодекс РФ, который предлагается дополнить новой статьей 284.

2 «Ограничение или отказ в совершении обычных хозяйственных операций или сделок в целях содействия в исполнении мер ограничительного характера, введенных иностранным государством, союзом иностранных государств или международной организацией».

Ими вводится ответственность за «совершение действий или бездействие» в целях исполнения антироссийских санкций, если они повлекли ограничение или отказ в совершении гражданами РФ, юридическими лицами, Российской Федерацией, ее регионами или муниципальными образованиями, а также подконтрольными им лицами обычных хозяйственных операций или сделок. Наказание в этом случае предусматривается в виде штрафа до 600 тыс. рублей, либо в виде ограничения свободы до четырех лет, либо принудительных работ на такой же срок, либо лишения свободы до четырех лет со штрафом до 200 тыс. рублей.

Отдельным положением предлагается квалифицировать пособничество и подстрекательство к введению санкций против России.

Под этим в проекте закона понимается «совершение гражданином РФ умышленных действий, способствующих введению иностранным государством, союзом иностранных государств или международной организацией мер ограничительного характера в отношении российских частных и публичных субъектов, а также подконтрольных им лиц». Под этот же состав подпадает «предоставление рекомендаций и передача сведений», которые привели или могли привести к установлению рестрикций в отношении компаний и граждан РФ.

За такие преступления предусматривается штраф в размере до 500 тыс. рублей, либо ограничение свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на тот же срок, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до 200 тыс. рублей.

Оговаривается, что под «обычными хозяйственными операциями или сделками» понимаются юридические действия, которые «свободно совершаются в рамках обычной хозяйственной и иной не противоречащей закону деятельности лицами, не отличающимися от частных и публичных субъектов, а также подконтрольных им иностранных лиц, в отношении которых введены меры ограничительного характера».

Предприниматели, подпавшие под санкции, требуют доработки закона

Между тем председатель Госдумы Вячеслав Володин в четверг может поставить вопрос о доработке законопроекта, предусматривающего уголовную ответственности за исполнение антироссийских санкций, сообщил в среду ТАСС глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин по итогам обсуждения данного вопроса со спикером нижней палаты парламента. В среду Бюро правления РСПП заявило о категорической недопустимости принятия законопроекта об уголовной ответственности за присоединение к режиму антироссийских санкций на территории РФ, говорится в сообщении организации. По мнению Российского союза промышленников и предпринимателей, принятие данного законопроекта может привести к ухудшению делового климата в России

Ранее 16 мая глава ВТБ Андрей Костин в рамках заседания внутрифракционной группы фракции «Единая Россия» под руководством первого замглавы фракции Адальби Шхагошева заявил, что закон об уголовной ответственности за исполнение антироссийских санкций недопустимо принимать в текущем варианте.

Источник: https://tass.ru/ekonomika/5207535

Ответственность за легализацию

ПРЕСТУПНЫХ ДОХОДОВ: ЗАКОН И СУДЕБНАЯ
ПРАКТИКАМ.П. ЖУРАВЛЕВ, Е.М. ЖУРАВЛЕВАЖуравлев Михаил Петрович — доктор
юридических наук, профессор, заслуженный
юрист РФ.Журавлева Елена Михайловна —
кандидат юридических наук, советник
юстиции 1 класса.

Проблема
ответственности за легализацию (отмывание)
преступных доходов в последние годы
привлекает к себе все большее внимание как
ученых-юристов, так и практических
работников правоохранительных органов .

Это объясняется прежде всего высокой
степенью общественной опасности указанных
деяний, а также сложностями, возникающими
при их выявлении и квалификации по
действующему уголовному законодательству
Российской Федерации.

———————————

См.: Международное
сотрудничество в борьбе с отмыванием
доходов, полученных незаконным путем. М., 1999;
Истомин А.Ф. Признаки легализации
(отмывания) доходов, полученных незаконным
путем // Проблемы теории уголовного права и
практики его применения: Сб. М., 2000; Устинова
Т. Уголовно-правовая оценка. Ст. 174.1 УК РФ //
Уголовное право. 2003. N 2; и др.

Легализация
доходов, полученных преступным путем, при
отмывании так называемых «грязных денег» за
годы проведения экономических и социальных
реформ в нашей стране стала одним из
опасных и вместе с тем наиболее
распространенных видов преступлений в
сфере экономической деятельности.

«Грязные деньги» нарушают общепризнанные
нормы экономической деятельности, принципы
рыночной экономики, способствуют
криминализации хозяйственной
деятельности, используются для подкупа
сотрудников органов государственной
власти и местного самоуправления и
проникновения преступных элементов в
политические институты, являются
питательной средой для организованной
преступности, в том числе терроризма, и в
результате создают угрозу национальной
безопасности страны.

По данным МВД
России, доходы, полученные преступным
путем, ежегодно составляют около 2 трлн.
рублей . Объем теневой экономики, по
мнению экспертов ГУОП МВД РФ, достигает 30 — 40
процентов валового продукта, причем до 70
процентов доходов, полученных незаконным
путем, вкладывается в различные формы
предпринимательской деятельности. ———————————

См.: Организованная
преступность — 4. М., 1998. С. 102.Вместе с тем
нельзя не учитывать международный аспект
данной проблемы.

Значительная часть
незаконных, в том числе преступных, доходов
используется преступными сообществами для
расширения теневого и криминального
предпринимательства, вывоза капитала за
рубеж. По экспертным оценкам,
опубликованным в печати, с 1992 по 1999 г.

из
России в мировые финансовые центры
переведено 100 млрд. долларов, причем доля
«грязных денег» составляет до 30 — 40 процентов
объема российского капитала, осевшего за
рубежом . ———————————

См.:
Босхолов С.С. Политико-правовые проблемы
борьбы с «грязными деньгами» в России //
Международное сотрудничество в борьбе с
отмыванием доходов, полученных незаконным
путем. М., 1999. С. 9.

Читайте также:  Отпуск в выходные дни - когда возможен

Трудности выявления и
квалификации фактов легализации
незаконных доходов определяются
относительной новизной данного вида
экономических преступлений для нашей
страны и, следовательно, отсутствием
необходимого опыта у сотрудников
правоохранительной системы, а также
сложностью объективных и субъективных
характеристик как самого преступного
деяния, так и его законодательной
конструкции.

Проблема борьбы с
легализацией незаконных доходов
комплексная: она включает в себя не только
правовые, но и экономические, политические,
оперативно-розыскные, нравственные
аспекты. «Грязные деньги» должны быть лишены
возможности поступать в обращение, с тем
чтобы преступления утратили для
преступников всякий смысл .

Поэтому
усилия всех ветвей власти должны быть
сосредоточены прежде всего на реализации
мер по предупреждению легализации
незаконных доходов.

Поскольку отмывание
денег есть заключительный этап превращения
преступности в высокодоходное
производство, в ходе которого происходит
противоправная и вредная для общества
концентрация экономической, а вслед за ней
и политической власти в руках
неконтролируемой группы лиц, допустить
отмывание — значит сделать выгодными
торговлю наркотиками, уклонение от уплаты
налогов, проституцию, захват заложников,
вымогательство, взяточничество и другие
корыстные преступления . ———————————

См.: Кернер Х.Х., Дах
Э. Отмывание денег: Путеводитель по
действующему законодательству и
юридической практике. М., 1996. С. 36 — 37.
См.: Жалинский А.Э. Предисловие к книге Х.Х.
Кернера, Э. Даха «Отмывание денег». С. 8.

В
настоящей статье затрагиваются два аспекта
комплексной проблемы борьбы с легализацией
незаконных доходов: анализ уголовного
законодательства и судебной практики по
его применению. Впервые уголовная
ответственность за легализацию незаконных
доходов в нашей стране была введена
Уголовным кодексом 1996 года.

Статья 174 УК
называлась «Легализация (отмывание)
денежных средств или иного имущества,
приобретенных незаконным путем». Признаки
данного преступления в ней определены ч.

1
как совершение финансовых операций или
других сделок с денежными средствами или
иным имуществом, приобретенным заведомо
незаконным путем, а равно использование
указанных средств или иного имущества для
осуществления предпринимательской или
иной экономической деятельности.

В части
второй этой статьи предусматривались
квалифицирующие обстоятельства, а именно
совершение тех или иных деяний: а) группой
лиц по предварительному сговору; б)
неоднократно; в) лицом с использованием
своего служебного положения. Часть третья
статьи определяла в качестве особо
отягчающих обстоятельств совершение
деяний, предусмотренных частями первой и
второй, организованной группой или в
крупном размере.

Несмотря на
колоссальный размах деятельности по
легализации незаконных доходов , случаи
применения ст. 174 УК РФ 1996 г. с момента его
вступления в силу, то есть с 1 января 1997 г., в
судебной практике носят, по существу,
единичный характер.

В 1997 году было
зарегистрировано 241 преступление, из них 42
совершены организованной группой или
группой лиц по предварительному сговору и 31
— с причинением крупного ущерба или в
крупном размере.

В 1998 году учтено 1003 таких
преступления: из них 242 совершены
организованной группой и 186 — с причинением
крупного ущерба. Однако привлечено к
уголовной ответственности за легализацию
незаконных доходов в 1997 г. всего 17 человек,
из них осужден один, а в 1998-м —
соответственно 55 и 15.

Только в 2001 г.
наметилась тенденция к росту количества
осужденных (45), однако уже в следующем году
оно вновь сократилось до 25 человек. ———————————

По данным МВД РФ, в
нашей стране такой деятельностью
занимаются более 3 тыс. организованных
группировок.

Следует, видимо, признать,
что наша правоохранительная система, по
существу, оказалась не подготовленной к
профессионально компетентной, основанной
на законе деятельности, направленной на
борьбу с легализацией незаконных доходов,
как, впрочем, и в целом с экономическими
преступлениями, в условиях рыночной
экономики.

Следователи и судьи испытывают
затруднения в анализе сложных и не всегда
определенных понятий, используемых
законодателем для описания признаков
рассматриваемого преступления, таких, как
«финансовые операции», «предпринимательская
и экономическая деятельность» и др.

Как
показало изучение судебной практики, при
рассмотрении дел, связанных с
мошенничеством и легализацией преступных
доходов, вызывает трудности правовая
оценка содеянного с точки зрения критериев,
позволяющих отличить недобросовестного
контрагента по сделке от преступника. Так,
директор муниципального предприятия г.
Нерюнгри (Республика Саха (Якутия)) Ю.

обвинялась в мошенничестве,
злоупотреблении полномочиями и незаконной
банковской деятельности. Преступление
состояло в том, что в течение 1996 — 1997 гг. Ю.

,
скрывая сведения о фактической
платежеспособности руководимого ею
предприятия, не имея лицензии на
осуществление банковской деятельности,
незаконно привлекала денежные средства
физических лиц в рублях и иностранной
валюте в виде займов под обещание выплаты
ежемесячных процентов (до 20 процентов), чем
причинила гражданам ущерб на общую сумму
более 3 млн. рублей.

Наряду с этим ей
вменялось завладение путем мошенничества
векселями двух коммерческих предприятий.
Векселя номинальной стоимостью 200 тыс. и 48
тыс. рублей были переданы подсудимой с
условием, что она возвратит
векселедержателям их стоимость в денежной
форме. Однако, не имея намерения выполнить
взятые на себя обязательства, Ю.

погасила за
счет похищенных ценных бумаг кредиторскую
задолженность своего предприятия перед
банком в сумме 148 тыс. и 60 тыс. руб., что было
отражено в бухгалтерских и банковских
документах. Тем самым Ю. осуществила
финансовую операцию с полученными заведомо
незаконным путем денежными средствами, то
есть совершила преступление,
предусмотренное ст. 174 УК РФ в редакции 1996
года.

Однако суд не усмотрел в
действиях подсудимой с векселями составов
мошенничества и отмывания денежных
средств, полученных незаконным путем. Свое
решение оправдать подсудимую
Нерюнгринский городской суд мотивировал
тем, что между Ю.

и векселедержателями
сложились договорно-правовые отношения и с
ее стороны имело место лишь невыполнение
принятых на себя гражданско-правовых
обязательств по возврату долга, а
следовательно, отсутствует и состав
легализации денежных средств,
приобретенных в результате совершения
преступления.

При этом суд не принял во
внимание имеющиеся доказательства того,
что предприятие, которым руководила Ю., с 1995
года имело отрицательный баланс и большую
задолженность перед двумя банками и
администрацией города.

Именно это
обстоятельство было признано судом одним
из фактов, подтверждающих наличие у
подсудимой умысла на хищение денежных
средств граждан по первому эпизоду
мошенничества. На момент получения Ю.
ценных бумаг от юридических лиц финансовое
положение предприятия продолжало
оставаться неудовлетворительным. Законные
владельцы векселей показали в судебном
заседании, что между ними и Ю.

была
достигнута договоренность о возврате им
номинальной стоимости векселей в денежной
форме. Однако для суда все это не послужило
доказательствами наличия у подсудимой
умысла на хищение ценных бумаг путем
обмана.

Анализ судебной практики
показал также, что на стадии
предварительного расследования имели
место случаи необоснованного вменения
легализации денежных средств и иного
имущества, добытого незаконным путем. В
частности, органы следствия нередко
ошибочно квалифицировали по ст. 174 УК РФ (в
редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.

N 63-ФЗ) факты распоряжения виновными ранее
похищенным ими имуществом по своему
усмотрению, тогда как подобные действия
полностью охватываются соответствующими
статьями гл. 21 Уголовного кодекса о
преступлениях против собственности и не
требуют дополнительной квалификации в
качестве экономического преступления.
Например, Ворошиловским районным судом г.

Ростова-на-Дону был оправдан за отсутствием
состава преступления по ч. 1 ст. 174 УК РФ гр-н
Г. на том основании, что он продал
похищенный в результате совершенного им
разбойного нападения магнитофон продавцу
торгового павильона, заявив при этом, что
магнитофон принадлежит ему лично. Суд
обоснованно квалифицировал содеянное
только по п. п. «б», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ,
поскольку последующие действия виновного в
разбойном нападении Г., направленные на
реализацию магнитофона, представляют собой
акт распоряжения похищенным чужим
имуществом как своим собственным и
полностью охватываются уголовно-правовым
понятием хищения, которое включает в себя
совершенное с корыстной целью
противоправное безвозмездное изъятие и
(или) обращение чужого имущества в пользу
виновного или других лиц, причинившее ущерб
собственнику или иному владельцу этого
имущества. Изучение практики
применения ст. 174 УК РФ показало, что судами
квалифицировались, как правило, действия
виновных, состоящие в совершении
документально оформленных финансовых
операций и сделок с имуществом и денежными
средствами, полученными в результате
незаконной предпринимательской
деятельности, получения взяток,
контрабанды или вымогательства. При этом
документальное оформление в соответствии с
требованиями гражданского и иного
законодательства должно было обеспечить
включение имущества в легальный оборот, а
следовательно, и достижение цели — придание
правомерного вида владению, пользованию и
распоряжению указанным имуществом.

Разрешая дела данной категории, суды
исходили из того, что ст. 174 УК в ее
первоначальной редакции предусматривала
специальную цель — придание правомерного
вида использованию вовне имущества,
приобретенного незаконным путем. Хотя в
диспозиции ч.

1 этой статьи прямо не
говорилось об указанной цели, такая же
интерпретация, как и в судебной практике,
давалась ей в научной литературе. Так, Н.А.
Лопашенко писала: «О наличии цели
легализовать имущество или деньги
свидетельствует название ст.

174 УК —
«Легализация (отмывание) денежных средств
или иного имущества, приобретенных
преступным путем» . ———————————

Лопашенко Н.А.
Преступления в сфере экономической
деятельности: понятие, система, проблемы
квалификации и наказания. Саратов, 1997. С.
185.Иная точка зрения была высказана С.В.

Максимовым, который считал, что «цель
легализации (отмывания), то есть придания
внешне правомерного характера
происхождению денежных средств или иного
имущества, не является обязательным
признаком субъективной стороны состава
рассматриваемого преступления, несмотря на
то что соответствующий термин употреблен в
наименовании ст. 174 УК РФ» . Свою позицию он
мотивировал тем, что, не называя в
диспозиции ч. 1 ст. 174 УК указанную цель,
законодатель исходил из того, что
легализация (отмывание) есть фактическая
сторона любой финансовой операции или
другой сделки; лицо, осознающее, что
совершает финансовую операцию или другую
сделку, не может не желать придания этой
операции (сделке) правомерного характера. ———————————

Уголовное право.
Особенная часть. М., 1999. С. 465.Применение
ст. 174 УК РФ выявило и другие ее
конструктивные недостатки.

Во-первых,
слишком широко был определен предмет
преступления — денежные средства или
имущество, приобретенные заведомо
незаконным путем.

Таким образом, под
признаки преступления, предусмотренные
данной статьей, подпадало не только
имущество (деньги), добытое преступным
путем, но и полученное в результате
административного правонарушения,
недействительных гражданско-правовых
сделок, которые признаются незаконными.

Читайте также:  Возможно ли продление отпуска по уходу за ребенком?

Тем
самым вторичное деяние (отмывание) могло
влечь за собой уголовное наказание, а
первичное, в результате которого это
имущество было добыто, —
гражданско-правовую

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/3156

Санкции. Ликбез РСМД

Правовые основы и механизм введения санкций Благодаря своим широким финансовым и экономическим возможностям Соединенные Штаты Америки наиболее активно применяют экономические санкции для защиты собственных интересов и международной безопасности.

Вопрос введения санкций регулируется следующими законами:

— Закон о торговле с враждебными государствами (Trading with the Enemy Act, 1917 г.).

Первый закон, предусматривающий использование политических причин (вооруженный конфликт) для ограничения экономических отношений с зарубежными странами. В рамках принятых Конгрессом США поправок в 1933 г.

США могут ограничить оборот металлического золота (в форме слитков, простейших ювелирных украшений и т.д.) в случае объявления чрезвычайного положения, связанного не только с участием в вооруженном конфликте.

— Закон об иностранной помощи (Foreign Assistance Act, 1961 г.).

Вопросы экономической помощи и содействия развитию были выделены в отдельную сферу внешней политики США, регулируемую специально созданным Агентством США по международному развитию (United States Agency for International Development, USAID). Закон предусматривает ограничение или отмену программ международной помощи США для государств, правительства которых ограничивают или нарушают права человека.

— Закон о чрезвычайных положениях (National Emergencies Act, 1976 г.). Принятый в 1976 г. закон вводит необходимость уведомления Конгресса США со стороны президента о введении новых режимов чрезвычайного положения.

Режим прекращает свое действие в случае, если он не продлен по истечению года, отменен указом президента, или если решение об его отмене принято в рамках совместной резолюции Конгресса США.

Президент США и все органы исполнительной власти обязаны собирать и представлять информацию о всех действиях и распоряжениях, принятых в рамках режима чрезвычайного положения, а также отчитываться о возможных потерях от подобных действий.

— Закон о международных чрезвычайных экономических полномочиях (International Emergency Economic Powers Act, 1977 г.). Наделяет президента правом объявить чрезвычайное положение только в качестве ответа на угрозы, возникшие за пределами США.

— Закон о контроле над экспортом (Export Administration Act, 1979 г.). Данный закон наделяет президента США правом контролировать экспортные операции с целью обеспечения национальной безопасности и целей внешней политики.

Наряду с этими документами выделяют еще 3 закона, которые также влекут за собой введение санкций в отношении физических и/или юридических лиц:

— Закон о борьбе с терроризмом и о применении смертной казни (Antiterrorism and Effective Death Penalty Act, 1996 г.).

Предусматривает помощь и компенсации жертвам террористических атак, ужесточение контроля за оружием массового уничтожения и сопутствующими материалами, ужесточение миграционной политики в отношении лиц, ищущих убежище, а также наказаний за подготовку и участие в террористических акциях. Закон допускает возможность признание деятельности какой-либо организации террористической, и как следствие — запрет на финансирование данной организации.

— Закон об иностранных наркоторговцах (Foreign Narcotics Kingpin Designation Act, 1999 г.). Закрывает доступ для наркоторговцев, контролируемых ими компаний или других юридических лиц доступ к финансовой системе США, а также запрещает физическим и юридическим лицам-резидентам США вступать в любые виды торговых и других экономических отношений с наркоторговцами.

— Закон о торговле чистыми алмазами (Clean Diamond Trade Act, 2003 г.). Закон запрещает импорт алмазов из регионов, охваченных вооруженными конфликтами.

Отдельные санкционные режимы также могут закрепляться в специальных законах, к примеру — Закон о свободе Кубы (Cuban Democracy Act, 1992), Закон о всеобъемлющих санкциях в отношении Ирана, привлечении к ответственности и дивестрировании (Comprehensive Iran Sanctions, Accountability, and Divestment Act, 2010) и др.

Данные нормативно-правовые акты предоставляют президенту США возможность объявить чрезвычайное положение в качестве ответа на действия государства или негосударственного актора, которые могут представлять угрозу для интересов или безопасности США.

В таком случае Президентом подписывается соответствующий указ (executive order), объявляющий чрезвычайное положение в связи с соответствующими событиями.

В рамках данного режима возможны действия, направленные на ограничение предоставления международной помощи, торговли, финансовых операций, поставок определенных видов товаров и услуг, запрет на въезд в США, и другие меры невоенного воздействия.

В соответствии с Законом о чрезвычайных положениях, срок действия санкций ограничен одним годом, однако они могут быть продлены соответствующим указом президента США, или отменены Конгрессом США, в случае если Палата Представителей и Сенат проголосуют за снятие режима чрезвычайного положения. В свою очередь, Конгресс США может вводить ограничительные меры, или изменять уже действующие санкционные режимы.

Большинство действующих санкционных режимов США координируются Управлением по контролю за иностранными активами (Office of Foreign Assets Control, OFAC), подчиняющимся Министерству финансов США (US Treasury Department).

В свою очередь, в регулировании режима санкций также участвуют Государственный департамент США (запрет на въезд на территорию США, вопрос о признании террористической деятельности), Министерство обороны, Министерство энергетики, Министерство юстиции, Министерство торговли и другие ведомства.

  • Виды санкций
  • Снятие санкций
  • Ответственность за нарушение санкций

Среди основных возможных ограничений, которые вводятся Соединенными Штатами в рамках санкционных программ выделяют: Заморозку активов; — Запрет на въезд в США; — Ограничения экспорта определенных групп товаров (в том числе — высокотехнологичных и товаров двойного назначения); — Запрет на поставки вооружений и военной техники; — Ограничение доступа на финансовый рынок США; — Запрет для граждан США, а также компаний, зарегистрированных в США, и их филиалов вступать в определенные виды экономических отношений с объектами санкций (в случае физических и юридических лиц); — Ограничение предоставления помощи развитию и др. Санкции могут быть сняты несколькими способами. Режим чрезвычайного положения вводится на основании указа Президента США и определяет возможность введения ограничительных мер на протяжении 12 месяцев. Пролонгация режима также осуществляется посредством подписания соответствующего указа президента. Если он не пролонгируется, то по истечению данного срока режим чрезвычайного положения и сопутствующие ему ограничительные меры прекращают свое действие. Также режим санкций может быть отменен как соответствующим указом президента США, так и совместной резолюцией Конгресса США (которая также должна быть подписана президентом).

В США существует хорошо разработанная система наказаний и штрафов за нарушение санкционных режимов. Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) приводит соответствующее руководство.

Суммы штрафов являются фиксироваными и могут быть пересмотрены с поправкой на инфляцию. В частности с 1 августа 2016 г., Закон о торговле с враждебными государствами предусматривает максимальный штраф в размере 83 864 долл.

США, в то время как Закон о международных чрезвычайных экономических полномочиях предусматривает максимальный размер штрафа в размере 284 582 долл. США или штраф, равный двойному объему соответствующих транзакций.

Данные суммы носят базовый характер, а окончательные размеры штрафов также рассчитываются исходя из обстоятельств каждого нарушения режима санкций. При назначении штрафов OFAC исходит из следующих параметров:

— Является ли данной нарушение режима санкций «вопиющим нарушением» (egregious case);

— Сообщил ли нарушитель о своих действиях регулятору в добровольном порядке (voluntary self-disclosure).

В зависимости от сочетания данных параметров возможно назначение различных штрафных санкций за нарушение санкционного режима, которые могут подразумевать в том числе уголовную ответственность, лишение свободы на долгий срок.

Вместе с тем, итоговый размер штрафов может существенно превышать установленный в соответствующих регламентах и руководствах. Учитывая положение и роль США в мировой финансовой системе, а также параметры санкционных режимов, зачастую многие финансовые институты, в особенности банки, подвергаются гораздо более серьезным взысканиям.

Наиболее наглядными примером служит крупнейший французский банк — BNP Paribas, вынужденный заплатить 8,9 млрд долл. за нарушение режима санкций в отношении Кубы, Ирана и Судана; HSBC (штраф в размере 1,9 млрд долл. в 2012 г. за нарушение санкций в отношении Мьянмы, Кубы, Ирана, Судана и Ливии), Commerzbank AG (1,45 млрд долл.

за нарушение санкций в отношении Ирана и Судана).

— Инфографика: Санкции США

Источник: https://russiancouncil.ru/sanctions

За исполнение санкций иностранных государств на территории РФ может быть введена уголовная ответственность

Законопроект подготовлен Председателем Государственной Думы Вячеславом Володиным, Председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко, Первыми заместителями Председателя ГД Александром Жуковым и Иваном Мельниковым, руководителями всех фракций ГД — Сергеем Неверовым, Геннадием Зюгановым, Владимиром Жириновским, Сергеем Мироновым и Первым заместителем руководителя фракции «Единая Россия» Андреем Исаевым.

Согласно документу, за исполнение санкций иностранных государств на территории РФ и за содействие в установлении антироссийских санкций будет введена уголовная ответственность в виде ограничения или лишения свободы, либо штраф. Соответствующая статья будет внесена в Уголовный кодекс РФ.

Под исполнением иностранных санкций на территории РФ
подразумевается совершение действий, повлекших отказ российскому гражданину, зарегистрированным в РФ юрлицам, субъектам РФ или муниципальным образованиям, а также российским частным и публичным компаниям в осуществлении сделок в рамках
антироссийских ограничительных мер. Такие действия будут облагаться штрафом до 600 тыс.

рублей или в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до четырех лет, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо без такового. 

В свою очередь, за содействие в установлении антироссийских санкций будет введен штраф до 500 тыс.

рублей или в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до трех лет, либо ограничение свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо без такового. 

В частности,
нарушением будет считаться предоставление рекомендаций и передача сведений,
которые «привели или могли привести к введению мер ограничительного характера в отношении российских частных и публичных субъектов, а также подконтрольных им
лиц».

Напомним, в настоящее время
в Государственной Думе также проходит обсуждение законопроекта о контрсанкциях в отношении США и ряда иностранных государств, первое чтение которого
запланировано на 15 мая. 

Источник: http://duma.gov.ru/news/26928/

Ссылка на основную публикацию