Предлагается расширить понятие «информационный посредник» и уточнить условия освобождения его от ответственности (законопроект)

Предлагается расширить понятие «информационный посредник» и уточнить условия освобождения его от ответственности (законопроект)

Сегодня мы расскажем тебе, дорогой друг, о достаточно новом термине «информационный посредник». Конечно, для многих это не в новинку, но мы будем равняться на большинство. Расскажем подробно и с примерами.

Это что за зверь такой?

Буква закона. Согласно ст. 1253.1 ГК РФ под информационным посредником понимается: • лицо, осуществляющее передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети Интернет; • лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети;

• лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети.

Получается, что к информационным посредникам можно отнести хостинг-провайдеров, интернет-провайдеров и администраторов сайта (владельцев домена). Последних, правда, не всегда… Админы будут считаться этими самыми информационными посредниками, только если: • работают в режиме соцсети; • позволяют юзерам оставлять комменты; • работают в режиме форума.

За что в ответе информационный посредник

Как гласит ГК РФ,

«информационный посредник несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети на общих основаниях». Если перевести на человеческий язык, то этот самый посредник несет ответственность за незаконное использование чужой интеллектуальной собственности на тех же условиях, на которых эту ответственность понесло бы любое другое ответственное лицо.

Но есть один очень важный момент: посредник сам может не нарушать прав, точнее, сам он мог не размещать незаконную информацию, но ее выложил какой-то тролль недобитый некий пользователь сайта. Кого же наказывать в этой вопиюще несправедливой ситуации?

Закон позаботился о нас и в этом случае. Он описывает, как правильно определить вину информационного посредника. Закон говорит нам, что в зависимости от своих функций посредник может быть освобожден от ответственности при совокупном наличии следующих обстоятельств:

  • Информационный посредник, осуществляющий передачу материала
  • Информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала
  • Как в жизни

1. Он не является инициатором передачи материала и не определяет его получателя. 2. Он не изменяет указанный материал при оказании услуг связи, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала. 3. Он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, является неправомерным. 1. Он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, содержащихся в таком материале, является неправомерным. 2. Он в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети Интернет, на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав. Перечень необходимых и достаточных мер и порядок их осуществления может быть установлен законом. А в жизни все как всегда. Ниже расскажем о нескольких судебных разбирательствах, о которых вы наверняка что-то слышали.

1. Дело Мейл.ру против ООО «Классик партнер»

ООО «Классик партнер» подало исковое заявление к Мейл.ру о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, то есть за размещение аудиозаписей в «Моём мире». Суд в исковых требованиях отказал, установив, что Мейл.ру, который как раз и является информационным посредником, ни в чем не виноват. При этом наш суд самый гуманный суд в мире сделал следующие выводы:

Вывод № 1. Сайт Мейл.ру в соответствии с законодательством не обязан осуществлять мониторинг информации, которую пользователи передают или хранят при помощи сервисов сайта, а также вести активный поиск фактов или последствий, указывающих на нелегальную деятельность пользователей.

То есть Мейл.ру не обязан проводить предварительную или последующую модерацию материалов, которые постят их пользователи.

Вывод № 2. Использование каких-либо конкретных технических средств или решений в том или ином виде в обязательном порядке для проведения предварительной или последующей модерации пользовательского контента законодательством не предусмотрено.

И никакие специальные проги использовать для модерации по закону не обязан.

Вывод № 3. Сайт проявлял достаточную степень осмотрительности. Создание Сайтом ситуации, при которой его использование пользователями возможно: • только при принятии пользовательского соглашения, прямо запрещающего бла-бла-бла… • установление дополнительных предупреждений при совершении тех или иных бла-бла-бла…

  1. • в совокупности с иными применяемыми мерами в отношении использования Сайта способами, нарушающими права третьих лиц, в том числе авторские и смежные права… и так далее.
  2. 2. Дело против «В Контакте»

Значит, Мейл.ру сделали все, что могли, а каких-либо дополнительных мер закон не предусматривает. О-о-о, ну об этом можно говорить бесконечно! Уж сколько о них было написано, сколько дел рассматривалось в судах… Мы расскажем только о двух из них.

В первом схожем деле (см. Постановление по делу № А03-12782/2013 от 06.03.2014. 7-й ААС) социальная сеть «ВКонтакте» была привлечена к ответственности за незаконное размещение пользователем информации, так как

«…Размещение информации, которую распространил пользователь, указав себя как «Константин Тетерин», на интернет-сайте ответчика относится к публикациям в средствах массовой информации. А ООО «В Контакте» является владельцем сайта». Владелец сайта является, как правило, администратором соответствующего домена и выступает инициатором его регистрации. В материалах дела говорится, что тот, кто запостил данную информацию, не найден, поэтому крайним должен быть тот, кто отвечает за сам ресурс (учредитель данного ресурса либо его редакция).

Значит, во всем виноват владелец домена, потому что он создает технические условия для посетителей своего интернет-ресурса.

Следовательно, фактическое использование ресурсов сайта невозможно без участия в той или иной форме администратора домена, являющегося лицом, создавшим соответствующие технические условия для посетителей своего интернет-ресурса, а это пшеница, которая в темном чулане хранится в доме, который построил Джек.

В этом году у VK было еще несколько аналогичных дел. В одном из них, отказывая в удовлетворении иска против VK, суд указал:«Обязанность у него как владельца сайта, на котором неустановленное лицо разместило оспариваемую информацию, по удалению информации могла возникнуть только на основании вступившего в законную силу решения суда, которым соответствующие сведения признаны порочащими деловую репутацию ООО «ЗУТ» и не соответствующими действительности, а не по требованию ООО «ЗУТ», заявленному к ООО «В Контакте» как информационному посреднику со ссылкой на то, что последним не разработан действенный механизм регистрации пользователей, при котором указанных лиц можно было бы достоверно идентифицировать» (Постановление по делу № А56-75152/2014 от 26.06.2015. 13-й ААС). Иными словами, суд решил, что «В Контакте» обязан удалять какой-либо контент только по решению суда, а не по просьбе униженных и оскорбленных. Поэтому сначала лучше попробовать договориться с тем, кто залил ту или иную, но можно и сразу пойти в суд, конечно, чего тянуть-то.

3. Дело Ральянова против ООО ТД «Тульский завод цепей»

Источник: https://habr.com/post/295638/

Проблемы отнесения субъектов к информационным посредникам и выделения их категорий в российском законодательстве

Бурова А. Ю. Проблемы отнесения субъектов к информационным посредникам и выделения их категорий в российском законодательстве // Новый юридический вестник. — 2017. — №1. — С. 27-33. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/66/2372/ (дата обращения: 19.09.2019).



Данная статья посвящена исследованию категории «информационные посредники». В ней анализируются критерии отнесения субъектов к информационным посредникам, а также обосновывается выделение категорий информационных посредников.

Ключевые слова: информационные посредники, хостинг-провайдеры, регистраторы доменного имени, администраторы доменного имени, владельцы сайтов, поисковые сервисы, операторы связи, сервисы контекстной рекламы

Федеральным законом от 02.07.2013 N 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» [1] в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) была введена норма, регламентирующая понятие и особенности ответственности информационных посредников (ст.1253.1 ГК РФ) [2].

Исходя из содержания указанной статьи, в качестве цели внесения изменений в ГК РФ стоит рассматривать регламентацию ответственности лиц, являющихся информационными посредниками, за нарушение интеллектуальных прав. В качестве более глобальной цели выступает защита прав и интересов правообладателей.

Анализ текста рассматриваемой статьи, а также судебной практики ее применения показывает, что основной проблемой является не столько вопрос об условиях, объеме и мере ответственности информационных посредников (хотя, безусловно, такие проблемы возникают, и суды вынуждены их решать), сколько вопрос о том, какие субъекты подпадают под категорию «информационные посредники», и кого из них можно привлечь либо освободить от ответственности за нарушение интеллектуальных прав в соответствии со ст.1253.1 ГК РФ. Для того чтобы успешно решать задачи, связанные с возложением ответственности на информационных посредников, необходимо определиться с тем, к каким законодательно выделенным категориям информационных посредников относится тот или иной субъект. Разрешение последнего вопроса важно потому, что основания освобождения от ответственности информационных посредников разнятся в зависимости от той категории, к которой они относятся.

Правовое регулирование статуса информационных посредников в российском законодательстве ограничивается лишь одной статьей в ГК РФ (части четвертой).

В соответствии с п.1 ст.1253.

1 ГК РФ выделяют три категории информационных посредников: 1) лица, осуществляющие передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети «Интернет»; 2) лица, предоставляющие возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети; 3) лица, предоставляющие возможность доступа к материалу в этой сети.

При этом отсутствует общее понятие информационного посредника и четкий перечень лиц, относящихся к каждой из закрепленных категорий. Определения, данные в п.1 ст.1253.1 ГК РФ, не встречаются ни в одном законодательном акте, что еще больше затрудняет формирование перечня информационных посредников.

Практика по признанию отдельных субъектов информационными посредниками и освобождению их от ответственности за нарушение исключительных прав начала формироваться задолго до внесения соответствующих изменений в ГК РФ.

Конечно, термина «информационный посредник» еще не существовало, однако абсолютно правильные попытки освободить от ответственности лиц, которые осуществляют лишь технические функции, а не самостоятельное использование объектов исключительных прав, уже предпринимались.

В этом плане показательно постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.

2008 № 10962/08 по делу № А40–6440/07–5-68, в котором Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее — ВАС РФ) указал, что ответчик, к которому был предъявлен иск о защите исключительного права от незаконного использования путем воспроизведения и доведения до всеобщего сведения произведений в сети Интернет, являлся «хостинг-провайдером, осуществляющим исключительно технические функции: размещение оборудования абонента и его техническое обслуживание. Предоставляя такого рода услуги, провайдер, как правило, не имеет доступа к оборудованию абонента «…» Таким образом, провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации, влияет на целостность передаваемой информации» [3].

Источник: https://moluch.ru/th/9/archive/66/2372/

Хозяйственное партнерство – новая форма юридического лица в российском праве

С 1 июля 2012 года вступают в силу положения Федерального закона от 3 декабря 2011 года № 380-ФЗ «О хозяйственных партнерствах» («Закон»).

Законом предусмотрено создание в РФ новой разновидности коммерческой организации – хозяйственного партнерства.

По логике законодателя, хозяйственное партнерство должно выступать в роле проектной компании, которая будет использоваться при осуществлении инновационной (в том числе и венчурной) деятельности.

Отметим, что в настоящее время в коммерческой деятельности на территории РФ наиболее часто используются конструкции общества с ограниченной ответственностью («ООО»), закрытого акционерного общества («ЗАО») и  открытого акционерного общества («ОАО»). К числу ключевых особенностей хозяйственного партнерства можно отнести следующее:

  • в отличие от ООО и ЗАО, хозяйственное партнерство не может быть создано одним лицом. Однако, в отличие от ОАО, для хозяйственного партнерства (так же, как и в ООО и ЗАО) установлен лимит участников – не более 50 лиц;
  • в отличие от ООО, ЗАО и ОАО, хозяйственное партнерство не может осуществлять эмиссию облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг;
  • хозяйственное партнерство ограничено в своей правоспособности в том смысле, что оно не может выступать учредителем других юридических лиц, за исключением союзов и ассоциаций;
  • в отличие от ООО, ЗАО и ОАО, не установлен минимальный размер собственного капитала хозяйственного партнерства. При этом вкладом в капитал партнерства не могут выступать ценные бумаги, за исключением облигаций, эмитенты которых должны быть определены Федеральной службой по финансовым рынкам;
  • Закон позволяет участникам хозяйственного партнерства максимально полно регламентировать свои внутрикорпоративные отношения путем заключения соглашения об управлении партнерством. Отметим, что соглашение об управлении партнерством в силу своей гибкости значительным образом отличается от договора об учреждении общества в ООО и акционерного соглашения в ЗАО и ОАО;
  • подобно регулированию перехода права участия в ООО и ЗАО, в хозяйственном партнерстве установлено преимущественное право при отчуждении доли в складочном капитале;
  • по сравнению с положениями законодательства ООО, ЗАО и ОАО, Закон не устанавливает четко структуру органов управления хозяйственным партнерством, регулируя только положение единоличного исполнительного органа. В силу прямого указания Закона, структура управления конкретного хозяйственного партнерства во многом устанавливается соглашением об управлении партнерством.
Читайте также:  Минфин систематизировал случаи обязательного аудита

Поскольку хозяйственное партнерство предназначено для участников именно инновационной деятельности, где чрезмерный государственный контроль и административные барьеры могут принести больше вреда, чем пользы, процедура создания, реорганизации и ликвидации хозяйственного партнерства носит упрощенный характер.

Однако в отношении реорганизации партнерства установлено ограничение – она может осуществляться только в форме преобразования в акционерное общество (при этом не указано, в какой именно тип акционерного общества – в ЗАО или ОАО).

Несомненным плюсом хозяйственного партнерства является отсутствие требований к минимальному размеру собственного капитала и отсутствие необходимости соблюдения целого ряда административных требований, возникающих при повышении/уменьшении капитала в иных коммерческих организациях. Снятие такого рода барьеров должно способствовать развитию венчурной деятельности в России.

Одна из главных особенностей хозяйственного партнерства состоит в наделении участников значительной свободой в плане выбора способа управления, структурирования внутренних отношений между участниками, возможности устанавливать различный режим прав и обязанностей участников хозяйственного партнерства.

Воплощением диспозитивного регулирования деятельности хозяйственного партнерства является соглашение об управлении партнерством. Достаточно высокая степень диспозитивного регулирования должна, по логике законодателя, способствовать повышения адаптивности хозяйственного партнерства к конкретному инновационному проекту.

Законодатель видит хозяйственное партнерство как активного участника инновационной деятельности. Соответственно, очевидной становится необходимость обеспечения защиты IP-активов хозяйственного партнерства как проектной компании, без которых оно теряет свою потенциальную ценность.

Поэтому законодатель предоставляет возможность участникам партнерства исполнить от имени партнерства обязательства партнерства, если в результате неисполнения партнерством своих обязательств потребуется обращение взыскания на IP-активы. Законом предусматривается формирование в партнерстве складочного капитала, по аналогии с полным товариществом и товариществом на вере.

Вкладом в складочный капитал могут быть вещи, деньги, имущественные права и иные права, имеющие денежную оценку. Законом впервые устанавливается обязанность участника партнерства уплачивать проценты за просрочку внесения вклада в складочный капитал партнерства. Это позволяет обеспечить стабильность финансирования партнерства, например при реализации инвестиционного проекта.

Интересным представляется ограничение на внесение в складочный капитал ценных бумаг, за исключением облигаций обществ, список которых будет определен ФСФР России.

Наличие складочного капитала и ответственности за нарушение сроков последовательного внесения вкладов в него, таким образом делает хозяйственное партнерство весьма привлекательной формой для реализации инновационных инвестиционных проектов с венчурным финансированием.

По аналогии с хозяйственными обществами Законом предусматривается создание и функционирование единоличного исполнительного органа. Соглашением о ведении деятельности могут быть предусмотрено, среди прочего порядок одобрения действий единоличного исполнительного органа. Доли участников партнерства могут являться предметом сделок, в том числе залога.

Порядок осуществления таких сделок определяется главным образом соглашением о ведении деятельности. Законом установлен лишь порядок осуществления партнерством и участниками преимущественного права на покупку доли участника. При этом данное право может быть отменено соглашением о ведении деятельности. На долю участника партнерства может быть обращено взыскание в объеме действительной стоимости данной доли, рассчитываемой на основании бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, предшествующую дате обращения взыскания. Широкие дискреционные полномочия участников партнерства касательно отчуждения долей в нем должны, по мнению законодателя, облегчить иностранному инвестору участие в инвестиционных проектах, поскольку подобные следки, например с долями в уставном капитале ООО чересчур «зарегулированы» и не обеспечивают должной прозрачности свободы действий инвестору.

В качестве общего комментария к Закону необходимо выделить особый, промежуточный характер хозяйственного партнерства как связующего звена между простыми товариществами («объединениями лиц»), не имеющими собственной правоспособности и хозяйственными обществами (объединениями капиталов), обладающими статусом юридического лица.

Источник: http://www.lidings.com/ru/legalupdates2%3Fid%3D30?id=41

Комиссия Правительства по законопроектной деятельности

6 марта 2017 15:00

Законопроектом предлагается ввести понятие «агрегатор товаров (услуг)» в качестве самостоятельного субъекта ответственности перед потребителями в части соблюдения их прав на информацию о товаре (услуге).

Предусматривается ответственность таких агрегаторов за реальный ущерб, обусловленный предоставлением заведомо недостоверной информации о товаре (услуге), продавце (исполнителе, изготовителе, импортёре), на основании которой был заключён договор с потребителем.

Проект федерального закона «О внесении изменений в Закон
Российской Федерации «О защите прав потребителей»» (далее – законопроект) подготовлен Роспотребнадзором.

Отношения в сфере электронной коммерции с участием потребителя
регулируются Гражданским кодексом (статья 497 «Продажа товара по образцам и дистанционный способ
продажи товара»),
Законом Российской Федерации «О
защите прав потребителей»,
Правилами продажи товаров дистанционным способом (утверждены постановлением
Правительства от 27 сентября 2007 года №612). Однако развитие этого сегмента потребительского рынка
выявило не урегулированные законодательством отношения. Не урегулирована
деятельность так называемых товарных
агрегаторов, которые,
не являясь реальными продавцами товаров или исполнителями услуг, выступают в
качестве непосредственных получателей денежных средств от потребителей в счёт оплаты тех товаров
(услуг), которые в значительных масштабах (объёмах) аккумулируются ими на своих сайтах.

  • Из-за отсутствия чёткой правовой регламентации
    деятельности хозяйствующих субъектов, не идентифицируемых как классические
    продавцы, они фактически оказываются вне юрисдикции законодательства о защите
    прав потребителей, не несут ответственность за соблюдение прав потребителей на
    информацию о продавце (изготовителе, исполнителе), реализуемых товарах и
    предлагаемых услугах.
  • Правовые пробелы могут быть
    использованы недобросовестными участниками рынка в целях получения максимальной
    выгоды в ущерб экономическим интересам и законным правам как потребителей, так
    и добросовестных субъектов предпринимательства.
  • Предлагаемые законопроектом
    изменения направлены на восполнение пробелов в правовом регулировании
    соответствующих правоотношений и создание дополнительных механизмов для защиты
    прав потребителей, имеющих намерение приобрести либо приобретающих товары
    (услуги) через интернет.

Законопроектом предлагается
ввести понятие «агрегатор
товаров (услуг)» (далее
– агрегатор) в качестве
самостоятельного субъекта ответственности перед потребителями в части
соблюдения их прав на информацию о товаре (услуге). При этом под агрегатором
понимается информационный посредник, вступающий с потребителями в возмездные
отношения, но сам при этом не заключающий сделки по купле-продаже товаров
(возмездному оказанию услуг).

Законопроектом предлагается
возложить на агрегаторов обязанность по доведению необходимой информации до
потребителя и ответственность за реальный ущерб в пределах суммы
предварительной оплаты товара (услуги), обусловленный предоставлением заведомо
недостоверной информации о товаре (услуге), продавце (исполнителе,
изготовителе, импортёре),
на основании которой был заключён
договор с потребителем.

Законопроект
будет рассмотрен на заседании Правительства.

Источник: http://government.ru/activities/selection/302/26656/

Когда информационный посредник не отвечает за нарушение исключительных прав

Компания-правообладатель выявила нарушение своих исключительных прав в сети интернет. Компания планирует привлечь к ответственности не только нарушителя, но и информационного посредника. В ряде случаев посредника освобождают от ответственности.

Когда компания заявляет, что какой-либо интернет-ресурс нарушил исключительные права компании, ответственность за это могут возложить как на самого нарушителя, так и на информационного посредника. Однако в законе присутствует несколько исключений, когда информационный посредник не отвечает за подобные нарушения.

Кто является информационным посредником

Информационный посредник – лицо, которое тем или иным образом участвует в передаче информации с помощью телекоммуникационных сетей. Согласно ст. 1253.1 ГК РФ к информационным посредникам относятся:

  • лицо, которое передает материалы в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе по интернету;
  • лицо, которое предоставляет возможность размещать те или иные сведения с использованием информационно-телекоммуникационной сети;
  • лицо, которое предоставляет доступ к материалам в этой сети.

В частности, информационными посредниками являются интернет-провайдеры, компании, которые предоставляют хостинг, владельцы доменов и т. п. Информационные посредники несут ответственность за нарушение исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности (ст. 1253.1 ГК РФ).

Однако закон предусмотрел исключения из этого правила. Правообладателю, который планирует обратиться в суд с иском о нарушении исключительных прав, необходимо знать, в каких случаях информационный посредник освобождается от ответственности.

Когда информационный посредник не несет ответственности за нарушение исключительных прав

Ответственность информационного посредника в рамках защиты исключительных прав наступает в случаях, которые законодатель перечислил в ст. 1253.1 ГК. Рассмотрим подробнее, какие есть исключения.

Ответственность оператора связи  

Информационный посредник занимается передачей сведений в информационно-телекоммуникационной сети. К таким посредникам можно отнести операторов связи, которые предоставляют доступ в интернет неограниченному кругу лиц. Согласно п. 2 ст. 1253.1 такой посредник не несет ответственности за нарушение исключительных прав, если:

  • передача спорного материала происходила не по его инициативе, а также не он определил получателя;
  • при оказании услуг связи спорный материал не изменяли;
  • посредник не знал и не должен был знать, что в спорном материале присутствуют элементы, использование которых неправомерно.

Ответственность регистратора доменных имен

Информационный посредник предоставляет широкому кругу лиц возможность размещать те или иные сведения в информационно-телекоммуникационной сети. К таким посредникам можно отнести хостинг-провайдеров или компании-регистраторы доменных имен. В п. 3 ст. 1253.1 законодатель подчеркнул, что подобный посредник освобождается от ответственности, если:

  • он не знал и не должен был знать, что применение или публикация данных сведений связана с нарушением исключительных прав и задействует элементы, использование которых неправомерно;
  • принял меры для прекращения нарушения, когда правообладатель известил его в надлежащей форме и указал ресурс, на котором опубликовали сведения.

Ответственность владельцев сайта

Информационный посредник предоставляет доступ к сведениям в информационно-телекоммуникационной сети.

К таким посредникам принадлежат торрент-трекеры, поисковые системы, социальные сети, форумы, сайты с возможностью комментировать, а также сайты, которые позволяют публиковать ссылки на контент.

Законодатель освобождает таких посредников от ответственности, если соблюдаются условия п. 5 ст. 1253.1. Посредник:

  • не должен был инициировать передачу спорных сведений и определять их получателя;
  • не изменял спорный материал при оказании услуг связи;
  • не знал и не должен был знать о нарушении в отношении правообладателя, которое возникло при передаче спорного материала;
  • принял меры, чтобы прекратить нарушение исключительных прав правообладателя, когда получил соответствующее уведомление с указанием интернет-адреса ресурса.

Если информационный посредник нарушит хотя бы одно из перечисленных условий, он начинает нести ответственность перед правообладателем.

Источник: https://www.law.ru/article/21455-qqap-17-m3-29-03-2017-otvetstvennost-informatsionnogo-posrednika-za-narushenie-prav

Суд по интеллектуальным правам

К заседанию Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам

СПРАВКА Ответственность информационного посредника. Использование товарных знаков в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

  • О возможности признания интернет-ресурсов, используемых для продажи товаров через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет, информационными посредниками в смысле положений статьи 12531 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)
  • В соответствии с пунктом 1 статьи 12531 ГК РФ информационные посредники несут ответственность за нарушение исключительного права на общих основаниях, предусмотренных ГК РФ, при наличии вины с учетом особенностей, установленных пунктами 2 и 3 данной статьи.
  • В судебной практике возник вопрос о применимости положений этой статьи к интернет-ресурсам, используемым для реализации товаров.
  • Выявлены следующие варианты деятельности таких ресурсов:
  • интернет-ресурс, который на принадлежащем ему интернет-сайте создает условия для продажи товаров другими субъектами путем предоставления им возможности размещения предложений к продаже, получая вознаграждение за факт продажи товара (определяемое либо в виде процента от продажи, либо иным образом);
  • интернет-ресурс, который на принадлежащем ему интернет-сайте создает условия для продажи товаров другими субъектами путем предоставления им возможности размещения предложений к продаже, получая вознаграждение за предоставление «места» на сайте;
  • интернет-ресурс, который на принадлежащем ему интернет-сайте продает товары иных лиц от своего имени;
  • интернет-ресурс, используемый как поисковая система для нахождения предложений к продаже товаров, который получает доход не от продажи товаров, а от публикации сопутствующих рекламных объявлений.
Читайте также:  Сведения о бенефициарном владельце - образец заполнения

При этом возможны, в частности, следующие варианты нарушения исключительного права с использованием указанных интернет-ресурсов:

  • с использованием интернет-ресурса осуществляется распространение контрафактных товаров;
  • с использованием интернет-ресурса осуществляется распространение легальных товаров, но при их предложении к продаже на сайте без согласия правообладателя используются результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Для решения вопроса о том, при каких условиях к интернет-ресурсам можно применить положения об информационных посредниках, возможно обсудить в числе прочих следующие критерии:

  • Критерий источника получения прибыли.

Ранее в судебной практике был выработан подход, в соответствии с которым нормы об информационном посреднике не применяются к интернет-ресурсам, получающим вознаграждение непосредственно от распространения экземпляров (товаров) при незаконном использовании результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.11.

2011 № 6672/11 отмечено, что при привлечении к ответственности владельцев социальных и файлообменных интернет-ресурсов судам необходимо проверять, в частности: получил ли провайдер прибыль от деятельности, связанной с использованием исключительных прав других субъектов, которую осуществляли лица, пользующиеся услугами этого провайдера.

Данный подход был выработан до вступления в силу статьи 12531 ГК РФ, которая напрямую критерия источника получения вознаграждения не устанавливает.

Вместе с тем возможным видится подход, согласно которому лицо, которое получает вознаграждение не от предоставления возможности размещения материалов или информации либо предоставления возможности доступа к материалу в сети Интернет, не подпадает под само определение информационного посредника.

  • Критерий субъекта, ответственного за размещение информации.

Возможным видится разграничение лиц, являющихся и не являющихся информационными посредниками, исходя из того, кем размещается информация на интернет-сайте.

  • Критерий наличия возможности интернет-ресурса по изменению и модерированию размещенной на нем информации.

Предлагается обсудить необходимость учета того, проверяет ли интернет-ресурс контент перед его размещением пользователями (с технологической и (или) содержательной точки зрения), и того, должен ли он соответствующую проверку осуществлять (в том числе с точки зрения чрезмерности затрат на такую проверку).

При этом предлагается исходить из того, что при несоблюдении хотя бы одного из предложенных критериев интернет-ресурс не признается информационным посредником.

  • О необходимых и достаточных мерах, которые следует предпринимать информационным посредникам при обращении правообладателя
  1. Информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате размещения в информационно-телекоммуникационной сети материала третьим лицом или по его указанию, если он в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети Интернет, на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав.
  2. При этом в ГК РФ указано, что перечень необходимых и достаточных мер и порядок их осуществления могут быть установлены законом.
  3. В настоящее время законом такой перечень не сформулирован, в связи с чем предлагается обсудить критерии определения достаточности мер, применяемых информационным посредником.
  • Об определении количества фактов неправомерного использования товарного знака в случае размещения в сети Интернет тождественного или сходного с ним до степени смешения обозначения при предложении к продаже различных товаров на нескольких интернет-страницах одного сайта

Встречаются следующие точки зрения:

  • количество фактов неправомерного использования товарного знака следует определять по количеству артикулов (моделей) товара определенного вида, предложение к продаже которых содержатся на интернет-сайте, независимо от количества страниц этого сайта, на которых встречается соответствующее обозначение;
  • количество фактов неправомерного использования товарного знака следует определять по количеству страниц интернет-сайта, на которых размещено сходное до степени смешения с товарным знаком обозначение.
  • Возможным видится следующий подход.
  • Использование на одном сайте в сети Интернет одного товарного знака без разрешения правообладателя в отношении предлагаемых к продаже группы товаров одного вида, для индивидуализации которых зарегистрирован этот товарный знак, или однородных товаров образует единое нарушение исключительного права вне зависимости от количества артикулов (моделей) товара, содержащихся на этом интернет-сайте, или количества страниц интернет-сайта, на которых размещено соответствующее обозначение.
  • При этом количество артикулов (моделей) товара, содержащихся в определенном разделе интернет-сайта или количество страниц интернет-сайта, на которых размещено обозначение, может учитываться при определении размера компенсации.
  • Вместе с тем размещение тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком обозначения в сети Интернет в отношении различных видов товаров (услуг), для индивидуализации которых зарегистрирован этот товарный знак, или однородных товаров (услуг) образует самостоятельные факты нарушения исключительного права.
  • О применении подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ к случаям нарушения исключительного права на товарный знак в сети Интернет
  1. В судебной практике возник вопрос о том, возможно ли взыскание компенсации за незаконное использование товарного знака в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, в случае, если товарный знак не наносится непосредственно на сам товар, а используется на странице в сети Интернет, на которой содержится предложение к продаже товара.
  2. Использование товарного знака не путем нанесения его непосредственно на сам товар, а в предложениях о продаже товаров, в том числе в сети Интернет без согласия правообладателя является нарушением права на этот товарный знак и может влечь взыскание с нарушителя суммы компенсации.
  3. При этом может быть рассчитана и взыскана с нарушителя компенсация в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения (подпункт 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ), или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака (подпункт 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ).
  4. Предлагается обсудить вопрос о том, подлежит ли удовлетворению требование правообладателя о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, если использование товарного знака является противоправным, но непосредственно на товар он не наносится (и если да, то каким образом определяется ее размер).
  5. При положительном ответе на вопрос о возможности удовлетворения такого требования в случае размещения сходного с товарным знаком обозначения в сети Интернет полагаем возможным исходить из содержащейся на сайте информации о стоимости предлагаемых к продаже товаров.
  • Об определении количества фактов нарушения права на одно произведение при его использовании в сети Интернет в различных формах или различными способами
    • Представляет ли использование произведения, неправомерно размещенного на сайте в нескольких формах, многократное нарушение исключительного права?

Так, при нарушении авторского права, выразившегося в размещении на интернет-сайте песен в текстовой и аудиоформах, в форме рингтона, возникает вопрос о том, образует ли использование произведения в этих формах самостоятельные составы правонарушения, или же они входят в единое правонарушение?

  • Представляет ли собой размещение одного произведения (например, фотографии) на различных интернет-страницах одного сайта одно нарушение исключительного права, или же количество нарушений определяется исходя из количества интернет-страниц, на которых соответствующие произведения размещены?

Суд по интеллектуальным правам

Источник: http://ipc.arbitr.ru/node/13619

Правовое регулирование оператора поисковой системы в качестве информационного посредника

 Крупенин Р.А.

Оглавление

  • Введение
  • I. Понятие поисковой системы общего характера
  • II. Специализированные поисковые системы
  • III. Подходы к анализу деятельности поисковых систем в качестве информационных посредников
  • Выводы

Введение

Несмотря на значительную законодательную активность в сфере информационного права, права интеллектуальной собственности и технологий, связанных с деятельностью в Интернете[1], последовательного регулирования работы информационных посредников так и не было выработано[2].

Это касается как общих вопросов ответственности, так и условий освобождения от ответственности отдельных видов информационных посредников. Если для традиционных посредников (таких, как операторы связи и провайдеры хостинга) удалось сформулировать некие критерии привлечения их к ответственности (п. 2 и 3 ст. 1253.

1 ГК РФ), то целостного подхода к участникам отношений, которые осуществляют иные операции с информацией, включая операторов поисковых систем, так и не было выработано.

Критерии отнесения лиц, осуществляющих определенную деятельность с информацией в Интернете, к информационным посредникам формулировались на протяжении длительного времени.

Постепенное развитие доктринального толкования[3] и сопутствующее ей уточнение судебной практики привели к органичному заимствованию подходов, свойственных европейскому регулированию[4] и нашедших свое отражение в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23.12.2008 N 10962/08 по делу «Мастерхост».

Этим Постановлением было зафиксировано, что информационный посредник характеризуется пассивностью по отношению к информации, которая передается, оказывается доступной, распространяется, хранится или иным образом обрабатывается с использованием предоставляемого им сервиса. Было установлено, что провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если не инициирует передачу, не выбирает получателя, не влияет на целостность информации и принимает меры по пресечению нарушений исключительных прав.

В рамках дальнейшего развития судебной практики была подтверждена позиция о том, что следует учитывать степень вовлеченности провайдера в процесс передачи, хранения и обработки информации, возможность контролировать и изменять ее содержание[5].

Особое значение, по мнению ВАС РФ, имели действия провайдера по удалению, блокированию спорного контента или доступа нарушителя к сайту при получении извещения правообладателя о факте нарушения исключительных прав, а также в случае иной возможности узнать (в том числе из широкого обсуждения в СМИ) об использовании его интернет-ресурса с нарушением исключительных прав других лиц[6]. Некоторое уточнение и развитие подхода к информационным посредникам нашло свое отражение в последующей судебной практике[7], которая в значительной степени исходила из того факта, что информационный посредник имеет ту или иную возможность по воздействию на соответствующие материалы, будь то в форме удаления, блокировки или прекращения доступа.

Принятие ст. 1253.1 ГК РФ в составе пакета, направленного на усиление защиты авторских прав в Интернете[8], вместо того, чтобы обеспечить преемственность сложившейся практики, внесло некоторую сумятицу в уже сложившийся подход, выработанный в судебных актах ВАС РФ.

В первую очередь изменения привели к тому, что целостный подход к вопросу о том, какие именно лица являются информационными посредниками, был заменен на казуистическое регулирование отдельных видов посредников, предполагающее перечисление характеризующих их признаков[9]. При этом общие нормы, выработанные в судебной практике[10], не нашли своего отражения в ст. 1253.1 ГК РФ. Это привело к тому, что суды в ряде случаев потеряли ориентир в отношении того, какие лица являются информационными посредниками[11].

Тем более неопределенным оказывается результат применения перечисленных норм к более сложным операциям с информацией, которую осуществляют поисковые системы.

Возможна точка зрения, что эти лица предоставляют возможность доступа к материалам или информации, необходимой для их получения.

Настоящая статья опровергает такой подход и посвящена вопросу о том, каким образом нормы об информационных посредниках могут применяться к деятельности операторов поисковых систем.

Читайте также:  Получение права на управление транспортным средством

В первой части статьи анализируется вопрос о том, является ли оператор поисковой системы общего характера информационным посредником. Вторая часть предлагает решение этого вопроса применительно к специализированным поисковым системам. В третьей части предпринимается попытка выявить общие подходы к анализу вопроса о том, является ли оператор поисковой системы информационным посредником.

I. Понятие поисковой системы общего характера

Как в судебной практике, так и среди исследователей отсутствует единый подход не только в отношении того, какое именно лицо является поисковой системой, но также и касательно того, является ли вообще оператор поисковой системы информационным посредником[12].

Как будет показано ниже, поисковые системы могут существенно отличаться друг от друга. Вследствие этого поисковой системой могут называться информационные системы, правовое регулирование которых будет совершенно различным.

Для выработки единообразного подхода необходимо остановиться на определении поисковой системы.

В то время как ст. 1253.1 ГК РФ содержит условия освобождения от ответственности посредников, осуществляющих передачу и размещение материала, в отношении всех остальных посредников какие-либо четкие указания на условия освобождения их от ответственности отсутствуют.

Внесенные в Закон об информации изменения[13], вступившие в силу с 01.01.2016, предусмотрели нормативное определение поисковой системы.

Это нужно, чтобы очертить круг лиц, на которых возлагаются обязанности по исключению из выдачи результатов поиска в соответствии с правилами ст. 10.

3 Закона об информации по требованиям физических лиц, связанным с информацией о заявителе, распространяемой с нарушением законодательства, являющейся недостоверной, неактуальной, утратившей значение для заявителя в силу последующих событий или действий заявителя.

Хотя это определение и не должно в обязательном порядке использоваться при рассмотрении всех дел, которые касаются операторов поисковой системы, оно наглядно демонстрирует подход законодателя к деятельности таких лиц.

Более того, сфера использования понятия «оператор поисковой системы» значительно расширяется, и уже включает в себя ст. 15.6, 15.6-1 и 15.8 Закона об информации.

Поэтому анализ существующего нормативного определения позволит выявить те аспекты деятельности оператора поисковой системы, которые должны учитываться и в рамках решения вопроса о том, является ли он информационным посредником.

Если бы определение Закона об информации напрямую использовалось для целей ст. 1253.1 ГК РФ, то поисковая система могла бы быть классифицирована в качестве информационного посредника, предоставляющего возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения.

Пункт 20 ст.

2 Закона об информации приводит следующее определение поисковой системы: «Информационная система, осуществляющая по запросу пользователя поиск в сети Интернет информации определенного содержания и предоставляющая пользователю сведения об указателе страницы сайта в сети Интернет для доступа к запрашиваемой информации, расположенной на сайтах в сети Интернет, принадлежащих иным лицам…» Оно в значительной степени не соответствует той деятельности, которую ведут поисковые системы общего поиска в Интернете, на которых направлено соответствующее регулирование.

Источник: https://UrFac.ru/?p=1337

Антипиратский закон — вы как информационный посредник

Подчеркну, что я не юрист и могу ошибаться. А остановились мы на

«Информационный посредник, осуществляющий передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате этой передачи, при одновременном соблюдении следующих условий:

1) он не является инициатором этой передачи и не определяет получателя указанного материала;

2) он не изменяет указанный материал при оказании услуг связи, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала;

3) он не знал и не должен был знать о том, что использование (…) является неправомерным.»

То есть если вы разместили у себя ссылку на пиратский контент, мли отправили мылом саму ссылку или информацию о её наличии — то вы пират. Если вы создали торрент и выложили его в сеть — вы пират.

Но присоединяться к существующей раздаче закон не возбраняет до тех пор,пока вы не знаете и не должны знать что раздаётся незаконный материал.

Бремя доказательства умысла и знания лежит на обвинителе и доказать, если вас прямо не уведомили об этом крайне затруднительно (если оставить в стороне терморектальный криптоанализ, конечно)

Ну и «в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса» такое нарушение надо прекратить. Забавно, что это правообладатель (точнее — тот, кто таким сказался) будет рассылать предупреждения. А ему в голову может всякое взбрести. Ну да ладно, до каждого пира у них руки не дойдут.

Так что в сухом остатке закон, похоже, писался не против сетевых хомячков, а против профессиональных пиратов. Их проблемы нам не близки. Хотя, что-то подсказывает, что они справятся.

Просто переместив ресурсы в другую страну (большинство это уже сделали). Их будут блокировать, желающим достучаться пригодятся прокси. А вот спешно арендовать зарубежные серверы под VPN думается, преждевременно.

Хотя для общего развития почитать можно, хорошая статья на хабре Теплый и ламповый VPN.

С другой стороны, не надо быть пророком, чтобы предсказать и провал мер, указанных в законе по техническим причинам и то, что правообладатели будут искать более действенные методы.

В принципе, способы прижучить конечных пиров есть и, например, в Германии успешно применены. Конечно, технически продвинутых юзверей, готовых использовать Tor, I2P, VPN и пр. этим не остановишь. Но для массовой аудитории это слишком напряжно.

А правообладателя отсечение, скажем, 98% аудитории вполне устроит.

Источник: https://2gusia.livejournal.com/67087.html

За что отвечает информационный посредник?

Понятие «информационный посредник» появилось в российском законодательстве 1 августа 2013 года в результате вступления в силу так называемого «антипиратского закона». Закон вызвал дискуссии в обществе, практика его применения начала складываться моментально.

В результате вступления в силу «антипиратского закона» появилось понятие «информационный посредник»

Кто такой информационный посредник?

В законе написано так: «лицо, осуществляющее передачу материала в информационно- телекоммуникационной сети, в том числе в сети «Интернет», лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети».

Громоздко? Упрощаем. Итак, информационный посредник — это тот, кто:

  • передает информацию;
  • предоставляет возможность размещения материалов;
  • предоставляет возможность размещения информации для получения материалов;
  • предоставляет возможность доступа к материалу.

Все это, разумеется, происходит в интернете. Безусловно, существуют другие информационно-телекоммуникационные сети, но нас интересует интернет.

Если написано «лицо», это означает, что информационным посредником может быть и гражданин, и юридическое лицо. Это очевидно, но на всякий случай.

Особенность ответственности информационного посредника

Грубо говоря, информационный посредник отвечает за нарушение авторских прав также, как и непосредственный нарушитель – тот, кто разместил в интернете чужой материал. Но при одном условии: в его действиях должна быть вина (в форме умысла или неосторожности). Что это значит? Чтобы объяснить, сделаем небольшое отступление.

Строго говоря, информационный посредник отвечает за нарушение авторских прав в интернете

В гражданско-правовых отношениях гражданин ‒ физическое лицо или некоммерческая организация ‒ несут ответственность только при наличии вины. Если же нарушение фиксируется за коммерческой организацией, то не имеет значение, содержится ли вина в ее действиях или нет. Ответственность наступает независимо от этого.

Так вот, если коммерческая организация размещает контент, нарушая авторские права, она будет нести ответственность независимо от того, есть вина в ее действиях, или это произошло случайно. Но, если размещению контента поспособствовал информационный посредник, он будет отвечать только в том случае, если непосредственно виноват в этом.

Как защититься?

Если информационный посредник передавал незаконный контент, он не будет отвечать за это при условии, если он:

  • не является инициатором и не определяет получателя;
  • не изменяет контент (за исключением изменений в рамках технологического процесса передачи);
  • не знал и не должен был знать о незаконности контента.

Если же информационный посредник сам не передавал, а только предоставлял возможность для размещения контента, он не будет отвечать при следующих условиях:

  • не знал и не должен был знать о незаконности контента;
  • в случае получения письма правообладателя немедленно принял меры для прекращения нарушения прав правообладателя.

Если информационный посредник виноват

Как уже упоминалось, в таких случаях он будет отвечать также, как и основной нарушитель авторских прав. Варианты следующие (выбирает правообладатель):

  1. Взыскание убытков. Сумма ничем не ограничена, но правообладатель должен доказать размер причиненных убытков. На практике это непросто.
  2. Выплата компенсации. Размеры следующие:
  • от 10 000 руб. до 5 млн руб. по усмотрению суда и исходя из характера нарушения;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;
  • в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Если информационный посредник виноват, он выплатит компенсацию

Какие еще меры могут применить?

Независимо от того, виноват информационный посредник в нарушении авторских прав или нет, к нему в любом случае могут быть предъявлены требования, не связанные с применением ответственности. Например, удалить информацию, признать право автора, ограничить доступ к информации, опубликовать решение суда и т. д.

Что на практике?

В рамках настоящей темы интересно выделить два дела, дошедших до Суда по интеллектуальным правам.

Первое дело (№А40-150413/2014) связано с иском Издательского дома «Комсомольская правда» к компании «Креатив-Медиа». Последняя разместила на своем сайте фотографию и пятнадцать литературных произведений, права на которые принадлежат ИД «Комсомольская правда».

Компания «Креатив-Медиа» строила свою защиту на том, что она является лишь администратором сайта и в соответствии со ст. 1253.1 Гражданского кодекса РФ выполняет роль информационного посредника.

В процессе разбирательства выяснилось, что сайт зарегистрирован в Роскомнадзоре как электронное периодическое издание и является средством массовой информации. Будучи учредителем СМИ, компания «Креатив-Медиа» обязана соблюдать права на интеллектуальную собственность.

В итоге суд признал компанию «Креатив-Медиа» виновной в нарушении авторских прав и постановил взыскать всю сумму компенсации.

Вывод: сайт в интернете, зарегистрированный как средство массовой информации, не может быть признан информационным посредником.

Сайт, зарегистрированный как СМИ, не может выступать в роли информационного посредника

Второе дело (№А40-66554/2014) было рассмотрено по иску компании «Видео-Контент» к компаниям «Элло-Нетворкс» и YouTube о выплате компенсации за незаконное размещение на видеохостинге нескольких песен, права на которые принадлежат истцу.

Однако в процессе разбирательства истцу не удалось доказать факт размещения песен именно компанией «Элло-Нетворкс», поэтому у суда не возникло затруднений при вынесении отказа в этой части иска.

Что касается ответственности YouTube, то было установлено, что данный ответчик заблокировал доступ к контенту, как только получил уведомление от правообладателя. Учитывая также то обстоятельство, что компания YouTube отвечает всем признакам информационного посредника, которые содержит закон, исковые требования истца в этой части также были отклонены.

Интересно, что истец в процессе спора выдвинул такой аргумент: блокировка аудиовизуальных произведений носит временный характер и ничто не препятствует YouTube разблокировать доступ в будущем, поэтому он не считает, что его права защищены должным образом. Суд указал, что этот довод носит предположительный характер и успокоил истца тем, что теперь YouTube знает о правообладателе контента, а разблокировка навлечет на него новые исковые требования.

YouTube, выступавший в роли информационного посредника, заблокировал доступ к контенту, получив уведомление от правообладателя

Вывод: в случае, если коммерческая организация отвечает признакам информационного посредника, в ее действиях отсутствует вина. Если при получении письма от правообладателя о нарушении авторских прав сотрудники блокируют контент, ответственность за нарушение авторских прав компании не грозит.

Источник: http://axispravo.ru/za-chto-otvechaet-informatsionnyj-posrednik/

Ссылка на основную публикацию