Правовая реформа рынка лизинга (законопроект)

Опубликован законопроект Минфина, завершающий трехлетнее обсуждение во власти реформы лизинговой отрасли.

Формула, предложенная ЦБ и Минфином как компромиссная, выглядит так: частные лизинговые компании остаются вне регулирования, а лизинговые структуры с госкапиталом или получающие господдержку (до 70% рынка по активам) переходят в режим регулирования, совмещающий директивы ЦБ по образцу некредитных финансовых организаций и саморегулирования. Государство едва ли не впервые признало чисто рыночную проблему не ошибками рынка, а собственной.

Вчера Минфин опубликовал законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части регулирования деятельности специальных субъектов лизинговой деятельности (ССЛД)».

Это первый и, видимо, ключевой законопроект реформы лизинга в РФ, начатой Банком России в конце 2014 года.

После трех лет дискуссий Минфин и ЦБ предлагают де-факто отделить госсектор в лизинге от частного и распространить на него с 2019 года относительно мягкое регулирование, оставив негосударственный сектор свободным.

Правовая реформа рынка лизинга (законопроект)

Напомним, Банк России заинтересовался лизинговой сферой сразу по итогам «нефтяного шока» 2014 года, причем уже из обзора финансовой стабильности ЦБ начала 2015 года стало понятно, что в основном лизинг интересует ЦБ как системная скрытая угроза банковской стабильности: лизинговый рынок в РФ, оцениваемый в 4% ВВП, демонстрировал признаки убыточности при его сильной связи с банками и отсутствии регулирования.

В 2016 году был подготовлен план реформы отрасли (см. “Ъ” от 5 декабря 2016 года), который, по данным “Ъ”, встретил сопротивление значительной и успешной части рынка. Протестовали против довольно мягкого регулирования в первую очередь структуры госбанков. Дискуссия в итоге затянулась — стороны безнадежно увязли в споре с ЦБ и Минфином (теоретическом, но с большой ценой вопроса) об арендной или финансовой природе лизинга в гражданском законодательстве.

Публикация законопроекта Минфина (ЦБ не пользуется правом законодательной инициативы), видимо, означает, что споры окончены, причем нестандартным образом.

Институт ССЛД — лизинговых структур под контролем госструктур, госбанков, а также получающих господдержку — переходит под регулирование ЦБ с 2019 года, остальные участники этого рынка могут добровольно регистрироваться в реестре ССЛД ЦБ, вступать в профильные СРО и соблюдать нормативы по капиталу — но также добровольно и без регуляторной власти Банка России.

Правовая реформа рынка лизинга (законопроект)

ССЛД с 2021 года перейдут на план счетов НФО в обязательном порядке. В 2019–2021 годах не слишком жесткие капитальные требования к ним будут применяться только к головным компаниям лизинговых групп-ССЛД. «Поведение» ССЛД будет в основном регулироваться через СРО, хотя как НФО они будут получать и предписания ЦБ. Операции ССЛД станут также объектом наблюдения Росфинмониторинга.

Объяснение этому решению дает на редкость откровенная пояснительная записка Минфина к проекту — из нее следует, что после трех лет исследований ЦБ и Минфин признали проблемы лизинга в РФ практически полностью сосредоточенными в госсекторе (по активам — от 50% до 70% рынка с учетом лизинговых структур контролируемого ЦБ Сбербанка и государственного ВТБ).

Совокупный квазигосдолг лизинговых компаний с госучастием сейчас составляет 1,2 трлн руб. Лизинговая отрасль в РФ в 2016 и 2017 годах генерировала убытки (70–76 млрд руб. в год при совокупном портфеле по МСФО в 3,5 трлн руб.), вложения государства в лизинг составили 408 млрд руб., зафиксированные по ним убытки — 180 млрд руб.

Документ прямо поясняет, что сейчас значительная часть бизнеса лизинговой сферы — это оптимизация налогов, регуляторный арбитраж с банковским кредитованием (фактически обход нормативов ЦБ) и вывод активов банков в аффилированные структуры.

Это очень редкий случай констатации государством того, что основная проблема весьма крупного рынка (3,5–4% ВВП) создана некачественным госуправлением, а не мифическим разгулом рыночной стихии в условиях недостаточного госконтроля.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3799622

Реформа в лизинг

По данным Федеральной налоговой службы, в России зарегистрировано 3,2 тыс. юридических лиц, имеющих в своем фирменном наименовании слово «лизинг», при этом про абсолютное большинство этих компаний ничего не известно.

Организаций, которые записали лизинг себе в ОКВЭД, еще больше — свыше 670 тыс. Реформа рынка лизинга, подготовленная Министерством финансов и Банком России, должна сделать это рынок прозрачнее и очертить его периметр.

Законопроект об этом уже разработан и готовится к внесению в Госдуму.

Рынок «брошенных»

В 2002 году, после принятия новой редакции закона «О финансовой аренде (лизинге)», начался активный рост числа лизинговых компаний, завершившийся к началу кризисного 2008 года. С 2011 года число лизингодателей в стране неуклонно снижается.

Среднестатистический лизингодатель представляет собой малое или микропредприятие. В 74% случаев он создан физическим лицом или группой граждан, которые одновременно являются его руководителями.

В подавляющем большинстве лизингодатели зарегистрированы в регионах, на Москву приходится около трети организаций. ООО стало излюбленной организационно-правовой формой для учредителей лизингового бизнеса.

Меньше распространены закрытые акционерные общества и совсем редко встречаются некоммерческие организации, государственные унитарные предприятия или даже потребительские кооперативы, занимающиеся лизинговой деятельностью.

Ежегодно в России создается 50–60 новых лизинговых компаний, а закрывается около сотни. Это определяет убывающую динамику участников рынка. На главный рыночный фактор — банкротства — приходится всего 2% закрытых компаний.

Самоликвидация лизингодателей происходит в 9% случаев. Подавляющая масса аннулированных регистраций (89%) приходится на «брошенные» компании.

ФНС России вынуждена принудительно лишать регистрации недействующие юридические лица, которые прекратили платить налоги и представлять свою отчетность.

Правовая реформа рынка лизинга (законопроект)

Средняя продолжительность деятельности лизинговой компании составляет шесть-семь лет. Создаются подобные компании под конкретную сделку. В большинстве случаев они учреждаются не для лизингового финансирования, а для оптимизации налогообложения у своих клиентов или вывода прибыли в пользу третьих лиц.

Последнее особенно популярно в строительстве, где застройщик берет в лизинг строительную технику и через лизинговые платежи в пользу дружественной организации выводит часть доходов от строительных работ. После завершения проекта компанию бросают, и деятельность ее прекращается.

Это объясняет, почему о большинстве из тысяч созданных лизингодателей ничего неизвестно. ФНС России лишь фиксирует факт «смерти» таких брошенных компаний. Доля профессиональных лизингодателей, занимающихся лизинговым финансированием, оценивается как менее 20% от их общего числа.

Отличительными признаками таких организаций являются предоставление лизинга на регулярной основе, широкий круг клиентов и их неаффилированность.

Источник: https://www.rbc.ru/opinions/finances/12/05/2017/5914820a9a79475160e04ce9

Лизинговая реформа: что ждет отрасль

Правовая реформа рынка лизинга (законопроект)

Сергей Моисеев, Советник Первого заместителя Председателя Банка России

Центробанк при поддержке Минфина готовит масштабную реформу лизинговой отрасли в России. Играть по новым правилам сектору придется научиться уже к 2021 году.

Каким в итоге станет лизинг? Что ждет крупные и малые компании, и почему реформа так важна для отечественной экономики? На эти вопросы порталу BankNN.

ru ответил Советник Первого заместителя Председателя Банка России Сергей Моисеев.

 — К 2021 году планируется завершить реформу лизинга, запущенную Минфином и ЦБ РФ. Что в итоге получит отрасль? Какие фундаментальные цели ставятся перед реформой лизинга в России? 

— Правительство России рассматривает лизинг как один из драйверов развития экономики.

Учитывая, что в этот сектор вливаются значительные объемы государственных денег, необходимо обеспечить его прозрачность, надежность и устойчивость.

Для этого необходимо вывести институт в отдельный сектор, сделать так, чтобы он стал самостоятельным, самодостаточным, необходимо определить его периметр.

Сейчас лизингодателем может стать любое юридическое или физическое лицо.

Поэтому Минфин РФ совместно с Банком России разработали поправки в федеральное законодательство, которые касаются главным образом тех игроков лизингового рынка, которые каким-либо образом претендуют на получение субсидий из федеральных и региональных бюджетов, получают государственные деньги себе в  капитал, либо пользуются другими государственными льготами. Все они в обязательном порядке получат статус «Лизинговая компания» — официальный юридический статус. Сведения о них будут внесены в специальный государственный реестр.

Это позволит определить периметр рынка. Будет понятен его размер, потому что сейчас официальная статистика по нему отсутствует – компании публикуют данные о своей деятельности на добровольной основе. Сейчас мы не знаем характер лизингового рынка в России.

Только после того, как на рынке появится официальный перечень компаний, будет отчетность по международным стандартам (МСФО), будет статистика по отрасли, можно будет сказать, что на самом деле лизинг из себя представляет, куда надо двигаться в плане его развития для обеспечения экономического роста.

 — Не секрет, что некоторые компании опасаются реформы, потому что видели «зачистку» банковского сектора. Многие просто боятся не удержаться на плаву. Сколько компаний может уйти с рынка после завершения реформы? 

— В ходе подготовки законопроекта мы поддерживали тесный контакт с рынком, были открыты для всех замечаний, предложений и ряд из них учли, поэтому сейчас законопроект стал более либеральным, чем во время начальной стадии его проработки.

Например, изначально мы планировали обязать абсолютно все лизинговые компании входить в реестр. Теперь же обязанность по вхождению в реестр и переходу на МСФО планируется возложить только на компании с госучастием или те организации, которые получают от государства субсидии.

Для остальных компаний это будет добровольное решение. Если они хотят, чтобы их контрагенты, клиенты и кредиторы думали о них, как о надежных партнерах, они будут заинтересованы в том, чтобы войти в государственный реестр. В этом смысле какого-то принуждения либо запрета нет. Эти опасения фактически сняты. Это раз.

Второй момент: для тех, кто будет зарегистрирован, появится требование о минимальном капитале. До этого можно было жить с отрицательным капиталом, фактически быть банкротом и продолжать наращивать свою деятельность. После принятия законопроекта это станет невозможно. Поэтому в реестр войдут только надежные компании.

 — Почему так важно содержать государственные лизинговые компании в реестре и следить за показателями их деятельности?

— Прежде всего, так как все эти компании образуют госсектор, то фактически влияют на квазигосударственный долг, а это нагрузка на местный, региональный или федеральный бюджет.

Если мы не обеспечим устойчивость в положительный капитал, нормальное эффективное управление риском в дочерних компаниях, связанных с государством, то это отразится на устойчивости местных бюджетов. Потому что фактически обязательства таких компаний – это обязательства местных правительств.

В конечном счете это поможет более эффективно расходовать средства налогоплательщиков, то есть нас с вами.

В этом смысле реформа призвана повысить фискальную устойчивость.

 — Почему лизинг для физических лиц не так популярен?

— Лизинг для физлиц – это, как правило, лизинг автомобилей. Есть несколько причин, почему лизинг не так популярен.

Во-первых, клиенту нужно понять стоимость, сравнить его с автокредитом. Он должен быть уверен, что лизингодатель надежен, что он не исчезнет через неделю, а к нему не придут и не заберут автомобиль.

Во-вторых, должна быть решена проблема налогообложения. Автокредит сейчас действительно в некоторых случаях дешевле, чем лизинг, несмотря на то, что лизингодатель может иметь скидки от дилеров, дополнительное сопровождение в виде скидок на бензин, ремонт, обслуживание и так далее.

В-третьих, лизинг ориентирован на юрлиц, так как его использование позволяет им пользоваться налоговыми льготами и субсидиями, для физлиц это не актуально.

— Что сейчас из себя представляет лизинговый сектор в России?

— Мы имеем самые приблизительные представления об этом рынке, потому что по нему отсутствует какая бы то ни было государственная статистика. Если считать по базе Росфинмониторинга, то мы имеем примерно три тысячи компаний, но это не означает, что лизинг для них основной вид деятельности, это могут быть и единичные договоры.

Профессиональных игроков, мы полагаем, порядка 300. Объемы рынка определяются на добровольных началах – анкетированием. Судя по анкетированию, лизинговый портфель сейчас примерно составляет 3,5 триллиона рублей. Это выводит лизинговый рынок по уровню кредитных требований на второе место после банковского сектора.

Читайте также:  Акт приема-передачи квартиры - образец

Несмотря на рост рынка, о котором говорит добровольное анкетирование, понять качество этого роста довольно сложно, потому что в секторе отсутствуют международные стандарты финансовой отчетности. Размеры и структуру рынка пока что еще предстоит выяснить.

 —  После банкротства «Трансаэро» многие лизинговые компании понесли значительные потери. Чему этот случай научил отрасль? Какие меры будут приняты, чтобы избежать повторения? 

— Я думаю, что есть несколько уроков, они носят как общий, так и частный характер. Общий характер – это техническое состояние того имущества, которое было передано.

Поэтому первый вопрос – технический аудит, который был далеко не на высоком уровне у многих: компании не могли потом собрать по частям свои самолеты из-за перемешивания компонент разных лизингодателей.

Второй вопрос – финансовый. Были нарушены некоторые правила, которые являются основ риск-менеджмента. В том числе, концентрация на клиента, концентрация на виде деятельности.

Другие выявленные проблемы были связаны со структурой фондирования. Лизинг мог быть рублевый или валютный, а привлечение финансирования под эти сделки могло быть в другой валюте, отличной. Отсюда возникали валютные риски плюс процентные риски. Это все в комплексе говорит о качестве управления и риск-менеджмента.

— Каким образом можно было решить эту проблему?

— Нужно своевременно видеть финансовое положение – для этого вводится отчётность.  Мы полагаем, что какие-то элементы разумного управления рисками могут быть введены через институт саморегулирования. Введение саморегулирования на этом рынке позволит в будущем избежать подобных дефолтов и потери денег налогоплательщиков.

— Валюта волатильна, и это отражается на компаниях. Как себя вести в таких непростых условиях небольшим лизинговым компаниям? 

— Правила следующие: нужно, чтобы валюты в активе было столько же, сколько и валюты в пассиве. То есть, если у тебя валютный кредит в пассивах, чтобы сбалансировать риски, нужно иметь такой же валютный лизинг на такую же сумму. И желательно, чтобы сроки кредита и лизинга совпадали. Это первый способ. Еще один – не иметь валютных кредитов.

Валютой занимаются в основном крупные федеральные компании, как правило, это лизинг самолетов. Маленькие компании занимаются розницей, МСП, автомобилями разных типов. Поэтому маленьким компаниям лучше не иметь дело с валютными рисками.

Если компания имеет дело с импортными операциями, таким компаниям понадобится иметь валютный буфер. Это все правила финансового менеджмента. Разумное следование им позволит избежать вот таких нехороших историй.

— Строя прогнозы на 2018 год, лизинговые эксперты разошлись во мнении, решая, что станет драйвером роста лизинга. Одни говорили, что рынок вырастет за счет сегмента автотранспорта, другие делали ставку на операционный лизинг воздушных судов и железнодорожных вагонов. Кто окажется прав? 

— Я думаю, что сам по себе рынок очень разный. Сделки операционного лизинга – удел крупных федеральных компаний, которые оперируют сотнями миллиардов рублей. И для них основные драйверы – вертолеты, самолеты и вагоны. И крупные сделки с самолетами создают большие темпы роста портфеля.

Малый и средний бизнес в лизинге живет по другим законам: они оперируют грузовыми и легковыми автомобилями, строительной техникой, иногда оборудованием. Для них основной источник дохода – МСП – малое и среднее предпринимательство. Говорить, что для рынка в целом есть один драйвер роста неправильно. Для крупных и малых компаний свои драйверы рынка, для крупных – другие

 — И что в перспективе?

Я полагаю, что в долгосрочной перспективе будет расти именно лизинг для малого и среднего бизнеса: лизинг автотранспорта, оборудования. Рынок лизинга воздушных судов и железнодорожных вагонов очень цикличен и в высокой степени насыщен.

Источник: https://www.BankNN.ru/intervyu/lizingovaya-reforma-chto-zhdet-otrasl

Реформа лизинга погрузилась в кулуарную борьбу

Ключевые законопроекты, призванные ввести государственный контроль за деятельностью лизинговых компаний, уже не первый месяц лежат в Государственной Думе между первым и вторым чтениями. К противоборству участников рынка и будущих регуляторов присоединились депутаты, почувствовавшие свою посредническую роль в спорной ситуации, а также Евразийская экономическая комиссия, защищающая принципы ЕврАзЭс. Главный редактор FedLeasing.ru Алексей Екимовский вспоминает истоки реформ, сопоставляя двухлетний период публичных дискуссий о судьбе рынка с текущим этапом кулуарной борьбы лоббистов в стенах парламента.

По общему мнению участников отрасли и представителей финансовых властей, ключевые законопроекты о реформе рынка лизинга в России вряд ли будут приняты Госдумой до конца 2019 года. Несмотря на то, что поправки к принятому в первом чтении документу должны были быть подготовлены еще в феврале, до сих пор депутаты не вынесли ни одного значимого решения по законопроекту «О лизинге». Тем не менее, в течение всего этого времени несогласные с необходимостью реформы лизинговые компании ведут активную работу с депутатами, убеждая их, если не отклонить внесенный правительством законопроект, то хотя бы радикально его переработать.

Впрочем, исполнительная власть пока не намерена отказываться от своего варианта реформы рынка. Правительство и ранее не скрывало, что «спусковым крючком» для инициации регулирования лизингового рынка стало банкротство одного из крупнейших авиаперевозчиков России «Трансаэро», которое повлекло за собой необходимость «спасения» целого ряда крупных банков и лизингодателей, в том числе принадлежащих государству. Выяснилось, что государство вливает в лизинговые компании огромные деньги, но при этом адекватного контроля за их деятельностью нет. «Опыт показал, что проблемы на рынке лизинга несут системный эффект с серьезным мультипликатором, что предопределяет необходимость регулирования», — рассказывал в начале прошлого года в интервью «Коммерсанту» заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев.

Были и другие причины для ужесточения контроля за лизинговыми компаниями. По данным FedLeasing.ru, финансовые власти беспокоились об устойчивости кредиторов лизинговых компаний – банков и пенсионных фондов, поскольку годовой оборот рынка лизинга в России перевалил за психологическую отметку 1 трлн руб., в то время как финансовое состояние игроков в этой отрасли остается непрозрачным для регуляторов. Получая на санацию очередной крупный банк, ЦБ РФ неоднократно обнаруживал на балансе дочерних лизинговых компаний неликвидное или невозможное к возврату имущество, значительные просрочки платежей и другие подозрительные операции, в результате которых, в том числе, оказывалось подорвано общее финансовое положение всей банковской группы.

Головным исполнителем правительственного поручения было назначено Министерство финансов, а разработкой плана реформы занялся Банк России, которому и предстоит стать основным регулирующим органом в сфере лизинговой деятельности. Во исполнение поручения, Минфин совместно с ЦБ подготовил существенные поправки к закону «О лизинге», согласно которым через пару лет все лизинговые компании должны были приобрести новый правовой статус «некредитной финансовой организации». Законопроектом им предписывалось зарегистрироваться в специальном реестре, иметь в своем названии слово «лизинг», предоставлять регулятору подробную финансовую отчетность, по объему сопоставимую с другими финансовыми организациями, иметь достаточный собственный капитал, предоставлять консолидированную отчетность по МСФО и выполнять ряд других обязательных требований, свойственных субъектам финансового рынка.

А чтобы не возникало сомнений в финансовой природе лизинговых отношений, еще одним пакетом законопроектов вносились существенные изменения в Гражданский кодекс РФ, в рамках которых предлагалось закрепить саму сущность услуги лизинга как чисто финансовой, а не арендной деятельности.

Для этого в ГК предполагается ввести отдельную статью «Финансовый лизинг», исключив все упоминания о лизинге в главе «Аренда».

В обоснование именно такой природы лизинга разработчики законопроекта приводили соответствующие положения международной конвенции УНИДРУА, к которой Россия присоединилась в 2014 году, а также целый ряд решений Конституционного и Высшего арбитражного судов, в которых лизинговый договор трактовался как предоставление финансирования, а не приобретение или аренда имущества.

Два года дискуссий

Трудно было ожидать, что обе инициативы найдут деятельную поддержку среди участников рынка, для которых отсутствие регулирования в лизинге создавало дополнительное конкурентное преимущество по сравнению с услугами банков.

Публично лизинговые компании говорили о том, что реформа лизинга в предложенном виде существенно усложнит их работу, увеличит себестоимость предоставления услуг и повысит рискованность операций. В то же время законопроекты не предоставят давно ожидаемых рынком поправок к действующему законодательству и налоговому режиму, облегчающих деятельность лизинговых компаний.

Более того, большинство лизингодателей оказались не согласны с концептуальным выводом финансовых властей о природе лизинговых операций. Переклассификация сделок оперлизинга в арендные сопровождалась бы изменением налогообложения и невозможностью применения ряда правовых преимуществ лизинга.

По мнению некоторых крупных компаний, столь существенные изменение отечественного правового поля «расколет рынок» и приведет к необходимости пересмотра сложившейся судебной практики. Участникам рынка придется пересматривать свои бизнес-модели в тех сегментах рынка, где спрос на операционный лизинг особенно высок – воздушные суда и грузовые вагоны.

В течение прошедших двух лет представители ЦБ активно участвовали в публичных и камерных дискуссиях с лизинговыми компаниями, объясняя и аргументируя необходимость введения новых форм регулирования, но при этом однозначно давая понять, что отказываться от введения регулирования на рынке лизинга государство не намерено.

Власти должны иметь право контролировать бюджетные деньги, которые идут на поддержку экономики через лизинговые инструменты, а потому будут вводить такие механизмы надзора, которые защитят финансовую систему от будущих кризисов из-за банкротств лизингодателей.

Кроме того, будущий регулятор настаивал, что вначале рынок должен согласиться на повышение своей прозрачности, а лишь затем получить дополнительные послабления и выгоды. Впрочем, ЦБ все-таки пошел на ряд уступок участникам рынка и включил в законопроект об изменениях в ГК такие права лизингодателей, как возможность залога прав требований по договору лизинга кредитующему банку или возможность ограничения использования предмета лизинга при нарушении клиентом своих обязательств.

За помощью в ЕврАзЭС

Однако, лизинговые компании этими уступками не удовлетворились и продолжили противодействовать реформе лизинга другими методами.

Еще в феврале прошлого года председатель комитета ТПП РФ по лизингу и директор НП «Лизинговый союз» Евгений Царев написал письмо в Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК), в котором попросил ее проверить законопроект Минфина и ЦБ на возможные противоречия с нормами Договора о Евразийском экономическом сотрудничестве (ЕврАзЭС), который имеет наднациональный статус и приоритет по сравнению с местными законами.

ЕЭК, в свою очередь, частично подтвердила опасения господина Царева, но при этом не дала полностью отрицательного заключения на законопроект, а указала лишь на его недоработки, потребовав от правительства РФ их устранения. В результате ряда согласительных процедур между финансовыми властями России и ЕЭК законопроект существенно изменился, вплоть до своего названия. Регулирование отрасли лизинга как вида экономической деятельности было заменено на регулирование «специальных субъектов лизинговой деятельности», в числе которых признавались банки, лизинговые компании с прямым или косвенным госучастием, а также все остальные лизинговые компании, которые так или иначе пользуются средствами бюджетной поддержки в любом виде.

Кроме того, в документе появились отсылки к Договору о ЕАЭС, устраняющие двусмысленность по отношению к работе с лизингом нерезидентов РФ. Именно в таком виде законопроект поступил в Госдуму, где и был принят в первом чтении без поправок. Впрочем, устранить все разногласия с ЕЭК финансовым властям России до сих пор не удалось. В рамках подготовки поправок ко второму чтению в Госдуме, Минфин и ЦБ попытались учесть имеющиеся у комиссии претензии к законопроекту, существенно переработав вызывавшие сомнения нормы.

Читайте также:  Декларация соответствия - разновидности и отличия

Однако и в этот раз ЕЭК выступила с резкими замечаниями к документу. В ответе директора департамента развития предпринимательской деятельности ЕЭК Галии Джолдыбаевой от 22 апреля этого года отмечается, что, не смотря на поправки, в законопроекте сохраняются ограничения и меры, ухудшающие действующий регуляторный режим на дату подписания Договора о ЕврАзЭС в конце 2014 года, что недопустимо. В частности, речь идет об ограничениях доступа к господдерже для нерезидентов РФ, а также о применении налоговых льгот по лизингу и права на ускоренную амортизацию лизингового имущества только для спецсубъектов, включенных в реестр ЦБ. В то же время, в ЕЭК опасаются того, что спецсубъекты могут получить дополнительные конкурентные преимущества на общем рынке, причем не только в виде прямой финансовой поддержки из российского бюджета, но и в виде повышенного спроса на их услуги со стороны лизингополучателей – как резидентов, так и нерезидентов РФ.

В ЕЭК продолжают настаивать на своей позиции, что лизинговые услуги включены в постановление о «Едином рынке услуг», а в странах ЕАЭС установлено достаточно либеральное законодательство в отношении лизингодателей, деятельность которых регулируется общими правилами рыночной конкуренции. Госпожа Джолдыбаева указывает, что при доработке законопроекта «не была учтена позиция департамента о необходимости исключения вероятности того, что при закреплении за спецсубъектами статуса некредитных финансовых организаций, их деятельность будет регулироваться в соответствии с правилами регулирования финансовых рынков, что, в свою очередь, исключит возможность применения к ним мер за нарушение общих правил конкуренции». Тезисы ЕЭК были встречены российскими финансовыми властями с удивлением: по их информации, в Армении и Беларуси лизинговые компании уже являются финансовыми организациями, регулированием лизинговой деятельности занимаются местные центральные банки, и почему ЕЭК «закрывала глаза» на других членов ЕАЭС и ставила Россию в неравное положение до нынешнего момента остается непонятным.

Рынок торопится реагировать

Косметический характер корректировки законопроекта, который и прежде не вызывал восторга у отечественных лизинговых компаний, а также появление неожиданного союзника в деле затягивания реформы в лице ЕЭК, предоставили участникам рынка новый повод заявить о своем несогласии с реформой.

В итоговой резолюции июньского съезда членов «Объединенной лизинговой ассоциации» (ОЛА, входит 92 организации) говорится, что изменения, внесенные в текст законопроекта, существенно меняют первоначальную концепцию, не способствуют развитию рынка и ухудшают положение его участников.

Прежде всего, члены ОЛА указывают на неопределенность критериев отнесения лизинговых компаний к «спецсубъектам», отсутствие однозначного определения, в каких именно случаях лизинговая компания должна получать такой статус, и в каких случаях этот статус у нее прекращается, а также отсутствие определения термина «индивидуальные меры господдержки».

Кроме того, лизинговые компании отмечают пробелы в законопроекте, связанные с применением механизма ускоренной амортизации предметов лизинга. Как и в ЕЭК, члены ОЛА увидели, что теперь повышающие коэффициенты к амортизации имущества смогут применять только спецсубъекты, входящие в реестр ЦБ.

В то же время, конечным получателем такой льготы является лизингополучатель, причем сегодня это право закреплено для всех лизинговых сделок без исключения. В результате, те лизинговые компании, которые не захотят «прописаться» в реестр, не смогут предоставлять лизингополучателям данные льготы.

«Это приведет к существенной неопределенности использования договоров лизинга и сокращению объема лизинговых операций, — говорится в резолюции Съезда ОЛА.

— Выборочное предоставление льгот, зависимость права на применение коэффициента ускоренной амортизации от ряда событий, о которых лизингодатели и лизингополучатели не могут быть своевременно уведомлены, приведут к хаосу на рынке лизинга и многочисленным судебным спорам как между сторонами договора, так и между ними и контролирующими органами».

Члены ОЛА указывают, что с 1 января 2022 года все компании перейдут на новые стандарты учета лизинговых операций, в соответствии с которыми ускоренную амортизацию будет применять сам лизингополучатель, а потому право на применение этого налогового механизма подлежит исключению из мер господдержки лизинга. Таковой она и не является по сути, считают в ОЛА, ссылаясь на разъяснения Минфина о том, что эта мера направлена на поддержку предприятий реального сектора для развития новых технологий и материально-технической базы.

Затратная господдержка

Между тем, и к базовым принципам реформы лизинга, которые остались в законопроекте в неизменном виде, члены ОЛА сохранили прежние претензии. Они считают абсолютно нецелесообразным придание лизинговым компаниям статуса некредитных финансовых организаций и связанный с этим перевод их бухгалтерского учета единый план счетов ЦБ РФ.

Компании, решившие участвовать в программах господдержки, понесут существенные затраты на замену существующих учетных систем, а в случае исключения из реестра им потребуется обратный переход на федеральные стандарты бухучета.

«Такая процедура не описана в российской практике и приведет к повторным расходам по изменению учетных систем компаний», — отмечается в резолюции ОЛА. В документе приводятся оценки затрат по переходу на новые правила учета: от 17% прибыли для крупнейших компаний, и до двукратной годовой чистой прибыли для небольших лизингодателей.

Впрочем, в ЦБ опираются на другие прогнозы: проведенный анализ статистики расходов на переход в новую систему учета других финансовых организаций показал, что они составляют менее 0,5% выручки сектора, причем большая их часть приходится на крупнейшие компании.

Кроме того, ссылаясь на приказ Минфина России от 16 октября 2018 года, члены ОЛА указывают, что с 2022 года будут введены в действие новые правила бухучета, которые будут полностью синхронизированы с МСФО, в том числе в части учета сделок по аренде и лизингу.

Новые правила будут максимально соответствовать всем возможным критериям прозрачности для контролирующих органов, а потому перевод на новые правила отчетности для лизинговых компаний не требуются в принципе.

Да и в целом уровень контроля и прозрачности рынка лизинга в России очень высок, считают члены ОЛА, учитывая обязательную отчетность по каждой лизинговой сделке в Росфинмониторинг и «Федресурс», а также прямой контроль государства за лизинговыми компаниями с преобладающим госучастием в капитале, которые сегодня занимают свыше 72% отечественного рынка.

Воспользовавшись случаем, лизинговые компании из ОЛА подвергли критике и поправки в Гражданский кодекс РФ, согласно которым лизинг должен признаваться финансовой деятельностью, а не арендной, как это есть сейчас. «Во избежание дестабилизации лизинговой отрасли просим обеспечить минимальное изменение частно-правового регулирования лизинговой деятельности, избежав внесения изменений в ГК РФ», — говорится в резолюции июньского съезда ассоциации.

Проблема регулятора

Финальным пунктом решений съезда в резолюции обозначена совершенно новая идея – «обратиться в Министерство Финансов Российской федерации с просьбой рассмотреть возможность изменения предполагаемого регулятора на Минфин РФ».

Причины такого предложения, а также обоснования преимуществ замены органа регулирования с ЦБ на Минфин в документе не представлены.

По информации FedLeasing.

ru, ряд крупных лизинговых госкомпаний подготовили собственный «альтернативный» законопроект о реформе отрасли, согласно которому основные полномочия по регулированию текущей деятельности лизинговых компаний должны быть переданы саморегулируемой организации, а вопросы надзора за средствами господдержки следует переложить на некий полномочный орган исполнительной власти, но только не на Центральный банк. Этот законопроект уже был представлен инициативной группой в Минфине, но согласия министерства, в том числе взять на себя полномочия регулятора лизинговой отрасли, челобитчики не получили. Тем не менее, у них остается возможность внести свои предложения на рассмотрение парламента через дружественных депутатов, имеющих право законодательной инициативы, а в случае отказа Минфина от полномочий надзорного органа, по данным источников на рынке, в такой роли рассматривается Минпромторг РФ.

Советник первого заместителя председателя Банка России Сергей Моисеев, ранее выступавший с разъяснениями в отношении предлагаемых реформ, не стал подробно комментировать нынешние инициативы лизинговых компаний и ход обсуждения законопроекта в Госдуме.

Он лишь заявил FedLeasing.ru, что «работа над законопроектом продолжается, поручение никто не отменял», а потому Минфин и ЦБ продолжат работу по его продвижению в парламенте.

Источник: http://fedleasing.ru/articles/reforma/reforma_lizinga_pogruzilas_v_kuluarnuyu_borbu/

Реформа регулирования лизингового рынка: по новым правилам

До конца 2017 года ожидается принятие закона о регулировании лизинговых компаний. Основные преобразования начнутся с 2018 года и будут направлены на улучшение качества риск-менеджмента и операционной среды лизинговых компаний.

Введение регулирования, переход на новые стандарты отчетности и единый план счетов могут позитивно отразиться на транспарентности рынка, что повысит доверие инвесторов и улучшит условия привлечения средств для отрасли.

Достижение целей реформы с высокой вероятностью окажет позитивное влияние на объемы лизингового рынка и, как следствие, сделает лизинг одним из драйверов экономического роста в 2020-е годы.

Однако эффективность реформы во многом будет зависеть от синхронности нововведений, а также уровня взаимодействия регулятора с лизинговыми компаниями.

Ключевым вызовом для лизинговых компаний в ближайшие годы станет введение регулятивного надзора в рамках реформирования отрасли. Главные направления реформы будут связаны с повышением транспарентности рынка и введением требований по контролю рисков лизинговых компаний.

В рамках реформы планируется решить проблему осуществления инкассовых поручений, снизить правовые и кредитные риски лизингодателей.

В ближайшие годы основными нововведениями будут появление СРО, получение компаниями статуса некредитной финансовой организации, создание государственного реестра лизинговых компаний, совершенствование нормативно-правовой базы, переход с 2019 года компаний на отчетность по МСФО.

Следующим этапом с 2020 года может стать введение Банком России пруденциальных нормативов для крупных игроков лизингового рынка. Стоит отметить, что с подобными регулятивными новациями ранее столкнулись лизингодатели из Китая, занимающего второе место в мире по объему лизингового рынка по итогам 2016 года.

Лишь у 5% участников анкетирования капитал не удовлетворяет минимальным требованиям по величине собственных средств в 20 млн рублей.

Подготавливаемые изменения в ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» должны разделить лизинговые компании на три класса в зависимости от их специализации с установлением дифференцированных требований по размеру собственных средств.

Для универсальных лизинговых компании минимальная величина капитала составит 70 млн рублей, для компаний, специализирующихся на сделках с МСБ, – 20 млн рублей, для специализированных (по сути SPV) – 1 млн рублей.

Согласно бухгалтерской отчетности лизингодателей, подавляющее большинство компаний превышает минимальные требования. Однако регулятивный капитал будет определяться по разрабатываемой методике Банка России, что затрудняет оценку влияния данного требования на лизинговый рынок в целом.

Реформа лизинговой отрасли окажет поддержку объемам нового бизнеса, а при достижении поставленных целей способна сделать лизинг одним из драйверов экономического роста.

Решение традиционных проблем лизингового рынка, связанных с процедурами изъятия имущества и взаимодействия с ФНС, в рамках реформирования отрасли может оказать поддержку объемам нового бизнеса.

Одной из ключевых задач реформы будет повышение диверсификации пассивной базы лизинговых компаний, в том числе за счет интенсивного использования оптового фондирования и секьюритизации активов. Реализация запланированных нормативно-правовых изменений может позволить потребительскому лизингу стать драйвером рынка в 2020-х годах.

Читайте также:  Эскроу-счета застройщика в долевом строительстве

Вместе с тем при отсутствии комплексного и согласованного подхода к решению главных проблем отрасли реформа сопряжена с рисками ухудшения операционной деятельности лизингодателей. Однако агентство оценивает данные риски как невысокие, так как регулятор поддерживает постоянный диалог с участниками рынка.

Источник: https://raexpert.ru/researches/leasing/reforma_2016

В госдуме обсудили реформу рынка лизинга

8 декабря в Госдуме состоялся организованный Комитетом по финансовому рынку «круглый стол» на тему: «Реформа рынка лизинга». В мероприятие приняли участие представители Банка России и профессионального сообщества.

Открывая дискуссию, председатель Комитета Анатолий Аксаков вспомнил, как велась работа над законом «О финансовой аренде (лизинге)», принятом в 1998 году. Этот документ, по мнению депутата, помог фактически с нуля сформировать рынок, который стал одиннадцатым в мире и вторым среди развивающихся экономик.

Но в настоящее время этот рынок столкнулся с определенными пределами, препятствиями, в том числе – правовыми. Поэтому встает вопрос о структурной перестройке рынка, обобщения сформировавшихся за годы работы закона практик, приведения нормативных актов в соответствие с требованиями времени.

Это особенно важно в условия проявления кризисных явлений в экономике, когда банки неохотно инвестируют долгосрочные проекты. Лизинг, уверен А.

Аксаков, может стать мощным стать мощным драйвером роста экономики, задать импульс активизации кредитования реального сектора, и если бы Банк России взял эту сферу под своё крыло, польза была бы несомненная.

Подготовленные Центробанком предложения по реформе лизингового рынка представил директор Департамента финансовой стабильности Сергей Моисеев. Реформа, реализацию которой предполагается начать уже в следующем году, направлена на то, чтобы оформить рынок лизинга таким, чтобы инвесторы признавали его цивилизованным, профессиональным, транспарентным и нерискованным.

Первым шагом должно стать изменение рамочного регулирования.

Это предполагает создание реестра лизинговых компаний, для чего необходимо законодательно определить, какая компания может называться лизинговой, какие права и обязанности она в связи с этим приобретает.

Далее участники рынка создают систему саморегулирования. Последний, важнейший, шаг на этом этапе – переход лизинговых компаний на международные стандарты финансовой отчетности.

Второй этап связан с переходом от модели аренды, модели продажи активов к модели обеспеченного финансирования.

Здесь особо важную роль призвано сыграть усиление защиты имущественных прав, эту задачу должны решить изменения в Гражданский кодекс.

Эти поправки, по мнению представителя ЦБ, важны не менее, чем изменения в собственно лизинговое законодательство и будут вноситься одновременно с ними.

На третьем этапе произойдут изменения в налоговое законодательство и систему бухучета.

Предлагаемые изменения призваны учесть особенности лизингового рынка, участники которого — профессиональные посредники с характерными для этой деятельности рисками.

Особое значение придается налоговой нейтральности реформы, то есть необходимо избегать как увеличения нагрузки на бизнес, так и потерь доходов федерального бюджета.

Эти мероприятия будут осуществляться с разной скоростью, но законопроекты о саморегулировании планируются внести в Госдуму уже весной, и важно, отметил эксперт, принять их в весеннюю сессию, чтобы потом без проблем провести реформу бухучета, перейти на новые стандарты МСФО.

Предлагаемая реформа – структурная, подчеркнул С.Моисеев, она не создает новых административных барьеров, ее конечная цель снижение стоимости лизинга для предприятий, улучшение бизнес-климата, создание прозрачного и понятного для инвесторов рынка.

Выступавшие в дальнейшем представители профессионального сообщества заявили об идеологической поддержке предлагаемой реформы и выражали благодарность Банку России за готовность стать куратором этих изменений.

Выступавшие обращали внимание на то, что к применению многих из предлагаемых реформой мер значительное число компаний уже пришли на основе своего делового опыта. Участники особенно подчеркивали важность продуманных и синхронизированных изменениях в законодательство, принципиальность перехода на МСФО.

Также выступавшие обращали внимание на необходимость определить, как может использоваться информация, содержащаяся в реестрах, на важность уточнения особенностей применения МСФО в этой сфере.

Кроме того, участники обсуждения замечали, что на лизинговом рынке действуют как крупные, так и небольшие компании, что также необходимо учесть при разработке нормативного регулирования этой сферы, особенно при утверждении требований к капиталу компаний.

Источник: http://duma.gov.ru/news/12912/

Подготовлен законопроект о регулировании лизинговых компаний

Минфин РФ выложил на regulation.gov.ru законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования лизинговых компаний». Публичное обсуждение проекта проводится в период с 27 марта по 21 апреля 2017 года.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что российский рынок лизинга, по данным международного исследования White Clarke Group Global Leasing Report (2016), занимает 11-е место по объему лизингового портфеля и второе после Китая среди стран с формирующимися рынками. При этом российский лизинговый сектор, несмотря на зрелую стадию развития, сталкивается с рядом проблем, которые препятствуют дальнейшему развитию лизинга, констатируют в Минфине.

Как отмечается, прежде всего это «отсутствие регулирования в отношении лизинговых компаний и их низкая информационная прозрачность, которые приводят к увеличению системных рисков лизинговой деятельности по мере роста лизингового рынка».

«К числу наиболее важных проблем относится отсутствие унификации учета и отчетности с МСФО, недостаточная защита имущественных прав лизингодателей, высокие операционные издержки.

Отдельную проблему составляют слабо развитые системы риск-менеджмента и корпоративного управления, что в 2014—2016 годах привело к ухудшению финансового положения некоторых крупных лизингодателей.

Проблемы отдельных компаний привели к росту стоимости заемных средств для остальных лизингодателей и, как следствие, завышению стоимости лизинга для нефинансового сектора экономики», — заявляют в Минфине.

Как рассказали в Банке России, который участвовал в подготовке документа, согласно законопроекту право осуществления лизинговой деятельности получат лизинговые компании, банки, микрокредитные компании и иностранные юридические лица.

Лизинговые компании, которые созданы в форме хозяйственных обществ и сведения о которых внесены в реестр субъектов лизинговой деятельности, получат статус некредитных финансовых организаций.

«Внесение Банком России сведений о компаниях в реестр субъектов лизинговой деятельности позволит определить периметр лизингового рынка, за которым планируется сохранить экономические преимущества, связанные с финансированием в форме лизинга», — говорится в комментарии ЦБ.

Предполагается установить минимальный размер собственных средств лизинговых компаний на уровне 70 млн или 20 млн рублей в зависимости от масштабов их деятельности.

Как уточняется в пояснительной записке Минфина, порог по размеру собственных средств в 70 млн рублей устанавливается в отношении лизинговых компаний с балансовой стоимостью активов 500 млн рублей и более, порог в 20 млн — для компаний с балансовой стоимостью активов менее 500 млн. Эти требования должны вступить в силу с 1 января 2020 года, следует из текста законопроекта.

Предусмотрен переходный период для приведения лизинговыми компаниями размера собственных средств до указанных уровней. Так, для определенных выше крупных компаний порог составит 30 млн рублей с 1 января 2018 года и 50 млн с 1 января 2019-го, а для компаний с активами менее 500 млн рублей — 10 млн и 15 млн соответственно.

Также сообщается, что лизинговым компаниям предстоит перейти к финансовому учету и отчетности для некредитных финансовых организаций, гармонизированным с международными стандартами.

Их финансовая отчетность будет подлежать обязательному ежегодному аудиту.

«В целом изменения в учете и отчетности повысят транспарентность участников рынка и позволят укрепить к ним доверие со стороны кредиторов и инвесторов, а также сформировать статистику рынка лизинга», — рассчитывает регулятор.

Из текста законопроекта в числе прочего следует, что лизинговые компании обязательно должны будут иметь слово «лизинг» в своем наименовании, а иные хозяйственные общества, напротив, не вправе будут использовать в названиях это слово, сочетания с ним и производные от него.

Как и на других финансовых рынках, для лизинговых компаний будет введено саморегулирование. Это, как считают авторы законопроекта, позволит частично унифицировать лизинговую деятельность, а также снизить риски лизингодателей за счет внедрения минимальных стандартов управления рисками и внутреннего контроля.

«Таким образом, законопроект, подготовленный в рамках реформы рынка лизинга, призван сформировать прозрачную и полноценную нормативно-правовую основу деятельности лизингодателей. Реформа позволит повысить прозрачность лизинговой деятельности, что должно способствовать снижению премии за риск на лизинговые компании», — говорится в комментарии ЦБ.

Уточняется, что внедрение законодательных новаций предусматривает продолжительный переходный период. Министерством финансов совместно с Банком России согласован план совместных действий на 2017—2018 годы, который призван обеспечить комплексность и синхронизацию шагов по реализации реформы. Ожидается, что представленный законопроект будет принят до конца 2017 года.

Источник: https://www.banki.ru/news/lenta/?id=9635554

Подготовлен законопроект о регулировании лизинговых компаний

Минфин РФ выложил на regulation.gov.ru законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования лизинговых компаний». Публичное обсуждение проекта проводится в период с 27 марта по 21 апреля 2017 года.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что российский рынок лизинга, по данным международного исследования White Clarke Group Global Leasing Report (2016), занимает 11-е место по объему лизингового портфеля и второе после Китая среди стран с формирующимися рынками.

При этом российский лизинговый сектор, несмотря на зрелую стадию развития, сталкивается с рядом проблем, которые препятствуют дальнейшему развитию лизинга, констатируют в Минфине.

Как отмечается, прежде всего это «отсутствие регулирования в отношении лизинговых компаний и их низкая информационная прозрачность, которые приводят к увеличению системных рисков лизинговой деятельности по мере роста лизингового рынка».

«К числу наиболее важных проблем относится отсутствие унификации учета и отчетности с МСФО, недостаточная защита имущественных прав лизингодателей, высокие операционные издержки. Отдельную проблему составляют слабо развитые системы риск-менеджмента и корпоративного управления, что в 2014—2016 годах привело к ухудшению финансового положения некоторых крупных лизингодателей. Проблемы отдельных компаний привели к росту стоимости заемных средств для остальных лизингодателей и, как следствие, завышению стоимости лизинга для нефинансового сектора экономики», — заявляют в Минфине.

Как рассказали в Банке России, который участвовал в подготовке документа, согласно законопроекту право осуществления лизинговой деятельности получат лизинговые компании, банки, микрокредитные компании и иностранные юридические лица. Лизинговые компании, которые созданы в форме хозяйственных обществ и сведения о которых внесены в реестр субъектов лизинговой деятельности, получат статус некредитных финансовых организаций. «Внесение Банком России сведений о компаниях в реестр субъектов лизинговой деятельности позволит определить периметр лизингового рынка, за которым планируется сохранить экономические преимущества, связанные с финансированием в форме лизинга», — говорится в комментарии ЦБ.

Предполагается установить минимальный размер собственных средств лизинговых компаний на уровне 70 млн или 20 млн рублей в зависимости от масштабов их деятельности.

Как уточняется в пояснительной записке Минфина, порог по размеру собственных средств в 70 млн рублей устанавливается в отношении лизинговых компаний с балансовой стоимостью активов 500 млн рублей и более, порог в 20 млн — для компаний с балансовой стоимостью активов менее 500 млн Эти требования должны вступить в силу с 1 января 2020 года, следует из текста законопроекта.

Предусмотрен переходный период для приведения лизинговыми компаниями размера собственных средств до указанных уровней. Так, для определенных выше крупных компаний порог составит 30 млн рублей с 1 января 2018 года и 50 млн с 1 января 2019-го, а для компаний с активами менее 500 млн рублей — 10 млн и 15 млн соответственно.

Также сообщается, что лизинговым компаниям предстоит перейти к финансовому учету и отчетности для некредитных финансовых организаций, гармонизированным с международными стандартами.

Их финансовая отчетность будет подлежать обязательному ежегодному аудиту.

«В целом изменения в учете и отчетности повысят транспарентность участников рынка и позволят укрепить к ним доверие со стороны кредиторов и инвесторов, а также сформировать статистику рынка лизинга», — рассчитывает регулятор.

Из текста законопроекта в числе прочего следует, что лизинговые компании обязательно должны будут иметь слово «лизинг» в своем наименовании, а иные хозяйственные общества, напротив, не вправе будут использовать в названиях это слово, сочетания с ним и производные от него.

Как и на других финансовых рынках, для лизинговых компаний будет введено саморегулирование. Это, как считают автора законопроекта, позволит частично унифицировать лизинговую деятельность, а также снизить риски лизингодателей за счет внедрения минимальных стандартов управления рисками и внутреннего контроля.

«Таким образом, законопроект, подготовленный в рамках реформы рынка лизинга, призван сформировать прозрачную и полноценную нормативно-правовую основу деятельности лизингодателей. Реформа позволит повысить прозрачность лизинговой деятельности, что должно способствовать снижению премии за риск на лизинговые компании», — говорится в комментарии ЦБ.

Уточняется, что внедрение законодательных новаций предусматривает продолжительный переходный период. Министерством финансов совместно с Банком России согласован план совместных действий на 2017—2018 годы, который призван обеспечить комплексность и синхронизацию шагов по реализации реформы. Ожидается, что представленный законопроект будет принят до конца 2017 года.

Источник: https://finance.rambler.ru/economics/36447466-podgotovlen-zakonoproekt-o-regulirovanii-lizingovyh-kompaniy/

Ссылка на основную публикацию