Концепция регулирования рынка юридической помощи

Концепция регулирования рынка юридической помощи

«Те, кто не ведает дальних дум, не избегнет близких огорчений», «Хочешь изменить мир — начни с себя» (Конфуций)

«Необходимо понимать каждому соотечественнику и каждой соотечественницы, что регулирование института юридической помощи прежде всего касается каждого нашего гражданина и в целом всего нашего гражданского общества, а не только каждого нашего юриста, качество профессиональной трудовой деятельности которых является прямым отражением состояния правовых систем государства в нашей стране»

Напомним, что наше общественное объединение потребителей при осуществлении своей общественной деятельности в сфере правового просвещения по направлению защиты потребителей и добросовестной конкуренции в конструктивном взаимодействии с отдельными государственными органами и органами местного самоуправления во исполнение Указа Президента РФ от 4 мая 2011 года «Об утверждении государственной политики в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан» и Указа Президента РФ от 20 ноября 2013 года «Об утверждении концепции общественной безопасности» реализует авторскую социальную программу (Новость от 13 января 2014 года. Утверждение актуальной социальной программы общественного объединения потребителей), конечной целью которой является реализация актуального для нашей страны социального проекта «Регулирование правового представительства и правовой защиты — института правовой (юридической) помощи», информация о котором для всенародного (всеобщего) ознакомления и обсуждения размещена на главной странице сайта нашего общественного объединения потребителей.

  • Важно учесть, что от состояния правовых систем государства в нашей стране и в особенности от системы регулирования правового представительства и правовой защиты (института независимой юридической помощи) напрямую будет зависеть экономическое и политическое состояние всей нашей страны, а значит благополучие и благосостояние всех наших соотечественников и соотечественниц — нас самих, наших детей, внуков, правнуков…
  • Необходимо осознать, что институт независимой юридической помощи — деятельность юридических представителей и правовых защитников (правозащитников) с правовыми технологиями и правозащитними концепциями, при помощи которых они действуют, являются основой и зеркалом правовой системы любой цивилизованной страны в мире, поэтому любая малейшая ошибка при проведении этой реформы может привести к необратимым негативным последствиям для всей нашей экономики и для каждого отечественного потребителя в отдельности.
  • пунктом 29 КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, утвержденной Указом Президента РФ от 20 ноября 2013 года, установлено, что реализация настоящей Концепции предполагает совершенствование законодательства в части, касающейся профилактики правонарушений,  прохождения правоохранительной службы…
  • Поскольку в соответствии с поправками в государственную программа «Юстиция» соответствующий законопроект должен был быть подготовлен к 31 декабря 2017 года, то отдельные лоббисты, руководствуясь западной концепцией управления «разделяй, стравливай, да властвуй«, вновь в очередной раз потребовали от Правительства РФ введения так называемой «адвокатской монополии», не задумываясь при этом о социально-экономическом развитии и обеспечении общественной безопасности нашей страны, то есть в Правительство РФ была внесена концепция регулирования рынка квалифицированной юридической помощи, согласно которой адвокатский статус для оказания юридических услуг будут обязаны получить почти все юристы, за исключением – чиновников, корпоративных юристов, патентных поверенных и нотариусов, последние из которых в силу рода своей профессиональной трудовой деятельности выполняют публичные функции от имени государства и поэтому в силу логики все же было бы уместно рассмотреть вопрос об освобождении от обязанности предоставлять независимую юридическую помощь участникам гражданских и публичных правоотношений.
  • В результате чего Правительству РФ вопреки народной мудрости — «Находя корень — пробуждаем мир, ища различия — сеем раздор» вновь очередной раз предлагается разделить профессиональных поверенных в лице квалифицированных юристов на «адвокатов» и «юрисконсультов — корпоративных юристов», сохранив при этом за нотариусами функцию оказания юридической помощи (юридических услуг), что вызвало негативную реакцию большинства членов нашего гражданского общества и очень многих сознательных участников юридического сообщества, поскольку это, безусловно, навредит принципу независимости юридической деятельности в сфере предоставления юридической помощи и негативно отразится на уровне гражданского правосознания соответствующих специалистов в области права, что рано или поздно приведет к различным формам злоупотреблений, которые негативно отразятся на уровне добросовестной конкуренции на рынке юридического труда, как следствие, все это существенно ограничит право субъектов права и управления на независимую юридическую помощь.
  • Кроме этого, обращает на себя внимание тот факт, что авторы этой концепции рассматривают институт квалифицированной юридической помощи в качестве рынка в то время, когда любая профессия в силу логики и здравого смысла должна рассматриваться только в  качестве института, так как только в таком случае у гражданского общества и государства в любой стране мира всегда будет благоприятная почва и среда для социально-экономического развития и обеспечения общественной безопасности!

Применительно к позиции лоббистов «адвокатской монополии» следует напомнить о некоторых цитатах — «Единение — процесс осознания общности интересов и путь к национальному самосознанию, единство — столпотворение у кормушки, нет кормушки — не и творения», «Одно и тоже событие, явление, факт в разных концепциях (применительно к жизни человеческого общества) может иметь разные оценки, вплоть до противоположных. То, что поддерживается и поощряется в одной концепции может расцениваться как тягчайшее преступление в другой концепции. Цели развития, понятие прогресса также оказываются разными. Представьте себе, для примера, законы, обычаи, нравы в государстве, живущем по принципу — «После нас хоть потоп», а потом сопоставьте с концептуально иной государственностью — «Сохраним все для наших потомков«

Практика показала, что адвокатская модель регулирования института юридической помощи не оправдала себя, поскольку является чужеродной для нашего гражданского общества и нашего профессионального юридического сообщества, она не отвечает в целом интересам всей нашей уникальной Великой Цивилизации, реально препятствуя социально-экономическому развитию и представляя угрозу общественной безопасности всей нашей страны.

Но, к сожалению, в нашей стране большинство квалифицированных юристов независимо от рода деятельности, статуса или занимаемой должности до сих пор не владеют информацией, что при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям функционирует Социальная сеть для юристов ЗАКОН.РУ, где самой обсуждаемой и критикуемой темой является введение «адвокатской монополии».

Для любого юриста независимо от рода деятельности и правового статуса или же занимаемой должности эта социальная сеть является площадкой, на которой возможно обсуждать идеи и предлагать профессиональные решения по тем или иным юридически значимым вопросам, находить единомышленников или же соратников либо совместными усилиями добиваться законодательного признания тех или иных гражданских прав или совестными усилиями отстаивать те или иные права и законные интересы граждан и (или) организаций (предприятий), предлагать с учетом международного и конституционного права на квалифицированную юридическую помощь меры по совершенствованию законодательства и сложившейся правоприменительной практики, развитию возможностей судебной защиты («Юридическое сообщество способно перейти к конструктивной критике с конкретными предложениями»).

Мало кому известно, что 19 декабря 2015 года правоведом Константином Александровичем Дождевым в городе курорте Пятигорск был проведен пикет в знак протеста против планов введения «адвокатской монополии», что стало первой публичной акцией, целью которой было привлечь внимание к существенным недостаткам предложенной концепции регулирования рынка юридической помощи и необходимости в этой связи ее публичного обсуждения (Новость от 19 декабря 2015 года. Аргументы и факты против «адвокатской монополии». Социальная сеть для юристов и о том, в каком отечественном регионе состоялся пикет против планов введения «адвокатской монополии») — Смотреть обращение к Главе государства Владимиру Владимировичу Путину в разделе Видеопубликации сайта нашего общественного объединения потребителей.

Вместе с этим, с учетом этого события 23 декабря 2015 года уполномоченный по правовому контролю нашего общественного объединения потребителей счел своим общественным (гражданским) и профессиональным долгом принять участие в Межрегиональном съезде лучших инновационных предприятий и организаций России (Новость от 23 декабря 2015 года. Аргументы и факты против «адвокатской монополии». В Москве состоялся Межрегиональный съезд лучших инновационных предприятий и организаций России), конечной целью которого стало формирование итоговой резолюции, направленной на внедрение антикризисных мер современной экономики, где им ему удалось внести предложения для формирования итоговой резолюции, направленной на внедрение антикризисных мер современной экономики, и, более того, 27 декабря 2015 года по инициативе правоведа Вадима Валерьевича Лютенкова в городе Ярославль состоялся митинг за публичное обсуждение Концепции «Регулирования рынка квалифицированной юридической помощи» (Новость от 27 декабря 2015 года. Аргументы и факты против «адвокатской монополии». В городе Ярославль проведен митинг за публичное обсуждение положений «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи»)

  1. Эта тема касается не только каждого нашего гражданина, но и каждого нашего юриста независимо от рода деятельности и правового статуса или занимаемой должности, так как сегодня практикующий юрист может осуществлять свою деятельность в государственных органах или органах местного самоуправления, а завтра — решит уйти в «отставку» и пожелает стать профессиональным участником рынка квалифицированной юридической помощи — и от того, какие на этом рынке ТРУДА условия принятия, пребывания и исключения будут существовать напрямую будет зависеть судьба того или иного «отставника» и членов их семей.
  2. Поскольку от правовой защищенности профессиональных юристов напрямую зависит благополучие и судьба всей нашей страны и всего нашего гражданского общества, то не трудно догадаться к каким последствиям может привести введение так называемой «адвокатской монополии», в частности — «адвокатская монополия» в дальнейшем негативно отразится на доступности юридических услуг широким слоям населения и на состоянии трудовой занятости самих специалистов в области права, что в значительной степени снизит уровень правосознания и профессионализма не только всех наших сограждан, но и самих наших отечественных специалистов.
  3. Необходимо обратить внимание на статистику в США, где вы обнаружите, что профессиональных представителей в лице специалистов в области права (квалифицированных юристов) там на душу населения гораздо больше, чем в нашей стране, а с учетом важности для общества и государства института независимой юридической помощи во многих странах Европы в целях обеспечения трудовой занятости юристов даже применяются специальные законы, исполнение которых нередко финансируется за счет бюджета либо которые не позволяют «обойти» институт независимой юридической помощи при совершении юридически значимых действий и сделок.
  4. Важно понять каждому, что институт юридической помощи должен рассматриваться прежде всего в качестве рынка труда для граждан, но если к этому рынку будет иной подход, то это негативно отразится на занятости, профессиональном уровне и уровне гражданского правосознания юристов, соответственно, на уровне социально-экономического развития и обеспечении общественной безопасности во всей нашей стране.
  5. Правительство РФ в лице Дмитрия Анатольевича Медведева не оставило без особого внимания эту важную концепцию и обеспокоенность участников юридического сообщества относительно желания отдельных лоббистов ввести «адвокатскую монополию» на территории, находящейся под юрисдикцией Российской Федерации, в итоге вызывающая активные споры в юридическом сообществе предложенная концепци регулирования рынка квалифицированной юридической помощи была возвращена на доработку, что относительно дальнейшего развития института юридической помощи в нашей стране ко всему прочему вселило позитивную уверенность заместителю Министра Юстиции РФ Юрию Сергеевичу Любимову, который заявил, что «Работа над проектом концепции будет продолжена, сейчас мы стоим на пороге больших изменений в профессии, у нас появился шанс направить ситуацию в нормальное русло, как во всех развитых странах», подчеркнув, что «Реформа будет успешной, если никто из участников рынка юридических услуг не будет чувствовать себя обделенным«.
  6. Выражаем Правительству РФ признательность и благодарность за внимательное отношение к состоянию правовых систем государства в нашей стране, понимание важности разумного регулирования правового представительства и правовой защиты (ИНСТИТУТА независимой юридической помощи) в интересах социально-экономического развития и обеспечения общественной безопасности всей нашей страны, благополучия нашего Великого Отечества для будущих поколений всего нашего гражданского общества.

Источник: https://xn--90ahkubebjrz.xn--p1acf/koncepciya-regulirovaniya-rynka-kvalificirovannoj-yuridicheskoj-pomoshhi-vozvrashhena-na-dorabotku/

Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи

Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи существует пока в виде проекта, который широко обсуждается юридической общественностью. На ее содержание и порядок реализации может повлиять принятие рассматриваемых Госдумой законопроектов. Вся информация есть в нашей статье.

Проект концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи

Реформирование рынка юридических услуг, которое обсуждается уже много лет, преследует цель упорядочить данный рынок, только одна часть которого — адвокатура — имеет четкие правила работы: порядок приобретения статуса, квалификационные и дисциплинарные требования и др. аспекты, урегулированные законом и Кодексом профессиональной этики адвоката (КПЭА) (см. подробнее в статье «Адвокатура в РФ — понятие и функции»). Другая существует при отсутствии какого-либо регулирования.

Читайте также:  Уточнение основания для пересмотра по новым обстоятельствам

Концепция регулирования рынка юридических услуг (рынка профессиональной юридической помощи) (далее — Концепция), проект которой опубликован Минюстом РФ 24.10.2017 для всеобщего обсуждения, состоит из 6 разделов:

  • Общие положения.
  • Современное состояние рынка профессиональной юридической помощи в РФ.
  • Зарубежный опыт регулирования профессиональной юридической помощи.
  • Задачи Концепции и ограничение предмета регулирования.
  • Механизмы реализации Концепции.
  • Этапы реализации реформы и переходные положения.

Концепция предусматривает переход к адвокатской монополии на судебное представительство. Однако общественные объединения юристов, к числу которых относится Ассоциация юристов России (возглавляет П.

Крашенинников, председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству), иначе рассматривают вопрос о повышении качества юридических услуг, в первую очередь судебного представительства. Этому посвящен законопроект П. Крашенинникова.

Аналогичная тема затрагивается и в законопроекте ВС РФ.

Состояние реформы развития рынка юридических услуг на данный момент: законопроекты на рассмотрении

На дальнейший процесс реформирования рынка юруслуг, а также Концепцию, которая еще будет дорабатываться Минюстом, повлияют решения, которые будут приняты законодателями при рассмотрении 2 законопроектов, внесенных в Госдуму:

  • Депутат Госдумы П. Крашенинников в сентябре 2017 года внес на рассмотрение законопроект «Об осуществлении представительства…» № 273154-7, который предполагает введение обязательности российского юридического образования для лиц, представляющих интересы сторон в судопроизводстве, с внесением соответствующих изменений в процессуальные кодексы (см. подробности в сообщении на сайте). Законопроект предложен к 1 чтению, но пока не рассмотрен.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a9fb816256d5c0a078564e5/5ada178c55876b1eddc24e7d

Проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи

  • Опубликован
  • на официальном сайте Министерства юстиции РФ:
  • http://minjust.ru/deyatelnost-v-sfere-advokatury/koncepciya-regulirovaniya-rynka-professionalnoy-yuridicheskoy

I. Общие положения

В соответствии с государственной программой Российской Федерации «Юстиция», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2014 № 312 (далее – государственная программа) (Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, № 18 (ч. III), ст. 2158), приоритетами и целями государственной политики в сфере юстиции в Российской Федерации являются соблюдение прав и основных свобод человека, повышение уровня защиты прав и законных интересов граждан и организаций, улучшение качества исполнения судебных решений, актов иных органов и приговоров. Целью государственной программы является развитие в обществе правовой модели поведения граждан, преодоление правового нигилизма, поддержание устойчивого уважения к закону.

Подпрограммой 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализация прав граждан и организаций» (далее – подпрограмма 1) государственной программы предусмотрено решение следующих задач: упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи, в том числе оказываемой бесплатно, и регулирование рынка оказания квалифицированной юридической помощи (далее – рынок); обеспечение оказания квалифицированной юридической помощи адвокатами, в том числе бесплатно.

В числе мер правового регулирования, необходимых для достижения целей подпрограммы 1, определено совершенствование нормативной правовой базы, в том числе путем принятия федерального закона, направленного на регулирование профессиональной юридической помощи в Российской Федерации, которым будут внесены необходимые изменения в Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре). Также потребуется внесение изменений в процессуальное законодательство, законодательство о государственных и муниципальных закупках и ряд других законодательных актов.

При подготовке Концепции проанализировано актуальное состояние национального рынка юридических услуг; изучен зарубежный опыт правового регулирования данной сферы в различных юрисдикциях; идентифицированы проблемы, возникающие в связи с предоставлением юридических услуг (как у потребителей, так и у консультантов); проведен ретроспективный анализ законодательства, регулирующего данную сферу деятельности; определен комплекс мер по реформированию рынка в целях преодоления его негативных характеристик для повышения качества предоставления квалифицированной юридической помощи и надлежащего обеспечения конституционного права граждан на получение такой помощи.

Настоящая Концепция представляет собой систему взглядов на приоритетные цели, задачи и направления деятельности по реформированию национального рынка юридических услуг.

При подготовке Концепции в Министерстве юстиции Российской Федерации проведен ряд встреч с представителями профессионального юридического сообщества: российскими юридическими компаниями, филиалами, представительствами и дочерними компаниями международных юридических фирм, профильными средствами массовой информации, Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации. Замечания, предложения и комментарии, высказанные в ходе встреч, в целом учтены при разработке Концепции. При ее подготовке принят во внимание зарубежный опыт в сфере регулирования предоставления юридических услуг.

Принятие Концепции обусловлено необходимостью повышения уровня защиты прав и законных интересов граждан и организаций и разрешения проблем, препятствующих эффективной реализации конституционных прав человекаи гражданина на доступ к правосудию.

II. Современное состояние рынка профессиональной юридической  помощи в Российской Федерации

2.1. Основные характеристики

Право на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатной юридической помощи в случаях, предусмотренных законом, гарантировано статьей 48 Конституции Российской Федерации. Вместе с тем в силу ряда причин реализация этого права на сегодняшний день затруднена. В первую очередь это выражается в получении потребителями юридических услуг низкого качества.

До конца 1980-х годов система организации адвокатуры предусматривала наличие одной коллегии адвокатов в каждом регионе. Затем дополнительно начали создаваться и другие коллегии адвокатов, которые также имели право присваивать лицам, имеющим высшее юридическое образование, статус адвоката.

Наряду с этим юридические услуги стали оказывать лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, что привело к формированию группы самостоятельных консультантов, не обладающих адвокатским статусом. Постепенно из последней группы консультантов возникли юридические фирмы.

Одновременно на российском рынке юридических услуг появились филиалы и представительства зарубежных юридических фирм. Таким образом, сфера профессиональной юридической помощи на протяжении более чем 20 лет развивалась стихийно в условиях минимального регулирования.

Подобное развитие рынка юридических услуг привело к тому, что преимуществами свободного регулирования воспользовались как юристы, опережавшие его развитие, чутко реагировавшие на возрастающие потребности в юридической помощи субъектов интенсивно развивающихся экономических отношений, так и те, кого привлекала в нерегулируемом правовом поле возможность избежать какого бы то ни было профессионального и этического контроля.

Согласно статистическим данным объем российского рынка правовых услуг является более чем значительным.

По данным Федеральной службы государственной статистики объем платных услуг населению по разделу «услуги правового характера» в 2014 году составил 88 миллиардов 641 миллион рублей, в 2015 – 96 миллиардов 497 миллиона рублей, в 2016 – 96 миллиардов 49 миллионов рублей.

При этом объем предложения юридических услуг постоянно растет, в том числе за счет увеличения числа его участников со стороны предложения.

Так, по данным, предоставленным Министерством образования и науки Российской Федерации, в 2014 году на бакалаврских программах по направлению «юриспруденция» обучалось 470043 студентов, по программе магистратуры – 26410 студентов; по программе специалитета – 98739 студентов; в 2015 году на бакалаврских программах – 466752 студентов, по программе магистратуры – 41968 студентов; по программе специалитета – 32234 студентов; в 2016 году на бакалаврских программах – 403347 студентов, по программе магистратуры – 59863 студентов; по программе специалитета – 1355 студентов.

По данным Федеральной налоговой службы Российской Федерации по состоянию на конец 2016 года в Едином государственном реестре юридических лиц содержатся сведения о 55376 не прекративших деятельность юридических лицах, указавших в качестве основного вида деятельности деятельность в области права (коды 69.1 и 69.

10 «Деятельность в области права» по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности ОК 029-2014 (КДСЕ ред.2)).

В едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей числится 27206 не прекративших деятельность индивидуальных предпринимателей, указавших в качестве основного вида деятельности деятельность в области права.

По данным Федеральной государственной информационной системы «Учет адвокатов Российской Федерации и адвокатов иностранных государств, осуществляющих деятельность на территории Российской Федерации», эксплуатацию которой осуществляет Министерство юстиции Российской Федерации, по состоянию на 18.10.

2017 в реестре адвокатов субъектов Российской Федерации содержатся сведения о 73127 адвокатах с действующим статусом.

При этом по информации Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в 2016 году в России действовало 2960 коллегий адвокатов, 824 адвокатских бюро, 21823 адвокатских кабинета (не являются юридическими лицами), 199 юридических консультаций.

На основании существующих официальных статистических данных и показателей сделать достоверный вывод о количестве практикующих юристов, предоставляющих юридические услуги неограниченному числу лиц в нерегулируемом сегменте рынка, не представляется возможным.

Имеющиеся немногочисленные исследования по данному вопросу содержат значительные ограничения и также не претендуют на достоверность.

Так, в аналитическом обзоре Европейского университета в Санкт-Петербурге «Рынок юридических услуг в России: что говорит статистика», проведенном в 2016 году, при всей полноте исследования отмечены следующие ограничения, подтверждающие вывод о низком уровне транспарентности рынка: «Собранные данные имеют несколько существенных ограничений.

Во-первых, они позволяют говорить только о количестве юридических организаций, но не о количестве юристов. В статистику юридических лиц не попадают in-house юристы, то есть юрисконсульты, работающие в организациях и на предприятиях (как государственных, так и частных).

Кроме того, данные по количеству сотрудников, работающих в юридических организациях, нельзя считать полностью надежными, так как неизвестно, какую долю из них составляет административный персонал, а также сколько юристов работают по договору оказания услуг (то есть, не числятся в штате). Во-вторых, организация, вставшая на учёт под первичным кодом экономической деятельности 69.10, со временем может переключиться на другой вид услуг, и в базе это не отразится»[1].

Фрагментация рынка профессиональной юридической помощи в Российской Федерации предопределена историческими особенностями его формирования.

Разнообразие организационных форм юридического консультирования связано с тем, что правом предоставления юридических услуг обладает неограниченный круг лиц, к одной части которых применяется ряд специальных требований, а другие находятся в условиях минимального правового регулирования.

2.2. Проблемы рынка профессиональной юридической помощи и недостатки правового регулирования адвокатской деятельности

  1. Сектор юридических услуг в России представлен двумя основными группами участников, разделенных по регуляторному критерию:
  2. 1) адвокаты, оказывающие квалифицированную юридическую помощь в порядке, предусмотренном Законом об адвокатуре;
  3. 2) иные участники рынка, не обладающие адвокатским статусом и предоставляющие юридические услуги неограниченному кругу лиц, в частности:
  4. — юридические лица в форме коммерческих организаций (как правило, общества с ограниченной ответственностью) и индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, основными и дополнительными видами деятельности которых является оказание юридических услуг;
  5. — филиалы и представительства международных юридических фирм;
  6. — юристы, оказывающие правовые услуги в составе некоммерческих организаций и общественных объединений;
  7. — иные лица, основным или дополнительным видом деятельности которых является предоставление юридических услуг.
  8. В качестве отдельной категории следует выделить корпоративных юристов, то есть лиц, осуществляющих профессиональную юридическую деятельность по трудовому договору в составе юридических подразделений (или других структурных подразделений) компаний, а также патентных поверенных, нотариусов, аудиторов, государственных служащих.

Важно отметить, что только адвокатская деятельность имеет установленные Законом об адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката, принятым Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (далее – Кодекс), требования к ее осуществлению. Правила допуска к предоставлению юридических услуг и квалификационные требования для второй группы участников не установлены.

В отчете миссии Международной комиссии юристов за 2015 год отмечено: «Тот факт, что большинство юристов в России действуют за рамками какой-либо системы самоуправления (будь то адвокатура или иная независимая параллельная структура), означает, что российская правовая система во многом полагается на лиц, которые не подчиняются требованиям кодекса этики и дисциплинарной системы. Следовательно, многие люди, которые обращаются к ним, чтобы получить доступ к правосудию, в том числе добиться исправления нарушенных прав человека, не смогут привлечь своих юридических представителей к ответственности, если обнаружат, что они проявляют некомпетентность, халатность или коррумпированность при ведении их дела»[2].

За 2015 и 2016 годы только центральным аппаратом Министерства юстиции Российской Федерации в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 02.05.

2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», было рассмотрено более 1000 жалоб и заявлений граждан, связанных с предоставлением юридических услуг ненадлежащего качества лицами, не обладающими статусом адвоката.

Статистика демонстрирует, что значительное число таких граждан являются малоимущими, пенсионерами, инвалидами, относятся к иным социально незащищенным категориям граждан. Известны случаи, когда для оплаты услуг юристов такие граждане вынуждены были обращаться в кредитные учреждения.

Большинство жалоб содержит информацию о получении юристами денежного вознаграждения с последующим недобросовестным исполнением (или неисполнением) принятых на себя обязательств и отказом возвращать денежные средства.

Анализ обращений показывает, что в ряде случаев при отсутствии оснований для перенаправления таких обращений в правоохранительные органы, единственным доступным способом защиты гражданами своих прав является подача гражданского иска в суд в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Читайте также:  Реестр требований кредиторов при банкротстве

Вместе с тем временный характер осуществления деятельности конкретных юридических лиц, от имени которых оказываются услуги, в совокупности с отсутствием у них какого-либо имущества и иных активов, а также обязательного страхования ответственности перед клиентами сводят к минимуму возможность граждан компенсировать понесенные ими потери.

Источник: https://fparf.ru/documents/draft-regulations/the-draft-concept-for-the-regulation-of-the-market-of-professional-legal-assistance/

Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи: мнение практикующего юриста

В связи с подготовкой проекта Распоряжения Правительства РФ о «Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи» (далее – Концепция по юридической помощи) [4] полагаем целесообразным выразить собственное мнение в качестве практикующего юриста в сфере налоговых правоотношений.

Полагаю, что утверждение концепции изменит профессиональную деятельность многих юристов-консультантов, специализирующихся на определенных направлениях юриспруденции, и не имеющих статуса адвоката.

Согласно мнению Председателя Правительства РФ Д. А.

Медведева, озвученного на VII Петербургском международном юридическом форуме, «мы живём в эпоху так называемого умного права, от которого ждут гибкости, и что будущее правовых институтов и перспективы юридической специальности включают вопросы о пересмотре языка, базовых принципов права, внедрение новых алгоритмов правового регулирования, цифровизации всего правового поля, включая основные понятия, и, в конечном счёте, вопросы искусственного интеллекта в регулировании межчеловеческих коммуникаций (мечта заменить труд юристов искусственным интеллектом. [11]

В Концепции по юридической помощи анализируется состояние рынка профессиональной юридической помощи в Российской Федерации, указываются недостатки правового регулирования адвокатской деятельности, в качестве положительных примеров приводятся результаты зарубежной правоприменительной практики.

Хотелось бы обратить всеобщее внимание на результат, ради достижения которого создана Концепция по юридической помощи.

В заключительной части (6.3. Третий этап реализации Концепции (2020-2022 гг.

)) утверждается, что с 1 января 2023 года представительство во всех судебных инстанциях вправе будут осуществлять только адвокаты, а также лица, указанные в разделе IV Концепции (то есть юристы, осуществляющие профессиональную деятельность по трудовому договору в составе юридических подразделений (иных структурных подразделений) организаций).

Одновременно предусматривается, что с 1 января 2023г. юридическую помощь в Российской Федерации на возмездной основе вправе будут оказывать только адвокаты и адвокатские образования. [11]

Следует отметить, что вопрос ограничения доступа лицами, не имеющими статуса адвоката, к представительству в судах на протяжении длительного периода времени неоднократно пытались решить путем внесения изменений в нормы процессуальных кодексов. Однако эти попытки высшими судебными инстанциями признавались неконституционным и отвергались.

Первая история решения вопроса связана с введением в действие новой редакцией ст. 59 АПК РФ, когда юридическое сообщество увидело ограниченный перечень лиц, которые могли быть представителями в арбитражном процессе. Данное положение АПК РФ Постановлением КС РФ от 16.07.2004г. № 15-П было признано неконституционным, и впоследствии отменено. [5]

В пользу допуска к защите граждан в уголовном процессе иными лицами высказался Конституционный Суд РФ. [6] Хотелось бы обратить внимание, что в соответствии с ч.2 ст.

49 УПК РФ по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Президиум ВАС РФ дал утвердительный ответ на вопрос о том, что адвокаты и иные, оказывающие юридическую помощь лица, не имеющие юридического образования, могут выступать в арбитражном суде представителями граждан. [9]

Следует также отметить, что ВАС РФ взыскание судебных расходов на представителя – не адвоката – решал положительно.

Это решение обосновывалось не статусом представителя, а фактом выплаты вознаграждения и разумностью затребованного размера с учетом оценки объема и сложности выполненной представителем работы; времени, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; продолжительности рассмотрения дела; стоимости оплаты услуг адвокатов по аналогичным делам. [10]

Пленумом Верховного Суда РФ 03 октября 2017г. принято постановление № 30, которым предложено внести в АПК РФ изменения: к категории лиц – заявителей добавлены индивидуальные предприниматели и организации; сохранено право выступать в арбитражном суде иных, оказывающих юридическую помощь лиц, имеющих высшее юридическое образование (пп. 19 ч. 3 ст. 59 АПК РФ в новой редакции). [8]

Практика применения действующего в течение последних 2 лет Кодекса административного судопроизводства РФ подтвердила право иных лиц выступать в качестве представителей в суде по административным делам, при условии, что они обладают полной дееспособностью (не состоят под опекой или попечительством) и имеют высшее юридическое образование (ч. 1 ст. 55 КАС РФ).

При этом КАС РФ уже лишил граждан и индивидуальных предпринимателей права лично вести дело, если сами они не имеют высшего юридического образования. В п.23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016г.

№ 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» указано, что в случае, если лицо, участвующее в деле и не обладающее административной процессуальной дееспособностью, не имеет представителя либо если законный представитель такого лица не вправе вести административные дела в суде по основаниям, предусмотренным законом, суд приостанавливает производство по административному делу и инициирует перед соответствующими органами и лицами вопрос о назначении представителя либо о замене законного представителя (ч.5 ст.58, ч. 2 с. 190 КАС РФ). [7]

Таким образом, область правоотношений в которых гражданин, не имеющий средств на оплату услуг адвоката и не согласный с решениями государственных органов, не сможет реализовать своё конституционное право на обжалование решений и действий государственных органов.

В итоге данной Концепцией созданы предпосылки для безнаказанности госорганов в случае принятия ими незаконных или необоснованных решений при отсутствии у граждан реальной возможности в судебном порядке отстаивать свои права. При этом представители общественных правозащитных организаций, которые далеко не всегда имеют юридическое образование, от участия в делах, рассматриваемых по КАС РФ, фактически отстраняются. 

Анализ собственной практики в качестве действующего юриста показывает, что подавляющее число решений, вынесенных ПФР, ИФНС, которые вполне можно было бы обжаловать с целью уменьшения размера штрафа, пересчета суммы пени в связи с наличием ошибок в указании периодов начисления и т.п. или получить решение в пользу заявителя.

Однако эти решения содержат некрупные суммы (до 15 000 руб.), иногда несоизмеримые со стоимостью услуг представителя, вместе с тем, даже эти суммы для граждан являются существенными. В итоге гражданин вынужден смириться с вынесенным решением госоргана.

При этом несложно предположить последствия этой позиции, учитывая бесконечные ошибки (допускаемые не в пользу гражданина) во взыскательных процедурах.

  • Таким образом, из Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи следуют выводы:
  • — Минюстом России предложен вариант изменения процессуального законодательства РФ через установление ограничений в отношении лиц, имеющих право заниматься юридической практикой, и что не потребует долгих процедур общественного обсуждения проектов законов (по внесению изменений в ГПК РФ, УПК РФ, АПК РФ, КАС РФ);
  • — одновременно будут признаны недействующими все правовые позиции Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, по рассмотренному вопросу;
  • — создаются условия для отсутствия возможностей граждан обжаловать решения и действия (бездействие) государственных органов, что порождает запрет на защиту прав граждан от произвола со стороны государственных органов;
  • — готовится база для сокращения самого правового поля, унифицикации и однотипности ситуаций, по которым потребуется правовая помощь юриста.
  • — разрабатывается усреднённая система оплаты труда правозащитников по стандартным ситуациям, что в итоге может привести к сумме, не превышающей минимальный размер оплаты труда юриста;
  • — прослеживается тенденция поместить рынок юридических услуг в систему сетевого маркетинга, где особенности, сложность и специфика каждого конкретного дела не учитывается.

Полагаю, что данная Концепция не направлена на создание так называемого «умного права», от которого ждут гибкости. Будет ли считаться правонарушением/преступлением, если юридические услуги будут оказывать лица, не имеющие статуса адвоката, не ясно.

Адвокаты же имеют свою специализацию и не осуществляют юридическую помощь по широкому спектру вопросов. Поэтому считаю более разумным способом регулировать деятельность юристов, не имеющих статуса адвоката, путем выдачи Адвокатской палатой им сертификатов на право оказания юридической помощи по своей специализации.

Список литературы:

Источник: https://sibac.info/journal/innovation/76/88352

Минюст уточнил параметры реформы рынка юридических услуг

Иностранным юрфирмам разрешат инвестировать, но не контролировать

Александра Астахова / Ведомости

Будущее юридической профессии стало основной темой международного юридического форума, который в среду начал свою работу в Санкт-Петербурге.

«Роботы наступают на юристов, и каждому из нас придется решать вопрос о собственной профессиональной актуальности», — мрачно предупредил участников форума и. о.

министра юстиции Александр Коновалов, который и сам находится в подвешенном состоянии до намеченного на пятницу объявления нового состава правительства.

Уже переутвержденный в должности премьера Дмитрий Медведев был более оптимистичен, уверенно заявив, что искусственный интеллект не заменит юристов: «Это не работа, это искусство, а искусство заменить нельзя».

Но то, что профессия изменится, — это очевидно, продолжил премьер.

Защита прав человека — одна из главных задач, над решением которой должны работать правоохранительная система и государство в целом, подчеркнул он, анонсируя подготовленный Минюстом проект концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи.

«Мы собирались, обсуждали этот вопрос, в том числе и у меня на совещании. Предлагается в том числе обязать всех юристов соблюдать профессиональные стандарты, нести ответственность за свои действия», — рассказал Медведев.

Реформу юридического рынка, подразумевающую введение адвокатской монополии на представительство в судах, Минюст готовит уже несколько лет.

Но, кажется, этот процесс наконец вышел на финишную прямую: в ближайшее время доработанный в ходе обсуждения с профессиональным и экспертным сообществом проект концепции может быть внесен в правительство, говорит замминистра юстиции Денис Новак.

А до конца этого года, по его расчетам, может стартовать первый этап реформы — он предусматривает изменение организационно-правовых форм деятельности адвокатов и поправки в трудовое законодательство.

На втором этапе Минюст планирует определить уровень доступности юридической помощи и провести соответствующее исследование. И только если его сочтут удовлетворительным, можно будет переходить к третьему этапу — то есть введению адвокатской монополии.

Проект концепции был опубликован в октябре 2017 г., но с тех пор в него уже успели внести некоторые изменения, рассказал Новак.

Так, решено не создавать препятствий для осуществления юридической помощи на безвозмездной основе: предполагается, что бесплатно представлять в суде интересы любого гражданина сможет кто угодно — в этом смысле позиция Минюста даже либеральнее подходов Верховного суда, который настаивает на обязательном наличии у судебного представителя высшего юридического образования. «Мы полагаем, что это не предмет регулирования рынка юридической помощи, поэтому такой подход имеет право быть», — объяснил Новак.

Из проекта концепции решено исключить принцип взаимности как условие допуска к работе на территории России. «Нас не должно волновать, как к нам там относятся, мы выстраиваем равные условия рынка у нас.

Мы полагаем, просто нужно выстроить все условия, на которых все будут работать», — объяснил Новак.

Однако равные условия не предполагают возможности продолжения деятельности филиалов, дочерних компаний и представительств иностранных юрфирм — после реформы учредителями юридических фирм смогут быть только адвокаты.

Рассматривается вариант, при котором лица, не являющиеся адвокатами, смогут выступать в качестве инвесторов юридических фирм — правда, на условиях, исключающих их влияние на существо принимаемых решений. Кроме того, уточняет Новак, иностранные юристы сохранят возможность консультировать по вопросам иностранного законодательства.

По словам управляющего партнера «Пепеляев груп» Сергея Пепеляева, рабочая группа, в которую вошли в том числе и практикующие юристы, успела проработать с Минфином и Федеральной налоговой службой налоговую составляющую предстоящей реформы.

В ней нет конкретики, но определены подходы: адвокаты-индивидуалы должны иметь возможность воспользоваться упрощенной системой налогообложения, адвокатские образования получат возможность оказывать услуги физическим лицам без НДС, а юридическим — с НДС.

Наконец, адвокатские организации не будут являться налогоплательщиками по налогу на прибыль: эта обязанность ляжет на самих участников фирмы, что позволит корректно распределить дивиденды.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/05/16/769730-inostrannim-razreshat

Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи: что дальше?

Контекст

Читайте также:  Ответственность заказчика по договору подряда

Концепция, которой не было ИЛИ монополия на «адвокатскую монополию»

Дмитрий Магоня, управляющий партнер юридической фирмы «ART DE LEX»

Ирина Оникиенко, партнер юридической фирмы «Capital Legal Services»

Вопрос об упорядочении системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирования института адвокатуры обсуждается довольно давно. Последние лет десять он не выбывает из повестки Министерства юстиции РФ, Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ, и той части нашего юридического сообщества, которую мы условно можем назвать юридическим бизнесом.

Однако в последние месяцы вопрос приобрел особую остроту в связи с подготовкой и обсуждением Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, которую Минюст не сегодня-завтра предполагает внести в Правительство РФ.

«Мы им этого не простим! Мы им это запомним!»

Вот это последнее обстоятельство обусловило повышенную активность профессионального сообщества, поляризовав позиции его участников. Одни предлагают дать зеленый свет Концепции, поскольку такой хорошей — еще не было. Другие призывают блокировать прохождение вследствие необходимости ее доработки. Третьи вообще не видят смысла в реформировании сферы оказания правовой помощи.

С одной стороны можно понять тех, кто привык к существующей вольнице. Зачем регулировать, если можно не регулировать? Однако если уж мы твердо решили войти в семью цивилизованных народов, то не регулировать все же нельзя.

Право на судебную защиту и право на получение квалифицированной юридической помощи гарантированы Конституцией РФ и государство должно обеспечить их реализацию.

Квалификационные стандарты профессии, ее этические принципы и организационные основы имеют важное публично-правовое значение, а потому все это должно быть систематизировано на государственном уровне и при условии дальнейшего максимального саморегулирования профессии.

Ситуация с «серыми» консультантами, деятельность которых не соответствует общим представлениям о профессиональных и этических ограничениях, не может считаться нормальной. Равно как не может считаться нормальной такая же деятельность в рамках адвокатуры.

С другой стороны нам сложно понять тех, кто спустя десятилетие бездействия хотел бы «отрегулировать» рынок профессиональной юридической помощи за счет той его части, которая не входит в систему адвокатуры. Юридический консалтинг, лучшие представители которого, по-доброму, российским Минюстом отнесены к элите профессии, при отсутствии регулирования достиг неплохих результатов.

К примеру, отдельные отраслевые сегменты — корпоративное право, рынки капиталов, антимонопольное регулирование, налоги, интеллектуальная собственность, внешнеэкономическая деятельность, международный арбитраж и т.д.

— имеют значительное (или даже преобладающее) участие со стороны юридического консалтинга.

Зачастую профессиональные и этические стандарты, принятые в юрконсалтинге, превосходят аналогичные стандарты в адвокатуре – в том числе в силу работы на международных рынках юридических услуг.

Нельзя поддержать и тех, кто считает, что реформа может и должна носить характер организационного форматирования профессии – то есть сводит ее к так называемой адвокатской монополии. Количество адвокатов на душу российского населения продолжает в разы отличаться от показателей развитых зарубежных правовых обществ.

Соответственно, сокращая за счет не адвокатской части профессии количество провайдеров юридической помощи, мы никак не можем говорить о достижении целей реформы, указанных в Концепции – развитие в обществе правовой модели поведения граждан, преодоления правового нигилизма, поддержание устойчивого уважения к закону.

Хорошо и плохо

Итак, получило широкое распространение устойчивое выражение «адвокатская монополия», которым для значительной части профессионального сообщества и исчерпывался вопрос о существе реформы. Устанавливает ли Концепция адвокатскую монополию? В формальном смысле – да. Ибо Концепция предполагает установление исключительного права адвокатуры на судебное представительство.

По существу же вопрос — в другом.

Будет ли предусмотрена объективная и не отягченная избыточными обременениями процедура перехода частных консультантов в адвокатуру? Если да – никакой монополии нет, так как если монополия для всех, это уже не монополия.

Адвокатура должна на уровне регулирования деятельности своих экзаменационных комиссий обеспечить максимально комфортную процедуру вхождения юридического бизнеса. И это не вопрос Концепции.

Другое принципиальное положение Концепции – о характере деятельности по оказанию правовых услуг. Она не является предпринимательской. В этой связи отвергнуты идеи об использовании организационно-правовых форм коммерческих организаций для объединений адвокатов.

Предполагается введение новой формы адвокатских образований – адвокатского партнерства, имеющего некоммерческий характер деятельности.

Концепция исходит из того, что условия функционирования такого партнерства должны быть сопоставимы с условиями организации деятельности юридического бизнеса.

Этот вопрос носит исключительно важный характер, поскольку гибкость в установлении правил корпоративного управления и распределения финансового результата, являются основными инструментами реализации текущих стратегий юридического бизнеса.

Вопрос о коммерческом или некоммерческом характере деятельности таких партнерств оказывается второстепенным, если законодателем будут установлены диспозитивные нормы регулирования деятельности адвокатских партнерств. И Концепция закладывает для этого необходимые основы.

Для развития юридического бизнеса имеет исключительно важное значение вопрос о возможности найма адвоката по трудовому или гражданско-правовому договору.

Иное не позволило бы развивать конкурентные, хорошо организованные компании, которые могли бы в условиях адвокатуры внедрять лучшие практики корпоративного управления, маркетинга, системы работы с клиентами, управления знаниями и т.д.

Соответствующие положения предусмотрены Концепцией и это, безусловно, определит будущее для развития адвокатских объединений в России.

Крайне болезненной темой является вопрос о социальных гарантиях в рамках адвокатуры.

Действующее социальное и трудовое законодательство предоставляет работникам коммерческих и иных организаций, в формах которых сегодня функционирует юридический бизнес, большие гарантии в сравнении с адвокатами.

Переход юридических консультантов в адвокатуру будет существенно затруднен, если не исправить это положение. Законодателю надлежит распространить действие социальных гарантий на адвокатов. Концепция предполагает соответствующие изменения в законодательство.

Важнейшим вопросом для юридического консалтинга является возможность универсального правопреемства для созданных ими и развиваемых десятилетиями  коммерческих и некоммерческих организаций. Репутация, объективированная в исполненных поручениях, заслуженных признаниях, не должна создаваться в условиях «адвокатуры с нуля».

С другой стороны юридический бизнес не может прекратить текущие отношения с клиентами, которые носят, зачастую, долгосрочный характер, а снова оформить их в условиях адвокатуры. Это не может пройти без крайнего неудобства для клиентов.

В условиях, когда универсальное правопреемство в отношении прав и обязанностей коммерческой организации является по закону невозможным для некоммерческого партнерства, авторам Концепции надлежит предусмотреть соответствующие положения в Концепции.

Иное было бы неприемлемым для юридического бизнеса и его клиентов.

Что в итоге? Концепция не лишена недостатков, но является вполне рабочей основой для  реформы регулирования отрасли. Можно ли от Концепции ожидать полного и исчерпывающего понимания всех условий регулирования? Нет, на то она и Концепция: с учетом установленных принципиальных положений, значительная часть вопросов останется до этапа внесения изменений в соответствующие федеральные законы.

Нужно ли прямо сейчас выступать с инициативой изменять Концепцию? Да, нужно — но лишь в той части, где она не закладывает необходимой основы для регулирования (например, в части правовопреемства).

Для того чтобы планировать будущее, нужно не забывать прошлого – иногда ретроспективный анализ позволяет понять истинное положение вещей. Соответствует ли Концепция первоначальным инициативам юридического бизнеса?

Свой среди чужих, чужой среди своих

Работа по подготовке Концепции развития юридической профессии вступила в активную фазу летом этого года, когда представители юридического бизнеса были приглашены ФПА РФ для работы в группе по разработке концепции.

Адвокаты и бизнес-юристы. Уже сами наименования указывает на различия.

Адвокаты – независимые профессиональные советники, основная цель деятельности которых – защита прав, свобод и интересов физических и юридических лиц, а также обеспечение их доступа к правосудию.

Бизнес-юристы, работающие в коммерческих образованиях, соответственно, имеют схожую задачу, но при этом основная цель у них – создание и развитие бизнеса, то есть получение доходов.

Закономерны возражения: «как так, ведь адвокаты тоже получают гонорары?». Получают, но их деятельность законом определена как не предпринимательская.

И это правильно, поскольку адвокат не создает «прибавочной стоимости», он реализует социальную задачу по оказанию помощи гражданам, осуществляет защиту по уголовным делам, в том числе и бесплатно.

И даже в случае, когда услуги адвоката очень дорогие, это все равно гонорар, а не доход в смысле, придаваемом этому понятию законодательством.

Когда мы приступили к обсуждению концепции, мы начали с обсуждения: является ли адвокатура площадкой для объединения юристов-профессионалов. Были разные мнения, которые следует опустить для экономии времени, но, в конце концов, все участники обсуждения сошлись на том, что адвокатура является единственным вариантом, тем более, что и сама адвокатура осознает, что нуждается в изменениях.

Концепция обсуждалась давно, и многие уважаемые коллеги-адвокаты, а также коллеги-бизнес-юристы уже высказывались по поводу основных направлений развития профессии.

Можно сказать, что наша задача была суммировать все лучшие идеи и прийти к единому пониманию между ФПА и бизнес-юристами.  Не время описывать все возникающие в ходе обсуждений разногласия, сейчас они не важны.

Важно лишь, что к концу сентября все противоречия удалось преодолеть и по всем принципиальным вопросам согласие было достигнуто.

Какими же были основные вопросы:

1)   Деятельность адвокатов не является предпринимательской, но адвокаты вправе формировать/преобразовывать адвокатские образования в вид хозяйственных обществ (со специальной правоспособностью), основанных на партнерском соглашении между адвокатами; при этом, учредителями таких обществ могут быть только адвокаты;

2)   Адвокаты вправе определять порядок внутреннего управления своим образованием, решать вопросы распределения гонорара и т. д.

  • 3)    Возможность заключения договоров с клиентами не только от имени адвокатов, но и от имени адвокатского образования (вне зависимости от его организационно-правовой формы);
  • 4)    Адвокат РФ может вести адвокатскую деятельность (в том числе на основе трудового найма) только в составе адвокатского образования, предусмотренного законом об адвокатуре РФ.
  • 5)   Адвокатская тайна должна распространяется не только на адвокатов, но и на всю адвокатскую фирму.
  • 6)   Следует предусмотреть благоприятные переходные положения.
  • 7)   Следует предусмотреть упрощенный порядок вступления в адвокатуру бизнес-юристов, имеющих значительный стаж работы.

По существу, позиция ФПА РФ и бизнес-юристов разошлась лишь в вопросе формы адвокатского образования. ФПА предложила форму «адвокатской фирмы» — более продвинутую версию существующего ныне адвокатского бюро.

Ну а мы выступили с радикальным решением: позволить осуществлять деятельность в виде обществ с ограниченной ответственностью, которые предусмотрены ГК РФ — при условии, что ООО будет преобразовано в соответствии с партнерским соглашением и ограничено в правоспособности.

  1. Следует обратить внимание, что указанные выше новые формы не заменяют существующие адвокатские образования (юридические консультации, бюро, кабинеты), а принимаются дополнительно к ним.
  2. В результате деятельности рабочей группы в Министерство юстиции ушел проект совместной концепции с двумя новыми вариантами адвокатских образований.
  3. Много шума из ничего?

На прошлой неделе мы увидели вариант концепции в версии Минюста. Некоторые коллеги-члены рабочей группы (как от адвокатуры, так и от юридического бизнеса) расценили его как «провальный» с точки зрения достигнутых на площадке ФПА договоренностей, а в Интернет-пространстве началось бурное обсуждение вопросов кто кого «кинул», с сопутствующими призывами к активным действиям.

Согласиться с коллегами, непримиримо критикующими Концепцию, затруднительно. Потому что практически все основные, принципиальные для бизнес-юристов положения в ней имеются. Хотя, как уже было упомянуто, вопрос об организационной форме требует дальнейшей проработки.

  • Концепция Минюста не приняла ни вариант ФПА относительно «адвокатской фирмы», ни альтернативный вариант с ООО. Вместо этого предлагается «адвокатское партнерство», которое:
  • а) имеет некоммерческий характер;
  • б) гибко регулирует вопросы распределения гонораров, корпоративного управления, оформления отношений с клиентами.
  • Следует на следующих этапах не забыть, что Концепцией предусмотрены критерии для деятельности новой организационной формы, а именно: должны быть созданы условия, сопоставимые с условиями организации частных (коммерческих) юридических консультантов.

Можно ли сказать, что Концепция игнорирует запросы бизнес-юристов? Вряд ли. Решила ли Концепция все вопросы? Однозначно — нет. Но юридическое сообщество может и должно взять Концепцию за основу для дальнейшей работы, которой предстоит много.

Основным вопросом остается порядок преобразования существующих коммерческих обществ в форму объединения адвокатов, которая позволит обеспечить полное правопреемство и сохранить опыт коммерческого общества.

Поскольку таковых форм ГК РФ не предусматривает, то наша совместная задача — проанализировать все возможные варианты и предложить наполнение «адвокатского партнерства», которое не будет противоречить действующему гражданскому законодательству и станет отвечать интересам юридического бизнес-сообщества.

Источник: http://rapsinews.ru/legal_market_publication/20151209/275044724.html

Ссылка на основную публикацию