Обзор практики применения правил залога в делах о банкротстве

Обзор практики применения правил залога в делах о банкротстве Фото с сайта www.donetskiy.org

Представители юридического сообщества по просьбе редакции «Право.ru» проанализировали 40-страничный обзор судебной практики Верховного суда по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве. Несмотря на то, что обобщение ВС в основном касается участия налоговых органов в банкротных процедурах, оно также содержит важные разъяснения, направленные на упорядочивание практики по общим вопросам банкротства, отмечают юристы.

Новый обзор ВС поможет обеспечить единообразные подходы судов к разрешению разного рода споров, вытекающих из участия уполномоченных органов, – полагает Антон Помазан, старший юрист BGP Litigation.

Нередко участникам судопроизводства в делах о банкротстве приходится сталкиваться с различным толкованием одних и тех же норм в разных регионах, что, конечно, не может положительным образом сказываться на единообразии судебной практики и предсказуемости правоприменения, подчеркивать эксперт.  

«Несмотря на то, что обзор в некоторой своей части закрепил уже сложившиеся в судебной практике подходы судов к разрешению спорных вопросов с участием уполномоченных органов, тем не менее его принятие ликвидировало большой объем противоречий в применении норм законодательства о банкротстве, особенно это касается погашения требований путем принятия отступного, инициирования процедуры банкротства юрлица на основании задолженности по страховым взносам без судебного акта, праве уполномоченных органов предъявлять в делах о банкротстве требования, вытекающие из госконтрактов, квалификации задолженности в качестве текущей или реестровой, порядка применения ст. 313 ГК», – отмечает юрист.

Требования по госконтрактам в делах о банкротстве

В судебной практике возник вопрос о праве федеральных органов исполнительной власти (их территориальных подразделений) на предъявление в делах о банкротстве требований, вытекающих из госконтрактов, в рамках которых такие органы выступали заказчиками, отмечает ВС.

 Разрешая данные требования, в том числе если госзаказчиком подано заявление о признании должника банкротом, нужно учитывать, что при заключении контрактов на закупку товаров (работ, услуг) для госнужд заказчики действуют от имени и по поручению публично-правового образования.

Поэтому вытекающие из таких контрактов денежные обязательства относятся к требованиям того же образования.

Согласно закону о банкротстве, требования РФ по денежным обязательствам представляются в банкротном деле федеральным органом исполнительной власти, который отнесен к уполномоченным органам, – ФНС.

Для надлежащей реализации этих полномочий госорганы исполнительной власти уведомляют уполномоченный орган о наличии задолженности по денежным обязательствам и предоставляют ему заверенные копии документов, необходимых для подачи заявления о признании должника банкротом.

Если заявление (требование) по денежным обязательствам РФ в деле о банкротстве подал другой госорган исполнительной власти, суд извещает уполномоченный орган о времени и месте судебного заседания в порядке, установленном АПК.

Если уполномоченный орган не одобрил предъявление заявления (требования), суд должен оставить его без рассмотрения (п. 5 обзора).

Источник: https://pravo.ru/news/view/136719/

Банкротная практика Верховного суда // Самое главное за март — июнь 2017 года

Обзор практики применения правил залога в делах о банкротствеПредставляем второй в 2017 году обзор судебной практики по банкротным спорам — на этот раз за период с марта по июнь. Традиционно в обзор вошли дела, рассмотренные как Верховным судом РФ, так и арбитражными судами округов. За рассмотренный период высшая судебная инстанция особенное внимание уделила делам об оспаривании сделок и о включении в реестр требований, продолжив общий тренд борьбы с различными схемами в банкротстве. При этом ряд дел был посвящен включению в реестр требований аффилированных кредиторов.

I. Оспаривание сделок должника-банкрота

1. При возвратном лизинге выгодность сделки для должника-лизингополучателя определяется по соотношению совокупной суммы лизинговых платежей и цены продажи.

(определение СКЭС Верховного суда РФ от 23.03.2017 № 307-ЭС16-3765 по делу № А66-4283/2014)

В данном деле завод заключил с лизинговой компанией договор возвратного лизинга.

По его условиям завод обязался передать лизинговой компании готовое оборудование и недвижимость, а компания — оплатить имущество и вновь передать его заводу, но уже в лизинг. Спустя два года завод был признан банкротом.

Арбитражный управляющий, посчитав, что цель заключения сделки состояла в причинении вреда кредиторам, обратился в суд с требованием о признании возвратного лизинга недействительным.

Нижестоящие арбитражные суды в удовлетворении требований отказали, сославшись на недоказанность существования признаков неплатежеспособности завода на момент заключения договора и осведомленности об этом лизинговой компании. Также суды не увидели признаков злоупотребления правом: превышение цены договора лизинга над ценой продажи само по себе не свидетельствует об отсутствии реального хозяйственного смысла сделки.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда направила дело на новое рассмотрение.

Коллегия отметила, что обратный лизинг с экономической точки зрения является кредитованием покупателя продавцом с временным предоставлением последнему титула собственника в качестве гарантии возврата финансирования и платы за него в виде процентов.

Однако в таком случае, решили судьи Верховного суда, для оценки справедливости договора лизинга следовало сопоставить его условия с условиями других взаимосвязанных сделок.

В данном случае для оценки равноценности встречного предоставления необходимо соотнести размер лизинговых платежей и цены продажи имущества. Разница между этими ценами предопределяется объективными факторами, в частности сложившимися ставками рефинансирования.

Однако по условиям спорного договора денежные средства достались заводу по ставке 40% годовых, в то время как средняя ставка кредита под залог имущества — 14% годовых. Также нижестоящие суды не оценили, что стоимость предмета лизинга превышала 20% балансовой стоимости активов завода, — в таком случае сделка презюмируется незаконной (абз. 3 п. 2 ст. 61.2Закона о банкротстве).

Наконец, в результате расторжения договора лизинга имущество было продано другому заводу, что также косвенно указывает на противоправность спорной сделки.

2. Безвозмездный договор перенайма, заключенный должником-банкротом, скорее всего, будет признан недействительным.

(определение СКЭС Верховного суда РФ от 24.03.2017 № 303-ЭС16-16877 по делу № А16-1418/2014, обсуждалось на Закон.ру здесь)

Арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций отказались признать безвозмездный договор перенайма муниципальных земельных участков недействительным.

Суды обратили внимание, что по договору перенайма к новой стороне передаются не только права, но и обязанности.

Заключив договор перенайма, должник освободился от уплаты арендных платежей и, следовательно, от наращивания кредиторской задолженности.

Вторая кассация поддержала суд первой инстанции, который признал перенаем незаконным.

Так, коллегия Верховного суда отметила, что для оценки спорного договора с точки зрения законодательства о банкротстве следует проанализировать позиции сторон договора аренды, а именно возможность арендодателя взимать плату за заключение с ним договора аренды.

В данном деле были представлены доказательства, что арендодатель — муниципальное образование — в спорный период предоставлял схожие земельные участки за плату. Следовательно, при наличии спроса на земельные участки перенаем никак не мог быть заключен безвозмездно.

3. Конкурсное оспаривание в российских судах сделки должника-банкрота подчиняется закону места нахождения суда, осуществляющего конкурсное производство (lex fori concursus).

(определение СКЭС Верховного суда РФ от 07.04.2017 № 309-ЭС14-923 по делу № А07-12937/2012)

Судебные баталии компании «Башкорт АБ», которые продолжаются не один год в российских судах, уже привели к появлению важных правовых позиций высшей судебной инстанции в корпоративном праве (см. здесь).

Один из споров о признании сделок по продажи доли в уставном капитале в рамках банкротного процесса, также дошедший до Верховного суда, затронул вопрос о том, какое право (в частности, основания недействительности сделок) должно применяться к сделкам должников, которые были признаны банкротами в иностранных юрисдикциях.

Вторая кассация прямо отметила, что поскольку основания для признания сделок недействительными возникли в рамках осуществляемой в иностранной юрисдикции процедуры банкротства ряда компаний, то такие основания должны определяться в соответствии с иностранным правом, а именно по праву места нахождения суда, осуществляющего конкурсное производство.

4. Платеж, совершенный за третье лицо на основании возложения, может быть оспорен кредиторами плательщика как сделка с предпочтением.

(определение СКЭС Верховного суда РФ от 25.05.2017 № 306-ЭС16-19749 по делу № А72-9360/2014, обсуждалось на Закон.ру здесь и здесь)

В комментируемом деле арбитражный суд округа отказался признать недействительным платежи предпринимательницы-банкрота в пользу третьего лица — лизинговой компании.

Несмотря на то, что платежи совершались незадолго до банкротства и на основании возложения основного должника, первая кассация решила, что действия банкрота по исполнению им обязательства третьего лица по правилам статьи 313 ГК РФ в принципе не могут быть оспорены на основании пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве. Суд округа подчеркнул, что платеж с предпочтением — это лишь та операция, которая направлена на погашение существующего обязательства самого должника перед лицом, получившим денежные средства. Кроме того, лизинговая компания, получая деньги, действовала добросовестно, поскольку она в сделки с должником не вступала и о его финансовом состоянии не знала.

Вторая кассация с таким подходом не согласилась. Судьи Верховного суда напомнили, что в случае совершения платежа за третье лицо на основании возложения отношения между плательщиком и основным должником регулируются гражданско-правовым соглашением. Это соглашение может опосредовать, например, заём, дарение, погашение текущей задолженности между данными лицами.

В любом случае при совершении платежа основной должник получает от плательщика исполнение по такому соглашению, даже в том случае, если этим соглашением является консенсуальный договор дарения. Следовательно, перечисление денег на основании такого соглашения предпринимателем накануне банкротства может быть оспорено по пункту 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Также коллегия судей отвергла ссылку на добросовестность лизинговой компании.

Лицо, получившее в преддверии банкротства плательщика денежные средства в счет погашения чужого долга, не может быть поставлено в лучшее положение по сравнению с кредиторами такого плательщика, получившими исполнение по обязательствам самого предпринимателя в это же самое время. Иное, решил Верховный суд, нарушит фундаментальный принцип равенства участников гражданских правоотношений.

5. Неисполнение покупателем обязанности по оплате товара само по себе не свидетельствует о безвозмездности сделки и, как следствие, о причинении вреда имущественным правам кредиторов.

(постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.05.2017 № Ф01-166/2017 по делу № А39-2114/2014)

6. Обычная хозяйственная деятельность предприятия не сводится исключительно к производственной деятельности, но также включает в себя необходимую финансовую деятельность по исполнению текущих обязательств, без оплаты которых продолжение производственной деятельности невозможно.

Источник: https://www.novostibankrotstva.ru/2017/08/14/bankrotnaya-praktika-verhovnogo-suda-samoe-glavnoe-za-mart-iyun-2017-goda/

Арбитражный суд Республики Северная Осетия — Алания

  • «Проблемные вопросы, возникающие при рассмотрении сделок в делах о банкротстве»
  • (обобщение судебной практики за 2017г.)
  • Целью обобщения судебной практики, сложившейся в суде при рассмотрении споров, связанных с обжалованием сделок в рамках дел о банкротстве, является выявление и анализ теоретических  проблем правоприменительной практики суда, выделение и устранение ошибок и различий применения судом законодательства, выявление причин и условий, способствовавших этому.

Об актуальности темы свидетельствует тот факт, что только за 2017г. в суд поступило 138 заявлений об оспаривании сделок в рамках дел о банкротстве.

Добросовестные кредиторы, в интересах которых выступают конкурсные управляющие, обжалуя в рамках дел о банкротстве  сделки, ранее заключенные между должником и его отдельными контрагентами с целью незаконного выведения имущества должника из конкурсной массы, имеют возможность реально пополнить конкурсную массу и получить удовлетворение своих имущественных требований.

Правовым инструментом по борьбе с недобросовестным поведением должника является оспаривание совершенных им сделок в порядке главы III.1 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в  постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

Следует отметить, что сделками, которые оспариваются в рамках дел о банкротстве чаще остальных, являются договоры поручительства, залога, купли-продажи, цессии.

Читайте также:  Можно ли уволить беременную женщину - законные основания

В настоящем обобщении приведены отдельные вопросы, вызвавшие затруднения при разрешении споров указанной категории.

  1. При признании недействительной сделкой соглашения об отступном, права требования одной из сторон по которому было обеспечено залогом, применении последствий его недействительности необходимо проверить наличие залогового имущества, установить его стоимость, разницу между стоимостью имущества и размером обязательств кредитора, погашенных с предпочтением, учесть размер требований кредиторов первой и второй очереди при установлении разницы между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств кредитора, погашенных с предпочтением.

В рамках дела о банкротстве Общества – застройщика конкурсный управляющий должника обратился в суд со следующими требованиями: признать недействительной сделкой соглашение об отступном, заключенным между Должником и Банком ( ст. 61.2,61.3 Закона о банкротстве) ; применить последствия недействительности сделок в виде возврата Обществу нежилых помещений.

Из материалов дела усматривается, что в результате заключения соглашения об отступном Общество взамен исполнения обязательств, вытекающих из договоров о кредитной линии, передало Банку спорное недвижимое имущество ( несколько объектов недвижимости), находившееся у Банка в ипотеке.

Определением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.

Суды, признав отсутствие оснований для применения статьи 61.2 Закона о банкротстве и, удовлетворили заявленные требования по статье 61.3 Закона о банкротстве.

  1. В качестве последствий признания сделки недействительной применена двусторонняя реституция в виде  возврата Обществу спорного недвижимого имущества; восстановления задолженность Общества перед Банком по кредитным договорам.
  2. Постановлением арбитражного суда округа названные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
  3. Отменяя судебные акты, суд округа указал на неправильное применение последствий недействительности сделки.

В соответствии с пунктом 29.3 постановления N 63 при оспаривании на основании статьи 61.

3 Закона о банкротстве сделок по удовлетворению требования, обеспеченного залогом имущества должника, уплаты денег (в том числе вырученных посредством продажи предмета залога залогодателем с согласия залогодержателя или при обращении взыскания на предмет залога в исполнительном производстве) либо передачи предмета залога в качестве отступного (в том числе при оставлении его за собой в ходе исполнительного производства) — необходимо учитывать следующее.

Такая сделка может быть признана недействительной на основании абзаца пятого пункта 1 и пункта 3 статьи 61.

3 Закона о банкротстве, лишь если залогодержателю было либо должно было быть известно не только о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика, но и о том, что вследствие этой сделки залогодержатель получил удовлетворение большее, чем он получил бы при банкротстве по правилам статьи 138 Закона о банкротстве, а именно хотя бы об одном из следующих условий, указывающих на наличие признаков предпочтительности: а) после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у него обязательств, относящихся при банкротстве к первой и второй очереди, и (или) для финансирования процедуры банкротства за счет текущих платежей, указанных в статье 138 Закона о банкротстве; б) оспариваемой сделкой прекращено, в том числе обеспеченное залогом обязательство по уплате неустоек или иных финансовых санкций, и после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у должника обязательств перед другими кредиторами в части основного долга и причитающихся процентов.

Принимая решения, которые были в дальнейшем отменены, судебные инстанции не учли следующее.

Из материалов дела следует, что обязательства должника перед Банком по кредитным договорам обеспечены залогом имущества должника.

В соответствии пунктом 29.3 постановления N 63 последствия признания недействительной сделки по передаче предмета залога в качестве отступного, согласно пункту 1 статьи 61.

6 Закона о банкротстве, заключаются в возложении на залогодержателя обязанности по возврату его в конкурсную массу и восстановлении задолженности перед ним; также восстанавливается право залога по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Применяя последствия недействительности оспариваемых сделок, в нарушение положений указанного пункта постановления N 63, суды  не восстановили банку право залога по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) требования залогового кредитора в части, обеспеченной залогом, погашаются в приоритетном порядке перед остальными кредиторами, за изъятиями, установленными законом. Такие изъятия предусмотрены законодательством о банкротстве.

В силу статьи 131 Закона о банкротстве после открытия конкурсного производства заложенное имущество включается в конкурсную массу. Статьей 134 Закона о банкротстве определена очередность удовлетворения требований кредиторов, а статьей 138 названного Закона — особенности погашения требований кредиторов, обеспеченных залогом.

В силу положений пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве 80 процентов средств, вырученных от реализации предмета залога, гарантированно направляется на погашение требований кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника (в пределах непогашенных сумм кредита и процентов за пользование кредитом).

Оставшиеся 20 процентов резервируются на специальном банковском счете должника для погашения: требований кредиторов первой и второй очереди (независимо от момента возникновения указанных требований) на случай недостаточности иного имущества должника для проведения расчетов по этим требованиям (15 процентов средств), а также названных в Законе видов текущих платежей (5 процентов средств).

Из разъяснений, содержащихся в предпоследнем абзаце пункта 29.

3 постановления N 63, следует, что при оспаривании полученного залоговым кредитором платежа суд признает его недействительным только в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением. По смыслу указанного абзаца пункта 29.

3 постановления N 63 оспариванию в судебном порядке в качестве сделки подлежит именно фактически полученный залоговым кредитором платеж в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

Таким образом, применяя последствия недействительности сделки, суды должны были указать, в какой части сделка совершена с предпочтением (с учетом наличия или отсутствия первой и второй очереди кредиторов), в какой части следует применить последствия недействительности сделки.

Кроме того, если залоговому кредитору передано в качестве отступного несколько разных заложенных вещей, то, руководствуясь положениями предпоследнего абзаца пункта 29.3 постановления N 63, суд может в рассматриваемом споре признать недействительной передачу собственности только на некоторые из них в пределах предпочтения.

Таким образом, двусторонняя реституция, в случае если она должна быть применена,  может состояться в том числе, в форме восстановления залога и возврата имущества, составляющего 20% залоговой стоимости. Если это множество объектов, то возвращается один из объектов, чья стоимость составляет 20% от стоимости всего заложенного имущества, а не все имущество.

Судом округа указано, что при новом рассмотрении дела суду необходимо проверить наличие либо отсутствие кредиторов первой и второй очереди, предмета залога; при наличии залогового имущества установить его стоимость, а также определить разницу между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств ответчика, погашенных с предпочтением; учесть размер требований кредиторов первой и второй очереди при установлении разницы между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств ответчика, погашенных с предпочтением.

{Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.11.2017 N Ф08-8369/2017 по делу N А61-3413/2015 {КонсультантПлюс}}

  1. В признании недействительным совместного заявления банка и должника о прекращении регистрационных записей и восстановлении права залога (ипотеки) по договору отказано, поскольку пропущен срок исковой давности для оспаривания сделки. При оценке начала течения срока исковой давности оценивается также  эффективность действий конкурсного управляющего.

В рамках дела о признании акционерного коммерческого банка  несостоятельным (банкротом) в суд обратился конкурсный управляющий должника в лице государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (далее — конкурсный управляющий, Агентство) с заявлением: о признании недействительным совместного заявления Банка и Общества о прекращении регистрационной записи  в отношении предмета ипотеки. Кроме того, Агентство просило применить последствия недействительности сделки, обязав восстановить право залога (ипотеки) банка по договору ипотеки

Определением суда,  оставленным без изменения постановлением апелляционного суда и кассационной инстанции  в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано исходя из следующего. 

Как видно из материалов дела, Банк (кредитор) и Общество (заемщик) заключили кредитный договор, по условиям которого Обществу предоставлен кредит. В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору Банк и Общество заключили договор ипотеки и зарегистрировали его в установленном порядке.

До возбуждения дела о банкротстве на основании совместного обращения Банка и Общества Управлением Росреестра в ЕГРП погашена зарегистрированная в пользу банка ипотека в отношении спорных объектов недвижимости.

В дальнейшем Общество заключило договор купли – продажи с гражданином К, а тот, в свою очередь перепродал объект бывшей ипотеки гражданину Г.   Договор купли-продажи недвижимости с Г. зарегистрирован.

Решением арбитражного суда от 27.12.2013 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества открыто конкурсное производство.

Источник: http://alania.arbitr.ru/node/13489

Банкротство: новые позиции Верховного суда

Количество дел о банкротстве за последний год возросло. Повлияли несколько факторов. Усилилась ответственность контролирующих лиц. Как следствие, выросли шансы кредиторов и они стали более активны. Большее рвение в банкротных делах проявляет ФНС РФ.

Такая тенденция отразилась на практике Верховного Суда РФ. В 2018 году и в начале 2019 года он сформулировал множество новых позиций по делам о банкротстве. Ниже представлена подборка.

Замеченный тренд – расширительное толкование полномочий кредиторов и усиление ответственности арбитражных управляющих.

Собрание кредиторов можно провести по телефону

Верховный Суд РФ выработал для судов рекомендации по разрешению обособленных споров о признании решений собраний и комитетов кредиторов в делах о банкротстве недействительными.

ТАБЛИЦА: «Позиции ВС РФ по оспариванию решений собраний и комитетов кредиторов»

№ п/п Позиция Пример
1 Собрание кредиторов вправе принять решение по вопросу, прямо не отнесенному законом о банкротстве к его компетенции. Однако такое решение не должно препятствовать процедурам банкротства, исполнению арбитражным управляющим его обязанностей и вторгаться в сферу компетенции иных лиц
  • Собрание кредиторов приняло решение обязать управляющего отменить уже состоявшиеся торги по продаже имущества.
  • Конкурсный управляющий потребовал признать его недействительным.
  • Суды признали.
  • Собрание кредиторов вправе утверждать порядок, сроки и условия продажи имущества, но не может вмешиваться в ход проведения торгов, в частности, возлагать на организатора торгов обязанность по их отмене.

Принятое решение вторгается в сферу полномочий организатора торгов и поэтому подлежит признанию недействительным на основании п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве.Кредиторы же, чье право на получение наиболее полного удовлетворения требований за счет выручки от реализации имущества было нарушено в ходе проведения торгов, вправе требовать признания недействительными как самих торгов, так и заключенного по их результатам договора (ст. 449 ГК РФ)

2 При рассмотрении обособленного спора лицо вправе ссылаться на то, что решение собрания кредиторов не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии (нарушением компетенции, отсутствием кворума и т.д.), независимо от того, было ли это решение оспорено
  1. Собрание кредиторов приняло решение обязать конкурсного управляющего закрыть счет должника и открыть новый счет в другом банке.
  2. Управляющий решение не выполнил.
  3. Представитель собрания кредиторов подал жалобу на бездействие, и суд признал его незаконным.
  4. Однако управляющий подал апелляцию, и она его поддержала.

В силу п. 1 ст. 133 Закона о банкротстве управляющий обязан использовать только один счет должника в банке. Открыть новый – только при невозможности осуществления операций по нему.Таким образом, вопросы выбора банка в ходе конкурсного производства отнесены к компетенции конкурсного управляющего. При выборе он обязан действовать добросовестно и разумно (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).Следовательно, собрание кредиторов, приняв решение о закрытии текущего счета и открытии нового, вышло за пределы предоставленной ему компетенции. Поэтому поведение управляющего, сохранившего отношения с банком, было разумным

3 Собрание кредиторов вправе отменить собственное решение, принятое ранее.Это возможно до тех пор, пока решение не начало влиять на права и законные интересы лиц, не являющихся кредиторами Конкурсный кредитор потребовал признать недействительным решение повторного собрания кредиторов об изменении кандидатуры арбитражного управляющего.Суды признали, сославшись на выход данным собранием за пределы своей компетенции (ст. 12 Закона № 127-ФЗ).ВС РФ не согласился.Закон о банкротстве не запрещает кредиторам менять свою позицию относительно наиболее предпочтительной, с их точки зрения, кандидатуры арбитражного управляющего или СРО. Поэтому собрание кредиторов вправе отменить ранее принятое решение.Правила отмены законом не установлены. Она правомерна, если не имеет признаков злоупотребления правом и совершена до момента, пока отмененное решение не повлияло на права и законные интересы внешних по отношению к сообществу кредиторов лиц (пп. 1.1 п. 1 ст. 8 ГК РФ)
4 Положения закона о банкротстве относительно порядка оспаривания решения собрания кредиторов и рассмотрения такого заявления применяются и при оспаривании решения комитета кредиторов Конкурсный кредитор потребовал признать недействительным решение комитета кредиторов.Суд отказал со ссылкой на пропуск сокращенного срока исковой давности (п. 4 ст. 15 Закона № 127-ФЗ).К спорным отношениям не применяется гл. 9.1 ГК РФ, в частности, о сроках оспаривания решений гражданско-правовых сообществ (п. 5 ст. 181.4 ГК РФ).По смыслу ст. 12, 15 и 17 Закона № 127-ФЗ решения комитета кредиторов оспариваются в том же порядке, что и решения собраний кредиторов
5 Собрание кредиторов не вправе переизбирать отдельных членов комитета кредиторов

Источник: https://www.klerk.ru/buh/articles/483224/

10 лучших дел о банкротстве, рассмотренных ВС РФ

Прошло почти три года с момента начала функционирования Экономической коллегии ВС РФ. За это время Коллегия рассмотрела более 200 банкротных споров. Проанализировав все судебные акты по банкротным делам, я выделил 10 споров, которые показались мне наиболее значимыми и интересными.

Критериями, которые я использовал для отбора претендентов, стали:

  • сложность разрешаемого вопроса права
  • новизна и красота правовой позиции
  • значение правовой позиции для правоприменительной практики и имущественного оборота

Думаю, что каждый юрист, вне зависимости от своей специализации, должен обязательно обратиться к судебным актам ВС РФ по этим делам и внимательно их изучить. Ниже приводится краткая характеристика каждого дела и реквизиты судебных актов (дела приводятся в порядке хронологии).

1. Дело о внутригрупповом займе

Вопрос права: вправе ли лица, являющиеся участниками (учредителями) должника, быть признаны конкурсными кредиторами на основании требований, вытекают из заемных правоотношений между ними и должником.

Возможна более широкая постановка: должны ли аффилированные должнику лица (связанные с должником лица), чьи требования вытекают из гражданско-правовых отношений, иметь правовой статус отличный от ординарных (внешних) конкурсных кредиторов.  

Фабула дела: истец, будучи мажоритарным участником должника, обратился с заявлением о включении задолженности по договорам беспроцентного займа в реестр требований кредиторов.

Отказывая в удовлетворении заявления, нижестоящие суды пришли к выводу, что требование заявителя относится к внутрикорпоративным отношениям между должником и его участником, в связи с чем, его требование о возврате займов не может конкурировать с обязательствами должника, возникшими перед другими кредиторами, поскольку участники должника несут риск отрицательных последствий, связанных с его деятельностью. По этой причине истец может заявлять требования лишь на имущество, оставшееся после удовлетворения требований всех других кредиторов должника.

Правовая позиция ВС РФ: возможность признания лица конкурсным кредитором в деле о банкротстве обусловлена существом обязательства, лежащего в основании требования к должнику.

Учредители (участники) юридического лица (должника) по обязательствам, вытекающим из такого участия, не могут являться его конкурсными кредиторами.

К обязательствам должника перед его учредителями (участниками), вытекающим из участия в обществе, относятся обязательства, корреспондирующие корпоративным правам участников и регулируемые нормами корпоративного законодательства. Однако правоотношения, основанные на договорах займа, подлежат регулированию нормами гл.

42 ГК РФ, а не корпоративным законодательством. Вытекающие из данных правоотношений требования не носят корпоративный характер. Сам по себе факт того, что заимодавцем выступает участник должника, является недостаточным для вывода об отсутствии заемных отношений и направленности на реализацию внутрикорпоративных отношений.  

Реквизиты судебного акта: Определение от 06.08.2015 г. № 302-ЭС15-3973

2. Дело о процессуальной консолидации кредиторов

Вопрос права: вправе ли миноритарные конкурсные кредиторы воспользоваться механизмом процессуального соучастия и объединить свою кредиторскую задолженность, включенную в реестр требований кредиторов, для достижения 10 % порога, установленного п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве, позволяющего конкурсному кредитору обращаться с заявлением об оспаривании сделки должника.  

Фабула дела: в рамках дела о банкротстве в процедуре конкурсного производства, конкурсные кредиторы должника обратились с заявлением о признании недействительными договоров, заключенных должником.

Несмотря на тот факт, что совокупная сумма требований заявителей превышала 10 % от общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов должника, заявление было оставлено без рассмотрения.

Нижестоящие суды посчитали, что у названных лиц отсутствуют права на оспаривание совершенных должником сделок, поскольку размер кредиторской задолженности каждого кредитора в отдельности не превышает 10 % от общего размера кредиторской задолженности.  

Правовая позиция ВС РФ: положения Закона о банкротстве, предусматривающие право оспаривания сделок должника конкурсными кредиторами, обладающими относительно небольшим размером требований к должнику, направлены на самостоятельную защиту последними своих законных интересов, в том числе в случае недобросовестного поведения конкурсного управляющего, уклоняющегося от совершения таких действий. При этом установленный Законом 10 % порог служит лишь ограничением для чрезмерного и несогласованного оспаривания сделок по заявлениям миноритарных кредиторов, что может нарушить баланс интересов участвующих в деле о банкротстве лиц, привести к затягиванию процедуры банкротства и увеличению текущих расходов. Возможность соединения требований нескольких кредиторов для достижения общих целей (признания незаконной сделки должника недействительной, пополнения конкурсной массы, максимального пропорционального погашения требований всех кредиторов) отвечает целям конкурсного производства и способствует эффективному восстановлению их нарушенных прав. Иной подход противоречит законодательному регулированию соответствующих правоотношений и ограничивает права добросовестных участников дела о банкротстве на судебную защиту.  

Реквизиты судебного акта: Определение от 10.05.2016 г. № 304-ЭС15-17156

42 полезных документа для юриста компании

  • Скачайте и упростите свою работу

Вопрос права: влечет ли прекращение обеспечительных обязательств (поручительства и залога, предоставленного третьим лицом) утверждение и исполнение мирового соглашения в деле о банкротстве, если мировым соглашением уменьшается объем основного обязательства, с учетом того, что кредитор возражал против  заключения мирового соглашения, а согласно положениям п. 1 п. 1 ст. 352 и п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство и залог прекращаются с прекращением основного обязательства.  

Фабула дела: в обеспечение обязательств заемщика третьим лицом было предоставлено поручительство и залог. В процессе процедуры банкротства заемщика, несмотря на возражения кредитора, судом было утверждено мировое соглашение, которым сумма задолженности перед кредитором была уменьшена в несколько раз.

Сумма задолженности, установленная мировым соглашением, была полностью выплачена кредитору. Параллельно с делом о банкротстве заемщика, проходила процедура банкротства третьего лица, предоставившего кредитору поручительство и залог. Учитывая, что в силу п. 1 п. 1 ст. 352 и п. 1 ст.

367 ГК РФ поручительство и залог прекращаются с прекращением основного обязательства, конкурсный управляющий лица, предоставившего обеспечение, посчитал, что с исполнением заемного обязательства, обеспечительные правоотношения также прекратились, в связи с чем, исключил запись о требованиях кредитора из реестра.

Кредитор обратился в суд с требованием о признании действий конкурсного управляющего незаконными. Нижестоящие суды разошлись во мнениях о влиянии мирового соглашения, изменившего объема основного обязательства, на сохранение поручительства и залога.   

Правовая позиция ВС РФ:

Источник: https://www.law.ru/blog/21188-10-luchshih-del-o-bankrotstve

Вас рф защитил добросовестных контрагентов банкрота от отмены сделок

  • Владимир Клименко, юрист коллегии адвокатов «Юков и Партнеры» 
  • Гражданское законодательство предусматривает возможность заинтересованных лиц оспорить подозрительные сделки компании-должника, совершенные в течение полугода-года до принятия судом заявления о ее банкротстве, а также после принятия такого заявления. 

Новое постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ от 30 июля 2013 года № 59, опубликованное на днях на сайте суда, призвано дать ответы на наиболее важные вопросы, связанные с применением судами главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и носившего вводный характер постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Практика показала, что суды зачастую не уделяют должного внимания исследованию всех существенных обстоятельств дела, что сказывается на интересах добросовестной стороны – контрагента по сделке (далее также – кредитор) в случае признания сделки недействительной. По замыслу разработчиков, постановление Пленума № 59 должно обеспечить таких лиц необходимой защитой.

Поскольку мотивами отказа судов при оспаривании сделок должника по основаниям ст. 61.2, ст. 61.3 Закона о банкротстве, как правило, является отсутствие доказательств осведомленности контрагента о признаках неплатежеспособности должника (п. 2 ст. 61.2, п. 3 ст. 61.

3 Закона о банкротстве) либо признание оспариваемой сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности должника (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве), в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.

2013 № 59 основное внимание сосредоточено именно на применении судами данных норм права.

Осведомленность кредитора о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

Сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной «если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества» (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Исходя из разъяснений, данных в пунктах 9, 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, неосведомленность о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) указывает на добросовестность кредитора.

С момента принятия главы III.1 Закона о банкротстве в судебной практике не существовало единообразного подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора.

В пп. «а» п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 предлагается возложить бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве). В частности, формулировку п.

12 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 о том, что при оспаривании сделки должна быть «установлена» неосведомленность кредитора (воспроизводит соответствующую норму из  Закона о банкротстве), постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.

2013 № 59 заменяет на «оспаривающим сделку лицом доказано».

К числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, первоначальный проект постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 относил:

  1. широкое распространение в средствах массовой информации (в том числе в сети Интернет) сведений о неплатежеспособности должника;
  2. — неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; — известное кредитору длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой); — снижение рейтинговыми агентствами рейтинга должника до дефолтного уровня и публичное раскрытие ими этого факта;
  3. знание кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

В ходе обсуждения первоначального проекта постановления на заседании Президиума ВАС РФ, состоявшемся 10 июля 2013 года, состав фактов, указывающих на осведомленность кредитора, был изменен. В итоге из окончательной редакции постановления Пленума были исключены такие обстоятельства, как широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга.

Указанный пункт постановления также предусматривает, что «получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает само по себе, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника».

Касательно, официальной информации, размещенной на сайте ВАС РФ, в постановлении отмечено, что «само по себе размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом» (п. 4 постановления № 59).

Использованная формулировка, позволяет сделать вывод о том, что размещение каких-либо сведений в официальной картотеке арбитражных дел (в том числе, о предъявлении к должнику исков о взыскании задолженности, о вступивших в законную силу решениях о взыскании задолженности с должника) не указывает на то, что кредитору «должно было быть известно» о таком размещении, следовательно, и о возможных признаках неплатежеспособности.

Представляется, что применяемый разработчиками в этом постановлении оборот «само по себе» не означает, что кредитор, осведомленный, помимо наличия просроченной перед ним задолженности, о других обстоятельствах, свидетельствующих о финансовых затруднениях должника (не исключая широкое распространение сведений в СМИ, информацию об иных фактах неисполнения должником в срок своих обязательств перед другими кредиторами, публикуемую в открытых источниках), признается добросовестным, поскольку судом должны оцениваться все собранные по делу доказательства в совокупности. В пункте 4 постановления № 59 приведены наиболее очевидные обстоятельства, указывающие на осведомленность кредитора, что совершенно не означает, что судом не должны оцениваться иные факты, в том числе, широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга, информация на сайте ВАС РФ.

На защиту добросовестных банков-кредиторов и налоговых органов направлен п.

5 постановления, предусматривающий, что одного лишь факта того, что другая сторона сделки является кредитной организацией или налоговым органом, не достаточно для вывода о его осведомленности о признаках неплатежеспособности должника.

Предоставление доказательств недобросовестности кредитной организации, как и в пункте 4 постановления, возложено на оспаривающую сделку лицо. На осведомленность кредитной организации или налогового органа может указывать отчетность должника, заметно свидетельствующая о признаках его неплатежеспособности.

Обычная хозяйственная деятельность

Другим эффективным «барьером» при признании недействительными сделок должника, совершенных с предпочтением, является п. 2 ст. 61.

4 закона о банкротстве, который не позволяет оспаривать сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершенные в обычной хозяйственной деятельности должника, если стоимость такой сделки ниже одного процента стоимости его активов.

В постановлении Пленума ВАС РФ № 59 предпринята попытка конкретизации сделок, подпадающих под ограничение, установленное п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, а также приведены некоторые критерии отнесения сделок к выходящим за рамки такой деятельности.

В частности, пунктом 6 постановления предлагается относить к сделками, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, сделки по возврату кредита. К «необычным» сделкам в проекте отнесены: платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными причинами досрочный возврат кредита.

Применительно к банкротству банков, в пункте 16 постановления № 59 предлагается дополнить постановление № 63 пунктом 35.

3, который возлагает на конкурсного управляющего банка обязанность по доказыванию того, что такие сделки, как (1) списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента, в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента), (2) перечисление кредитной организацией денежных средств со счета клиента на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации, выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности кредитной организации. 

Такими доказательствами могут, в том числе, являться сведения о наличии, на момент совершения оспариваемой сделки картотеки неисполненных платежных поручений или совершение сделки в обход других, ожидающих исполнения распоряжений клиентов, перевод клиентом средств со вклада досрочно с потерей значительной суммы.

Другие вопросы при оспаривании сделок должника

В ходе применения судами положений главы III.1 Закона о банкротстве, сложилась определенная практика по другим существенным вопросам, которая нашла свое отражение в постановлении Пленума ВАС РФ № 59.

В частности, в п. 3 постановления закреплено положение согласно которому, суду следует применять то правовое основание недействительности сделки (статью 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве), которое фактически доказано истцом, а не то на которое он ошибочно может ссылаться: «например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот».

Важным моментом является закрепление в постановлении Пленума применяемого судами подхода по расчету госпошлины: «при оспаривании нескольких платежей по одному и тому же обязательству или по одному и тому же исполнительному листу (если требования об их оспаривании соединены в одном заявлении или суд объединил эти требования в соответствии со статьей 130 АПК РФ) государственная пошлина рассчитывается однократно как по одному требованию» (п. 10 постановления № 59).

Выше отмечалось, что неосведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника наравне с признанием оспариваемой сделки совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, по сути, являются единственными реальными механизмами воспрепятствования оспариванию сделок с предпочтением. О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые в новом постановлении Пленума ВАС РФ способы защиты добросовестных контрагентов, можно будет судить только после формирования судебной практики его применения.

Источник: http://rapsinews.ru/legal_market_publication/20130830/268708494.html

Банкротная практика Верховного суда // Самое главное за первые два месяца 2017 года — 30 Марта 2017 — НП"СРО"Гильдия арбитражных управляющих"

Представляем вниманию первый в 2017 году обзор судебной практики по банкротным спорам.

Традиционно в обзор вошли как дела, рассмотренные Верховным судом (при этом часть из них попала в Обзор судебной практики № 1 (2017), утвержденный Президиумом ВС РФ 16.02.2017), так и дела арбитражных судов округов.

Из обзора, в частности, можно узнать судьбу арестного залога в банкротстве, а также то, как защититься от контролируемого банкротства и каким требованиям должно отвечать мировое соглашение.

I. Защита кредиторов

Кредитор вправе погасить требования кредиторов, инициировавших процедуру банкротства, чтобы избежать назначения подконтрольного таким кредиторам управляющего

Определение СКЭС ВС РФ от 25.01.2017 № 305-ЭС16-15945 по делу № А41-108121/2015, обсуждалось на Закон.ру здесь

Экономколлегия Верховного суда сформировала критерии для определения законности погашения требований кредиторов, которые инициировали процедуру банкротства. В данном деле инициаторами банкротства были работники должника, а другой кредитор — сторонняя организация — погасил их долг, внеся деньги на депозит нотариуса.

Судьи второй кассации отметили, что интерес кредитора состоит в наиболее полном погашении заявленных им требований за счет имущества должника. Именно для достижения этой цели кредитор использует предоставленные законом механизмы, в частности возможности первого заявителя предложить кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации управляющих.

Погашая задолженность других кредиторов, кредитор, очевидно, действует экономически необоснованно. Однако в данном деле такое поведение было вызвано тем, что имелись достаточно серьезные опасения в проведении контролируемого банкротства.

Так, один из заявителей ранее был генеральным директором должника, а все объекты недвижимости были проданы в преддверии банкротства.

Более того, заявление о признании должника банкротом подано заявителями до вступления в законную силу соответствующих решений о взыскании задолженности по выплате выходного пособия.

В такой ситуации погашение задолженности (выходного пособия работников) инициаторов банкротства носило защитный характер и было допустимо, даже несмотря на особый характер такой задолженности.

Наращивание задолженности является недобросовестным поведением должника

Последовательное принятие на себя заведомо неисполнимых обязательств (наращивание задолженности) признается недобросовестным поведением должника. Такое поведение является основанием для отказа в применении правил об освобождении банкрота от исполнения обязательств перед кредиторами.

Источник: http://gaurt.ru/news/bankrotnaja_praktika_verkhovnogo_suda_samoe_glavnoe_za_pervye_dva_mesjaca_2017_goda/2017-03-30-152

Обзор судебной практики рассмотрения требований кредиторов в делах о банкротстве

 I. Общие положения

Обзор судебной практики рассмотрения требований кредиторов в делах о банкротстве подготовлен в соответствии с пунктом 3.1 плана работы Арбитражного суда Владимирской области на второе полугодие 2008 года.

Предметом исследования настоящего Обзора является практика рассмотрения Арбитражным судом Владимирской области требований кредиторов в делах о банкротстве.

За 2007 год арбитражным судом рассмотрено 316 требований уполномоченных органов и 635 требований иных кредиторов о включении в реестр требований кредиторов должника, из них в ходе процедуры наблюдения – 334, внешнего управления – 33, конкурсного производства – 584.

За первое полугодие 2008 года общее количество рассмотренных требований составило 382, из них 151 требование уполномоченных органов о включении в реестр требований кредиторов должника и 231 требование иных кредиторов, в том числе в ходе процедуры наблюдения – 112, внешнего управления – 9, конкурсного производства – 261.

Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве или Закон) установлена очередность удовлетворения требований кредиторов (пункт 4 статьи 134 Закона).

Состав и размер денежных обязательств, подлежащих включению в реестр требований кредиторов должника, определен статьей 4 настоящего Закона.

В силу пункта 6 статьи 16, пункта 1 статьи 71, пункта 1 статьи 100 Закона о банкротстве требования кредиторов вне зависимости от наличия спора по их составу и размеру во всех процедурах банкротства включаются в реестр требований кредиторов должника на основании определения арбитражного суда, который проверяет обоснованность заявленных требований, в том числе с учетом поступивших возражений от должника, иных кредиторов, арбитражного управляющего. Исключение составляют требования о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, которые включаются в реестр требований кредиторов арбитражным управляющим или реестродержателем по представлению арбитражного управляющего. К компетенции арбитражного суда отнесено только рассмотрение разногласий, возникающих между представителем работников должника и арбитражным управляющим и связанных с очередностью, составом и размером требований о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам (пункт 11 статьи 16 Закона).

  • Кредитор вправе предъявить свои требования к должнику на любой стадии производства по делу о признании должника банкротом, с соблюдением порядка, установленного Законом о банкротстве.
  • При этом в соответствии с частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).
  • Государственной пошлиной требования кредиторов не облагаются.

Обращение в арбитражный суд с требованием к должнику является правом, а не обязанностью кредитора.

При рассмотрении арбитражными судами заявлений конкурсных кредиторов и уполномоченных органов о включении в реестр требований кредиторов и исключении их собственных требований из реестра следует учитывать, что согласно пункту 1 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Поскольку реализация требования к должнику представляет собой одну из форм осуществления гражданского права, кредитор вправе отказаться от его реализации.

Источник: https://bankr.ru/sudebnaya-praktika/obzor-sudebnoj-praktiki-rassmotreniya-trebovanij-kreditorov-v-delax-o-bankrotstve.html

Ссылка на основную публикацию