Взыскание убытков – судебная практика

Взыскание убытков – судебная практика

  • На страже закона стоишь нерушимо И связан с ним прочно заботой единой.
  • Ты — пристав судебный, и должен всегда И в срок исполнять постановления суда.
  • В приведенном стихотворении приведена суть работы судебных приставов: вовремя и на основании закона обеспечивать исполнение судебных решений.

Как все знают, не всегда вовремя и не всегда исполняются решения судов судебными приставами. Когда надо что-то арестовать, изъять ,возможно, и действуют они и быстрее, однако исправить свои же недоделки или работать качественно и своевременно — заставить сложнее и дольше.

Причинами неисполнения решений судов иногда бывают и невозможность или сложность исполнения ввиду отсутствия у должника имущества. Но иногда причины банальны: халатное отношение со стороны приставов к своим должностным обязанностям и их бездействие.

Не сомневаюсь, что загруженность судебных приставов высокая, однако это не дает им права относиться к своей работе спустя рукава.

А возможно ли взыскать убытки с Федеральной службы судебных приставов (ФССП) в случае халатного исполнения своих обязанностей ее сотрудниками — судебными приставами исполнителями?

Пунктом 2 ст. 119 Федерального Закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон № 229) заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

В ч. 2 ст.

119 Закона № 229 говорится об убытках, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, здесь имеются в виду убытки, причиненные в результате деятельности судебного пристава-исполнителя, на которого возложено непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

В соответствии ст. 3 Федерального закона № 118-ФЗ от 21.07.1997 г. «О судебных приставах» (далее – Закон о приставах), на иски о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, распространяются нормы гражданского законодательства.

Пункт 3 ст. 19 Закона о судебных приставах указывает, что ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

В ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) установлена презумпция полного возмещения убытков, включая реальный ущерб и упущенную выгоду. С 4 марта 2013 года в силу вступила статья 16.1 ГК РФ, которая предусматривает возможность взыскать убытки, причиненные законными действиями государственных органов.

В п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г.

№ 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее – Письмо ВАС РФ № 145) отмечено, что тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа — незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием).

Суд в любом случае должен оценить законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Пункт 11 Письма ВАС № 145: «Требование о возмещении вреда удовлетворено, поскольку в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

…Материалами дела подтверждено, что взыскатель сообщал приставу о наличии у должника банковского счета. Также установлено, что на этом счете имелись денежные средства в момент возбуждения исполнительного производства и в течение периода времени, достаточного для наложения на них ареста.

Доказательства же принятия судебным приставом-исполнителем предусмотренных законодательством об исполнительном производстве мер для обращения взыскания на указанные денежные средства в материалах дела отсутствуют, что свидетельствует о неисполнении им своих обязанностей, ответственность за которое предусмотрена статьями 330 АПК РФ, 1069 ГК РФ.

При рассмотрении данного дела судом первой инстанции также установлено, что исполнительный лист не исполнен, исполнительное производство окончено ввиду отсутствия у должника имущества, то есть взыскатель утратил имевшуюся первоначально возможность удовлетворения своих требований за счет должника. Каких-либо доказательств наличия у акционерного общества иного имущества, за счет которого возможно исполнение судебных актов, ФССП не представила».

Граждане и юридические лица, подающие иски о возмещении вреда по исполнительному производству, должны доказывать суду следующие факты: нарушение права, возникновение убытков, вина лица, причинно-следственная связь между виновным противоправным поведением и возникновением убытков.

В соответствии с п. 3 Письма ВАС РФ № 145 бремя доказывания распределяется следующим образом: доказывание наличия факта причинения вреда, его размера и причинной связи между возникшим вредом (убытками) и действиями причинителя вреда лежит на заявителе, служба судебных приставов должна доказать отсутствие виновных действий (бездействия).

Даже если отдельные действия судебного пристава-исполнителя признаны незаконными, само по себе это не влечет ответственности соответствующих органов ФССП за наступивший вред в порядке ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ. Необходимо установление причинно-следственной связи между наступившим вредом и незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ заявившая требование о взыскании убытков сторона должна представить доказательства, подтверждающие принятие мер по предотвращению либо уменьшению убытков. Непринятие мер по уменьшению ущерба или его предотвращению может рассматриваться как основание уменьшения размера возмещения в силу п. 2 ст. 1083 ГК РФ.

  1. Взыскателю при подаче иска о возмещении вреда необходимо представить доказательства использования им всех мер, которые предусмотрены законом, для исполнения судебного акта, в том числе изменения способа исполнения решения и невозможности повторного предъявления исполнительного листа к исполнению.
  2. Не находятся в прямой причинной связи с неправомерными действиями судебных приставов-исполнителей, упущенная льгота по налогообложению, начисление пеней по налогам и сборам.
  3. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – Пленум № 50) установлено следующее.

Пункт 15. Пленума № 50. Статья 1069 ГК РФ не предусматривает гражданско-правовую ответственность государства за неэффективные действия, только лишь за незаконные.

Таким образом, не подлежит возмещению вред в случае, если судебный пристав-исполнитель совершил в исполнительном производстве все необходимые действия, которые он должен был и мог совершить в силу указания закона или исполнительного документа.

Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, предоставленной законом или иным нормативным правовым актом.

Пункт 43. Пленума № 50. Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 ст.

64 Закона № 229, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (пункт 17 части 1 статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (статьи 2 и 4 Закона № 229), не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Пункт 82. Пленума № 50. По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Пункт 83. Пленума № 50.

Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу.

Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Пункт 84. Пленума № 50.

В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (пункт 5 статьи 393 ГК РФ).

Пункт 85. Пленума № 50.

Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Судебная практика по аналогичным делам следующая.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.03.

2017 № 33а-3600/2017:    «…Судебная коллегия приходит к выводу, что нарушению прав административного истца взыскателя могли способствовать не формальные нарушения со стороны пристава, а только представление доказательств наличия у должника какого-либо имущества либо возможности реального обнаружения такового.

Поскольку в рамках рассмотренного спора таких доказательств административным истцом представлено не было, судебная коллегия приходит к выводу, что судебным приставом-исполнителем были совершены все необходимые действия по выявлению имущества должника.

Правовым основанием для оспариваемых постановлений об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю служит достаточно достоверное установление факта отсутствия у должника имущества и имущественных прав, на которые возможно обратить взыскание. Судебная коллегия полагает, что в связи со спецификой самого понятия «отсутствие имущества» в любом случае носит предположительный характер.

Именно по указанной причине судебная коллегия приходит к выводу, что названный вывод возможно сделать в тех обстоятельствах, когда все разумные и достаточные в обычных условиях действия не привели к выявлению имущества.

Судебная коллегия учитывает, что в рамках исполнительных производств сам административный истец о применении каких-либо исключительных мер к поиску имущества должника не просил…

истец не указывает на имущество должника, строя свое несогласие с оспариваемыми постановлениями только на неудовлетворении от результата исполнительного производства».

Определение ВС РФ от 15 февраля 2017 г. № 305-ЭС16-14064: «…

Источник: https://www.burmistr.ru/blog/sudebnaya-praktika5130/vzyskanie-ubytkov-s-sudebnykh-pristavov/

Практика взыскания убытков и разъяснения Верховного суда

В постановлении № 25 от 23 июня 2015 года Верховный суд РФ разъяснял, как нужно взыскивать убытки. На практике суды не всегда опираются на разъяснения ВС РФ.

В деле о возмещении убытков нужно доказать, что ущерб возник именно в результате действий или бездействия ответчика. Вместе с этим нужно подтвердить факт причинения вреда и наличие убытков.

На это указал Пленум ВС РФ в пункте 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25.

Однако суды нередко забывают про это разъяснение и взыскивают убытки с лица, не выяснив до конца вопрос о том, действительно ли оно причинило вред.

Об убытках:

Суды взыскали убытки с ненадлежащего ответчика

Недавно Верховный суд рассмотрел дело, в котором три инстанции взыскали убытки с ответчика — МВД. Лишь Верховный суд обратил внимание на то, что вины ведомства в убытках нет (определение ВС РФ от 04.10.16 № 305-ЭС16-6934 по делу № А40-80833/15).

Суть была в следующем. Предприниматель владел несколькими автомобилями. ГИБДД зафиксировала на камеру ряд нарушений и вынесла постановления о привлечении предпринимателя к административной ответственности на основании части 1 статьи 2.6.1. КоАП РФ.

При фиксации нарушения на камеру привлекают именно собственника, поскольку действует презумпция использования автомобиля собственником. Предпринимателю удалось доказать, что автомобилями управляли водители по доверенности. Это позволило ему защититься от неосновательного наказания (ч. 2 ст. 2.6.1. КоАП РФ).

Суды прекратили дела в отношении предпринимателя за отсутствием состава правонарушения.

За юридические услуги предприниматель заплатил 250 тыс. рублей. Он передал право требовать возмещения этих расходов Обществу защиты прав потребителей (далее — Общество). Именно оно обратилось в суд, и три инстанции удовлетворили иск к МВД.

По их мнению, предприниматель понес расходы из-за того, что ГИБДД неправомерно вынесла постановления. Возмещение взыскали на основании статей 15, 1064, 1069 и 1082 ГК РФ и постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.

96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ».

Дело попало в Верховный суд, который согласился с нижестоящими инстанциями во всем, кроме одного — виновное лицо определили неверно. Коллегия указала, что сумма убытков, которую взыскали с МВД, представляет собой расходы предпринимателя на юридическую помощь. Эти убытки носят характер ответственности.

Читайте также:  Компенсация за неиспользованный отпуск - код дохода

Их можно взыскать, если суд установит наличие состава: незаконные действия обязанного лица, возникновение у потерпевшего неблагоприятных последствий, причинно-следственную связь между действиями и убытками. В этой ситуации собственнику пришлось понести расходы не потому, что инспекторы действовали неправомерно.

Расходы возникли из-за того, что сам собственник передал автомобили другим лицам, а они нарушили ПДД.

Прекращение дел в суде позволяет собственнику требовать в самостоятельном процессе возмещения судебных расходов. В этой части выводы судов верны. Но взыскивать возмещение нужно не с МВД, а с нарушителей. Поскольку именно по их вине собственник вынужден был нести издержки. В этом случае нет состава нарушения, так как нет причинно-следственной связи между поведением инспекторов и убытками.

Суд отменил решения трех инстанций. В результате истец напрасно прошел четыре инстанции только из-за того, что неверно определил ответчика, составляя иск. Примечательно, что суды не поправили его в этом.

Более того, в апреле этого года Верховный суд рассмотрел аналогичное дело с теми же лицами и вынес точно такое же решение (определение ВС РФ от 18.04.16 № 305-ЭС15-17080 по делу № А40-200870/2014).

И те же три инстанции вынесли тогда решения в отношении ненадлежащего ответчика.

Требование о взыскании убытков нужно подкреплять судебной практикой

Это дело еще раз показало, что не стоит рассчитывать на быструю реакцию судов на разъяснения Пленума и Судебной коллегии. Даже если Верховный суд сформулировал правовую позицию, нижестоящие инстанции могут вынести решение вопреки ей. Поэтому нужно заранее искать и представлять судебную практику в подтверждение своих требований.

Интересно и то, что в этом деле истца не напугала практика Верховного суда, которая была против него. По апрельскому делу истец знал, что ответчиком должно быть не министерство, а граждане, но обратился именно к МВД, так как получить исполнение с граждан было бы крайне трудно.

Однако для истца были и положительные стороны в этом деле. Верховный суд указал, что в целом требование правомерно. Ошибка только в ответчике. Возможно, этот вывод облегчит процесс взыскания в суде общей юрисдикции, когда истец обратится к водителям.

Взыскание убытков по договору цессии

Даже если вы намерены продать права требования по договору цессии, нужно заранее определить, кто будет ответчиком. В деле, описанном выше, истец приобрел права требования к МВД, хотя цедент имел права не к министерству, а к водителям. Ответственность за недействительность прав требования несет именно продавец прав требования (ст. 390 ГК РФ).

Прежде чем взыскивать убытки, установите причинно-следственную связь между ними и действиями ответчика, подтвердите ее документами. Если связь неочевидна, это будет слабым звеном в вашей правовой позиции и сильным аргументом оппонента.

Например, в доме сломалось оборудование, это привело к затоплению. Компания, которая понесла убытки из-за этого, обратилась в суд к управляющей организации — в ее ведении было общедомовое имущество.

Но суд установил, что оборудование не относится к общедомовому, а значит, нет связи между действиями ответчика и поломкой. Следовательно, иск подан к ненадлежащему ответчику (постановление АС Волго-Вятского округа от 24.04.

15 по делу № А38-1808/2014).

Другая ситуация — бригада рабочих выполняла ремонт на дороге и не установила предупреждающие знаки. Из-за этого в них врезался автобус. Собственник автобуса обратился за взысканием возмещения на ремонт.

Сложность была в том, что техника, в которую врезался автобус, принадлежала одной компании, но на момент происшествия была в аренде у другой. Суд отказал во взыскании убытков с собственника техники — он не имеет отношения к ДТП.

Возмещение удалось взыскать с арендатора (постановление АС Северо-Западного округа от 26.11.14 по делу № А56-72063/2013).

Источник: https://www.law.ru/article/21227-qqe-16-m12-29-12-2016-praktika-vzyskaniya-ubytkov-i-razyasneniya-verhovnogo-suda

Критерии доказывания в делах о взыскании убытков: вопросы практического применения // Судебная практика в делах о взыскании убытков

Пример из практики: Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании убытков от неисполнения кооперативом обязательств по строительству дома и передаче помещений в виде рыночной стоимости  жилой площади согласно отчету по оценке.

В качестве обоснования истец ссылался  на понесенные обществом расходы, подтвержденные имеющимися в деле платежными поручениями, а также вступившим в законную силу решением суда по иному арбитражному делу, согласно которому договор о внесении паевого вклада квалифицирован судом как договор купли-продажи будущей вещи.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьей 15, частями 1 и 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 61 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.

2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», признал недоказанными наступление причинно-следственной связи между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вины ответчика в причинении убытков.

В связи с недоказанностью совокупности всех необходимых элементов для взыскания с ответчика убытков, Верховный Суд Российской Федерации в своем определении по делу № 308-ЭС18-2616 от 12 апреля 2018 г.

констатировал, что если  наступление причинно-следственных связей между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вина ответчика в причинении убытков (т.е.

совокупность всех необходимых элементов для взыскания с ответчика убытков) были признаны недоказанными, то требования о взыскании убытков не подлежат удовлетворению.

*****************

Взыскание убытков можно рассматривать как совокупность определенных действий, обеспечивающих компенсацию причиненного ущерба или приведшего к утрате возможной прибыли в результате ненадлежащего исполнения обязательств со стороны должника. Вместе с этим, взыскание убытков (как одна из форм гражданско-правовой ответственности) связано с исполнением (удовлетворением) заявленных требований, результатом которых является удовлетворение определенных интересов кредитора.

При этом, в первом случае взыскание убытков представляет собой идеальную аналитическую модель, одновременно существующую в трех общеправовых измерениях: теоретическом, судебно-практическом и, собственно, законодательном (*).

В рамках действующего законодательства непосредственные участники контрактных отношений сталкиваются с судебно-практической моделью взыскания убытков, направленной на разрешение конкретных спорных правоотношений в её практическом применении.

Между тем, если исходить из системного анализа взыскания убытков, то в целях исследования судебной практики с точки зрения  полученных в предусмотренном законом порядке сведений о фактах в соответствии с ч. 1 ст.

64 АПК РФ, имеет значение понятие взыскания убытков как совокупности определенных действий.

Наряду с этим, взыскание убытков выступает одной из форм гражданско-правовой ответственности, что формирует особые требования к  сведениям, выступающими доказательствами: установление причинно-следственной связи, вины и т.д. (ст. 15 ГК РФ).

Таким образом, указанный круг обстоятельств, подлежащих установлению в рамках судебного процесса, анализируется в первую очередь, что не вызывает трудностей, поскольку в рамках требования о взыскании убытков и несения гражданско-правовой ответственности возможно рассматривать различные категории дел: возмещение экологического вреда, взыскание убытков, причиненного неисполнением договора и т.д.

  • Однако, в ходе анализа отдельных компонентов гражданско-правовой ответственности в делах о взыскании убытков в вопросе исчисления убытков было сделано предположение о том, что границы (в соответствии с которыми судом устанавливаются (1) сведения о фактах, свидетельствующие о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, либо (2) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела при рассмотрении дел о взыскании убытков в целом) —  весьма размыты.
  • Это означает, что отдельные категории дел в рамках взыскания убытков требуют установления не только различных сведений о фактах в зависимости от категории спора. 
  •  Иное допущение касается следующего немаловажного обстоятельства. Неоднократно, в ранних статьях на тему отдельных аспектов взыскания убытков, упоминались и некоторые правоприменительные факторы, способствующих возникновению данной практической проблемы:
  • (а) отсутствие критериев оценки разумной предвидимости в отечественном законодательстве и правоприменении, последствием которого является отсутствие анализа в мотивировочной части  конкретного правоприменения .
  •         (б) судебный акт, разрешающий спор  о взыскании убытков, в свою очередь, не дает ответа о том, какими критериями «причины-и-следствия» руководствуется арбитражный  судья.
  •        (в) несмотря на то, что в законодательстве определены условия, при которых возможно уменьшение убытков в судебном порядке, оценка разумных мер, предпринятой виновной стороной, остается оценочным понятием.

       (г)  основная проблема исчисления размера убытков состоит не в «слишком абстрактных» формулах для расчета убытков, а именно в доказуемости их компонентов в непосредственной спорной ситуации о возмещении убытков, и т.д.

Указанные обстоятельства способствуют возникновению такой ситуации, при которой стороны, в том числе на стадии подачи иска о взыскании убытков в арбитражный суд, не обеспечиваются четкими стандартами доказывания обстоятельств, вследствие которых возникла потребность в взыскании убытков, или стандартами опровержения указанных обстоятельств. При таких равных условиях на стадии обжалования та или иная сторона вправе сослаться на основания для отмены или изменения судебного акта, изложенные в ч. 1 ст. 270 АПК РФ.

  1. Неопределенность standard of proof при взыскании убытков: системное явление или исключение? 
  2. Пример из практики: В определении Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по делу № 304-ЭС17-22233 в деле о взыскании убытков Обществу было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
  3. При рассмотрении этого дела суд исследовал основания для гражданско-правовой ответственности, однако отметил, что помимо этого значение для рассмотрения дела является также оценка доводам ответчика о недостоверности документов, представленных в подтверждение расчетов инвестора с подрядчиком за выполненные работы по строительству объектов, в отношении которых ответчиком заявлялось ходатайство о проведении технической экспертизы; при признании недостоверными результатов судебной экспертизы судами не дана оценка отчету экспертной организации, а также доводам ответчика о неправильном определении оценщиком объекта оценки.

Таким образом, при рассмотрении дел о взыскании убытков суд может требовать исследования дополнительного (вспомогательного) пула обстоятельств дела. Вместе с этим, возникает закономерный вопрос: как исследование дополнительного пула доказательств может повлиять на исход дела?

***************

Зачастую практикующие юристы сталкиваются с тем, что судебная практика может приобретать функциональное значение – правоприменительного восполнения действующего законодательства. Такая особенность свойственна судебной практике в условиях или неопределенности законодательной нормы, или в случае возникновения коллизионной ситуации.

Формирование правовой позиции с точки зрения предоставления в процесс сведений о фактах, свидетельствующих о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц в делах о взыскании убытков, подчиняется вроде бы однозначным правилам.

Общеизвестно, что гражданским законодательством и разъясняющими постановлениями суда о взыскании убытков на стороны возлагается бремя доказывания  в случаях и в зависимости от их процессуального положения. При этом, оценка доказательств участников процесса осуществляется судом на основании «внутреннего убеждения»(**).

Тем не менее, в ряде судебных случаев, арбитражный суд приходил к выводу о том, что если в законодательстве о взыскании убытков понятие является оценочным, то суд вправе дать оценку критерию на основании своего внутреннего убеждения, учитывая обстоятельства каждого конкретного дела и оценив доводы ответчика (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13 февраля 2015 г. N Ф09-9933/14 по делу N А50-11658/2014, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.01.2017 N Ф01-6181/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 2 сентября 2014 г. N Ф09-5696/14 по делу N А76-25964/2013).

Между тем, «внутреннее убеждение» выносится за скобки при пересмотре. Тогда, если рассматривать представленные сторонами доказательства с точки зрения апелляционной инстанции, то согласно  п. 1,2,4 ч.1, ч.3 ст. 270 АПК РФ значительную роль при рассмотрении дела о возмещении убытков могут играть процессуальные нарушения, допущенные в рамках процесса. 

На уровне первой инстанции такую важную роль играют, в том числе и меры, предпринимаемые судом для недопущения таких правоприменительных нарушений в рамках текущего процесса. В связи с этим и руководствуясь, например, ч.2 ст. 136 АПК РФ (определение судом достаточности представленных доказательств), чтобы решение было правосудным, суд первой инстанции обязан:

  • (а) выяснить круг обстоятельств, имеющих значение для дела,
  • (б) установить и оценить доказанность имеющих значение для дела обстоятельства
  • (в) правильно применить процессуальные нормы права.
  • Итак, помимо фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию в рамках гражданско-правовой ответственности за причинение убытков, судебная практика обращает внимание и на возможность возникновения правоприменительных нарушений, не позволивших выяснить круг обстоятельств при рассмотрении дела в первой инстанции.
  • Возможен ли при заданных условиях ответ на «главный вопрос» исследования доказательств «и всего такого»?
  • Пример из практики:
  •  При взыскании убытков суд связывает срок исковой давности с правоотношениями, возникшими между сторонами спора.

 (а) Компания обратилась в суд с иском к заводу о взыскании убытков, связанных с ненадлежащим ремонтом вагона по договору на выполнение работ по ремонту деталей, узлов, колесных пар грузовых вагонов. Ответчик обжаловал судебные акты в связи с нарушением срока исковой давности.

Верховный Суд Российской Федерации постановил в своем определении по делу № 301-ЭС17-13765, что вывод судов об исчислении срока исковой давности с момента вручения претензии является ошибочным, так как пункт 3статьи 725 ГК РФ, не определяя обязательную форму заявления о недостатках, не связывает начало течения срока исковой давности с моментом направления или вручения претензии заказчика подрядчику об оплате понесенных расходов. Иное приведёт к тому, что истец будет обладать возможностью произвольно изменять момент начала исчисления срока исковой давности своим односторонним действием, выбирая момент оплаты понесенных расходов и (или) направления соответствующей претензии.

(б)  В Определении по делу № 301-ЭС15-11759 Верховный Суд Российской Федерации постановил, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 ГК РФ). В связи с этим срок исковой давности для страховщика, выплатившего страховое возмещение, также исчисляется с момента наступления страхового случая.

  1. ************************
  2. Несомненным преимуществом common law при рассмотрении дел о взыскании убытков является высокий уровень систематизации и анализа судебных актов, принимаемых в результате исследования практических кейсов, что позволяет их обобщение и практическое применение в дальнейшем.
  3. В связи с этим, проблема стандартов доказывания в делах о взыскании убытков в англосаксонском праве состоит, скорее, в необходимости приведения возникающих практических кейсов к известной степени дальнейшего практического применения и унификации судебных решений по типичным случаям.
  4. Однако, при всех частных случаях доказывания в англосаксонском праве мы имеем дело с рядом рационализирующих тестов, способствующих объективизации сведений, предоставленных сторонами, балансом возможностей.
Читайте также:  Порядок проведения служебного расследования

При этом, очевидно, что исходной точкой судебного решения в отечественном законодательстве является «внутреннее убеждение» арбитражного суда. Рассмотренные выше примеры из судебной практики могут свидетельствовать лишь о том, что правоприменительные барьеры ч. 1 ст. 270 АПК РФ или п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ могут быть основаниями для отмены решения или же нового рассмотрения дела.

Вместе с этим, границы «внутреннего убеждения» очерчены неким балансом между оценочным мнением и законодательными требованиями. В свою очередь, последние приобретают черты «стандарта доказывания», хотя акценты отечественного и англосаксонского подхода к доказыванию – очевидны.

*******************

*Теоретическая модель во многом отображает компиляцию из общетеоретических правовых понятий, логически взаимосвязанных и описывающих сущность понятия возмещения ущерба: компоненты гражданско-правовой ответственности, расчет убытков, установление вины, и т.д., позволяющих экстраполировать её на различные правовые системы.

Законодательная модель обуславливается в большей мере правовой системой и иными факторами, формирующими элементы научно-мировоззренческих подходов к понятийному определению компонентов гражданско-правовой ответственности.

** Сергей Будылин. Внутреннее убеждение или баланс вероятностей? Стандарты доказывания в России и за рубежом // Вестник экономического правосудия РФ. 2014. №03

Источник: https://zakon.ru/Blogs/kriterii_dokazyvaniya_v_delah_o_vzyskanii_ubytkov_voprosy_prakticheskogo_primeneniya__sudebnaya_prak/73886

Взыскать убытки можно только при наличии бесспорных доказательств

При взыскании убытков возникают сложности разного порядка, справиться с которыми можно, детально изучив не только теоретические аспекты этого вопроса, но и обширную арбитражную практику. Рассмотрим наиболее актуальные моменты, которые помогут избежать распространенных в данной сфере ошибок.

Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 ГК РФ, которая разделяет их на реальный ущерб и упущенную выгоду.

  • Под реальным ущербом понимается та сумма расходов, которую лицо уже понесло или должно будет понести в дальнейшем для восстановления своего нарушенного права, а также утрата или повреждение имущества лица.
  • Упущенная выгода представляет собой доходы (выгоду), которые получило бы лицо при обычных условиях гражданского оборота, если бы его права не были нарушены (например, договор был бы исполнен надлежащим образом).
  • Неполученные доходы (упущенная выгода) отличаются от реального ущерба тем, что в последнем случае наличное имущество не увеличилось, хотя и могло увеличиться, если бы не правонарушение.

Статьей 12 ГК РФ среди способов защиты гражданских прав и интересов установлена защита гражданских прав путем возмещения убытков.

Возможность использования возмещения убытков как способа защиты нарушенных прав возникает у лиц из самого факта неисполнения обязанности, нарушения гражданских прав, то есть независимо от того, содержится ли в той или иной норме Гражданского кодекса упоминание о таком праве или нет. Более того, возмещение убытков считается главной формой гражданско-правовой ответственности.

Ответственность в форме возмещения убытков имеет место тогда, когда лицо, потерпевшее от гражданского правонарушения, понесло убытки, то есть те отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного гражданского правонарушения. Последствия могут выражаться в уничтожении имущества, уменьшении стоимости поврежденной вещи, неполучении запланированного дохода, необходимости новых расходов и т.п.

Таким образом, возмещению убытков придан характер универсального способа защиты гражданских прав.

Три условия возмещения убытков

Для привлечения контрагента к ответственности в виде возмещения убытков необходимо доказать совокупность следующих фактов (постановление ФАС Московского округа от 04.10.2012 по делу № А40-49046/11):

  • наличие убытков и их размер;
  • противоправное поведение, повлекшее причинение вреда;
  • причинную связь между противоправностью поведения и наступившими убытками.

Как было сказано выше, под убытками понимают те отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного против него гражданского правонарушения.

Противоправным признается такое поведение, которое нарушает форму права независимо от того, знал или не знал нарушитель о неправомерности своего поведения. То есть в понятии противоправности находит отражение только факт объективного несоответствия поведения участника гражданского оборота требованиям законодательства, обычаям делового оборота, иным предъявляемым требованиям.

Источник: https://bankir.ru/publikacii/20121211/vzyskat-ubytki-mozhno-tolko-pri-nalichii-besspornykh-dokazatelstv-10002690/

Взыскание убытков в арбитражном суде

Взыскание убытков — сложный и рискованный судебный процесс. С одной стороны, очень трудно бывает доказать наличие убытков, их размер и основания для взыскания с конкретного лица. С другой стороны, если суд откажет в удовлетворении требований, истец рискует сам оказаться ответчиком, обязанным компенсировать убытки, которые понес его оппонент.

Инициирование судебного процесса по возмещению убытков должно быть предельно взвешенным решением. Нужно просчитывать все до мелочей. И нужно обязательно привлекать компетентного арбитражного юриста — это поможет избежать ошибок, свести риски к минимуму, подстраховаться, убедительно представить и доказать свою позицию.

Ниже мы расскажем об основных аспектах взыскания убытков в арбитраже. Но нужно понимать — это только базовая информация, которая убережет от типичных ошибок, но не позволит самостоятельно выиграть судебный процесс. Каждое дело — очень индивидуально.

Что понимается под убытками в арбитражном процессе?

Понятие и классификация убытков даны в ч. 2 ст. 15 ГК РФ:

  • Реальный ущерб:
    • расходы для восстановления нарушенного права, которые уже произведены или должны быть произведены;
    • утрата или повреждение имущества.
  • Упущенная выгода — неполученные доходы, которые бы были получены, если бы не было нарушения права.

Убытки подлежат возмещению в полном объеме, если законом или договором для конкретного случая не предусмотрен меньший размер возмещения.

Для целей взыскания убытков необходимо, чтобы они были правильно квалифицированы, рассчитаны и получили определенное денежное выражение.

В этом плане обычно нетрудно подсчитать реальный ущерб, особенно когда речь идет о расходах. Несложно сделать и оценку ущерба от повреждения или утраты имущества.

Но вот с упущенной выгодой в арбитражном суде, как правило, возникают проблемы — слишком много факторов нужно учесть, и слишком много “если бы”.

Какие бывают виды убытков?

Основные виды убытков — это реальный ущерб и упущенная выгода. Правда, это скорее основные категории (группы). На практике мало отнести убытки к реальному ущербу или упущенной выгоде — нужна конкретизация, которая делается с учетом обстоятельств дела и судебной практики.

Реальный ущерб может выражаться:

  • в расходах, которые пришлось произвести для восстановления нарушенного права, например, для проведения экспертизы, сбора доказательств, для обращения в государственные органы, к нотариусу, юристам и суд;
  • в расходах, которые потребуются для восстановления нарушения права согласно сделанному и подтвержденному расчету;
  • в стоимости утраченного имущества;
  • в затратах на восстановление (ремонт) поврежденного имущества;
  • в расходах, которые понес ответчик в виде обеспечительного платежа, в связи с применением мер обеспечения, в виде уплаченного штрафа и других затрат, связанных с судебным процессом в его отношении.

Упущенная выгода — более сложная категория. Это то, что истец мог бы получить, но не получил. К упущенной выгоде можно отнести любые доходы, которые получил бы потерпевший (истец), если бы контрагент исполнил обязательство, права потерпевшего не были нарушены или причинитель вреда не совершил бы в отношении истца противоправные действия.

Для определения убытков, связанных с договорными отношениями, в частности, договорами купли-продажи и смежными сделками, в российской арбитражной практике сложился немного упрощенный подход — вычисление ценовой разницы.

Убытки определяются как разница между договорной ценой и ценой, сложившейся на рынке на момент, когда обязательство должно было быть исполнено.

Если убытки обусловлены досрочным прекращением договора, то они могут быть определены как разница между ценой прекращенного договора и ценой договора, заключенного взамен прекращенного.

Проблема с упущенной выгодой в том, что здесь много чего нужно доказывать, опираясь не только на свои расчеты и свою позицию. Много условностей, допущений, оценочных критериев.

До последнего времени подходы к определению, расчету, оценке, доказыванию упущенной выгоды были неоднозначными и противоречивыми.

Постановление Пленума ВС РФ №7 от 24 марта 2016 года расставило точки над “i” во многих вопросах и сделало для истцов процесс доказывания всего, что связано с упущенной выгодой, более простым.

Основания для взыскания убытков в арбитражном суде

Убытки нельзя взыскать только по факту их наличия. Необходимо, чтобы была совокупность условий:

  • Есть нарушенное право и правонарушение со стороны ответчика.
  • В действиях (бездействии) ответчика есть вина в нарушении прав истца.
  • Есть последствия в виде ущерба, вреда, расходов и, соответственно, есть факт причинения убытков.
  • Есть причинно-следственная связь между действиями (бездействием) ответчика и наступившими последствиями.
  • Размер ущерба определен (рассчитан) как этого требует закон, с разумной степенью достоверности или справедлив и соразмерен правонарушению.

Отсутствие или недоказанность хотя бы одного из первых четырех пунктов влечет невозможность взыскания убытков. Проблемы с достоверностью заявленного размера убытков или его соразмерностью нарушению — сами по себе не критичны. Но арбитражный суд вправе пересчитать заявленную сумму и, соответственно, уменьшить ее.

Как рассчитываются убытки

Сразу скажем: просто сесть и посчитать убытки на калькуляторе — этого мало. Для расчетов используется специальная методология и нужно обращаться к действующим разъяснениям ВС и ВАС РФ. Расчеты должны быть подкреплены официальными сведениями и документами.

До сих пор действует “Временная методика определения размера ущерба, причиненного нарушениями хозяйственных договоров” (приложение к Письму Госарбитража СССР от 28.12.1990 N С-12/НА-225). Она может применяться и ко внедоговорным отношениям, если подходит под обстоятельства дела и подлежащие расчету убытки.

Определение, структуризация и расчет убытков — часть юридической работы по подготовке к досудебному и судебному урегулированию споров, связанных с возмещением и взысканием.

Соотношение убытков и неустойки

И неустойка, и взыскание убытков — виды ответственности. Чтобы исключить спорные ситуации и двойную ответственность за одно и то же, соотношение убытков и неустойки урегулировано на законодательном уровне или может быть урегулировано договором.

Возможно:

  • взыскание только неустойки, но не убытков;
  • взыскание и неустойки, и убытков в полном объеме;
  • взыскание на усмотрение истца — либо неустойки, либо убытков.

Соотношение убытков и неустойки порой очень плохо рассматривается либо вообще не рассматривается в договоре. Тогда приходится руководствоваться общим правилом: если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

Судебная практика

Судебная практика (прецеденты), в том числе Постановления ВС и ВАС РФ, очень сильно влияют на рассмотрение арбитражными судами споров о взыскании убытков. Принципиально важное значение в конкретном деле имеют решения по схожим спорам и спорным вопросам.

На что нужно обязательно обращать внимание:

  • Если убытки возникли в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей по договору, в первую очередь нужно смотреть, как вопрос их возмещения урегулирован договором.
  • Обязанность доказывать все, что связано с убытками, особенно их размер и основания взыскания с конкретного лица, лежит всецело на истце. Ответчики нередко занимают пассивную позицию и смотрят, как будет развиваться ситуация. Им свойственно что-либо оспаривать и контратаковать только тогда, когда позиция истца слаба.
  • Возмещение убытков возможно в досудебном порядке. Но на такое урегулирование спора потенциальные ответчики идут зачастую только тогда, когда очевидна перспектива проигрыша дела в суде либо слишком велики будут репутационные потери.
  • Типичное поведение ответчика — попытки свести заявленные истцом убытки к минимуму, исключить хотя бы некоторые. Обычно при этом пытаются доказать, что истец (своими действиями или бездействием) содействовал появлению и (или) увеличению убытков, сам нарушал обязательства, не принимал должных мер к тому, чтобы убытков не было или их было меньше. Популярные контраргументы — нет вины ответчика, он к убыткам непричастен, они являются следствием форс-мажорных обстоятельств, нет причинно-следственной связи между поведением ответчика и наступившими последствиями. К этому нужно быть заранее готовым, и желательно заранее продумать ответные доводы.
  • Взыскать можно все перечисленные в ст. 15 ГК РФ убытки, то есть одновременно и реальный ущерб, и упущенную выгоду. В данном случае нужно обязательно структурировать убытки, сделать расчет по каждому отдельно и также индивидуально подойти к формированию доказательственной базы.

Убытки — достаточно широкое понятие. Многие предприниматели, руководители и собственники компаний не понимают, какие именно расходы, затраты, упущенные возможности, ущерб и вред можно отнести к убыткам, а какие — нет.

Если обратиться к судебной практике, то к настоящему моменту сложились определенные категории арбитражных дел по взысканию убытков при определенных обстоятельствах:

  • Ненадлежащее исполнение или неисполнения обязанностей по договору.
  • Досрочное расторжение договора.
  • Недействительность сделки.
  • Недобросовестное ведение переговоров, что привело к разглашению конфиденциальной информации, утрате возможности заключения сделки с другим лицом или расходам.
  • Противоправные действия руководителя, повлекшие убытки для юридического лица.
  • Убытки от действий (бездействия) третьей стороны.

Существуют и другие специфические категории арбитражных дел. В них есть свои нюансы, и общий, универсальный подход недопустим.

Читайте также:  Перевод на другую работу по медицинским показаниям

Взыскать убытки — сложно, но можно. Не всегда удается доказать весь заявленный объем требований, но даже некоторая компенсация потерь — лучше, чем ничего. В ряде случаев спор решается заключением мирового соглашения, что тоже неплохо.

Каким бы ни было простым или сложным дело, важно привлекать квалифицированного арбитражного юриста. Увы, но без должной юридической поддержки и сопровождения, вы сильно рискуете.

А в таких делах нужно просчитывать не только вероятность выигрыша, но и вероятность самому оказаться в будущем ответчиком по такому же делу.

Источник: https://yuristica.ru/stati/vzyskanie-ubytkov-v-arbitrazhnom-sude

Обзор судебных решений по спорам о возмещении убытков

Пунктом 1 ст. 15 ГК РФ установлено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками законодатель понимает расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Основанием для удовлетворения иска о возмещении убытков является совокупность условий: факт причинения вреда, противоправность действий причинителя вреда, размер причиненного вреда и причинно-следственная связь между фактом причинения вреда и противоправными действиями.

В силу положений ст. 393 ГК РФ возмещению подлежат убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Рассмотрим, как применяются эти положения законодательства при разрешении споров, участниками которых являются организации строительной сферы.

Какие расходы застройщик не сможет взыскать с подрядчика?

Ситуация 1. Дольщик направил застройщику претензию об исправлении строительных недостатков в переданной по договору долевого участия квартире. Поскольку застройщик оставил претензию без внимания, дольщик обратился в суд.

Решением суда с застройщика был взыскан материальный ущерб в размере 25 тыс. руб., причиненный в связи с устранением недостатков квартиры, компенсация морального вреда в сумме 10 тыс. руб., штраф в размере 17,5 тыс. руб., расходы на проведение оценки в размере 5 тыс. руб.

, государственные пошлины в размере 1,8 тыс. руб.

Застройщик с требованием о возмещении убытков обратился сначала к генеральному подрядчику, а затем в суд.

При этом застройщик сослался на пункт договора, согласно которому генподрядчик обязан устранить за свой счет дефекты, обнаруженные в течение пятилетнего гарантийного срока.

Арбитры напомнили, что лицо, требующее возмещение убытков, должно доказать факт их причинения и размер, ненадлежащее исполнение договорных обязательств, а также наличие причинно-следственной связи между возникшими убытками и действиями лица, по вине которого они возникли.

Причинно-следственная связь между противоправными действиями генподрядчика (некачественное выполнение строительных работ) и расходами застройщика в части уплаты участнику штрафа, возмещения расходов на проведение экспертизы и государственной пошлины отсутствует. Дело в том, что застройщик в силу положений Закона РФ от 07.

02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» был обязан принять меры к урегулированию спора и возмещению убытков гражданину без доведения спора до судебного разбирательства.

Доведение в отношении потерпевшего гражданина со стороны застройщика спора до рассмотрения в суде и возмещение дольщику расходов, связанных с рассмотрением дела судом общей юрисдикции, не могут быть квалифицированы как убытки. В силу п. 6 ст.

13 названного закона штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, взыскивается судом лишь в случае неудовлетворения в добровольном порядке требований потребителя.

Соответственно, такое требование подлежало удовлетворению застройщиком и является его предпринимательским риском, в связи с чем не может быть отнесено к убыткам, причиненным генподрядчиком. В результате последнего обязали возместить застройщику только материальный ущерб в размере 25 тыс. руб., возникший в связи с устранением строительных недостатков (Постановление АС ВСО от 04.06.2015 по делу № А58-5728/2014).

Ситуация 2.

Застройщик и генподрядчик, заключив договор генподряда на строительство жилого дома, договорились о том, что застройщик финансирует приобретение для строительства башенного крана путем перечисления денежных средств на расчетный счет генподрядчика. При этом доставку, монтаж и установку крана на объекте, его техническое обслуживание на время проведения работ оплачивает генподрядчик, приобретающий кран в собственность. Также было согласовано следующее:

  • сумма аванса, перечисленная генподрядчику на приобретение крана, удерживается застройщиком из стоимости выполненных генподрядчиком работ;
  • генподрядчик компенсирует застройщику расходы на уплату банковских процентов, начисленных на сумму предоставленного на приобретение крана аванса, путем удержания сумм компенсации из стоимости выполненных работ;
  • в случае расторжения сторонами договора генподрядчик возвращает остаток полученных на приобретение крана денежных средств.

Застройщик взял кредит в банке и перечислил генподрядчику деньги на приобретение крана.

Впоследствии по соглашению сторон договор генподряда был расторгнут. В связи с непогашением долга за кран застройщик истребовал задолженность в сумме 8,5 млн руб. в судебном порядке.

Затем застройщик обратился в суд с новым иском, требуя обязать генподрядчика возместить убытки, связанные с уплатой банку процентов по кредитному договору. Однако в удовлетворении этого требования застройщику было отказано.

Суд отклонил довод застройщика о том, что обязанность по уплате процентов возникла по вине генподрядчика, который не обеспечил строительство объекта необходимым оборудованием (краном).

Арбитры указали: принятие застройщиком на себя кредитных обязательств перед банком не являлось необходимым, обусловлено решением самого застройщика и с противоправными действиями ген­подрядчика не связано. Поэтому нет оснований относить на последнего расходы на погашение процентов по кредиту (Постановление АС ДВО от 28.01.2015 № Ф03-5901/2014).

В каком случае ТСЖ не вправе требовать с застройщика возмещения расходов на устранение строительных дефектов?

ТСЖ[1] обратилось в суд с просьбой взыскать с застройщика 677 тыс. руб. убытков, понесенных в связи с демонтажем плитки, облицовкой колонн гранитной плиткой и ремонтом системы гидроизоляции, а также 68 тыс. руб. расходов на оплату услуг представителя.

Суд установил, что в ходе эксплуатации МКД проявились недостатки облицовки гранитной плиткой на семи колоннах дома, ступеней крыльца, пандуса и нарушение гидроизоляции в подвале здания.

Претензия ТСЖ об устранении недостатков работ была оставлена застройщиком без ответа.

Арбитры удовлетворили иск частично (в общей сумме 286 тыс. руб.), признав правомерными требования о взыскании убытков, понесенных в связи с демонтажем плитки и ремонтом системы гидроизоляции, и отказали в возмещении убытков по облицовке колонн дома гранитной плиткой.

Казалось бы, неслыханная ситуация – возместить расходы на демонтаж и отказать в компенсации расходов на облицовку! Почему судьи приняли такое странное решение? Арбитры исходили из представленного в материалы дела заключения судебной экспертизы, согласно которому при строительстве дома плитка была установлена в нарушение проектной документации (по проекту предусматривалась штукатурка и окраска). Судьи указали: ТСЖ, располагая заключением эксперта относительно причин деформации бетонных колонн и появления недостатков их облицовки плиткой, тем не менее приняло решение вновь облицевать колонны плиткой в нарушение первоначального проекта. Действия ТСЖ нельзя признать надлежащим устранением недостатков. При таких обстоятельствах нет оснований возлагать на застройщика обязанность возмещения понесенных жильцами дома расходов на облицовку колонн (Постановление АС СЗО от 24.08.2015 по делу № А56-49275/2013).

Какие расходы муниципалитета не должен возмещать застройщик, заключивший договор о развитии застроенной территории?

Между администрацией и застройщиком был заключен договор о развитии застроенной территории, на основании которого застройщик перечислил на расчетный счет администрации денежные средства в счет оплаты права на заключение договора.

Кроме того, застройщик принял на себя обязательство уплатить собственникам выкупную цену за изымаемые у них жилые помещения в многоквартирных домах, признанных аварийными и подлежащими сносу и расположенных на застроенной территории, а также земельные участки.

Администрация обратилась в суд, требуя взыскать с застройщика убытки в размере 8 322 тыс. руб.

, которые возникли в связи с недостижением застройщиком с гражданами соглашения о выкупе помещений и неисполнением обязанности по выплате им выкупной цены, предусмотренной договором, в результате чего жилые помещения гражданам предоставила администрация, на что из бюджета муниципального образования была потрачена названная сумма.

Удовлетворяя иск частично, арбитры рассуждали следующим образом. Согласно договору застройщик обязан выплатить стоимость помещений исключительно собственникам. Таковыми являются лишь шесть человек, стоимость их долей составляет 322 тыс. руб.

В остальных помещениях в доме проживали малоимущие семьи, стоящие на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. Внеочередность предоставления жилых помещений подобным семьям обусловлена наличием принятого в установленном законом порядке постановления о признании дома аварийным и подлежащим сносу.

Статьей 57 ЖК РФ на муниципальный орган возложена обязанность по предоставлению таким гражданам жилых помещений по договорам социального найма.

На застройщика не может быть возложена обязанность по компенсации администрации затрат на приобретение жилых помещений, переданных гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, по договорам социального найма, поскольку эта обязанность возложена на муниципалитет законом (Постановление АС УО от 08.10.2015 № Ф09-6926/15 по делу № А50-25936/2014).

Когда незаконная вырубка не влечет обязанности возмещения ущерба лесам?

Природоохранное ведомство установило, что организация-субподрядчик до получения всех необходимых для рубки документов, в том числе заключения государственной экспертизы проекта освоения лесов и подачи лесной декларации, произвела рубку лесных насаждений на земельном участке, предоставленном в аренду для строительства линейного объекта.

При этом выяснилось, что заказчик работ и генподрядчик не давали субподрядчику указания о начале рубки деревьев.

На нарушителя наложили штраф по ч. 1 ст. 8.28 КоАП РФ в размере 50 тыс. руб., который был оплачен субподрядчиком.

Кроме того, контролеры обратились в суд с требованием взыскать с организации вред, причиненный лесам вследствие нарушения лесного законодательства, в размере 3 891 тыс. руб.

Арбитры выяснили, что при выполнении работ по строительству линейного объекта предусмотрены сплошные рубки в целях освобождения земельного участка. На момент рассмотрения дела уполномоченным органом утверждены заключения государственной экспертизы проектов освоения лесов, лесные декларации поданы.

Тот факт, что указанные действия совершены после рубки, свидетельствует о том, что рубка произведена до надлежащего документального оформления и разрешения, но не доказывает, что лесам причинен именно тот ущерб, за возмещением которого природоохранная служба обратилась в суд.

Дело в том, что строительство линейного объекта объективно предполагает и требует совершения именно тех действий, которые и были выполнены субподрядчиком. Таким образом, в рассматриваемом случае не был причинен ущерб лесам, который имел бы место при отсутствии в последующем всей разрешительной документации.

При таких обстоятельствах суд отклонил довод контролеров о том, что наличие установленного факта незаконной рубки является достаточным основанием для возмещения ущерба (Определение ВС РФ от 28.09.2015 № 309-ЭС15-12040 по делу № А60-47861/2014).

Заказчик вправе требовать от подрядчика не только безвозмездного устранения недостатков, но и уплаты штрафа

Заказчик работ обратился в арбитражный суд с иском к подрядчику, требуя взыскать установленную договором подряда неустойку в виде штрафа в размере почти 50 млн руб.

Судьи выяснили, что выход из строя оборудования произошел по вине подрядчика, который за счет собственных средств заменил необходимые детали оборудования и повторно ввел его в эксплуатацию.

При таких обстоятельствах арбитры отказали заказчику во взыскании неустойки, отклонив его довод о том, что возможность ее взыскания предусмотрена договором подряда.

Судьи исходили из того, что договором за одно и то же нарушение (невозможность нормальной эксплуатации объекта в течение гарантийного срока) установлено два вида ответственности: устранение недостатков за счет подрядчика и штраф. При этом не конкретизировано, в каких случаях применяется тот или иной вид ответственности.

Подрядчик недостатки устранил, то есть исполнил перед заказчиком свои обязательства в части ответственности по договору, а применение двойной меры ответственности за одно и то же нарушение противоречит принципам гражданского законодательства.

Примечательно, что таким был вердикт трех судебных инстанций[2], однако заказчик не сдался и подал жалобу в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ. Надзорная инстанция отменила решения нижестоящих судов в силу следующего.

Законом охраняются права заказчика не только на получение качественного результата работ, но и на возможность его дальнейшего использования по назначению в течение определенного периода. После принятия результата работ заказчик вправе рассчитывать на бесперебойное использование этого результата как минимум на протяжении гарантийного срока при надлежащем пользовании вещью.

Подрядчик гарантирует заказчику возможность такого использования. Недостаток качества подлежит устранению по правилам ст. 723 ГК РФ. Однако неиспользование заказчиком результата работ в период, когда он правомерно рассчитывал на такую возможность, ст. 723 ГК РФ не компенсируется.

При ненадлежащем исполнении подрядных обязательств заказчик вправе требовать от подрядчика возмещения убытков, вызванных простоем. Такие убытки могут быть выражены в неустойке, установленной договором (Определение ВС РФ от 12.10.2015 № 305-ЭС15-7522 по делу № А40-33372/2014).

[1] Напомним, в силу Жилищного кодекса ТСЖ правомочно действовать от имени собственников помещений в многоквартирном доме, являющихся членами данного товарищества, в том числе путем обращения в арбитражный суд с иском, связанным с качеством строительства, в интересах своих членов.

Источник: https://www.klerk.ru/law/articles/442362/

Ссылка на основную публикацию