Возмещение ущерба от налоговых преступлений позволяет снизить налоговые долги

Если возместить ущерб, причиненный налоговым преступлением, есть все шансы реабилитировать себя и свой бизнес перед лицом государства, закона и общественности. С 2018 года этот механизм стал более прозрачным и понятным, поскольку Налоговая служба России утвердила соответствующие правила зачета сумм возмещения ущерба в уплату налогового долга, ставшего преступным.

Чем руководствоваться

Полное возмещение ущерба, причиненного налоговым преступлением, даёт 2 существенных преимущества:

  • уменьшает налоговые долги компании;
  • освобождает от ответственности по Уголовному кодексу РФ.

C:UsersВОВАDesktopБУХГУРУиюнь 2018ВЕБ Фнс утвердила порядок зачета сумм возмещения ущерба по налоговым преступлениям
alogovoe-prestuplenie.jpg

Проще говоря, возмещение ущерба по налоговым преступлениям дает шанс собственникам и руководству бизнеса на реабилитацию от совершенных ранее недобросовестных действий.

С 10 июня 2018 года приказ ФНС России от 19.03.2018 № ММВ-7-8/153 вводит Порядок зачета денежных средств, перечисленных в казну в счет возмещения ущерба от налоговых по ст. 198 – 199.2 УК РФ в счет исполнения обязанности по уплате налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафа (далее – Порядок).

Напомним, что речь идёт о следующих деяниях:

Состав Норма УК РФ
Уклонение физлица от уплаты налогов/сборов и/или физлица-плательщика страховых взносов от их уплаты Статья 198
Уклонение от уплаты налогов/сборов, подлежащих уплате организацией, и/или страховых взносов, подлежащих уплате организацией-плательщиком взносов Статья 199
Неисполнение налоговым агентом своих обязанностей Статья 199.1
Сокрытие денег либо имущества организации или ИП, за счет которых должно быть взыскание налогов/сборов/страховых взносов Статья 199.2

С чего начать: документы

Чтобы возмещение ущерба, причиненного налоговым преступлением, сказалось на налоговой задолженности и было зачтено в счёт неё, нужно подать в инспекцию ФНС России:

  • письменное заявление в свободной форме;
  • копии документов, которые подтверждают оплату ущерба (платёжное поручение).

Также сведения о возмещении ущерба от налогового преступления могут быть получены от органов предварительного следствия.

Читайте также  Как заполнить Раздел 2 формы 3-НДФЛ за 2016 год

Кто может быть заявителем

Как известно, с конца 2016 года платить налоги можно за других лиц (с 2017 г. – страховые взносы). Поэтому с заявлением о зачете оплаченного ущерба в счет уплаты налоговых долгов может обратиться и третье лицо, если оно возмещало такой ущерб.

Также см. «Третьи лица стали вправе платить за других налоги, сборы и страховые взносы».

Способы подачи заявления

Если несколько вариантов, как подать заявление. Это можно сделать:

  • путём личной явки в инспекцию по месту учета;
  • через представителя (также нужны документы о его полномочиях);
  • отправить документы в электронной форме, снабдив их усиленной квалифицированной электронной подписью.

Также см. «Усиленная квалифицированная электронная подпись: как получить».

Сроки

Решение о зачете ИФНС принимает в течение 10 рабочих дней. За это время его должен подписать:

  • начальник отдела ИФНС по урегулированию задолженности;
  • начальник отдела по учету поступления платежей в бюджетную систему РФ;
  • глава налогового органа или его зам.

После этого его копию направят осуждённому (заявителю) в течение 5 рабочих дней.

Кстати, рассматриваемым приказом ФНС закреплён бланк такого решения. Его выносят совместно налоговые органы и органы Федерального казначейства.

Источник: https://buhguru.com/otvetstvennost/vozmeshh-ushher-po-nalog-prest.html

О взыскании ущерба бюджету, причиненного налоговым преступлением

Настоящий материал подготовлен адвокатом Павлом Домкиным на основании обзора личной и систематизации сложившейся судебной практики с учетом правовых позиций, изложенных в постановлениях Конституционного суда Российской Федерации. Материал подготовлен по состоянию норм действующего законодательства на 18.01.2018.

До недавнего времени среди практиков уголовного судопроизводства велась активная профессиональная полемика по вопросам: — легитимности взыскания ущерба, причиненного неуплатой налогов и сборов, лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, а не организацией-налогоплательщиком, — возможно ли взыскание ущерба с физического лица, освобожденного от уголовной ответственности ввиду издания акта амнистии или истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности, — в каком размере должен взыскиваться ущерб с виновника преступления? Основная причина различия взглядов заключается в отсутствии прямого законодательного регулирования затронутых вопросов. В свою очередь, Верховный Суд Российской Федерации (далее — ВС РФ) и Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ) фактически осуществили толкование действующего законодательства о его надлежащем правоприменении, которое, к сожалению, так и не находит единообразного применения в сфере уголовного судопроизводства. Рассмотрим затронутые вопросы более предметно и разберем имеющиеся правовые позиции высших органов судебной власти.

Кто несет материальную ответственность за ущерб, причиненный бюджетной системе совершенным налоговым преступлением? Законно ли его взыскание с виновного генерального директора, главного бухгалтера и т.д.?

Далеко не всегда уголовное дело для виновника заканчивается моментом оглашения приговора.

На практике осужденному, как правило, предстоит еще один судебный процесс о взыскании в порядке гражданского судопроизводства причиненного налоговым преступлением ущерба, связанного с неуплатой налогов и сборов (ст.

199 УК РФ), неисполнением обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ) или сокрытием имущества, за счет которого производится их взыскание (ст. 199.2 УК РФ).

Налоговый орган, признаваемый органом следствия по уголовному делу в качестве потерпевшей стороны, обосновывает свои исковые требования положением статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) о том, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, статьей 1064 ГК РФ, закрепляющей основания ответственности за причинение имущественного вреда. Со ссылкой на статью 31 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) налоговые органы обосновывают наличие у них законных полномочий на подачу соответствующих исков к виновным лицам.

Возлагая на физическое лицо материальную ответственность в виде обязанности возместить причиненный налоговым преступлением ущерб, суды руководствуются следующими правовыми положениями.

Согласно Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

Налоговые правоотношения в РФ строятся на властном подчинении, в силу чего налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде денежной суммы подлежит взносу в бюджет.

Для исполнения налогоплательщиками данной конституционной обязанности законом устанавливаются система налогов, общие принципы налогообложения и меры государственного принуждения, призванные обеспечить исполнение обязанностей.

В соответствии с НК РФ лицом, ответственным за неуплату налогов и сборов в бюджет, является сам налогоплательщик, если иное не оговорено законом. Если говорить о налогоплательщике-организации, это означает, что именно организация, совершившая налоговое правонарушение, признается виновной и привлекается к ответственности.

Относительно ответственности учредителей, руководителей, работников и иных лиц организации-налогоплательщика, то налоговый закон предусматривает, что взыскание с указанных физических лиц недоимки и возложение на них ответственности по долгам налогоплательщика допускаются лишь в специально предусмотренных законодательством случаях.

В тоже время организация-налогоплательщик, будучи юридическим лицом, совершает противоправное деяние только через действия уполномоченных физических лиц: генерального директора, выполняющих функции бухгалтера работников и т.д.  Именно данные лица совершают преступление и несут уголовную ответственность за них.

При этом субъекты налоговых преступлений (физические лица) не освобождаются законом от обязанности возместить причиненный противоправными действиями имущественный ущерб соответствующему публично-правовому образованию.

Согласно статье 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают вследствие причинения вреда другому лицу, в том числе в виде не поступления налоговых отчислений от организации-налогоплательщика.

В подобном случае между субъектом совершенного налогового преступления (физическим лицом) и потерпевшим (публично-правовым образованием) возникают гражданские правоотношения и не исключается возможность привлечения физических лиц к деликтной ответственности, возникающей в связи с причинением вреда в результате гражданского правонарушения и заключающейся в наиболее полном возмещении причиненного вреда.

Кроме того, суды принимают во внимание, что Конституцией Российской Федерации равным образом защищается как частная, так государственная форма собственности, а само государство полномочно выступать в качестве потерпевшего по делам о преступлениях, связанных с неуплатой налогов, используя своё право на возмещение вреда от преступления с лица его совершившего.

Приведенная совокупность правовых норм очевидно свидетельствует, что обязанность возмещения вреда, причиненного бюджетной системе совершенным налоговым преступлением, может быть возложена лично на лицо, привлеченное к уголовной ответственности за его совершение.

Возмещение ущерба от налоговых преступлений позволяет снизить налоговые долги

Другой закономерный вопрос – когда и в каком порядке к виновному лицу может быть предъявлено требование о возмещении причиненного бюджету ущерба?

Согласно неоднократно высказанным правовым позициями КС РФ и разъяснениям ВС РФ обязанность возместить причиненный вред возлагается на причинителя вреда при наличии состава преступления, предполагающего под собой наступление вреда, противоправность поведения, причинную связь между противоправным поведением и причинением ущерба, а также вину причинителя вреда.

КС РФ отмечает, что возмещение вреда лицом, привлеченным к уголовной ответственности, может иметь место только при подтверждении окончательной невозможности исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком.

Ранее затронутые положениями статей 15, 1064 ГК РФ во взаимосвязи с положениями налогового и уголовного законодательства должны рассматриваться как исключающие возможность взыскания с физического виновного лица денежных сумм в счет возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением, при сохранении возможности исполнения налоговых обязанностей самим налогоплательщиком (юридическим лицом). Обстоятельствами, исключающим возможность взыскания непосредственно с организации, являются: включение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении деятельности этой организации; установление обстоятельств, что организация-налогоплательщик фактически является недействующей; удовлетворение заявленных требований налогового органа после завершения процедуры банкротства в неполном объеме и т.д.

  • После исчерпания или объективной невозможности реализации механизмов взыскания налоговых платежей с должника-налогоплательщика обращение с иском к виновному в налоговом преступлении лицу является одним из возможных способов защиты и восстановления нарушенного права потерпевшего лица.
  • Таким образом, удовлетворение судом исковых требований налогового органа, заявленных при рассмотрении уголовного дела о налоговом преступлении без учета и процессуального установления вышеуказанных обстоятельств, является преждевременным событием в силу противоречия правовым позициями, сформулированным Конституционным Судом Российской Федерации.
  • В каком размере взыскивается ущерб с физического лица, виновного в совершении налогового преступления?

Согласно действующему принципу закона снижение размера деликтной ответственности недопустимо, так как частичное освобождение виновного лица от имущественной ответственности означало бы лишение потерпевшего возможности компенсации причиненного ему преступлением вреда. В тоже время ответственность за совершение преступлений должна строится с учетом принципов пропорциональности, справедливости и соразмерности конституционно значимым целям для обеспечения баланса публичных и частных интересов.

Разрешая вопрос о размере материальной ответственности суд обязан учитывать характер совершенного деяния, обеспечивать учет причин и условий совершения, а также личность правонарушителя и степень его вины.

Размер причиненного налоговым преступлением вреда зависит, в частности, от размера неуплаченного налога или сбора.

В свою очередь, налогоплательщиком-должником может выступать как физическое, так и юридическое, и это определяет размер налоговой недоимки.

Взыскание с виновника преступления (физического лица) вреда в размере налоговой недоимки, рассчитанной для юридических лиц, приводит к возложению на него непропорциональной совершенному деянию ответственности и заведомо невыполнимых обязанностей.

В Постановлении от 13 декабря 2016 года № 28-П КС РФ, обращал внимание правоприменителей на необходимость соблюдения конституционного требования справедливости и соразмерности ответственности в зависимости от размера и характера причиненного ущерба, тяжести содеянного, иных существенных обстоятельств, в том числе и степени вины правонарушителя. Размер ответственности должен определяться исходя из требования адекватности порождаемых преступлением последствий. Поскольку всесторонность и объективность разрешения дела является важнейшим условием для осуществления правосудия, суды при рассмотрении дел обязаны исследовать все перечисленные фактические обстоятельства.

Читайте также:  Инкассо по гражданскому кодексу рф

Таким образом, разрешая вопрос о возложении ответственности на виновное лицо, суд не вправе ограничиваться установлением формальных условий и возможности применения норм закона.

Суд при рассмотрении дела обязан исследовать по существу фактические обстоятельства совершения преступления, принять их во внимание, оценить имущественное положение виновного лица, степень его вины в причинении вреда, наличие факта обогащения в результате совершения налогового преступления, а также возможность виновника определять поведение налогоплательщика — юридического лица.

Таким образом, положения статей 15, 1064 ГК РФ в системе действующего правового регулирования не могут рассматриваться как препятствующие суду с учетом установленных обстоятельств снизить размер возмещения вреда виновным физическим лицом.

Подлежит ли взысканию ущерб по налоговому преступлению в случае прекращения уголовного дела в отношении виновника по нереабилитирующему основанию?

Установление вины в совершении преступления – обязательный принцип привлечения к юридической ответственности. Лицо освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Вина лица в совершении преступления устанавливается приговором суда, вступившим в законную силу.

Возникает закономерный вопрос о возможности возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением, когда уголовное дело прекращено в отношении лица по нереабилитирующему основанию, например, в случае истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности или применения акта амнистии, поскольку в этих случаях суд или орган следствия процессуального решения о виновности лица не принимают.

При прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию подозреваемый / обвиняемый / подсудимый вправе настаивать на продолжении расследования и рассмотрении дела в судебном заседании по существу.

Таким образом, заинтересованному в исходе дела лицу, обеспечивается судебная защита его законных интересов от ошибочности суждения о его виновности.

Соответственно, если лицо не возражает против прекращения уголовного преследования по нереабилитрующему основанию, то и нет оснований считать нарушенными его законные интересы.

Таким образом, наличие согласие лица на прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию подразумевает наличие у потерпевшего лица законной возможности взыскания вреда, причиненного налоговым преступлением.

Следует также отметить, что при рассмотрении судом искового требования о возмещении причиненного налоговым преступлением вреда, суд не может базироваться лишь на выводах органов предварительного следствия, содержащихся, например, в предъявленном обвинении, постановлении о прекращении уголовного дела и т.д.

Данные процессуальные документы не обладают силой преюдиции и оцениваются судом в качестве одного из письменных доказательств по гражданскому делу наряду с иными. Акты и решения налоговых органов при рассмотрении иска также не обладают большей доказательственной силой по отношению к иным доказательствам.

Таким образом, при рассмотрении заявленного потерпевшим иска о возмещении причиненного налоговым преступлением вреда суд не связан решением о прекращении уголовного дела по нереаблитриующему основанию в части установленности состава гражданского правонарушения.

Адвокат Павел Домкин

Услуги Бюро: Адвокат по налоговым преступлениям.

Источник: https://www.AdvoDom.ru/advice/vzyskanie-vreda-po-nalogovomu-prestupleniyu.php

Как защитить директора, если ФНС требует, чтобы он погасил долги компании по налогам

ФНС вправе обязать руководителя компании расплачиваться по ее долгам. Есть способы, как снизить или снять такую ответственность. Что делать, зависит от способа, с помощью которого к ответственности привлекли.

Ответственность директоров по налоговым доначислениям компании становится все более реальным механизмом пополнения бюджета. При этом реализация этой цели осуществляется уже достаточно разветвленной системой способов, часть из которых появились в законодательстве относительно недавно.

Закрепление в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.

2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» возможности взыскания с директора убытков, понесенных юридическим лицом в связи с привлечением к компании к налоговой ответственности, носило несколько односторонний характер, поскольку защищало интересы только участников (акционеров).

Интересы бюджета также требовали активных действий, поскольку налоговые органы, не имея аналогичных прав на иск о взыскании убытков по корпоративным основаниям, являются носителями кредиторских требований к компании (размер которых бывает достаточно существенен). Как следствие, в настоящий момент налоговые органы обладают целым набором средств, позволяющих им производить взыскание налоговых доначислений компании с директоров. К числу данных способов относятся:

  1. Субсидиарная ответственность в рамках дела о банкротстве.
  2. Субсидиарная ответственность вне рамок дела о банкротстве.
  3. Иск о возмещении ущерба, причиненного бюджету налоговым преступлением.
  4. Взыскание налоговой задолженности с «иных зависимых лиц».

Каждый из названных вариантов позволяет взыскать налоговые доначисления компании с третьего лица, которым, как правило, является директор. При этом каждый из вариантов имеет свои особенности, с помощью которых можно снизить или исключить взыскание.

Субсидиарная ответственность в рамках дела о банкротстве

Основными заявителями по делам о субсидиарной ответственности являются налоговые органы и банки. Газета «Ведомости» (номер от 22.08.2018, с. 5), ссылаясь на данные ФНС РФ и Федресурса, указывает, что во втором квартале 2018 г.:

  • удовлетворены заявления о привлечении к субсидиарной ответственности на сумму 37,3 млрд. руб.;
  • при этом удовлетворяется порядка 21-24% всех поданных заявлении,
  • число самих заявлений выросло в 2 раза по сравнению с 2017 годом.

ФНС России в целях применения положений Закона о банкротстве по субсидиарной ответственности направило нижестоящим налоговым органам письмо от 16.08.2017 № СА-4-18/16148@.

Основными вариантами взыскания налоговых доначислений с директора в рамках дела о банкротстве являются:

  • привлечение к ответственности контролирующих должника лиц,
  • ответственность за неподачу заявления о банкротстве.

Вариант №1. Контролирующее должника лицо – это лицо, которое имело возможность давать обязательные для исполнения указания или определять действия должника в срок не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

  • Директор (единоличный исполнительный орган) по общему правилу отнесен к данному перечню лиц.
  • Основанием привлечения к ответственности является действие или бездействие, которое привело к невозможности погашения требований кредиторов.
  • Размер возможного взыскания: все требования, в частности реестровые, зареестровые, текущие (возникшие после даты принятия заявления о банкротстве).

Закон о банкротстве, по сути, устанавливает, что налоговый орган должен доказать только причинно-следственную связь между действием/бездействием и невозможностью полного погашения требований кредиторов. При этом п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве содержит пять презумпций наличия причинно-следственной связи.

Как защититься:

1) Доказывать отсутствие признаков контролирующего должника лица в тот или иной промежуток времени.

В отношении номинальных директоров суд вправе уменьшить размер или полностью освободить от субсидиарной ответственности директора, если благодаря предоставленным этим лицом сведениям установлено фактически контролировавшее должника лицо и (или) обнаружено скрывавшееся последним имущество должника и (или) контролирующего должника лица (п. 9 ст. 61.11 Закона о банкротстве).

2) Доказывать отсутствие вины в совершении тех действий (бездействия), которые причинили вред кредиторам. Отсутствие вины должен доказать директор (п. 10 ст. 61.11 Закона о банкротстве). Это могут быть различные обстоятельства, например, заключение сделок с «фирмой-однодневкой» свидетельствует либо о прямом умысле, либо о неосторожности в зависимости от конкретных фактических обстоятельств.

Также доказывать, что директор действовал в пределах обычного делового риска, в соответствии с обычными условиями гражданского оборота, добросовестно и разумно в интересах должника, учредителей (участников), и если его действия совершены для предотвращения еще большего ущерба интересам кредиторов (п. 10 ст. 61.11 Закона о банкротстве, (п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

При обосновании добросовестности и разумности своих действий (бездействия) директор может представить доказательства того, что квалификация действий (бездействия) юридического лица в качестве правонарушения на момент их совершения не являлась очевидной, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами. Вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица (п. 4 постановления ВАС № 62).

3) Доказывать отсутствие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) и возникшими налоговыми доначислениями.

Опровергая установленные законом презумпции, контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами: неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п. (п. 19 ст. 61.11 Закона о банкротстве, п. 18 постановления № 53).

Вариант №2. Ответственность занарушение сроков подачи заявления о банкротстве.

В случаях, предусмотренных ст. 9 Закона о банкротстве, руководитель должника обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве компании. Установленный законом срок составляет месяц с момента возникновения соответствующих обстоятельств.

  1. Основанием привлечения к ответственности является нарушение срока подачи заявления о банкротстве.
  2. Размер возможного взыскания: обязательства, возникшие после возникновения обязанности обратиться в суд и до момента возбуждения дела о банкротстве.
  3. Как защититься:

1) Доказывать отсутствие причинно-следственной связи между невозможностью удовлетворения требований кредиторов и нарушением обязанности по обращению в суд. Бремя доказывания данных фактов возлагается на директора (п. 2 ст. 61.12 Закона о банкротстве).

2) Доказывать неправильный расчет обязательств, возникших в период времени с момента возникновения обязанности обратиться в суд и до момента возбуждения дела о банкротстве.

При этом расходы, необходимые для проведения процедур банкротства, не учитываются при определении размера субсидиарной ответственности руководителя.

Вместе с тем, если будет доказано, что при надлежащем исполнении руководителем обязанности по подаче заявления должника о собственном банкротстве размер таких расходов был бы меньше, эти расходы в части превышения, вызванного бездействием руководителя, принимаются во внимание при определении размера его субсидиарной ответственности (п. 14 постановления № 53).

Или, например, директор, публично сообщивший неограниченному кругу лиц о сроке возникновения обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве и не исполнивший соответствующей обязанности, не отвечает по обязательствам должника, возникшим со дня, следующего за днем такого публичного сообщения (п. 15 постановления № 53).

3) Доказывать, что месячный срок истек в период управления юридическим лицом иным директором. В этом случае новые директоры несут ответственность со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями обстоятельств, влекущих обязанность по подаче заявления о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве (п. 15 постановления № 53).

Субсидиарная ответственность вне рамок дела о банкротстве

Вне рамок дела о банкротстве взыскание налоговых доначислений с директора осуществляется в случае:

  • возвращения налоговому органа заявления о банкротстве должника,
  • прекращение дела о банкротстве в связи с отсутствием источников финансирования дела о банкротстве,
  • завершение конкурсного производства.

У налогового органа основания для обращения в суд возникают, если возврат заявления мотивирован отсутствием надлежащих свидетельств, подтверждающих вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества должника, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве. При возвращении уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом по иным основаниям данный орган не вправе ставить вопрос о возбуждении вне рамок дела о банкротстве производства по спору о привлечении к субсидиарной ответственности (п. 30 постановления № 53).

Читайте также:  Заключение о соответствии требованиям пожарной безопасности

Вариант 1. Основания привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, которые зависят от общих оснований субсидиарной ответственности.

  • Основание таких требований может быть любое из перечня, предусмотренного для субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве.
  • Размер возможного взыскания определяется по правилам для иных оснований в рамках дела о банкротстве.
  • Вариант 2. Основания привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, которые не зависят от общих оснований субсидиарной ответственности
  • Основанием требований является наличие непогашенных требований и возвращение заявления или прекращение производства по делу в связи с отсутствием финансирования процедур банкротства.
  • Размер возможного взыскания – сумма всех непогашенных требований.

Как защититься: в зависимости от варианта применимы вышеизложенные способы защиты. Дополнительно для варианта 1 необходимо учитывать, что не допускается повторное обращение с подобного рода требованиями, если ранее аналогичное заявление было рассмотрено в деле о банкротстве (п. 57 постановления № 53).

Иск о возмещении ущерба, причиненного бюджету налоговым преступлением

Базовым вариантом является наличие обвинительного приговора, на основании которого суд общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства взыскивает налоговые доначисления с директора, признанного виновным.

Однако возможен и вариант, когда иск предъявлен в рамках уголовного дела. Подается он непосредственно в органы предварительного следствия, которые направляют иск в суд вместе с материалами уголовного дела.

Гражданский иск в уголовном деле подается налоговыми органами или прокурором (п. 24 постановления Пленума ВС РФ от 28.12.

2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»).

Необходимо учитывать, что взыскание налоговых доначислений в рамках уголовного дела возможно и при отсутствии обвинительного приговора.

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (наиболее частые основания: истечение сроков давности уголовного преследования или объявление амнистии) также влечет возможность взыскания.

Сам факт прекращения уголовного дела в таких случаях осуществляется только при наличии согласия лица, совершившего преступление (п. 21 постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

Источник: https://www.law.ru/article/22328-s-direktora-vzyskivayut-zadoljennost-kompanii-po-nalogam-kak-ego-zashchitit

О некоторых вопросах возмещения потерь бюджета, связанных с преступлением в виде неуплаты налога организацией (ч. 1)

       В последнее время всё большую актуальность в судебной практике приобретают споры о взыскании с руководителя (бывшего руководителя) организации-налогоплательщика ущерба, причиненного бюджету РФ неуплатой налогов.

Усиление налогового контроля, рост числа случаев передачи материалов налоговых проверок в следственные органы в порядке п. 3 ст.

32 НК РФ (и даже в обход этой нормы) до окончания судебного разбирательства спора о правомерности налоговых доначислений, возврат к прежнему (упрощенному) порядку возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям Федеральным законом от 22.10.

2014 № 308-ФЗ – всё это звенья одной цепи, которые рано или поздно неизбежно приведут к росту количества споров о возмещении ущерба, причиненного бюджету, преступлением, предусмотренным ст. 199 УК РФ.

       Каждый такой спор находится на стыке как минимум трех отраслей права: уголовного, налогового и гражданского и эта комплексность приводит к отсутствию единообразной судебной практики по многим вопросам (аспектам) возмещения ущерба, причиненного преступлением в виде неуплаты налогов организацией.

       Все начинается с возбуждения уголовного дела в отношении руководителя организации по той или иной части ст. 199 УК РФ. В уголовном деле может быть заявлен гражданский иск.

Истцами по данному гражданскому иску могут выступать налоговые органы или органы прокуратуры, а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое несет ответственность за вред причиненный преступлениям.

       И одним из самых спорных вопросов в судебной практике и по сей день является вопрос о том, кто же все-таки несет ответственность за указанный вред, кто обязан его возместить (хоть в рамках уголовного дела, хоть вне его рамок).

Такая постановка вопроса имеет место в ситуации, когда на момент предъявления иска организация-налогоплательщик еще действует, не ликвидирована, обязанность по уплате налоговой задолженности за ней сохраняется.

Вот здесь-то и возникает вопрос о том, в рамках каких правоотношений должны компенсироваться потери бюджета:

  •        1) в рамках налоговых отношений (через процедуры принудительного взыскания этой задолженности); или
  •        2) в рамках гражданско-правовых отношений по правилам обязательств из причинения вреда;
  •        3) в рамках и налоговых и гражданско-правовых отношений (хотя реализация этого варианта ведет уже не просто к компенсации потерь бюджета, а к его обогащению).
  •         Факторы, влияющие на выбор ответчика по иску о взыскании ущерба

       Сам факт возможности выбора субъекта, к которому может быть предъявлен иск о возмещении ущерба, причиненного преступлением, во многом предопределен п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.

2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», согласно которому «в соответствии со статьей 309 УПК РФ судам надлежит учитывать, что в приговорах по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198, 199, 199.1 и 199.

2 УК РФ, должно содержаться решение по предъявленному гражданскому иску.

Истцами по данному гражданскому иску могут выступать налоговые органы (подпункт 16 пункта 1 статьи 31 НК РФ) или органы прокуратуры (часть третья статьи 44 УПК РФ), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законодательством (статьи 1064 и 1068 ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (статья 54 УПК РФ)».

  1.        Несмотря на то, что в данном разъяснении речь идет о гражданском иске, который заявляется именно в рамках уголовного дела, эта возможность выбора в качестве ответчика физического или юридического лица принимается во внимание и при предъявлении налоговым органом иска вне рамок уголовного дела, то есть при предъявлении иска в общем порядке.
  2.        Из вышеприведенного разъяснения ВС суды делают противоположные выводы по вопросу о том, кто же все-таки может и должен привлекаться в качестве ответчика и кто и в каком порядке должен возмещать потери бюджета, вызванные неуплатой налога.
  3.        Позиция 1: С физического лица не может взыскиваться ущерб, если потери бюджета могут быть восполнены в рамках налоговых отношений путем взыскания налоговой задолженности с налогоплательщика-организации.
  4.        Такая позиция отражена, например, в ряде судебных актов Свердловского областного суда.
  5.        Позиция налогового органа (истца по делу): если и поскольку налоговый орган обратился в суд не с требованием об уплате НДС (с организаций взыскание налога производится по общему правилу в бесспорном порядке), а с требованием о возмещении ущерба, то этот ущерб должен взыскиваться в рамках гражданско-правовых отношений с руководителя организации.

       Позиция судов: 1) привлечение лица к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст.

199 УК РФ, не порождает его обязанность за счет личных средств возмещать ущерб в виде неуплаченных организацией налогов, поскольку лицом, юридически обязанным уплачивать налоги (возмещать ущерб в виде неполученных государством обязательных платежей), является не физическое лицо, обвиняемое в совершении преступления, а налогоплательщик-организация.

        2) Утверждение налогового органа о том, что к взысканию предъявлены требования о возмещении ущерба, причиненного в результате совершения ответчиком преступления, а не недоимки по налогу (речь идет о процессуальным аспекте) является несостоятельным, поскольку совершенное ответчиком преступление по уклонению от уплаты налогов организации не меняет характера не поступивших в бюджет денежных средств (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 25.07.2014 по делу № 33-9255/2014).

       Как видим, здесь суд, оценивая и материальный и процессуальный аспекты требования налогового органа, исходит из приоритета налогово-правового способа возмещения потерь бюджета над гражданско-правовым.

       При этом такой приоритет, все же не является безусловным, а существует до тех пор пока не утрачена сама возможность возмещения потерь в рамках именно налоговых отношений.

В связи с этим в судебных актах отражается тот факт, что налогоплательщик-организация не ликвидирована, следовательно, возможность взыскания неуплаченных сумм налогов с юридического лица не утрачена (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 19.03.2014 по делу № 33-3329/2014).

       Позиция 2: С физического лица может и должен взыскиваться ущерб, поскольку фактическим причинителем такого ущерба является именно данное физическое лицо.

       1) Гражданско-правовую ответственность за причиненный вред должно нести физическое лицо, именно оно, являясь руководителем, совершая противоправные действия, руководствовалось преступным умыслом, направленным на уклонение от уплаты налогов, реализовав который причинило ущерб бюджету РФ (Кассационное определение ВС РФ от 30.07.2014 № 3-УДп14-2)

Источник: https://zakon.ru/Blogs/o_nekotoryh_voprosah_vozmescheniya_poter_byudzheta_svyazannyh_s_prestupleniem_v_vide_neuplaty_naloga/17529

Возмещение ущерба по налоговым преступлениям

Вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней. В случае совершения налогового преступления к ответственности привлекается  физическое лицо, его совершившее. Уголовная ответственность юридических лиц законодательством РФ не предусмотрена.

Отсюда, должником по таким делам является юридическое лицо, которое  должно возмещать причиненный ущерб, но с другой стороны, данная недоимка появилась в результате противоправных действий конкретного физического лица. Возникает вопрос: кто же должен отвечать за налоговое преступление?

Действующее законодательство  ясности в этот вопрос не вносит. Так, в соответствии со ст. ст. 53, 53.

1 ГК РФ если юридическому лицу по вине этого представителя причинены убытки, он обязан возместить их по требованию юрлица и его учредителей и несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей действовал недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

В то же время по правилам ст. 56 ГК РФ учредитель юрлица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя или собственника, кроме случаев, предусмотренных законом.

По уголовным  делам о налоговых преступлениях возможны два варианта возмещения ущерба: добровольное возмещение или принудительное взыскание в соответствии с решением суда об удовлетворении гражданского иска.

Основная проблема в случае принудительного взыскания — обеспечение возможности исполнения решения суда, в частности наложение ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска. Сложности обусловлены недостатками законодательного регулирования вопросов наложения ареста на имущество.

Так, по уголовному делу в качестве подозреваемого, обвиняемого привлекается конкретное физическое лицо, на имущество которого в соответствии со ст. 115 УПК и должен налагаться арест. Но должником является юридическое лицо, которое  и должно возместить ущерб. Однако положения ст.

115 УПК РФ напрямую не закрепляют возможность наложения ареста на имущество юридических лиц. Поэтому правоохранительные органы по-разному толкуют положения закона о порядке наложения ареста на имущество.

Судебная практика по этому вопросу неоднозначная. В одних случаях суды полагают необходимым взыскивать сумму причиненного ущерба с физического лица, так как в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред причинен в результате умышленных действий осужденного.

Читайте также:  Существенные условия договора ренты: предмет, рентная плата, обеспечение

В других случаях суды взыскивали сумму ущерба с юридического лица, так как ущерб государству причинен юридическим лицом, которое не ликвидировано, именно оно в соответствии с налоговым законодательством является налогоплательщиком и, кроме того, несет ответственность за действия своего работника в рамках ст. 1068 ГКРФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 08.12.2017 №  39-П по жалобе на конституционность отдельных положений ГК, НК, УК и УПК  разъяснил, кто именно (физическое или юридическое лицо) и в каких случаях должен возмещать вред, причиненный неуплатой налогов.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ должна быть исключена возможность взыскания денежных сумм в счет возмещения вреда, причиненного публично-правовым образованиям в форме неуплаты подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов, с физического лица, которое было осуждено за совершение налогового преступления или в отношении которого уголовное преследование было прекращено по не реабилитирующим основаниям, при сохранении возможности исполнения налоговых обязанностей самой организацией-налогоплательщиком и (или) причастными к ее деятельности лицами, с которых может быть взыскана налоговая недоимка, а также иными субъектами, несущими предусмотренную законом ответственность по долгам юридического лица — налогоплательщика в соответствии с нормами гражданского законодательства, законодательства о банкротстве.

Будучи юридическим лицом, организация совершает противоправное деяние опосредованно — через действия соответствующих физических лиц, которые тем самым совершают административное правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность. Однако, согласно п. 4 ст.

110 НК  РФ вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения, а в соответствии с п. 1 ст.

1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Соответственно, организация несет ответственность в том числе за своих работников, непосредственно представивших от имени работодателя недостоверные сведения в налоговый орган.

Совершение работником организации налогового преступления не освобождает саму организацию от уплаты налогов в бюджет.

Физическое лицо несет имущественную ответственность лишь в тех случаях, когда подтверждена окончательная невозможность исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком. В противном случае имело бы место взыскание ущерба в двойном размере (один раз — с юридического лица, а второй — с физического).

Привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами РФ.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Вред от налоговых правонарушений заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней. Штраф в него не входит.

Физическое лицо несет имущественную ответственность только тогда, когда подтверждена окончательная невозможность исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком.

Иначе имело бы место взыскание ущерба в двойном размере.

Источник: https://pershickow.ru/vozmeshhenie-ushherba-po-nalogovym-prestupleniyam.

Кс рф и фнс: правила привлечения физических лиц к ответственности по налоговым долгам организаций

Юлия Литовцева Леонид Барков

В Постановлении № 39-П КС РФ дал оценку судебной практике привлечения должностных лиц налогоплательщика к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением.

Ниже приводятся основные положения правовой позиции Конституционного суда и ее толкования ФНС России.

Взыскание налоговых долгов организации с физических лиц признано соответствующим Конституции РФ

Конституционный суд признал, что подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, ст. 15, п. 1 ст.

1064 ГК РФ не противоречат Конституции РФ и допускают возможность взыскания по искам прокуроров и налоговых органов о возмещении вреда, причиненного публично-правовым образованиям, денежных сумм в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней, с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или уголовное преследование в отношении которых было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Условия для взыскания с физических лиц вреда, причиненного налоговым преступлением

Разъясняя конституционно-правовой смысл вышеуказанных норм, КС РФ указал, что взыскание с физических лиц вреда, причиненного налоговым преступлением, допускается при соблюдении следующих условий:

  • обязательное установление всех элементов состава гражданского правонарушения;
  • внесение в ЕГРЮЛ сведений о прекращении организации-налогоплательщика, либо установление судом того, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее, либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно, или что что юридическое лицо-налогоплательщик служит «прикрытием» для действий контролирующего лица.

ФНС России, разъясняя момент исчерпания возможностей для взыскания недоимки с организации-налогоплательщика, приводит перечень обстоятельств, наличие хотя бы одного из которых считает достаточным, в том числе такие неоднозначные как:

  • наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности;
  • установленная в результате анализа финансово-хозяйственного состояния организации, проведенного налоговым органом или иным лицом (арбитражным управляющим, экспертом) невозможность погашения обязательных платежей;
  • отсутствие оснований или достаточных доказательств для взыскания ущерба с лиц, привлекаемых по долгам организации.
Признавая спорные нормы закона не противоречащими Конституции РФ, высший суд стремился создать ограничения, при которых рассматриваемый механизм ответственности применялся бы как исключительный. Однако вышеприведенный перечень создает условия для того, чтобы налоговые органы могли взыскивать ущерб с физических лиц еще до полноценной реализации иных установленных специальным законодательством способов защиты.

Размер ответственности физических лиц

Конституционным судом признано, что с физических лиц не могут быть взысканы суммы штрафов за налоговые правонарушения – только недоимка и пеня.

В то же время, ФНС России полагает, что суммы штрафов могут быть предъявлены к взысканию в пользу организации-налогоплательщика с физических лиц в качестве убытков в соответствии с положениями ст. 61.20 Закона о банкротстве, в том числе при отсутствии процедуры банкротства.

Возможность снижения размера возмещаемого вреда физическим лицом

КС РФ признал существенную специфику правоотношений по возмещению физическим лицом вреда, причиненного налоговым преступлением, как вида юридической ответственности, и указал, что при определении размера возмещения вреда по данной категории споров суд вправе учитывать:

  • имущественное положение физического лица (в т.ч. имело ли место обогащение в результате совершения налогового преступления);
  • степень вины физического лица;
  • характер уголовного наказания;
  • иные существенные обстоятельства.

В качестве подтверждения факта обогащения от налогового преступления налоговый орган предписывает территориальным органам рассматривать такие косвенные обстоятельства как:

  • изменение материального уровня ответчика и связанных лиц;
  • превышение расходов ответчика и связанных с ним лиц над их официально установленными доходами в период совершения преступления либо после него;
  • наличие существенных активов при отсутствии доказанных источников их происхождения;
  • прямое или косвенное направление средств юридического лица на обезличенного выгодоприобретателя (в т.ч. структуры в иностранных юрисдикциях);
  • любой иной прямой или косвенный финансовый интерес, выгода, иные привилегии и преимущества;
  • наличие иного личного интереса как мотива преступления (в т.ч. карьеризм, протекционизм, семейственность).

Кроме того, ФНС России полагает, что размер возмещения вреда не подлежит снижению в случаях назначения физическому лицу наказания, не связанного с лишением свободы, а степень вины одного физического лица может снижаться только при наличии иных виновных лиц, на которых может быть переложена соответствующая часть материальной ответственности.

Жесткая нацеленность разъяснений ФНС России на реальное взыскание налоговых недоимок с физических лиц значительно усложняет судебное разбирательство о взыскании ущерба, требуя значительных усилий по опровержению расширяющейся доказательственной базы налоговых органов.

Уменьшение размера ответственности при умышленном причинении вреда

ФНС России, ссылаясь на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, который не был предметом рассмотрения КС РФ, предписывает территориальным органам исходить из недопустимости уменьшения размера возмещения вреда, в т.ч. с учетом имущественного положения гражданина, если в его действиях обнаруживается вина в форме умысла.

Применение п. 3 ст. 1083 ГК РФ в рассматриваемых ситуациях без учета правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ № 39-П, практически нивелирует немногие позитивные для привлекаемых к ответственности лиц выводы Конституционного суда, поскольку налоговые преступления, предусмотренные ст. 199, 199.1, 199.2 УК РФ, предполагают умышленную форму вины.

Бремя доказывания и значение приговора по уголовному делу

Согласно правовой позиции Конституционного суда, сам факт вынесения обвинительного приговора или прекращения уголовного дела не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий виновность ответчика в причинении вреда.

Однако ФНС России подчеркивает, что вина причинителя вреда в гражданском процессе презюмируется и на него возложено бремя доказывания отсутствия вины. Одновременно, в разъяснениях содержится перечень случаев, когда не требуется обязательное установление всех элементов состава гражданского правонарушения и исследование всех обстоятельств деликта, в том числе:

  • разрешение вопроса о гражданском иске одновременно с вынесением приговора по уголовному делу;
  • наличие вступившего в силу приговора суда в силу его преюдициального характера.

Применимость правовой позиции Конституционного суда к иным спорам

Учитывая широкое распространение практики привлечения физических лиц к ответственности по обязательствам компаний (не только налоговым), явную несоразмерность взыскиваемых сумм финансовым возможностям граждан и отсутствие принципиальных различий между природой ответственности по возмещению убытков, причиненных преступлением, представляется возможным не ограничивать применение правовой позиции КС РФ, изложенной в Постановлении № 39-П, только случаями возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением.

Действующее процессуальное законодательство предусматривает возможность пересмотра судебных актов, вынесенных не только в отношении граждан-заявителей в конституционном судопроизводстве, при соблюдении ряда условий. В частности, решение не должно быть исполнено хотя бы в части. Кроме того, важное значение имеет отраслевая специфика норм, проверявшихся КС РФ на их соответствие Конституции РФ. По общему правилу, основанием пересмотра являются правовые позиции, касающиеся публично-правовых норм. Тем не менее, исходя из существа правоотношений по возмещению ущерба, причиненного преступлением по налоговому составу УК РФ, мы усматриваем основания для обращения с заявлением о пересмотре состоявшихся решений по новым обстоятельствам со ссылкой на позицию КС РФ, изложенную в Постановлении № 39-П. Срок такого обращения в суд истекает 12 марта 2018 г.

Выводы

  • Постановление Конституционного Суда РФ № 39-П допускает взыскание налоговых долгов организации с физических лиц, совершивших налоговые преступления, но ориентирует суды на более взвешенное рассмотрение вопроса о наличии оснований для взыскания и возможность снижения размера возмещения вреда физическим лицом.
  • Вместе с тем, официальное толкование ФНС России правовой позиции Конституционного суда в некоторых вопросах расходится со смыслом и направленностью разъяснений Конституционного суда и позволяет прогнозировать увеличение количества такого рода споров, а также возрастание их сложности.
  • Учитывая активную позицию налоговых органов при взыскании налоговой задолженности вне зависимости от ее размера, а также сложность защиты по данной категории дел, риски привлечения сотрудников, руководителей, контролирующих лиц компаний к ответственности за нарушение требований налогового законодательства существенно повышаются.

Помощь консультанта

Обладая обширным успешным опытом защиты интересов различных категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, специалисты «Пепеляев Групп» предоставляют правовую поддержку в том числе в судебных разбирательствах, связанных с привлечением к субсидиарной ответственности, возмещением убытков и вреда, причиненного в результате неисполнения юридическим лицами своих обязательств, включая налоговые.

Мы готовы оценить перспективы пересмотра состоявшихся судебных актов о взыскании с граждан недоимок компаний в качестве убытков, подготовить позицию и оказать иную квалифицированную правовую помощь. 

Источник: https://www.pgplaw.ru/analytics-and-brochures/alerts/the-constitutional-court-and-the-federal-rules-of-involvement-of-physical-persons-liable-for-the-tax/

Ссылка на основную публикацию