Пленум вс рф дал разъяснения по вопросам, связанным с переменой лиц в обязательстве

Пленум ВС РФ дал разъяснения по вопросам, связанным с переменой лиц в обязательстве

Пленум Верховного суда РФ принял постановление № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (утв. 21.12.2017). Постановление содержит следующие подразделы:

— Общие положения о переходе требования на основании договора (уступке требования).- Допустимость уступки требования.- Уведомление должника об уступке требования.- Возражения должника против требования цессионария.- Перевод долга.- Передача договора.

  • — Процессуальные вопросы.
  • В постановление вошло 35 разъяснений. Выделим следующие правовые выводы, сделанные ВС РФ:

— Уступка требования производится на основании договора, заключённого первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием). Такой договор может являться договором, предусмотренным законодательством, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законодательством.

— Договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей госрегистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

— Договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из законодательства, содержания или существа этого договора не вытекает иное.

По общему правилу, требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, но законом или таким договором может быть установлен более поздний момент перехода требования.

— Договор, на основании которого производится уступка, может быть заключён в отношении требования, которое возникнет в будущем или будет приобретено цедентом у третьего лица.

— Невозможность перехода требования сама по себе не приводит к недействительности договора, на основании которого должна была производиться такая уступка, и не освобождает цедента от ответственности за неисполнение обязательств, возникших из этого договора.

— Отсутствие у цессионария лицензии на осуществление страховой либо банковской деятельности не является основанием недействительности уступки требования, полученного страховщиком в порядке суброгации или возникшего у банка из кредитного договора (если иное не установлено законом).- Уступка требования об уплате сумм неустойки, начисляемых в связи с нарушением обязательства, в том числе подлежащих выплате в будущем, допускается как вместе с уступкой основного требования, так и отдельно от него.- При переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга). Соглашением сторон также может быть предусмотрена субсидиарная ответственность.

— Если при переводе долга, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, не ясно, какой перевод долга согласован сторонами — приватный или кумулятивный, предполагается, что это привативный перевод долга.

Источник: https://24pravo.ru/page/info/1224

Пленум ВС обсудил спорные вопросы перемены лиц в обязательстве

    В проекте постановления Пленума Верховного суда  разъясняется вопрос защиты добросовестного цессионария (тот, кто получает право требования) и приведены конкретные примеры того, когда уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной. ВС инструктирует и спорный момент о том, когда имеет место неразрывная связь личности кредитора с обязательством. 

   Первая часть документа посвящена общим положениям о переходе требования на основании договора (уступка). В ней указано, что добросовестный конечный цессионарий сохранит за собой право требования, даже если первоначальную уступку в цепочке сделок признают недействительной.

Судья Арбитражного суда г.Москвы Нагорная А., выступавшая на Пленуме ВС, подтвердила, что вопрос добросовестности крайне важен в спорах, где имеет место уступка требований: «Обсуждаемый институт нередко используют в неблаговидных целях».

Она считает, что новое разъяснение от ВС окажет дисциплинирующее влияние на участников делового оборота.

   В проекте постановления на конкретных примерах разъясняется, когда уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной. В частности, таковой будет уступка прав бенефициара по независимой гарантии, если тому же лицу одновременно не перешло право по основному обязательству (абз. 2 п. 1 ст. 372 ГК).

   При этом следует принимать во внимание существо уступаемого права и цель ограничения перемены лиц в обязательстве. Ведь запрет уступки прав по договорам, заключенным на торгах, не затрагивает требований по денежным обязательствам, инструктирует ВС. Судья Асташов С.

 подчеркнул, что неразрывная связь личности кредитора и обязательства вытекает из существа последнего, а не из усмотрения сторон. В проекте Постановления указано, что возможность уступки требования не зависит от его бесспорности.

 То есть спорность уступаемого требования не свидетельствует о его недействительности, подчеркнул в своем выступлении на Пленуме судья ВС Разумов И. 

   Отдельная часть постановления посвящена вопросу о том, как уведомлять должника об уступке требования.

ВС разъясняет, если первоначальный кредитор сообщил должнику об уступке, то тот может смело исполнять свое обязательство новоиспеченному кредитору, указанному в уведомлении.

А вот если новый кредитор сообщает об уступке должнику, то тот может не исполнять обязательство, пока не получит подтверждения от первоначального кредитора. Если должник так и не дождется этой информации в течение разумного срока, то он вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору.

   Пленум разъясняет и процессуальные моменты в обсуждаемой теме.

 Обязательный досудебный порядок урегулирования спора считается соблюденным, когда первоначальный кредитор направил должнику претензию (хотя уведомление о сделке по уступке еще не направил), а исковое заявление подал уже цессионарий, если иной порядок не предусмотрен законом или договором. Если цедент против его замены на правопреемника в деле, то цессионарий вправе вступить в спор как третье лицо с самостоятельными требованиями, поясняет проект документа.

Источник: РИА Новости https://ria.ru/society/20171205/1510207890.html

Источник: http://ledgi.ru/news/plenum_vs_obsudil_spornye_voprosy_peremeny_lic_v_obyazatelstve

Пленум Верховного суда РФ вынес новые разъяснения по вопросам исполнительного производства

Полное описание

17 ноября 2015 года Пленум Верховного суда РФ вынес Постановление № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».

Указанное постановление не только воспроизводит ранее озвученные правовые позиции высших судов (в том числе Высшего арбитражного суда РФ), но и конкретизирует ряд положений законодательства об исполнительном производстве и судебной практики, до настоящего момента являвшиеся спорными.

Первые две главы Постановления содержат подробные положения о разграничении компетенции между судебными органами по вопросам, связанным с исполнительным производством.

Необходимость указанных разъяснений вызвана недавним введением в действие Кодекса административного судопроизводства РФ. Помимо этого, в указанных главах рассматриваются и ранее существовавшие вопросы о компетенции судов.

Так, подтверждается приоритет судов общей юрисдикции при рассмотрение споров, связанных с осуществлением сводного исполнительного производства.

Заметной новеллой является запрет судебному приставу-исполнителю отменять вынесенное им постановление. Полномочиями по отмене постановлений наделены старшие судебные приставы и их заместители. Интересно, что указанные положения противоречат ранее существовавшим позициям Высшего арбитражного суда и сложившейся правоприменительной практике.

Ряд важных положений Постановления № 50 касается оспаривания постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя в суде.

В частности, Пленум установил, что несвоевременное рассмотрение жалобы на действия пристава вышестоящими органами и должностными лицами является уважительной причиной для пропуска обращения в суд по таким делам. В то же время, четко установлен круг ответчика по подобным иска.

Ответчиком может быть сам судебный пристав-исполнитель, чьи действия оспариваются, а в случае прекращения его полномочий – должностное лицо, которому указанные полномочия были переданы (или старший судебный пристав, если полномочия не передавались).

Кроме того, к участию в деле в качестве третьего лица должен привлекаться и сам территориальный орган ФССП, в котором служит ответчик.

Стоит отметить, что указанные положения могут в значительной мере предотвратить волокиту, вызванную большой текучкой кадров в системе ФССП и следующей из неё частой передачей дел от одного пристава к другому (за счет возможности привлечения в качестве ответчика руководителя отдела службы судебных приставов в случае длительного неназначения ответственного пристава). В то же время, необходимость привлекать к участию в деле нескольких представителей ФССП может сделать затруднительном рассмотрение дела в случае неявки кого-либо из сторон или третьих лиц.

Заметным нововведением стало закрепление в постановлении признаков незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя.

В то же время, Верховный суд указал, что превышение двухмесячного срока на исполнение судебного решения само по себе не свидетельствует о незаконном бездействии пристава-исполнителя, чего в ходе обсуждения проекта постановления добивались представители ФССП и Минюста.

Обстоятельства, связанные с организацией работы службы судебных приставов, однако, так и не были признаны оправдывающими превышение сроков, что указывается в п. 15 Постановления.

Верховный суд также разрешил ряд вызывавших на практике проблемы вопросов, связанных с правопреемством в ходе исполнительного производства.

Так, Пленум подтвердил, что вопрос о правопреемстве на стадии исполнительного производства рассматривается только судами на основании обращения сторон, лица, считающего себя правопреемником, либо самого судебного пристава-исполнителя.

При этом, Постановление ещё раз воспроизводит зачастую игнорировавшуюся правоприменителем позицию Высшего арбитражного суда о перемене имени физического лица или изменении наименования организации.

Читайте также:  Существенные условия договора займа

Суд указал, что указанные изменения не требуют правопреемства и оформляются постановлением судебного пристава, а также могут упоминаться как в дальнейших актах пристава, так и в ранее вынесенных постановлениях по соответствующему делу.

С другой стороны, что в Постановлении отсутствуют существовавшие ранее правовые позиции Высшего арбитражного суда, согласно которым в случае образования множественности лиц на стороне взыскателя или должника суд выдает несколько исполнительных листов взамен ранее выданных. Представляется, что данная проблема, имеющая большое практическое значение, должна быть разрешена Верховным судом в дальнейшем.

Верховный суд рассмотрел и дискуссионный вопрос о применении мер принудительного исполнения и совершении исполнительных действий до истечения срока дли добровольного исполнения.

Суд указал, что применение мер принудительного исполнения в течении е указанного срока не допускается, хотя могут быть совершены отдельные исполнительные действия (например, арест имущества должника).

Кроме того, Пленум подтвердил, что не допускается ограничение выезда должника за пределы Российской Федерации до истечения срока на добровольное исполнение и получения судебным приставом-исполнителем информации о том, что должник обладает информацией о возбуждении в отношении него исполнительного производства. Интересно, что суд не конкретизировал, в какой конкретно форме должна быть получена информация, что предоставляет широкие возможности для толкования указанного положения.

Пленумом была разрешена существовавшая ранее проблема, связанная с исключением недействующего должника-организации из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании ст. 21.

1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Взыскатели, по определённым причинам пропустившие момент ликвидации своего должника, теперь вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения имущества, оставшегося после должника, если таковое будет обнаружено.

В Постановлении был разрешён вопрос о наложении ареста и запрета на распоряжение имуществом должника. Как указал суд, арест качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (согласно п. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1 ст.

80 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Арест должен быть соразмерен объему требований взыскателя. В то же время, формально несоразмерный арест допустим, если должник не предоставил судебному приставу-исполнителю сведений о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или при отсутствии у должника иного имущества, его неликвидности либо малой ликвидности.

Также суд указал, что изложенный в ч. 1 ст.

64 перечень исполнительных действий не является исчерпывающим и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства и не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц.

К таким действиям Пленум относит, в частности, установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий. Указанный запрет рассматривается фактически как предшествующая аресту процедура. После обнаружения фактического местонахождения имущества пристав обязан наложить на него арест.

Важной новеллой стоит признать возможность наложения ареста или запрета на распоряжение на имущество, на которое в соответствии со ст. 446 ГПК не может быть обращено взыскание. В качестве примера Постановление № 50 указывает единственное жильё должника.

При этом, подобные меры должны приниматься судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя, а само наложение ареста либо установление соответствующего запрета не должно препятствовать гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом.

Также была установлена и возможность ареста имущества, находящегося в совместной собственности.

Часть положений Постановления касается ареста денежных средств на банковских счетах должника.

Интересно, что арест может быть наложен не только на денежные средства, находящиеся или поступающие на счет должника, но также и на средства, которые поступят на имя должника в будущем на корреспондентский счет обслуживающего его банка, если иные меры не могут обеспечить исполнение принятого судебного акта. При этом, указывается, что наложить подобный арест может только суд.

Ряд изложенных в Постановлении правовых позиция Верховного суда касается вопросов обращения взыскания на имущество должника.

Интересной представляется закреплённая Пленумом презумпция принадлежности должнику движимого имущества, находящегося в помещении либо на ограждённом от доступа других лиц земельном участке, находящимися в собственности или владении должника.

Бремя доказывания иного ложится при этом на заинтересованных лиц. При этом, стоит иметь в виду, что арест судебным приставом-исполнителем движимого имущества должника в ходе выезда по его месту жительства или нахождения является весьма распространённой и эффективной мерой из арсенала приставов.

В то же время, взыскание на сами земельные участки, согласно ст. 278 ГК и п. 58 Постановления, допускается только на основании решения суда. Такие дела рассматриваются в порядке искового производства с соблюдением правил исключительной подсудности.

Ещё одним важным положением является подтверждённая судом возможность обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем.

Взыскание может быть обращено судебным приставом-исполнителем при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание.

Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц (согласно п. 1 ст. 353, ст. 460 ГК РФ, ст. 38 Закона «Об ипотеке»).

Наконец, последняя глава Постановления № 50 рассматривает вопросы возмещения вреда, причинённого незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

Пленум рассматривает как обязательное условие возмещения вреда предварительное признание действий пристава, повлекших причинение вреда, незаконными. Также нельзя отказывать в возмещении вреда по причине невозможности установления конкретного размера вреда.

Ещё более крепкой позицию истцов по спорам о возмещении вреда делают положения, возлагающие бремя доказывания правомерности своих действия по таким делам на судебного пристава-исполнителя.

В связи с принятием Постановления № 50 утратило силу Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 мая 2014 года № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве».

Следует заметить, что новые правовые позиции высшего суда по вопросам исполнительного производства более подробно конкретизируют положения законодательства и расширяют права взыскателя и возможности пристава в рамках исполнительного производства.

Группа юридических компаний «Лекс» уже начала внедрять наиболее заметные новшества в свою практику.

Болотский И.Н.

Источник: https://lex-pravo.ru/law-comments/191/8546/

Разъяснения Пленума ВС РФ в отношении применения мер гражданско-правовой ответственности – Юридическая фирма ART DE LEX

4 апреля, 2016

24.03.2016 г. Пленум Верховного суда Российской Федерации (ВС РФ) принял Постановление «О применении мер гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств». Указанное Постановление является первым разъяснением высшей судебной инстанции, в котором комплексно рассмотрены меры гражданско-правовой ответственности.

Суд разъяснил вопросы, связанные с возмещением убытков, имущественных потерь, взысканием судебной неустойки, а также ответственностью за недобросовестное ведение переговоров, исчислением процентов за пользование чужими денежными средствами.

Остановимся на ключевых и наиболее интересных разъяснениях, содержащихся в документе.

Первый раздел Постановления посвящен вопросам, возникающим в судебной практике при рассмотрении споров о взыскании убытков.

В частности, Суд указал, что если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то есть при подобном нарушении обязательств почти всегда возникают определенные убытки, наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается (абз. 2 п. 5 Постановления). Установление подобной презумпции может значительно облегчить доказывание возникновения убытков в суде.

Кроме того, Суд в очередной раз указал, что недопустимо отказывать в удовлетворении требований о взыскании убытков на том лишь основании, что размер убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности. В подобных случаях суды самостоятельно определяют размер убытков, подлежащих взысканию с учетом всех обстоятельств дела (п. 4 Постановления).

При рассмотрении требования о взыскании убытков должник вправе представлять доказательства существования иной причины возникновения убытков, то есть опровергать причинную связь между нарушением обязательства и наступившими убытками, при этом вина должника предполагается, а отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств доказывается должником (п. 5 Постановления).

Особое внимание Суд обратил на последствия заключения соглашений об ограничении ответственности.

Например, высшая судебная инстанция отдельно указала случаи, когда отсутствует возможность ограничения ответственности должника, а в частности, когда такие соглашения (условия) являются ничтожными.

Так, ничтожны соглашения (условия) об ограничении ответственности перевозчика, профессионального исполнителя охранных услуг (п. 6 Постановления).

В случае заключения соглашения об ограничении ответственности должника при наступлении определенных обстоятельств, именно должник обязан доказывать факт их наступления.

В случаях, когда ответственность ограничена только умышленным нарушением обязательств, отсутствие умысла должником может быть доказано, если им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства (п. 7 Постановления).

Возможно, в судебной практике возникнут трудности в связи с применением указанного разъяснения, поскольку оценочные категории достаточно сложно применять на практике.

Читайте также:  Перспективы расширения контроля за платежными операциями

ВС РФ дал разъяснения и относительно признания наступления обстоятельств непреодолимой силы.

Помимо устоявшейся позиции, в соответствии с которой указанные обстоятельства должны носить чрезвычайны характер, они должны быть также непредотвратимыми, то есть любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления подобного обстоятельства или его последствий (п. 8 Постановления).

Суд обратил внимание на проблему взыскания убытков при прекращении договора. В частности, в п.

11 Постановления указано, что риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства. При этом указанные убытки возмещаются независимо от того, заключалась ли другой стороной договора замещающая сделка.

В то же время заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства не влияет как на обязанность должника по исполнению обязательства в натуре, так и на обязанности кредитора принять такое исполнение.

При этом право требования при прекращении договора убытков в виде разницы между ценой первоначального договора и ценой, установленной в замещающей сделке возникает только в случае, если первоначальный договор был прекращен в результате нарушения обязательства, которое повлекло необходимости заключения замещающей сделки (п. 13 Постановления).

Следующий раздел посвящен вопросам правоприменения, возникающим при возмещении на основании ст. 406.1 ГК РФ имущественных потерь, не являющихся следствием нарушения обязательства, а выплачиваемых при наступлении установленных в соглашении сторон обстоятельств.

Высшая судебная инстанции указала, что возмещение потерь допускается, если будет доказано, что они уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем, а между наступившим обстоятельством и потерями есть причинно-следственная связь (п. 15 Постановления).

Также судом указано, что соглашение о возмещении потерь, даже включенное непосредственно в договор, является автономным, и недействительность или незаключенность договора сами по себе не влекут недействительность или незаключенность соглашения о возмещении потерь (п. 17 Постановления).

Третий раздел Постановления посвящен ответственности за недобросовестное ведение переговоров.

Интересным является положение, в соответствии с которым недобросовестность участника переговоров предполагается при предоставлении стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчании об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны, или внезапном и неоправданном прекращении переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. В случае если вред причинен несколькими контрагентами совместно, они отвечают солидарно (п. 19 Постановления).

При рассмотрении споров об ответственности за недобросовестное ведение переговоров именно на истце лежит бремя доказывания факта недобросовестного вступления ответчика в переговоры с целью причинить вред истцу, например, ответчик таким образом пытался получить коммерческую информацию у истца или воспрепятствовать заключению договора между третьим лицом и истцом (абз. 2 п. 19 Постановления).

Суд обратил внимание на случай возникновения права требовать взыскания убытков при недобросовестном ведении переговоров. Если контрагент предоставил неполную или недостоверную информацию, что послужило основанием для отказа от заключения договора, потерпевшая сторона вправе требовать возмещения убытков на основании п. 3 ст. 431.1 ГК РФ (п. 21 Постановления).

В Постановлении Суд также рассмотрел вопросы ответственности при неисполнении обязательства в натуре (четвертый раздел Постановления).

В частности, Пленум ВС РФ указал, что не может быть отказано в иске об исполнении обязательства в натуре, если надлежащую защиту нарушенного права можно обеспечить только подобным способом, например, только ответчик может предоставить необходимую истцу информацию либо изготовить необходимые документы (п. 22 Постановления).

Наиболее интересными являются разъяснения, касающиеся судебной неустойки, т.е. присуждению денежных средств на случай неисполнения судебного акта, понуждающего должника к исполнению в натуре, вынесенного в пользу кредитора-взыскателя.

Факты ненадлежащего исполнения указанных судебных актов устанавливаются приставом-исполнителем, но не банком, в котором открыт счет должника (п. 33 Постановления). Сумма судебной неустойки не идет в зачет убытков, причиненных неисполнением судебного акта (п. 28 Постановления).

Суд указал, что соглашение об отказе кредитора от права требовать присуждения судебной неустойки является недействительным, если в силу закона или договора либо в силу существа обязательства кредитор не лишен права требовать исполнения обязательства в натуре (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ). Между тем, сторонам не запрещено заключать на стадии исполнительного производства мировое соглашение о прекращении обязательства по уплате судебной неустойки предоставлением отступного, новацией или прощением долга (п. 29 Постановления).

В пятом разделе Постановления освещены вопросы ответственности за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной ст. 395 ГК РФ. В частности, Суд разъяснил различие между процентами предусмотренными указанной статьей, и процентами, предусмотренными ст. 317.1 ГК РФ.

Так, проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами.

В связи с этим судам необходимо устанавливать, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (ст. 317.

1 ГК РФ) либо заявлено требование о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по ст. 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ (п. 53 Постановления).

Весьма важная позиция относительно исчисления процентов за пользование чужими денежными средствами содержится в п. 48 Постановления. В соответствии с указанным пунктом проценты, установленные ст.

395 ГК РФ, взимаются по день уплаты денежных средств кредитору, то есть в расчете учитывается день фактического исполнения обязательства.

Согласно же ранее действовавшим разъяснениям дата уплаты долга в период начисления процентов не включалась.

Что касается начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения, Пленум ВС РФ указал, что само по себе получение информации о поступлении денежных средств в безналичной форме (путем зачисления средств на его банковский счет) без указания плательщика или назначения платежа не означает, что получатель узнал или должен был узнать о неосновательности их получения (п. 58 Постановления).

Последним вопросом, рассмотренным Судом в Постановлении, являются проблемы снижения неустойки на основании ст. 333 ГК РФ.

Суд в очередной раз указал, что при рассмотрении споров, если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а также некоммерческая организация при осуществлении приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (п. 71 Постановления).

При этом установление в договоре максимального или минимального размера неустойки не является основанием для отказа в ее снижении на основании ст. 333 ГК РФ (п. 70 Постановления).

Если же снижение неустойки допускается по инициативе суда, то вопрос о ее снижении может быть заявлен при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, независимо от того перешел ли суд апелляционной инстанции к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции или нет (п. 72 Постановления).

В отношении вопроса о снижении неустойки ВС РФ указал, что, возражая против заявления о снижении неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков, при этом кредитор вправе предоставлять доказательства наличия относительно типичных последствий нарушения подобного нарушения обязательства при сравнимых обстоятельствах с указанием на изменение средних показателей на рынке (п. 74 Постановления).

В п. 78 Постановления Суд указал, что правила о снижении неустойки также применяются в случаях, когда неустойка определена законом.

В заключении стоит обратить внимание на разъяснение, согласно которому должник лишается права требовать снижения суммы неустойки, если подлежащая уплате неустойка уже была перечислена должником, за исключением случаев, когда должник докажет, что перечисление неустойки было недобровольным.

Рассматриваемое Постановление безусловно является значимым для правоприменения, поскольку в нем комплексно рассмотрены вопросы ответственности за нарушение обязательств в отношении каждого из институтов применения мер ответственности. Несмотря на то, что многие изложенные в Постановлении позиции нельзя назвать кардинально новыми, некоторые положения изменят существующую судебную практику, сделав ее более предсказуемой для участников гражданского оборота.

С Постановлением можно ознакомится здесь.

Источник: http://artdelex.ru/rus/news/razyasneniya-plenuma-vs-rf-v-otnoshenii-primeneniya-mer-grazhdansko-pravovoi-otvetstvennosti

Вс принял постановление с разъяснениями общих правил гк об обязательствах

Контекст

АРБ: новый Гражданский кодекс не ухудшит условия для ипотечных заемщиков

МОСКВА, 22 ноя – РАПСИ, Олег Сивожелезов.

Верховный суд (ВС) РФ принял Постановление Пленума «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса РФ об обязательствах и их исполнении», в котором даются разъяснения о применении ряда норм, регулирующих отношения должника и кредитора, передает корреспондент РАПСИ с заседания пленума.

Одним из вопросов, которому в новом постановлении пленума ВС уделено внимание – урегулирование отношений, связанных с исполнением обязательства при множественности кредиторов.

Читайте также:  Договор купли-продажи дачи - образец

Так, еще раз подчеркнуто, что соглашение между кредиторами о порядке удовлетворения требований к должнику не создает обязательств для последнего, в силу чего отказ одного из кредиторов от принятия исполнения обязательства должником со ссылкой на соглашение об очередности ведет к просрочке со стороны указанного кредитора.

Разъяснен вопрос об урегулировании расходов, связанных с принятием исполнения обязательств, в частности, отмечено, что кредитор несет расходы на использование специального программного обеспечения, отправку документов и мобильную связь.

В части постановления, посвященной возможности одностороннего отказа от обязательства, приводится пример, согласно которому судам надлежит отказывать во взыскании части процентов по кредитному договору в случае необоснованного, непропорционального увеличения банком процентной ставки.

Подтверждена возможность в ряде случаев связать возникновение права на одностороннее изменение обязательства или отказ его исполнения с выплатой определенной суммы стороной договора. При этом в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, взимание платы за односторонний отказ от обязательства либо его изменение не допускается.

В разъяснениях, касающихся возможности принимать исполнение обязательства по частям, обращено внимание на то, что кредитор не вправе отказываться от принятия исполнения денежного обязательства в части, хотя, по мнению ВС, делимость предмета обязательства сама по себе не создает обязанности принять исполнения по частям.

По итогам работы редкомиссии в принятой редакции постановления пленума ВС появилось положение о возможности для сторон договора установить своим соглашением порядок подтверждения полномочий представителя кредитора в отношениях с должником.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_news/20161122/277184438.html

Обязательственное право: разъяснения Пленума Верховного Суда РФ

01/2017

  • 22 ноября 2016 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации издал Постановление № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении».
  • Постановление содержит 59 пунктов, содержащих разъяснения различных положений Гражданского кодекса РФ.
  • Практический интерес для бизнеса, помимо прочего, представляют разъяснения по следующим вопросам (пожалуйста, пройдите по ссылке, чтобы перейти к соответствующей теме):
  • соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику;
  • распределение расходов по исполнению обязательства между кредитором и должником;
  • односторонний отказ от исполнения обязательства;
  • соблюдение разумности и добросовестности при осуществлении прав;
  • подтверждение полномочий представителя кредитора;
  • момент исполнения денежного обязательства;
  • валюта денежного обязательства.

В целом, данное Постановление Пленума ВС РФ направлено на обеспечение единства судебной практики по соответствующим вопросам.

Сторонам в гражданско-правовых отношениях следует учитывать позицию Пленума ВС РФ, поскольку нижестоящие суды на практике будут ее придерживаться.

Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику

Кредиторы по однородным обязательствам могут заключить между собой соглашение о порядке удовлетворения их требований к должнику. Однородными считаются, в частности, обязательства по выплате денежных средств.

На практике заключение такого соглашения может быть актуально, например, чтобы избежать доведения должника до банкротства, которое может случиться, если все кредиторы будут предъявлять свои требования к должнику одновременно.

Законом установлена невозможность установления посредством договора обязанностей для третьих лиц, которые в нем не участвуют. Поэтому заключение указанного соглашения между кредиторами не создает каких-либо обязанностей для должника.

Должник должен продолжать действовать в соответствии с договорами, заключенными им с каждым из кредиторов.

Таким образом, соглашение между кредиторами должно быть составлено так, чтобы исключить его противоречие с положениями договоров, заключенных кредиторами с должником.Если кредитор нарушает порядок, установленный соглашением с другим кредитором, и принимает исполнение от должника вне очереди, он должен передать его другому кредитору и, по общему правилу, нести расходы по такой передаче.

Также нужно отметить, что в случае банкротства очередность удовлетворения требований к должнику установлена законом. Поэтому соглашение между кредиторами не будет применяться, если оно противоречит положениям законодательства о банкротстве.

Распределение расходов по исполнению обязательства между кредитором и должником

По общему правилу расходы по исполнению обязательства должен нести должник. Однако если по вине кредитора у должника возникают дополнительные издержки (к примеру, в случае изменения кредитором места своего нахождения), то такие издержки возмещаются должнику кредитором.

Кредитор также несет расходы, связанные с принятием им исполнения от должника (например, почтовые расходы, расходы на мобильную связь и т.д.).При этом кредитор и должник могут согласовать иной порядок распределения расходов по исполнению обязательства. На практике это может быть принято во внимание при подготовке соглашений.

Односторонний отказ от исполнения обязательства

Согласно ст. 310 ГК РФ, право на односторонний отказ от исполнения обязательства либо на изменение его условий может быть установлено в договоре между предпринимателями.

Право на односторонний отказ может быть также у лица, не осуществляющего предпринимательскую деятельность и заключившего договор с предпринимателем. Обратная ситуация законом прямо запрещена.Пленум уточнил применение этого правила к корпоративным договорам.

Верховный Суд подтвердил, что условиями корпоративного договора между участниками хозяйственного общества может предусматриваться односторонний отказ каждого из участников от такого договора.Очевидно, данное разъяснение призвано подчеркнуть предпринимательский характер отношений между участниками хозяйственного общества, являющегося коммерческой организацией.

Данное разъяснение восполняет пробел в законодательстве, связанный со статусом корпоративного договора и устраняет неясности в отношении возможности одностороннего отказа от него.Право на односторонний отказ от договора может быть реализовано путем уведомления другой стороны.

При этом такое уведомление считается доставленным, если оно поступило адресату, но по вине адресата не было ему вручено, или адресат не ознакомился с ним.Стороны могут разработать индивидуальный порядок вручения уведомлений в договоре. Это рекомендуется делать на практике, чтобы избежать проблем с доказыванием факта вручения уведомления.

В договоре можно также предусмотреть плату за односторонний отказ от договора. Однако суд может отказать во взимании такой платы или снизить ее размер, если размер такой платы несоразмерен неблагоприятным последствиям отказа или если сторона, имеющая право на получение такой платы, заведомо действовала недобросовестно.

Согласно разъяснениям Пленума, плата за односторонний отказ не может быть установлена в двух случаях:

  • когда право на односторонний отказ установлено императивной нормой закона (например, отказ от договора аренды, заключенного на неопределенный срок);
  • когда отказ от договора вызван неисполнением или ненадлежащим исполнением договора другой стороной.

Соблюдение разумности и добросовестности при осуществлении права

Пленум ВС РФ еще раз подчеркнул необходимость соблюдения разумности и добросовестности в отношениях между сторонами. Нарушение этой обязанности может повлечь отказ в судебной защите.

К примеру, если по кредитному договору банк в одностороннем порядке несоразмерно повысит размер процентов по кредиту, и заемщик откажется от их уплаты, суд может отказать банку в защите в этой части.

Исходя из указанного, сторонам рекомендуется более аккуратно относится к составлению договоров, а также к реализации своих прав по договору.

Например, включение явно обременительных или даже просто необычных условий в договор может привести к невозможности их судебной защиты, если суд сочтет, что предложившая их сторона действовала недобросовестно.

Подтверждение полномочий представителя кредитора

По законодательству должник вправе потребовать доказательства наличия надлежащих полномочий у принимающего со стороны кредитора лица. В частности, если у представителя кредитора отсутствует нотариально заверенная доверенность, должник вправе не исполнять обязательство данному представителю.

Нотариально заверенная доверенность не требуется, если полномочия представителя кредитора явствуют из обстановки (например, передача происходит в офисе кредитора), а также, если кредитор заранее направил должнику доверенность на своего представителя.

Верховный Суд разъяснил, что стороны в договоре могут напрямую предусмотреть иной формат подтверждения полномочий лиц со стороны кредитора. К примеру, в договоре можно предусмотреть подтверждение полномочий представителя кредитора по электронной почте. В таком случае должник не будет вправе требовать предоставления каких-либо еще документов для подтверждения полномочий.

Момент исполнения денежного обязательства

Пленум подтвердил, что моментом исполнения денежного обязательства по уплате безналичных денежных средств является зачисление денежных средств на корреспондентский счет банка, обслуживающего кредитора.

При этом если должник и кредитор имеют счета в одном и том же банке, моментом исполнения является зачисление денежных средств на расчетный счет кредитора в таком банке.

На практике стороны часто продолжают писать в договорах, что обязательство по оплате считается исполненным с момента списания денежных средств со счета должника.

Такое положение скорее всего не будет приниматься судами во внимание.

Валюта денежного обязательства

По общему правилу валютой платежа по договору является российский рубль. Осуществление платежа в иностранной валюте допускается только в случаях, разрешенных валютным законодательством РФ.

Однако стороны по договору вправе указать сумму платежа в иностранной валюте (при этом сам платеж будет в рублях). В этом случае, если стороны не предусмотрели в договоре какой-либо индивидуальный обменный курс, сумма платежа будет переведена в рубли по официальному обменному курсу Банка России на день совершения платежа.

Источник: https://cms.law/ru/RUS/Publication/Obyazatel-stvennoe-pravo-raz-yasneniya-Plenuma-Verhovnogo-Suda-RF

Ссылка на основную публикацию