Обзор судебной практики, посвященный независимой гарантии

Обзор судебной практики, посвященный независимой гарантии

В 2015 году произошли значительные изменения, касающиеся банковской гарантии. Теперь она стала не банковской, а независимой, то есть ее может выдавать любое юридическое лицо. Но в этом-то и заключаются риски того, чтобы провести проверку обеспечения обязательств по гарантии.

Изменение законодательства в отношении банковской гарантии

В редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ согласно статье 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Согласно статье 368 ГК РФ по независимой гарантии гарант принимает на себя по просьбе другого лица (принципала) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства. Требование об определенной денежной сумме считается соблюденным, если условия независимой гарантии позволяют установить подлежащую выплате денежную сумму на момент исполнения обязательства гарантом.

Обзор судебной практики, посвященный независимой гарантииОбзор судебной практики, посвященный независимой гарантииОбзор судебной практики, посвященный независимой гарантии

В независимой гарантии должны быть указаны:
• дата выдачи;
• принципал;
• бенефициар;
• гарант;
• основное обязательство, исполнение по которому обеспечивается гарантией;
• денежная сумма, подлежащая выплате, или порядок ее определения;
• срок действия гарантии;

• обстоятельства, при наступлении которых должна быть выплачена сумма гарантии.

В независимой гарантии может содержаться условие об уменьшении или увеличении суммы гарантии при наступлении определенного срока или определенного события.

Ранее статья 368 ГК РФ была изложена в следующем виде.

В силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате.  Однако на практике банковская гарантия вызывает различные споры в части исполнения требований.

Найдем с помощью системы Caselook судебную практику, связанную с независимой гарантией. И посмотрим, какие проблемы возникают с банковской гарантией.

Безосновательный отказ гаранта от исполнения обязательств

В качестве примера можно привести Определение Верховного Суда РФ от 22.06.2015 по делу N 305-ЭС15-2155, А40-15701/14. Суд указал, что оснований для отказа гаранта от исполнения обязательств по банковской гарантии не имелось.

Содержащееся в пункте 1 статьи 374 Кодекса и вменяемая бенефициару обязанность «представления» банковской гарантии до окончания срока, на который она выдана, допускала неоднозначное толкование и как обязанность «направить» гарантию до указанного срока, и как обязанность «обеспечить получение» ее бенефициаром до истечения срока.

Банк к моменту выдачи департаменту банковской гарантии в течение продолжительного времени являлся участником рынка финансовых услуг, и, обладая специальными познаниями в соответствующей сфере, самостоятельно разработал форму (текст) спорной банковской гарантии. Банк является субъектом, осуществляющим профессиональную деятельность на финансовом рынке, толкование условий банковской гарантии должно осуществляться в пользу бенефициара в целях сохранения обеспечения обязательства.

Выдача письма, не являющегося банковской гарантией

Еще одной проблемой является проверка легитимности банковской гарантии. В Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 19.01.

2015 N Ф09-6924/14 по делу N А76-26516/2013 суд пришел к выводу о нелегитимной таковой, поскольку письмо банка не является банковской гарантией.

Банк (гарант) не может выдать банковскую гарантию в обеспечение исполнения обязательства, в котором он выступает кредитором.

Статьей 368 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате.

Согласно п. 1 ст. 369 Гражданского кодекса Российской Федерации банковская гарантия обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его обязательства перед бенефициаром (основного обязательства).

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.

2012 N 14 «Об отдельных вопросах практики разрешения споров, связанных с оспариванием банковских гарантий» разъяснено, что неуказание в банковской гарантии всех условий обязательства, обеспеченного гарантией, не является основанием для ее оспаривания. Положение п. 1 ст.

369 Гражданского кодекса Российской Федерации об указании в банковской гарантии обеспеченного обязательства следует считать соблюденным и в том случае, если из содержания гарантии можно установить, кто является должником по обеспеченному обязательству.

Если указана сумма, подлежащая уплате гарантом при предъявлении бенефициаром соответствующего требования, и в гарантии содержится отсылка к договору, являющемуся основанием возникновения обязательств принципала перед бенефициаром, либо указан характер обеспеченного гарантией обязательства.

Представленное обществом «Южно-Уральская сантехническая компания» письмо от 29.05.

2013 N б/н-1 не содержит существенных условий банковской гарантии, поскольку в его тексте не указан должник по обеспеченному обязательству, сумма, подлежащая уплате при предъявлении соответствующего требования, и из его содержания невозможно установить, исполнение чьих и каких именно обязательств гарантируется.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание то, что банк (гарант) не может выдать банковскую гарантию в обеспечение исполнения обязательства, в котором он выступает в качестве кредитора, суды обоснованно не признали письмо от 29.05.2013 N б/н-1 банковской гарантией.

Условия банковской гарантии являются заведомо невыполнимыми

В Постановлении ФАС Московского округа от 09.04.2014 N Ф05-460/2014 по делу N А40-38429/13-120-223 суд признал, что условия банковской гарантии являются заведомо невыполнимыми и ставят возможность получения денежных средств по гарантии в зависимость от обстоятельств, не зависящих от заказчика.

В случае уклонения Принципала от ведения письменной переписки с Бенефициаром, а также отказа от получения уведомления Бенефициара о невыполнении Принципалом условий государственного контракта под подпись, или недоставления соответствующего почтового уведомления до адресата, а также в случае отсутствия документа уполномоченного органа Заказчик лишается возможности предоставления документов, предусмотренных п. 2.2 банковской гарантии, Гаранту.

  • Требование предоставления документа уполномоченного органа о наличии вины Принципала является неконкретно (некорректно) сформулированным и позволяет отказать в выплате по банковской гарантии при предоставлении любых документов.
  • Пунктом 1 статьи 376 Гражданского кодекса РФ установлено, что Гарант отказывает бенефициару в удовлетворении его требования, если это требование либо приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии.
  • На основании изложенного суды обоснованно указали, что условия банковской гарантии являются заведомо невыполнимыми и ставят возможность получения денежных средств по гарантии в зависимость от обстоятельств, не зависящих от заказчика.
  • Условия предоставления гарантий не соответствовали законодательству

В Определении Верховного Суда РФ от 09.12.2015 N 307-ЭС15-13753 по делу N А56-69628/2014 суд пришел к выводу о том, что банковская гарантия не соответствует требованиям законодательства.

Источник: https://blog.pravo.tech/nezavisimaya-garantiya/

Обзор ВС РФ судебной практики по спорам, связанным с независимой гарантией

Обзор судебной практики, посвященный независимой гарантииПрезидиум ВС РФ утвердил 5 июня 2019 г. Обзор судебной практики по спорам, связанным с применением законодательства о независимой гарантии. Примеры судебной практики, приведенные в обзоре и сделанные в нем выводы, будут полезны, как заказчикам, так и участникам закупок.

Обзор судебной практики по спорам с независимой гарантией

Банковская гарантия является одним из способов обеспечения в закупках. По поводу ее использования в закупках возникает немало споров. Приведенный обзор представляет подходы, которых придерживаются судебные инстанции при их разрешении. Особо обратим внимание на некоторые из них.

Требование о платеже по БГ считается сделанным своевременно, если оно направлено в пределах срока действия гарантии, если гарантией не установлено иное (п. 4). Таким образом, требование, сданное в организацию почтовой связи в пределах срока действия БГ и полученное гарантом за пределами этого срока, считается своевременным.

Если документы, представленные вместе с требованием по БГ, по внешним признакам соответствуют ее условиям, то гарант не вправе отказать в выплате (п. 9). Так, суды признали незаконными отказ банков в выплате по БГ по мотивам того, что копия платежного поручения не была заверена, а также по мотивам не представления полного расчета суммы убытков.

Условие БГ, выданной в обеспечение исполнения по контракту, о приложении к требованию об оплате оригинала БГ — ничтожно (п. 10).

Расходы участника закупки (принципала) на получение БГ для обеспечения обязательств по контрактам, которые были прекращены из-за заказчика (бенефициара), являются его убытками (п. 13). Так, в одном из дел подрядчик в одностороннем порядке отказался от исполнения муниципального контракта из-за нарушений заказчика и впоследствии взыскал убытки.

Иск о взыскании выплаты по БГ может быть предъявлен к банку-гаранту в пределах общего срока исковой давности (п. 15).

При направлении бенефициаром гаранту требования о платеже по БГ досудебный порядок урегулирования спора считается соблюденным (п. 17).

Кофе-пауза: загадка Льва Толстого

Ответы пишите ниже.

Обзор судебной практики, посвященный независимой гарантии

Источник: http://44-fz-zakupki.ru/obzor-vs-rf-sudebnoy-praktiki-po-sporam-svyazannyim-s-nezavisimoy-garantiey/

Обзор судебной практики, посвященный независимой гарантии

Обзор судебной практики, посвященный независимой гарантии

Обзор судебной практики по спорам из отношений по добровольному личному страхованию, связанному с предоставлением потребительского кредита, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 5 июня 2019 года

Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 5 июня 2019 г.). определены следующие правовые позиции. 1. Для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии

Обзор практики рассмотрения судами дел об административных правонарушениях, связанных с назначением административного наказания в виде конфискации, а также с осуществлением изъятия вещей и иного имущества в сфере оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, явившихся орудием совершения или предметом административного правонарушения

Обзор судебной практики «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.12.2017)

Необходимыми условиями для наступления материальной ответственности работника за причиненный работодателю ущерб являются: наличие прямого действительного ущерба у работодателя, противоправность поведения (действий или бездействия) работника, причинная связь между действиями или бездействием работника и причиненным работодателю ущербом, вина работника в причинении ущерба.

Вс разъяснил, какое условие банковской гарантии считать ничтожным

Верховный суд РФ представил обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утвержденный 5 июня президиумом суда. В 22-страничном документе приводятся правовые позиции ВС по 17 сложным вопросам судебной практики.

Читайте также:  Расходы при банкротстве физического лица - стоимость услуг

В частности, Верховный суд отмечает, что при направлении бенефициаром гаранту требования о платеже, предусмотренного ст. 374 Гражданского кодекса РФ, считается соблюденным досудебный порядок урегулирования спора, установленный ч. 5 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Учреждение (бенефициар) обратилось в суд с иском к банку (гаранту) о взыскании задолженности по банковской гарантии. Определением суда первой инстанции иск оставлен без рассмотрения. Суд счел, что направлением бенефициаром гаранту требования, предусмотренного ст.

374 ГК РФ, не может подтверждаться соблюдение досудебного порядка урегулирования спора. В случае получения отказа в совершении платежа либо при неполучении ответа на это требование в установленный срок бенефициар обязан направить гаранту второе требование – претензию.

Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции, поскольку иск оставлен без рассмотрения без учета положений п. 5 ст. 376 ГК РФ о порядке совершения платежа по гарантии.

Исходя из предназначения института гарантии как независимого и оперативного способа беспрепятственного получения исполнения, предъявление гаранту требования в соответствии со ст.

374 ГК РФ является достаточной мерой для урегулирования спора во внесудебном порядке, совершать дополнительные действия по направлению претензии не требуется.

Анализируя другое дело, ВС указывает, что условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение государственного контракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным.

Суд округа оставил в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении иска управления (бенефициара) о взыскании основного долга по банковской гарантии.

Cуды исходили из того, что бенефициар, приняв гарантию в обеспечение исполнения обязательств принципала перед ним (заказчиком по государственному контракту), согласился со всеми условиями этой гарантии, в том числе с тем условием, что к требованию управления о совершении платежа по гарантии должен прилагаться оригинал гарантии. Бенефициар к своему требованию приложил лишь копию гарантии на бумажном носителе.

Сославшись на положения п. 1 ст. 376 ГК РФ, суды освободили гаранта от платежа, так как представленный управлением вместе с требованием документ (копия гарантии) по своим внешним признакам не соответствовал условиям гарантии.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Во исполнение п. 7 ч. 2 ст. 45 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе) постановлением Правительства РФ от 8 ноября 2013 г.

№ 1005 «О банковских гарантиях, используемых для целей Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» утвержден перечень документов, прилагаемых к требованию о платеже по банковской гарантии.

Этот перечень является исчерпывающим и не предусматривает представление бенефициаром оригинала банковской гарантии.

Гарант в соответствии с требованиями ст.

45 Закона о контрактной системе с использованием государственной информационной системы выразил волю на выдачу банковской гарантии (включил все сведения о гарантии в государственный реестр, находящийся в открытом доступе, создал электронный образ выполненной на бумажном носителе банковской гарантии (путем сканирования с сохранением всех реквизитов), подписал этот образ усиленной электронной подписью и направил его через систему электронного документооборота, доведя тем самым и до сведения бенефициара), а в дальнейшем не отрицал факт выдачи банковской гарантии, в связи с чем у судов не имелось оснований не признавать юридическую силу за волеизъявлением банка, подтвержденным его же электронными сообщениями.

Условие рассматриваемой банковской гарантии о необходимости приложения к требованию о платеже ее оригинала на бумажном носителе является ничтожным как противоречащее существу законодательного регулирования в сфере обеспечения исполнения государственных контрактов, заключаемых на электронных аукционах, основанного на признании электронного документооборота (ст. 168 ГК РФ, п. 74 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

  • Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации
  • 5 июня 2019 г.
  • ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ
  • С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕЗАВИСИМОЙ ГАРАНТИИ

В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, по результатам изучения и обобщения судебной практики Верховным Судом Российской Федерации на основании ст. 126 Конституции Российской Федерации, ст. 2 и 7 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» определены следующие правовые позиции.

Читайте так же:  Лицензирование строительной деятельности в россии

Независимые гарантии: последние тенденции судебной практики (Комиссаров А.)

Дата размещения статьи: 11.09.2017

Источник: https://artansk.ru/obzor-sudebnoj-praktiki-posvyashhennyj-nezavisimoj-garantii/

Обзор споров, связанных с обеспечением обязательств банковской гарантией: позиции судебной практики

Появился Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 5 июня 2019 г.). Обзор содержит правовые позиции, выработанные судами, по спорным вопросам, связанным с обеспечением гражданско-правовых обязательств независимой (в том числе банковской) гарантией.

Одна из позиций заключается в том, что для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии.

Гражданский кодекс РФ не требует заключать письменное соглашение между гарантом и бенефициаром.

Кроме того, а независимая гарантия вступает в силу со дня ее отправки (передачи) гарантом, если в самой гарантии не предусмотрено иное.

В конкретном споре, рассмотренном судом, в независимой гарантии не было указано, что обязательство гаранта по выплате денежной суммы бенефициару возникает только в случае, если бенефициар направит гаранту письменный ответ о принятии гарантии. Поэтому суд взыскал с гаранта денежную сумму по гарантии.

Еще одна интересная позиция: обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим по мотиву неуказания наименования бенефициара в тексте гарантии, если достоверно установлено лицо, в пользу которого эта гарантия была выдана.

В конкретном случае гарант не указал в независимой гарантии наименование бенефициара, на основании чего впоследствии пытался отказаться от исполнения обязанности произвести платеж по гарантии.

Однако из обстоятельств дела следовало, что гарант знал о том, кто является бенефициаром, так как он сам отправил гарантию бенефициару в ходе переговоров об условиях выдачи гарантии.

Поэтому суд признал отказ от выплаты суммы по гарантии необоснованным.

Начало срока действия независимой гарантии может определяться моментом совершения бенефициаром действий, относящихся к исполнению основного договора. Например, в гарантии может быть указано, что она действует в течение года с момента перечисления бенефициаром (покупателем) аванса поставщику.

Требование о платеже по независимой гарантии считается представленным своевременно, если оно направлено гаранту в пределах срока действия гарантии и условиями независимой гарантии не предусмотрено иное (например, что момент предъявления требования определяется исходя из момента его доставки гаранту).

Появилось постановление Правительства РФ от 31 мая 2019 г. N 691 “Об утверждении Правил отнесения централизованных систем водоотведения (канализации) к централизованным системам водоотведения поселений или городских округов и о внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 5 сентября 2013 г. N 782“.

Источник: http://InforaSpb.ru/obzor-sporov-svyazannyx-s-obespecheniem-obyazatelstv-bankovskoj-garantiej-pozicii-sudebnoj-praktiki/

Независимые гарантии: последние тенденции судебной практики

Ценность этого инструмента подчеркивается в судебных актах: «…Институт банковской гарантии направлен на обеспечение бенефициару возможности получить исполнение максимально быстро, не опасаясь возражений принципала-должника, в тех случаях, когда кредитор (бенефициар) полагает, что срок исполнения обязательства либо иные обстоятельства, на случай наступления которых выдано обеспечение, наступили1 .

Особенность конструкции предполагает и наличие исчерпывающих оснований для отказа в удовлетворении требования бенефициара к гаранту: требование или приложенные к нему документы не соответствуют условиям независимой гарантии; представление требования и документов гаранту по окончании срока действия независимой гарантии (п. 1 ст. 376 ГК РФ), что ранее неоднократно подчеркивалось судами2 .

Однако специфика банковской гарантии порождает множество судебных споров, поскольку, как справедливо отмечается в литературе, «…к неакцессорности гарантии оказались не готовы ни сами гаранты, ни принципалы…»3 . Как показывает практика, к ней оказались не готовы и суды.

При рассмотрении дел о взыскании с гаранта денежных средств по гарантии некоторые суды безосновательно начинают скрупулезно вникать в состояние отношений бенефициара и принципала.

Отменяя судебные акты, которыми было удовлетворено ходатайство гаранта о назначении строительно-технической экспертизы для определения стоимости и объема работ, выполненных принципалом по договору подряда, суд округа отметил: «…в рамках дела о взыскании задолженности по гарантии по иску бенефициара не может разрешаться спор между последним как заказчиком по договору подряда и подрядчиком. Соответственно для разрешения такого спора не может и назначаться судебно-строительная экспертиза. Отсутствие права требовать назначения экспертизы не лишает Банк права ссылаться при рассмотрении иска бенефициара на злоупотребление правом с его стороны…»4 .

Как показывает практика, часто подобная логика гарантов, принципалов, а вслед за ними судов заключается в недопустимости злоупотребления правом со стороны бенефициара.

Учитывая российские реалии, можно утверждать: что опасения небеспочвенны. Однако очевидно и то, что подобного рода подход без определения каких-то четких ориентиров ведет к ослаблению идеи независимости гарантии.

На уровне высшего суда закреплено еще одно основание для неуплаты по гарантии: явная недобросовестность бенефициара.

В качестве исключения из общего принципа независимости банковской гарантии рассматривается ситуация, когда недобросовестный бенефициар, уже получивший надлежащее исполнение по основному обязательству, в целях собственного неосновательного обогащения, действуя умышленно во вред гаранту и принципалу, требует платежа от гаранта. В этом случае иск бенефициара не подлежит удовлетворению на основании ст. 10 ГК РФ5 .

Судебная практика ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в последних делах продолжает развивать ранее выработанные позиции, связанные с независимостью банковской гарантии, критически относясь к доводам о злоупотреблении правом со стороны бенефициара6 .

Читайте также:  В ук и упк рф вносятся поправки, в том числе в части ответственности за невыплату зарплаты

В Определении ВС РФ от 08.11.

2016 № 305-ЭС16-9887 по делу № А40-49571/2015 было отмечено, что «исходя из характера и существа гарантии суд в связи с оспариванием правомерности платежа по гарантии должен ограничиваться проверкой формального соответствия требования о выплате условиям банковской гарантии… произведенная судом первой инстанции проверка требования о выплате по гарантии на соответствие условиям контракта противоречит… независимой природе гарантии».

Однако право гаранта отказать бенефициару в удовлетворении его требований при несоответствии этого требования или приложенных к нему документов условиям независимой гарантии не означает, что эти условия могут определяться гарантом абсолютно произвольно.

Источник: https://bosfera.ru/bo/nezavisimye-garantii-poslednie-tendencii-sudebnoy-praktiki

Обзор судебной практики по спорным вопросам договора независимой гарантии (в том числе банковской гарантии), Обзор судебной практики от 18 марта 2016 года

I.
Основные положения договора независимой гарантии (в том числе
банковской гарантии)

По независимой гарантии
гарант принимает на себя по просьбе другого лица (принципала)
обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару)
определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного
гарантом обязательства независимо от действительности
обеспечиваемого такой гарантией обязательства.

Требование об
определенной денежной сумме считается соблюденным, если условия
независимой гарантии позволяют установить подлежащую выплате
денежную сумму на момент исполнения обязательства гарантом
(пункт 1
статьи 368 Гражданского кодекса РФ).

Независимая гарантия
выдается в письменной форме (пункт 2
статьи 434 Гражданского кодекса РФ), позволяющей достоверно
определить условия гарантии и удостовериться в подлинности ее
выдачи определенным лицом в порядке, установленном
законодательством, обычаями или соглашением гаранта с бенефициаром
(пункт 2
статьи 368 Гражданского кодекса РФ).

Требования о письменной
форме независимой гарантии считаются соблюденными в соответствии с
пунктом
2 статьи 434 Гражданского кодекса РФ, в частности, если
гарантия выдана в форме электронного документа, передаваемого по
каналам связи и позволяющего достоверно установить, что документ
исходит от стороны по договору.

Так, гарантия может быть выдана в
форме электронного сообщения с использованием телекоммуникационной
системы SWIFT (СВИФТ).

Кроме того, даже
несоблюдение простой письменной формы независимой гарантии не
влечет ее недействительность, поскольку заинтересованные лица
вправе приводить письменные и другие доказательства, подтверждающие
сделку и ее условия (пункт 1
статьи 162 Гражданского кодекса РФ). Аналогичный вывод следует
из пункта 3 Постановления Пленума ВАС
РФ от 23.03.

2012 N 14 «Об отдельных вопросах практики разрешения
споров, связанных с оспариванием банковских гарантий». Таким
образом, банковская гарантия является разновидностью независимой
гарантии.

Выдача гарантом
независимой гарантии на основании пункта 2
статьи 154, статьи
155 Гражданского кодекса РФ является
односторонней сделкой, для совершения которой необходимо и
достаточно выражения воли одной стороны. Отсутствие письменного
соглашения между принципалом и гарантом не влечет
недействительность гарантийного обязательства гаранта перед
бенефициаром.

В
то же время на практике выдача независимой гарантии может
предваряться заключением договора о выдаче соответствующей гарантии
между гарантом и принципалом, в котором стороны указывают, на каких
условиях гарант предоставляет гарантию (в том числе размер
вознаграждения).

Согласно пункту 2
Постановления Пленума ВАС РФ от
23.03.

2012 N 14 «Об отдельных вопросах практики разрешения споров,
связанных с оспариванием банковских гарантий» в соответствии с
подпунктом
2 пункта 1 статьи 378 Гражданского кодекса РФ обязательство
гаранта перед бенефициаром прекращается окончанием определенного в
гарантии срока, на который она выдана.

II.
Выводы судов по спорным вопросам применения договора независимой
гарантии

1.
Признание договора недействительным или незаключенным

1.1.
Постановление Арбитражного суда
Центрального округа от 16 ноября 2015 года N А35-350/2015

Исковые
требования:

Департамент обратился к
банку с иском о признании банковской гарантии не соответствующей
требованиям законодательства и аукционной деятельности.

Решение суда:

В
удовлетворении требований отказано.

Позиция суда:

Статьей
376 Гражданского кодекса РФ предусмотрены случаи отказа гаранта
удовлетворить требование бенефициара.

Согласно пункта 2
постановления Пленума ВАС РФ от
23.03.

2012 N 14 «Об отдельных вопросах практики разрешения споров,
связанных с оспариванием банковских гарантий» в соответствии с
подпунктом
2 пункта 1 статьи 378 Гражданского кодекса РФ обязательство
гаранта перед бенефициаром прекращается окончанием определенного в
гарантии срока, на который она выдана.

Между тем положения
Гражданского кодекса РФ,
регулирующие содержание банковской гарантии, не требуют, чтобы
срок, на который выдана гарантия, был равен или превышал срок
исполнения обязательства, которое обеспечивается гарантией.

Суды, рассматривая споры
по банковским гарантиям, не вправе оценивать действительность
соответствующих сделок только с точки зрения наличия или отсутствия
у них обеспечительной функции, так как выдавая и принимая гарантию,
гарант и бенефициар действуют своей волей и в своем интересе, они
свободны в установлении своих гражданских прав и обязанностей
(пункт 2
статьи 1, статьи
156, статья
421 Гражданского кодекса РФ).

Банковская гарантия,
выданная на срок, меньший, чем срок исполнения обеспеченного
обязательства, не может быть признана недействительной по
названному основанию, так как она обеспечивает иные обязательства,
которые могут возникнуть между принципалом и бенефициаром до
наступления срока исполнения основного обязательства.

Учитывая изложенное, суды
пришли к правильному выводу о том, что срок, установленный в
банковской гарантии (20.09.2013) и превышающий срок, установленный
в госконтракте (01.09.2015), не нарушает прав и законных интересов
заказчика по госконтракту, соответственно, такая банковская
гарантия не может быть признана не соответствующей требованиям
законодательства и аукционной документации.

Согласно пункту 1
статьи 377 Гражданского кодекса РФ предусмотренное банковской
гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается
уплатой суммы, на которую выдана гарантия. С учетом изложенного
условия банковской гарантии не противоречат норме статьи
377 ГК РФ.

Гарант отказывает в
удовлетворении требований бенефициара в случаях, если это
требование заявлено по истечении срока, на который выдана
банковская гарантия, а также в случае, если требование или
приложенные документы не соответствуют условиям банковской
гарантии.

Суды, удовлетворяя
требование о взыскании убытков, пришли к выводу о доказанности вины
государственного заказчика в причинении убытков ООО в связи с
отказом от заключения государственного контракта, а также
причинно-следственной связи между действиями ответчика и
наступившими отрицательными последствиями в виде убытков у истца,
выразившихся в уплате вознаграждения за выдачу банковской гарантии.
Судебная коллегия приходит к выводу, что суды первой и
апелляционной инстанций, оценив собранные по делу доказательства, в
том числе соответствие условий спорной банковской гарантии
требованиям законодательства и аукционной документации, учитывая
обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебными
актами, пришли к правильному выводу об отсутствии в условиях
банковской гарантии противоречий с требованиями законодательства и
аукционной документации.

1.2. Постановление
Арбитражного суда Центрального округа от 11 ноября 2015 года N
Ф10-3897/2015 по делу N А08-5766/2014

Исковые
требования:

Истец обратился в суд с
исковым заявлением к банку о взыскании возмещения вреда,
причиненного виновными противоправными действиями работника банка.

Банк отклонил требование общества о перечислении суммы
задолженности по банковским гарантиям со ссылкой на то, что
работник банка не имел полномочий на выдачу банковских гарантий от
имени банка.

В
кассационной жалобе истец просит отменить судебные акты, которыми
отказано в удовлетворении требований.

Решение суда:

Судебные акты оставлены
без изменения, а жалоба — без удовлетворения.

Позиция суда:

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420350965

Арбитражный суд Амурской области

Арбитражным судом Амурской области проведено изучение судебной практики применения законодательства о независимой гарантии в Арбитражном суде Амурской области за период с 2016 – 2018 годы.

В последние годы одним из самых популярных видов обеспечения обязательств является независимая гарантия.

С 1 июня 2015 года в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее – ГК РФ) произведена замена понятия банковской гарантии на независимую гарантию, а правовое регулирование этого института стало заметно более подробным после принятия Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

Данным законом были внесены изменения в терминологию, расширено само понятие (вместо банковской – независимая гарантия). Такую гарантию вправе выдать не только банк, но и любая коммерческая организация (п. 3 ст. 368 ГК РФ).

Согласно ст. 329 ГК РФ независимая гарантия относится к способам обеспечения обязательств. Порядок ее применения регулируется параграфом 6 главы 23 ГК РФ.

По независимой гарантии гарант (банк, иная кредитная организация, коммерческая организация) принимает на себя по просьбе другого лица (принципала) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства.

Арбитражный суд Амурской области (далее – суд) при обобщении судебной практики по рассмотрению дел, связанных с применением норм ГК РФ о независимой гарантии, как способом обеспечения исполнения обязательства в порядке главы 23 ГК РФ, руководствовался сведениями взятыми из системы АИС «Судопроизводство» за 2016 – 2018 годы, в том числе информацией содержащийся на официальном сайте http://kad.arbitr.ru (картотека арбитражных дел) в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Задачей данного обобщения является изучение судебной практики применения законодательства о независимой гарантии, а также выявления вопросов, вызывающих затруднения при рассмотрении данной категории дел.

Согласно данным системы АИС «Судопроизводство» за 2016 год Арбитражным судом Амурской области рассмотрено 6 дел, связанных с применением законодательства о независимой гарантии (банковской гарантии), а именно: № А04-5527/2015, № А04-38/2016, № А04-1490/2016, № А04-2068/2016, № А04-2511/2016,  № А04-10639/2016. Все  исковые требования по вышеуказанным делам судом удовлетворены.

  • Решения обжалованы в порядке апелляционного производства по трем делам:
  • — № А04-38/2016 – учреждение обратилось в Арбитражный суд Амурской области с иском к обществу о взыскании денежных средств по банковской гарантии, равному объему ответственности принципала по муниципальному контракту.
  • Решением исковые требования удовлетворены, постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.
  • — № А04-1490/2016 – учреждение обратилось в Арбитражный суд Амурской области с иском к обществу о взыскании денежных средств по банковским гарантиям, равному объему ответственности принципала по муниципальным контрактам.
  • Решением исковые требования удовлетворены, постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.
  • — № А04-2068/2016 – учреждение обратилось в Арбитражный суд Амурской области с иском к обществу о взыскании денежных средств по банковским гарантиям, равному объему ответственности принципала по муниципальным контрактам.
  • Решением исковые требования удовлетворены, постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.
  • Основной довод в апелляционных жалобах состоял в том, что требование о выплате не соответствовало условиям банковской гарантии: не было указано, в чем конкретно состоит ответственность, вызванная неисполнением принципалом обязательств по контрактам, а также не приложены документы, в обоснование требований к гаранту.
  • Однако, суд апелляционной инстанции во всех трех делах не согласился с доводами ответчика, указав, что суд первой инстанции правомерно исходил из того, что требование бенефициара, а также приложенные к нему документы соответствовали условиям банковской гарантии, согласно действующему законодательству о независимой гарантии и основания для отказа гаранта от исполнения обязательств по банковской гарантии не имелось.
  • Поскольку гарантом выплата по банковской гарантии не произведена, требования о взыскании денежных средств были удовлетворены обоснованно.
Читайте также:  Минфин требует ужесточить контроль достоверности адреса юридического лица

Также за 2016 год одно исковое заявление (№ А04-8637/2016) возвращено по ч. 5 ст. 4, п. 5 ч. 1 ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее АПК РФ).

Согласно данным системы АИС «Судопроизводство» за 2017 год Арбитражным судом Амурской области рассмотрено 6 дел, связанных с применением законодательства о независимой гарантии (банковской гарантии). (№ А04-10639/2016, № А04-1818/2017, № А04-2506/2017, № А04-2802/2017, № А04-4855/2017, № А04-5178/2017). Исковые требования удовлетворены.

За указанный выше период Арбитражным судом Амурской области 3 дела (№ А04-138/2017, № А04-5943/2017, № А04-6146/2017) на основании ст. ст. 35, 39 АПК РФ были  переданы по подсудности.

Источник: http://amuras.arbitr.ru/node/15059

Отступление от догматического принципа недопустимости исследования экспертом вопросов права при проведении судебной экспертизы на примере п. 14 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии

05 июня 2019 г. Президиум ВС РФ утвердил Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии.

Напомним, что в соответствии со ст. 368 ГК РФ по независимой гарантии гарант принимает на себя по просьбе другого лица (принципала) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства.

В независимой гарантии должны быть указаны: дата выдачи; принципал; бенефициар; гарант; основное обязательство, исполнение по которому обеспечивается гарантией; денежная сумма, подлежащая выплате, или порядок ее определения; срок действия гарантии; обстоятельства, при наступлении которых должна быть выплачена сумма гарантии.

Президиум ВС РФ разъяснил, что в соответствии со ст.

373 Гражданского кодекса независимая гарантия вступает в силу со дня ее отправки (передачи) гарантом, если в самой гарантии не предусмотрено иное, а поэтому, если гарант не поставил возникновение своих обязательств в зависимость от получения письменного ответа бенефициара о принятии гарантии,  обязательства гаранта следует считать возникшими в момент ее выдачи. Таким образом, если иное не оговорено сторонами, для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта.

Несмотря на императивную конструкцию нормы п. 4 ст. 368 ГК РФ (требование указания в тексте гарантии бенефициара по гарантии), отсутствие указания в тексте гарантии бенефициара не должно влиять на на ее действительность, если достоверно установлено лицо, в пользу которого эта гарантия была выдана. При этом Президиум указал, что неприменение императивного требования п. 4 ст.

368 ГК РФ может быть вызвано исключительно необходимостью пресечения недобросовестных действий гаранта, в ситуации, когда бенефициар хоть формально и не указан в тексте гарантии в качестве такового, однако, как в ходе переговорного процесса, так и в процессе исполнения обязательств сторонами по договору, обеспечиваемому гарантией, для всех контрагентов его фигура очевидна.

 

Так в деле, приведенном в пример Президиумом ВС РФ, было установлено, что гарантия, обеспечивающая исполнение подрядчиком обязательств по договору строительного подряда, была направлена самим обществом (гарантом) конкретному заказчику строительства торгового центра (бенефициару), раскрытому принципалом (подрядчиком) в ходе переговоров по вопросу об условиях выдачи гарантии. Кроме того, текст банковской гарантии составлялся гарантом, и недостатки данного текста не могли быть истолкованы в пользу составителя, позволяя ему освободиться от исполнения гарантийного обязательства при наличии у бенефициара разумных ожиданий относительно существования данного обязательства (п. 6, 43, 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 г. № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора»). 

Подобный подход Президиума ВС РФ вполне оправдан как экономически, так и с точки зрения телеологического толкования закона, при этом является логичными продолжением повсеместной имплементации принципа добросовестности в правоприменительную практику судов.   

Помимо подробно обсуждаемых разъяснений положений закона о независимой гарантии, фактически уже давно нашедших отражение в правоприменительной практике судов, на наш взгляд, указанный обзор любопытен, прежде всего, подходом к допустимости оценки изменения полезной стоимости права требования, как объекта судебной экспертизы.

Так в п. 14 указанного Обзора, Президиум описывает ситуацию банкротства Банка-Гаранта, который, тем не менее, обращается к Принципалу за взысканием вознаграждения за выдачу независимых гарантий.

В этой связи Президиум разъясняет, что само по себе банкротство Банка-Гаранта не прекращает экономический эффект выданных гарантий, так как Бенефициар сохраняет право на обращение за платежом по гарантии в рамках процедуры банкротства банка, а также Принципал к моменту спора уже извлек определенную пользу из факта выдачи гарантии.

При этом суд указывает, что банкротство Гаранта, тем не менее, снижает экономическую полезность выданных гарантий, что должно учитываться при определении, подлежащей уплате в пользу Гаранта суммы вознаграждения. При этом определяться эта цена должна путем назначения по делу судебной экспертизы.

То есть, следуя логике и разъяснениям Президиума, именно эксперт в данном случае должен оценить в денежном выражении, насколько банкротство Гаранта снизило экономическую ценность для Принципала и Бенефициара выданных гарантий. В первую очередь для Принципала как лица, обязанного уплатить Гранту вознаграждение.

Представляется, что для ответа на эти вопросы, эксперту потребуется исследовать, в том числе, и вопросы права, так как порядок предъявления требований к банку-банкроту в рамках дела о его несостоятельности, срок и вероятность получения Бенефициаром платежа в такой ситуации не могут быть оценены без анализа норм законодательства о банкротстве, в том числе, специальных норм соответствующего § 4.1. Закона «О несостоятельности (банкротстве)» о банкротстве кредитных организаций, а также нормативных актов Банка России в соответствующей части.

Как минимум это необходимо для оценки очередности удовлетворения требований Бенефициара.

Помимо этого эксперту в приведенном случае придется оценить экономический эффект от факта выдачи независимых гарантий, в период с момента их выдачи до банкротства Гаранта. Хотя платежи по ним не производились ВС РФ констатирует, что положительный экономический эффект для Принципала они создали и этот эффект также предлагается оценить эксперту.

По нашему мнению, указывая, что такая экспертиза возможна и даже необходима, ВС РФ косвенно подтверждает насколько сегодняшний гражданский оборот нуждается в регламентации проведения сложных судебных оценок различных активов, не являющихся вещами в классическом смысле слова. К таковым можно отнести не только права требования, но и сложные технические объекты, оборудование, необходимое для информатизации и автоматизации рабочих процессов.

  • Более того, указанные рекомендации Президиума ВС РФ, по нашему мнению, размывают догматический принцип о недопустимости исследования экспертом при проведении судебной экспертизы вопросов права.
  • По нашему мнению, как в приведенном примере, так и в различных вариантах оценки прав требования или «оценки бизнеса» без исследования правовых норм эксперт порой просто не в состоянии корректно ответить на поставленные судом вопросы. 
  • Это все больше приводит нас к выводу, что для проведения экспертизы по вопросам сходным с приведенным примером эксперт просто вынужден разбираться в самых разных вопросах, в том числе, вопросах права.

Эксперт не должен, разумеется, давать оценку правовым доводам сторон по делу. Но для ответа на вопрос о цене права требования эксперт не может не учитывать правовые основания его возникновения, равно как и нормы его регулирующие.

Чем меньшее место в гражданском обороте будут занимать вещи, тем актуальнее, по нашему мнению, будет вставать эта проблема.

В своей практике Юридическая фирма «Бреева Емельянов и партнеры» сотрудничает с рядом подобных экспертных организаций, обладающих компетенциями в различных отраслях знаний и проводящих сложные технические исследования, в том числе, по вопросам информационной безопасности, в том числе банковской информационной безопасности, оценки стоимости прав требований, высокотехнологичного бизнеса и технически-сложных объектов исследования (вертолетные площадки в районных дальнего Севера).

В современном мире все чаще экспертам при проведении экспертиз требуется учитывать, в том числе, вопросы нормативного регулирования исследуемых объектов.

Ярким примером могут выступить многочисленные и все более актуальные в последнее время экспертные исследования различного программного обеспечения (софта), когда предметом исследования является корректная и безопасная работа систем шифрования (криптозащиты) информации  при разрешении вопросов о соблюдении участниками банковского рынка требований ЦБ РФ  по безопасному совершению транзакций в Интернете при использовании различных сервисов дистанционного банковского сервиса (Систем Банк-Клиент и Онлайн-банкинг).  

Наши партнеры имеют более чем 20 летний опыт проведения самых различных экспертиз, включая оценку стоимости прав требования, оценку стоимости технологически-сложных, инновационных бизнесов.

Если у Вас остались вопросы и Вам необходима консультация специалиста по изложенным вопросам пишите нам на электронную почту Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или управляющему партнеру фирмы Емельянову Валерию – Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. .

Источник: http://www.nb-law.com/ru/new-jurisprudence/208-retreat-from-dogmatic-principle.html

Ссылка на основную публикацию