Налоговый орган вправе использовать при проверке доказательство, полученное после ее окончания

Статья из журнала «ГЛАВНАЯ КНИГА» актуальна на 22 июля 2011 г.

Содержание журнала № 15 за 2011 г.

В , 2011, № 12, с. 28, мы рассказали, как действовать в ответ на уловки налоговиков в повседневном взаимодействии с инспекцией. Продолжим тему и разберемся, что делать, если вы столкнулись с неджентльменским, а иногда и незаконным поведением инспектора при налоговой проверке.

Многие из рассмотренных дальше ситуаций могут возникнуть и при камеральных, и при выездных проверках. А когда дело будет касаться лишь какого-то одного вида проверок, мы оговорим это особо.

Подмены и подделки

Фиктивные результаты встречных проверок

Инспекция снимает вычеты по НДС или расходы по налогу на прибыль из-за того, что ваш контрагент:

  • не находится по юридическому адресу;
  • не представил запрошенные для «встречки» документы;
  • на допросе заявил, что не заключал сделок с вашей компанией.

Если в компании в скором времени ожидается проверка, руководителю имеет смысл лично ознакомиться с нашей статьей, чтобы он был морально готов к уловкам налоговиков и заранее понимал, как лучше действовать.

Поэтому налоговики утверждают, что отраженных в вашем учете сделок с этим контрагентом у вас на самом деле не было, а значит, ваши вычеты и расходы — липовые. Но вы-то знаете, что и продавец, и товары были настоящими.

Ваши действия. Проведите свою «встречную проверку», поскольку липовыми могут оказаться доказательства инспекции. Не исключено, что фирма-поставщик жива-здорова и ее директор готов явиться в инспекцию, подтвердить реальность поставки и представить все подтверждающие ее документы. Однако никакого запроса не получал и с инспекторами не общался. Например, потому, что инспекция:

  • направила запрос на адрес, по которому он не находится;
  • направила запрос, но он его не получил. Между тем налоговики сочли его полученным на 7-й рабочий деньп. 4 ст. 93.1, п. 1 ст. 93, п. 6 ст. 6.1 НК РФ и, не получив в установленный срок ответа, просто сделали вывод об отсутствии фирмы по этому адресу или о том, что она однодневка;
  • не направляла запрос вовсе.

Подмена требования уведомлением

Инспекция запрашивает у вас документы, направив вам не требование по утвержденной ФНС формеприложение № 5 к Приказу ФНС России от 31.05.2007 № ММ-3-06/338@, а уведомление (еще оно может называться сообщением, запросом). По содержанию это то же самое требование, только озаглавлено иначе.

“У нас была совсем смешная история.

Инспекция отказала в возмещении НДС из-за того, что фирма-поставщик, по ее утверждению, зарегистрирована на давно утерянный паспорт, владелец которого всякие сделки с нашей компанией на допросе отрицал.

При этом к материалам проверки был приложен протокол допроса, из которого следовало, что владелец этого утерянного паспорта именно с ним на допрос и пришел. Думаю, протокол был фальшивкой, никакого допроса инспекция не проводила”.

Екатерина Кротова, главный бухгалтер, Московская обл.

Скорее всего, инспекции необходимо получить от вас какие-то документы, потребовать которые ей не позволяет закон, или расчеты, составление которых не предусмотрено НК РФ. Инспекторы это понимают и пытаются получить их, просто назвав требование иначе — авось бухгалтер не заметит.

Ваши действия. Не торопитесь сдавать бумаги. Сначала проверьте по НК РФ, обязаны ли вы их представлять.

О том, какие документы инспекция вправе запросить на камералку, а какие — нет, а также о запрете на повторное истребование документов при проведении камеральных, выездных и встречных проверок читайте в , 2010, № 19, с. 18; 2011, № 3, с. 20.

И если сдавать такие документы вы не обязаны, то напечатанному в уведомлении предупреждению об ответственности грош цена. Не хотите — не сдавайте. Вряд ли налоговики попытаются оштрафовать вас, если вы просто проигнорируете их уведомление.

Подмена акта проверки или доказательств после ваших возражений

Изучив акт проверки и приложенные к нему материалы, вы обнаруживаете в них несоответствия, противоречия, нарушения процедуры получения доказательств и прочие нестыковки.

К примеру, изложенные в акте факты противоречат представленным инспекцией доказательствам.

Или из протокола допроса свидетеля видно, что его проводил инспектор, не включенный в группу проверки, да и было это задолго до ее начала.

Налоговый орган вправе использовать при проверке доказательство, полученное после ее окончания

Ради «дружбы» со своими инспекторами бухгалтеры нередко соглашаются выполнять их незаконные требования

Вы указываете на это в своих возражениях и на рассмотрении материалов проверки заявляете, что такой акт или такие доказательства не могут быть основанием для доначисления налогов и пеней и привлечения к ответственностип. 4 ст. 101 НК РФ.

Тем не менее такое решение инспекция выносит. Вы его обжалуете, а в суде обнаруживаете, что все свои промахи в акте и доказательствах налоговики исправили задним числом (например, заменили листы в акте, на которых нет вашей подписи, заново допросили свидетелей). И «правильные» акт и материалы проверки принесли в суд — как будто они такими и были с самого начала.

Ваши действия. Представьте в суде свой экземпляр акта. Укажите, что его исправление после рассмотрения материалов проверки лишило вас возможности представить возражения на новый, измененный акт, который вам не вручили.

Это нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов проверки, и оно является основанием для отмены судом решения по ее итогамп. 14 ст. 101 НК РФ.

Именно к такому выводу недавно пришел ФАС ЗСО, отметив, что процедуру рассмотрения материалов проверки инспекция использовала не для установления фактических обстоятельств дела и учета возражений фирмы, а для устранения нарушений, допущенных проверяющими в ходе проведения проверкиПостановление ФАС ЗСО от 21.01.2011 № А45-4743/2010.

Источник: https://glavkniga.ru/elver/2011/15/236-ne_popastisja_udochku_inspektora_chasti_II_proverki.html

Одиннадцатый Арбитражный апелляционный суд

  • УТВЕРЖДЕН
    Президиумом
    Одиннадцатого арбитражного
    апелляционного суда
  • 29 апреля 2011 года
  • ОБЗОР
    судебной практики по вопросам, возникающим в связи с нарушениями,
    допущенными налоговыми органами при рассмотрении материалов налоговой проверки,
    и их влияние на признание недействительными решений налогового органа
  • В соответствии с планом работы Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2010 года проанализирована практика рассмотрения вопросов, возникающих в связи с нарушениями, допущенными налоговыми органами при рассмотрении материалов налоговой проверки и их влияние на признание недействительными решений налогового органа за период с 01 января 2009 года по 21 декабря  2010 года.

За указанный период Одиннадцатым арбитражным апелляционным судом рассмотрено 2583 дел, связанных с применением налогового законодательства, что составляет 12 % от общего количества рассмотренных дел (21 390). Из них по 2396 делам обжаловался ненормативный правовой акт, вынесенный налоговым органом, в том числе в 1123 делах (5,2 % от рассмотренных) в качестве основания для признания недействительным ненормативного правового акта налогового органа заявитель указывал на нарушения, допущенные налоговыми органами при рассмотрении материалов налоговой проверки.

  1. По 1023 делам суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции по результатам оценки допущенных налоговым органом нарушений.
  2. В кассационном порядке обжаловано 1106 судебных актов апелляционной инстанции, что составляет 98,5 % от общего количества рассмотренных дел данной категории споров.
  3. Анализ судебных актов, принятых по результатам оценки нарушений, допущенных  налоговыми органами при рассмотрении материалов налоговой проверки показал, что при рассмотрении дел за указанный период сложилась следующая практика. 

Закон (п. 14 ст.

101 НК РФ) выделяет два существенных нарушения условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, которые являются безусловным основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении (об отказе в привлечении) к ответственности за совершение налогового правонарушения- обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя; — обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Кроме того, основанием для отмены решения налогового органа могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки. Правда, только если такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Однако, сам факт подобных нарушений еще не влечет безусловного признания судом соответствующего решения налогового органа недействительным.

Суд в каждом конкретном случае, руководствуясь п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5, должен оценить характер допущенных нарушений и их влияние на законность и обоснованность решения, вынесенного налоговым органом. 

1. Нарушение прав налогоплательщика при подготовке к рассмотрению материалов проверки.

1) Налоговый орган в соответствии с п. 2 ст. 101 НК РФ обязан сообщить лицу, в отношении которого проводилась налоговая проверка, о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

Общество с ограниченной ответственностью «КОМБАТ» обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании незаконными решений Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Набережные Челны Республики Татарстан.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.10.2009г. заявление ООО «КОМБАТ» удовлетворено.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 декабря 2009 года решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 09 марта 2010 года судебные акты оставлены без изменения.

При рассмотрении настоящего дела суды трех инстанций исходили, в том числе из того, что  отсутствуют доказательства надлежащего извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, что является нарушением требований статьи 101 НК РФ.

В соответствии с пунктом 14 статьи 101 НК РФ необеспечение лицу, в отношении которого проводится налоговая проверка, возможности участвовать в процессе рассмотрения ее материалов лично и (или) через своего представителя является основанием для признания решения инспекции незаконным.

Выводы судов трех инстанций соответствуют правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.02.2008 № 12566/07. (дела № А65-21953/2009, А65-26274/2009, А55-34988/2009, А55-3357/2009).

2) При проведении дополнительных мероприятий налогового контроля налоговый орган должен составить акт, справку и вручить налогоплательщику для подготовки письменных возражений.

Общество с ограниченной ответственностью «Крокус» обратилось в арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительным решения ИФНС России по Октябрьскому району г. Самары.

  • Решением Арбитражного суда Самарской области от 10 июня 2009 года заявление удовлетворено.
  • Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 августа 2009 года решение оставлено без изменения
  • В кассационном порядке судебные акты не обжалованы.
Читайте также:  Как выполнить внесение изменений в график отпусков?

При рассмотрении настоящего дела суды обеих инстанций исходили из того, что налоговым органом нарушена установленная ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации процедуры вынесения оспариваемого решения, поскольку результаты дополнительных мероприятий налогового контроляне направлялись налогоплательщику.(Дела № А55-3357/2009, № А55-892/2010, А72-17791/2009, А65-4976/2010, А55-892/2010)

По делу № а72-8248/2009 ФАС Поволжского округа установил, что по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля не был составлен и вручен налогоплательщику для подготовки письменных возражений соответствующий акт. Судом сделан вывод о нарушении налоговым органом существенных условий процедуры рассмотрения материалов проверки в соответствии с п. 14 ст. 101 НК РФ.

Источник: http://11aas.arbitr.ru/node/13575

Доказательства налоговых правонарушений …. из полиции

В ходе налоговых проверок налоговыми инспекторами в качестве доказательств совершения налогового правонарушения очень часто используются материалы, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий работниками полиции.

И это неправомерно, поскольку использовать эти материалы налоговики могут, но лишь в качестве информации для своей работы, что бы в ходе проведения налоговой проверки добыть собственные доказательства, соответствующие требованиям НК РФ, предъявляемые к доказательствам.

Как отстоять свои интересы в этой ситуации? Ответ на эти вопросы даст генеральный директор ООО «Аудиторская фирма «БЭНЦ» Николай Некрасов.

Обращаем внимание уважаемого читателя, как по разному оценивает и трактует эти обстоятельство налоговый орган и налогоплательщик.

Заметьте,  мы в этом случае говорим лишь о том, что Инспекция неправомерно использует в налоговом споре в качестве доказательствматериалы, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, не подкрепив их никакими собственными доказательствами, полученными в ходе проведения именно налоговой проверки.

При этом мы (налогоплательщики) не говорим о том, что Инспекция не имеет права вообще использовать материалы, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий наряду с другими доказательствами, полученными в ходе проведения налоговой проверки. Заметьте, это же совершенно разные позиции.

А Инспекция при этом, как правило, утверждает что она имеет право использовать в своей работе материалы, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Так мы с этим и не спорим. Т.е.

мы прекрасно понимаем, что использовать в своей работе материалы, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий Инспекция как раз очень даже может, но при этом не надо забывать, что в тексте НК РФ многократно утверждается, что не допускается использование доказательств полученных с нарушением положений НК РФ.

Поэтому и налогоплательщики в этом случае  ссылаются на положения, изложенные не кем-нибудь, а Конституционным судом РФ, которые никто еще не отменял. В определении КС РФ от 04.02.1999г.

№18-О четко и недвусмысленно сказано, что «результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые будучи полученными с соблюдением требований ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами после закрепления их надлежащим процессуальным путем, т.е. как это предписывает часть 1 статьи 49 и часть 2 статьи 50 Конституции РФ».

Т.е. в качестве сведений об источниках информации использовать материалы оперативно-розыскных мероприятий Инспекция как раз очень даже может. Как говорится ради бога. но …. получив эти сведения, Инспекция обязана закрепить их надлежащим процессуальным образом в свете требований Налогового Кодекса РФ, поскольку речь идет о не об уголовных, а налоговых правоотношениях.

Это подтверждается положениями п.4 ст.101 НК РФ и п.7 ст.101.4 НК РФ «при рассмотрении материалов налоговой проверки  исследуются представленные доказательства, в т.ч. …. Иные документы, имеющиеся у налогового органа.

Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением НК РФ».

Заметьте, слово законодатель употребил слово «ИССЛЕДУЮТСЯ» и оно не является синонимом слова «используются в качестве доказательств», иначе зачем законодатель многократно говорит одну и ту же фразу, что не допускается использование доказательств, полученных с нарушением НК РФ».

Именно это Инспекция в нашем случае как раз и нарушает, когда прямым образом использует в качестве  доказательств, например, протоколы допросов свидетелей (директоров контрагентов), полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, как на самостоятельное и доказательство в налоговом споре. Хотя эти протоколы допросов оформлены без  соблюдения требований, предъявляемых положениями НК РФ к протоколам допросов, следовательно получены с нарушением НК РФ.  

На что налоговый орган как бы в противовес процитированным нами выше положениям Конституционного суда РФ приводит цитату из пункта 45 Пленума ВАС РФ от 30.07.2013г.

№57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой НК РФ», в котором говорится что материалы, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, могут  использоваться налоговыми органами в числе других доказательств при рассмотрении материалов налоговой проверки (пункт 4 статьи 101 НК РФ). Заметьте, опять ключевое слово – МОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ.

Следовательно, напрасно Инспекция пытается, как бы противопоставить позицию КС РФ и пленума ВАС РФ. Никакого противоречия здесь нет.

ВАС РФ в данном случае, в полном соответствии с позицией КС РФ указал, что ИСПОЛЬЗОВАТЬ материалы, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий налоговые органы могут, но …. Заметьте, в числе других доказательств.

И заметьте ВАС РФ тут же делает  ссылку на положения п.4 ст.101 НК РФ, где прямо говорится, что не допускается использование доказательств, полученных с нарушением НК РФ».

Тем самым и ВАС РФ и КС РФ однозначно указывают на то, что одно дело использовать материалы,  полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, как указание на источник информации и затем закрепить эти данные процессуальным путем, установленным в Налоговом кодексе РФ, и другое дело прямо и без всяких дополнительных усилий, предпринятых в ходе проведения проверки, использовать эти материалы, как доказательство в налоговом споре. Это как раз запрещено положениями НК РФ. Это запрещено позицией КС РФ и позицией ВАС РФ.

Источник: https://www.klerk.ru/law/articles/450841/

Допросы и осмотры в рамках налогового контроля

15.12.2016

действительный государственный советник РФ 3 класса

В последнее время со стороны налоговых органов участились случаи использования при выездных и камеральных проверках таких процедур налогового контроля, как:

  • допрос работников, а также руководителей, учредителей организации;
  • осмотр помещений и территорий.

Отдельным вопросам проведения данных мероприятий, правам и обязанностям их участников посвящено интервью с экспертом.

— Каким образом налоговый орган может затребовать информацию у физических лиц проверяемого налогоплательщика?

  • НК РФ предусматривает несколько форм истребования информации.
  • Требование о представлении пояснений, повестка о вызове на допрос свидетеля, уведомление о вызове в налоговый орган, требование о представлении документов (информации) – это разные документы, имеющие самостоятельные основания для направления и, соответственно, последствия их неисполнения.
  • Кроме того, часть указанных документов адресована организации как налогоплательщику, а часть носит адресный характер и касается конкретных физических лиц.

— Какова процедура вызова физического лица для допроса в налоговый орган?

Согласно пункту 1 статьи 90 НК РФ в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое физическое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля.

НК РФ не регулирует порядок вызова в налоговый орган для дачи показаний.

Пунктом 5.1 письма ФНС от 17.07.2013 № АС-4-2/12837 налоговые органы ориентированы на осуществление вызова свидетеля для дачи показаний по месту нахождения (в помещении) налогового органа повесткой.

Допрос свидетеля в налоговой инспекции может проводиться, в том числе в период приостановления выездной налоговой проверки.

При этом в соответствии с пунктом 4 статьи 90 НК РФ по усмотрению должностного лица налогового органа показания могут быть получены по месту пребывания свидетеля.

В приложении № 11 к Приказу ФНС от 08.05.2015 № ММВ-7-2/189@ приведена форма протокола допроса свидетеля, в котором помимо прочего отражается адрес места проведения допроса.

Таким образом, в случае проведения допроса по месту нахождения проверяемого налогоплательщика составления документа о вызове его представителей — физических лиц в качестве свидетелей в налоговый орган не требуется.

— В том случае, если генеральный директор не в состоянии по объективным причинам прибыть на допрос, может ли вместо него явиться по доверенности другое лицо?

Налогоплательщик может участвовать в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, через уполномоченного представителя (пункт 1 статьи 26 НК РФ).

При этом следует обратить внимание, что при вызове работника, иного должностного лица организации в налоговый орган участие в процедуре допроса их представителя возможно при наличии доверенности, выданной от имени физических лиц. Доверенность, выданная организацией, не является основанием для представления интересов ее работников.

  1. Кроме того, участие представителя не освобождает от обязанностей, в отношении которых предусмотрено личное (самостоятельное) исполнение, в частности, представление показаний, пояснений нельзя передоверить представителю.
  2. Таким образом, участие, например, адвоката не освобождает физическое лицо от обязанности личного исполнения уведомления (повестки) налогового органа о даче пояснений (показаний).
  3. Если по объективным причинам прибыть на допрос невозможно, об этом следует известить налоговый орган.

— Может ли представитель организации – штатный юрист присутствовать при допросе его сотрудника?

Источник: https://taxcom.ru/about/news/tax_control_exam/

Истребование документов при выездной проверке: что нужно знать о сроках

Передача налоговикам документов по требованию в срок означает избавление налогоплательщика от штрафов. Что нужно знать о сроках в такой ситуации, узнайте из нашего материала.

  • Какие документы налоговики могут запросить в рамках выездной проверки, а какие нет
  • В какой срок нужно представить документы
  • Нужно ли представлять документы, если проверка приостановлена
  • Проверка закончена – выполнять ли требование налоговиков по представлению документов и в какой срок
  • Итоги

Какие документы налоговики могут запросить в рамках выездной проверки, а какие нет

В ходе налоговых проверок инспекторы вправе запрашивать у вас документы (п. 1 ст. 93 НК РФ). Причем в рамках выездной проверки это могут быть любые документы, которые связаны с предметом проверки и проверяемым периодом. Из общей массы документов, которые мы привыкли передавать налоговикам во время проверки, в настоящее время исключены:

  • бумаги, которые уже были ранее представлены инспекторам;
  • документы, содержащие сведения, имеющиеся в распоряжении госорганов и в официальных госреестрах (выписки из ЕГРЮЛ, ЕГРИП, сведения о численности работников и т. д.).
Читайте также:  Финансовый управляющий при банкротстве физических лиц

Изучайте нюансы законодательства с помощью материалов нашего сайта:

В какой срок нужно представить документы

О сроках представления документов налогоплательщику необходимо знать следующее (п. 3 ст. 93 НК РФ):

  • 10 дней отводится на представление документов, истребованных в ходе обычной налоговой проверки;
  • 20 дней – при налоговой проверке КГН (консолидированной группы налогоплательщиков);
  • 30 дней – при проверке иностранной компании, подлежащей постановке на учет в соответствии с п. 4.6 ст. 83 НК РФ.

Отсчет срока начинается с момента получения от налоговиков требования о представлении документов.

Если налогоплательщик не может в указанные сроки представить документы, ему необходимо в течение 1 дня после получения требования письменно уведомить налоговиков о невозможности представления документов в установленные сроки и причине, по которой истребуемые документы не могут быть представлены, а также сообщить срок, в течение которого документы будут переданы контролерам.

У такого сообщения есть обязательные форма и формат. Подробнее см.: «Утверждены форма и формат для уведомления о невозможности предоставить документы по требованию в срок».

Решение о продлении срока или об отказе в его продлении налоговики принимают в течение 2 дней после получения уведомления от налогоплательщика.

При проведении налоговой проверки КГН продление сроков осуществляется не менее чем на 10 дней.

См. также «Представить документы – ваша обязанность».

Нужно ли представлять документы, если проверка приостановлена

Выше мы рассказали о сроках представления документов, запрошенных в рамках налоговой проверки. А нужно ли соблюдать сроки представления документов, если они запрошены в период приостановления проверки или после ее окончания? Ответим на эти вопросы.

На период приостановления выездной проверки налоговый орган обязан (п. 9 ст. 89 НК РФ):

  • приостановить действия по истребованию у вас документов;
  • вернуть все истребованные у вас подлинники, за исключением документов, полученных в ходе выемки;
  • приостановить все связанные с проверкой действия на вашей территории (в помещении).

Источник: https://nalog-nalog.ru/nalogovaya_proverka/dokumenty_dlya_nalogovoj_proverki/istrebovanie_dokumentov_pri_vyezdnoj_proverke_chto_nuzhno_znat_o_srokah/

Использования доказательств при налоговой проверке

  • «Ваш налоговый адвокат», 2009, N 6
  • НОВЫЕ ПРАВОВЫЕ НЮАНСЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  • ПРИ РАССМОТРЕНИИ МАТЕРИАЛОВ НАЛОГОВОЙ ПРОВЕРКИ

Дела о выявленных в ходе камеральной или выездной налоговой проверки налоговых правонарушениях рассматриваются в порядке, предусмотренном ст. 101 Налогового кодекса РФ. Федеральным законом от 26 ноября 2008 г. N 224-ФЗ в абз. 2 п. 4 этой статьи были добавлены нормативные предписания, запрещающие использовать доказательства, полученные с нарушением НК РФ, за исключением документов и информации, представленных с нарушением установленных сроков: «Если документы (информация) о деятельности налогоплательщика были представлены налогоплательщиком в налоговый орган с нарушением сроков, установленных настоящим Кодексом, то полученные налоговым органом документы (информация) не будут считаться полученными с нарушением настоящего Кодекса».

Аналогичными по содержанию нормами был дополнен и п. 7 ст. 101.4 НК РФ, регламентирующей производство по делу о предусмотренных НК РФ налоговых правонарушениях. Единственное существенное различие состоит в том, что в этой статье в качестве субъекта указан не налогоплательщик, а «лицо, привлекаемое к ответственности».

Согласно п. 1 ст. 9 Закона N 224-ФЗ данные поправки вступили в силу 1 января 2009 г. Далее прокомментируем преимущественно текст абз. 2 п. 4 ст. 101 НК РФ, но практически все сказанное в равной степени применимо и к норме п. 7 ст. 101.4 НК РФ.

Итак, очевидно, законодатель хотел увязать действие этих предписаний с нормой п. 6 ст.

100 НК РФ, согласно которой «налогоплательщик вправе приложить к письменным возражениям или в согласованный срок передать в налоговый орган документы (их заверенные копии), подтверждающие обоснованность своих возражений». Считается, что рассматриваемая норма абз. 2 п.

4 ст. 101 НК РФ означает лишь, что документы (информацию), представленные налогоплательщиком в налоговый орган с нарушением установленных НК РФ сроков, обе стороны могут использовать в качестве доказательств при рассмотрении материалов налоговой проверки.

Такие документы и информация должны приниматься на рассмотрение наравне с другими доказательствами, полученными в ходе проверки, и их нельзя относить к доказательствам, полученным с нарушением НК РФ.

Вместе с тем использование налогоплательщиком таких документов и информации не освобождает его от риска быть привлеченным к ответственности за нарушение установленных НК РФ сроков.

Появление данных документов и информации на этапе вынесения решения по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки может спровоцировать привлечение налогоплательщика к дополнительной ответственности уже по факту их несвоевременного представления.

Если же речь идет только о документах и информации, за несвоевременное представление которых налогоплательщик ранее уже понес ответственность, то непонятно, как быть с документами, которые до момента рассмотрения материалов налоговой проверки в налоговый орган не представлялись. Могут ли они быть признаны «доказательствами, полученными с нарушением настоящего Кодекса»? По нашему мнению — нет.

Возникает и определенная логическая нестыковка. Если считать, что включенная в текст абз. 2 п. 4 ст.

101 НК РФ формулировка «не допускается использование доказательств, полученных с нарушением настоящего Кодекса» означает недопустимость использовать документы и информацию, полученные с процессуальными нарушениями, то о каком процессуальном нарушении идет речь в случае нарушения сроков получения налоговым органом документов (информации) от налогоплательщика?

Нарушение сроков представления документов не равнозначно нарушению процедуры их получения. Нарушение налогоплательщиком срока представления документов (информации) о своей деятельности в налоговый орган является процессуальным нарушением норм НК РФ, но это нарушение налогоплательщика, а не налогового органа.

При этом очевидно, что налогоплательщик имеет полное право использовать в качестве доказательств документы и информацию, представленную в налоговый орган с нарушением сроков, если он сам получил их, соблюдая требования НК РФ. Аналогичным образом обстоит ситуация и для представителей налогового органа, которые при получении документов и информации от налогоплательщика сами никаких процессуальных нарушений не совершают.

При любом ином толковании получалось бы, что любое процессуальное нарушение (кроме нарушения налогоплательщиком сроков), допущенное одной стороной при передаче другой стороне документов и информации, теперь автоматически лишает обе стороны права использовать полученное в качестве доказательств.

Наконец, имеет место и определенная неясность о допустимости использования результатов рассмотрения материалов налоговой проверки, документов (их заверенных копий), переданных налогоплательщиком в подтверждение обоснованности своих возражений по акту проверки в порядке п. 6 ст. 100 НК РФ.

Как указано в абз. 2 п. 4 ст. 101 НК РФ, при рассмотрении материалов налоговой проверки исследуются представленные доказательства, в том числе:

  1. — документы, ранее истребованные у лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка;
  2. — документы, представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок данного лица;
  3. — иные документы, имеющиеся у налогового органа.

Документы, переданные налогоплательщиком в порядке п. 6 ст. 100 НК РФ, в норме прямо не упоминаются.

Поскольку согласно установленной процедуре они передаются в налоговый орган уже после завершения налоговой проверки, то их нельзя отнести к упоминаемым документам, «представленным в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок данного лица».

При этом они, по нашему мнению, вполне могут быть отнесены к «иным документам, имеющимся у налогового органа». Однако такое решение не идеально.

Например, представители налоговых органов могут отказать налогоплательщику в рассмотрении представленных им документов, сославшись на то обстоятельство, что к моменту рассмотрения материалов проверки переданные документы утрачены, а следовательно, не могут быть признаны «имеющимися у налогового органа».

Вообще, использованный законодателем в норме метод акцентирования на документы, ранее переданные или представленные в налоговый орган, может ввести налогоплательщика в заблуждение, что на этапе рассмотрения материалов проверки он уже не вправе представить новые доказательства. Это предположение ошибочно по следующим причинам.

Во-первых, установленный в абз. 2 п. 4 ст. 101 НК РФ перечень доказательств не является исчерпывающим и приведенные в нем категории документов, как видно из самой формулировки статьи, указаны лишь в качестве примера.

Помимо прямо перечисленных в статье документов при рассмотрении материалов налоговой проверки подлежат исследованию все представленные сторонами доказательства, в том числе и недокументированная информация о деятельности налогоплательщика.

Во-вторых, на основании п. 6 ст. 100 НК РФ налогоплательщик вправе в согласованный срок передать в налоговый орган документы (их заверенные копии), подтверждающие обоснованность своих возражений. Этим сроком по достигнутому соглашению может быть и дата рассмотрения материалов проверки.

Таким образом, при рассмотрении материалов налоговой проверки подлежат исследованию и доказательства, представленные налогоплательщиком в день рассмотрения, если такой срок передачи этих документов ранее был согласован с инспекцией.

Возможно и иное прочтение нормы абз. 2 п. 4 ст. 101 НК РФ, смысл которой в его буквальном понимании может оказаться гораздо более абсолютным и универсальным. В этом случае данная норма фактически:

— распространяет свое действие на все без исключения документы (информацию) о деятельности налогоплательщика, для представления которых в Налоговом кодексе РФ установлены какие-либо сроки (в Кодексе прямо не указано, что норма применяется только к документам и информации, относящейся к налоговой проверке, материалы которой рассматриваются в порядке ст. 101 НК РФ);

— применяется вне зависимости от того, на какой срок представленные документы или информация были задержаны;

— допускает возможность своего применения и вне рамок процедуры вынесения решения по результатам рассмотрения материалов проверки (на это указывает тот факт, что в отличие от всех остальных норм, объединенных в абз. 2 п. 4 ст. 101 НК РФ, в тексте данной нормы отсутствует формулировка «при рассмотрении материалов налоговой проверки» или «в ходе рассмотрения»).

Предположения о возможности применения предписания абз. 2 п. 4 ст. 101 НК РФ за рамками процедуры рассмотрения материалов проверки уже можно встретить в некоторых публикациях по данной теме.

Так, некоторые авторы считают, что «данное положение устанавливает права налоговых органов использовать при проведении камеральной налоговой проверки предоставленную налогоплательщиком информацию, при этом налоговый орган не вправе использовать сведения, которые получены с нарушением НК РФ, кроме сведений, представленных налогоплательщиком с нарушением сроков» .

———————————

Читайте также:  Очередной проект изменений в закон об адвокатуре (законопроект)

Источник: http://lcstrongtower.com/ispolzovaniya_dokazate

Доказательства, полученные после окончания камеральной проверки

ПЕРВЫЙ СТОЛИЧНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР г. Москва, Георгиевский пер., д.1, стр.1, 2 этаж (495) 649-41-49; (495) 649-11-65

 ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕот 2 октября 2007 г. N 3355/07

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А. А.;членов Президиума: Андреевой Т. К., Валявиной Е. Ю., Витрянского В. В., Вышняк Н. Г., Горячевой Ю. Ю., Завьяловой Т. В., Иванниковой Н. П.

, Исайчева В. Н., Козловой О. А., Нешатаевой Т. Н., Першутова А. Г., Слесарева В. Л., Юхнея М. Ф.

—рассмотрел заявление Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу города Иркутска о пересмотре в порядке надзора постановления суда апелляционной инстанции Арбитражного суда Иркутской области от 02.11.

2006 по делу N А19-9947/06-18 и постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 07.12.2006 по тому же делу.В заседании приняли участие представители Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу города Иркутска — Будыка И. Н., Комиссарова Н. Д., Лазарева Т. Н.

Заслушав и обсудив доклад судьи Горячевой Ю. Ю., а также объяснения представителей участвующего в деле лица, Президиум установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «ВостСибэкспортлес» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу города Иркутска (далее — инспекция) от 10.02.

2006 N 389 (03-27/88) в части отказа в возмещении 1749965 рублей налога на добавленную стоимость по налоговой декларации по налоговой ставке 0 процентов за ноябрь 2004 года.Решением суда первой инстанции от 14.07.

2006 оспариваемое решение инспекции признано недействительным в части отказа в возмещении обществу 114406 рублей 79 копеек налога, уплаченного за поставку леса обществу с ограниченной ответственностью „Элитан“. Дело в отношении признания упомянутого решения недействительным в части отказа в возмещении 40900 рублей налога прекращено.

В удовлетворении остальной части заявленного требования отказано.Постановлением суда апелляционной инстанции от 02.11.2006 решение суда первой инстанции изменено: решение инспекции признано недействительным в части отказа в возмещении 1709065 рублей налога на добавленную стоимость.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 07.12.2006 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора названных постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, инспекция просит их отменить, ссылаясь на нарушение судами единообразия в толковании и применении норм материального права, а также нарушение публичных интересов, повлекшее ущемление законных прав и интересов неопределенного круга лиц.По мнению инспекции, позиция судов апелляционной и кассационной инстанций, по существу, лишает налоговые органы возможности доказать факт недобросовестности налогоплательщиков при заявлении ими налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующего в деле лица, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Порядок возмещения сумм налога на добавленную стоимость установлен статьей 176 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс), предусматривающей проведение налоговым органом камеральной проверки, в том числе обоснованности применения налоговых вычетов. В рамках такой проверки на основании статей 88, 93 Кодекса налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения, объяснения и документы и (или) получить соответствующие сведения иным законным способом у других лиц.

В силу пункта 2 статьи 173 Кодекса возмещение налогоплательщику налога на добавленную стоимость, уплаченного им поставщику, производится в размере положительной разницы между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения.

Положения этой статьи находятся во взаимосвязи со статьями 171 и 172 Кодекса и предполагают возможность возмещения налога из бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций.

Поэтому налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на сумму вычетов, если она не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, и (или) сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны.

В данном случае, отказывая обществу в возмещении 1594657 рублей 96 копеек налога, уплаченного поставщику — обществу с ограниченной ответственностью „Фалькон“ (далее — общество „Фалькон“), инспекция сослалась в своем решении, в том числе, на следующие обстоятельства.

Согласно документам лес, полученный обществом от поставщика (общества „Фалькон“), приобретался последним у обществ с ограниченной ответственностью „Промтек“ и „Вишневый сад“.

В свою очередь ООО „Вишневый сад“ закупало лес у ООО „Промтек“, которое выступало подрядчиком при осуществлении лесозаготовительных работ в отношениях с индивидуальным предпринимателем Черкасовым В. В., получившим лесорубочный билет.

Договоры, счета-фактуры и большинство товарно-транспортных документов подписаны от имени поставщика генеральным директором Загородниковым А. Ю. Однако его паспортные данные, указанные в Едином государственном реестре юридических лиц, принадлежат другому лицу — Ерлыкову А. Ю.

, который, по информации органов внутренних дел, предпринимательской деятельностью никогда не занимался.В числе работников ООО „Промтек“ значится одно физическое лицо — генеральный директор Дмитриева Н. В. Необходимыми финансовыми, техническими и иными ресурсами для осуществления лесозаготовительных работ названное общество не располагает.

По данным налоговой отчетности, у обществ с ограниченной ответственностью „Фалькон“, „Вишневый сад“ и „Промтек“ обязанностей по уплате налога на добавленную стоимость по результатам совершаемых между собой хозяйственных операций практически не возникает.

Как видно из товарно-транспортных накладных, доставка леса обществу-экспортеру осуществлялась непосредственно из лесхоза на автомобилях, принадлежащих физическим лицам, тогда как эти автомобили зарегистрированы за конкретными организациями, отрицающими наличие взаимоотношений с физическими лицами, внесенными в накладные в качестве владельцев и водителей транспортных средств.При таких обстоятельствах инспекция пришла к выводу, что документы, связанные с приобретением леса обществом-экспортером, содержат недостоверные сведения, в действительности операции между обществом-экспортером и его поставщиком, а также между последним и его продавцами не осуществлялись.К рассмотрению дела в суде первой инстанции инспекция представила дополнительные сведения, в том числе ответы на запросы в органы внутренних дел, полученные после завершения установленного Кодексом срока на проведение камеральной проверки.

В отношении Исаева Д. В., которым „подписана“ часть товарно-транспортных накладных и актов приемки-передачи леса в качестве генерального директора общества „Фалькон“, выявлено, что он значился учредителем и первым директором данной организации (до Загородникова А. Ю.), а также учредителем общества „Промтек“, хотя до создания этих организаций в результате нападения неустановленных лиц утратил паспорт, потерял способность двигаться и говорить.

Осуществление Дмитриевой Н. В., числящейся по документам генеральным директором общества „Промтек“, какой-либо деятельности в этой организации не установлено.Местонахождение Загородникова А. Ю., Ерлыкова А. Ю., Дмитриевой Н. В., ООО „Вишневый сад“, ООО „Промтек“, ООО „Фалькон“ установить не удалось.

Ни одно из названных физических и юридических лиц не проживало или не располагалось по адресам регистрации, а также иным известным из документов адресам.

Кроме того, печати и финансово-хозяйственная документация обществ „Вишневый сад“, „Промтек“, „Фалькон“ были обнаружены при обыске в офисе ООО „Диана“, которое по договору осуществляло представление интересов общества „Фалькон“ в налоговых органах.

Суд первой инстанции счел, что упомянутые документы, полученные инспекцией по окончании камеральной проверки, подлежат исследованию наряду с обстоятельствами, указанными в оспариваемом решении инспекции.

Оценив все доказательства по делу в их совокупности и взаимосвязи, суд согласился с выводом инспекции о том, что сумма налога на добавленную стоимость, уплаченная обществом-экспортером обществу „Фалькон“, заявлена к вычету по недостоверным документам, поскольку сформировавшие налоговый вычет хозяйственные операции в действительности не осуществлялись.

Вывод суда является правильным, так как представленные в суд документы получены инспекцией по окончании проверки по не зависящим от нее причинам и указывают на обстоятельства, которые в совокупности с другими материалами дела однозначно свидетельствуют о необходимости отклонения требований общества, по существу направленных на необоснованное возмещение налога.

В силу пункта 1 статьи 146 Кодекса налогом на добавленную стоимость облагаются операции по реализации товаров, работ, услуг. В гражданском обороте большинство подобных хозяйственных операций квалифицируются в качестве сделок и оформляются договорами.

Согласно пункту 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы.В данном случае физические лица, указанные в документах в качестве генеральных директоров обществ „Фалькон“ и „Промтек“, либо не существуют, либо не имеют отношения к этим организациям.

Ввиду отсутствия лиц, идентифицируемых в качестве единоличных исполнительных органов названных обществ, у суда не было оснований считать, что эти организации вступали в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия. Общество-экспортер не вправе претендовать на вычет налога на добавленную стоимость по операциям с контрагентом, если последний их не осуществлял.

В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 „Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отклонил доказательства, полученные инспекцией после завершения срока камеральной проверки, на том основании, что они не могут приниматься во внимание, поскольку получены вне рамок мероприятий налогового контроля. Он счел надлежащими документы общества „Фалькон“, оформленные от имени Загородникова А. Ю.

, сославшись на отсутствие доказательств их фальсификации и непроведение экспертизы подлинности подписи.

Суд не согласился с доводами инспекции о недостоверности сведений о транспортных средствах, использованных обществом „Фалькон“ согласно документам при перевозке леса от лесхоза до общества-экспортера, указав на возможность передачи транспортных средств по договорам аренды и осуществления несколькими хозяйствующими субъектами перевозок на одном транспортном средстве совместно.

При этом судом апелляционной инстанции не учтено следующее.Статья 88 Кодекса предусматривает использование налоговыми органами при камеральных проверках сведений о деятельности налогоплательщика, не ограничивая источники их получения.

Поэтому налоговые органы вправе запрашивать у компетентных государственных органов информацию, соответствующую профилю возложенных на них задач, и использовать полученные сведения при принятии решений по результатам проверок и доказывании правомерности своей позиции в суде.

Подобная информация должна оцениваться судом по правилам оценки доказательств с учетом ее значимости для разрешения спора, а также своевременности и адекватности предпринятых налоговым органом мер в целях ее получения.

Не соответствует положениям Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и вывод суда апелляционной инстанции о том, что документ, относительно подлинности которого не проводилась экспертиза и не сделано заявления о фальсификации, является достоверным доказательством.

Статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязывает суд оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Названная статья не предусматривает исключений для документов, в отношении которых не сделано заявлений о фальсификации.

Суд также не учел, что проверка подлинности подписи, выполненной от имени Загородникова А. Ю., исключена ввиду невозможности установления его личности по имеющимся паспортным данным другого физического лица.Недостоверность сведений о транспортных средствах, использовавшихся обществом „Фалькон“ согласно товарно-транспортным накладным для доставки леса обществу-экспортеру, подтверждена информацией, поступившей от владельцев этих транспортных средств, один из которых указал и на техническую невозможность использовать для перевозки леса его автомобиль, представляющий собой крановую установку. Выводы инспекции о нереальности получения обществом-экспортером леса по представленным на его перевозку документам не могут быть опровергнуты общей ссылкой суда апелляционной инстанции на допустимость многообразия взаимоотношений между хозяйствующими субъектами в гражданском обороте, поскольку, принимая решение по делу, суд должен исходить не из предполагаемых, а конкретных взаимоотношений участвующих в них сторон.Таким образом, у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для отклонения представленных инспекцией доводов и доказательств и переоценки правовых выводов суда первой инстанции.Допущенные судом апелляционной инстанции по данному делу нарушения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции не устранены.Следовательно, в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалуемые постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

постановил:

постановления суда апелляционной инстанции Арбитражного суда Иркутской области от 02.11.2006 по делу N А19-9947/06-18 и постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 07.12.2006 по тому же делу отменить.Решение Арбитражного суда Иркутской области от 14.07.2006 по указанному делу оставить без изменения.

ПредседательствующийА.А.ИВАНОВ

По всем вопросам можно записаться на прием к специалистам по телефонам:

(495) 64 — 911 — 65 или 649 — 41 — 49 или (985) 763 — 90 — 66 Внимание! Консультация платная.

Бесплатно Вы можете задать свой вопрос в разделе     «Вопрос адвокату»

С аналогичной тематикой и практикой нашего Центра по теме НАЛОГОВЫЕ СПОРЫ — вы можете ознакомиться ниже, перейдя по ссылке:

Источник: http://portal-law.ru/dokazatel-stva-poluchennye-posle-okonchaniya-kameral-noy-proverki/

Ссылка на основную публикацию