Преддоговорные переговоры и ответственность сторон

Что такое преддоговорные переговоры, зачем они проводятся и при каких условиях, читайте в статье, а также узнайте о порядке проведения преддоговорных переговоров по 223-ФЗ о снижении цены.

Если у заказчика и победителя закупки возникли спорные моменты, первый инициирует преддоговорные переговоры, по итогам которых вносятся правки в договор. Эта процедура характерна только для 223-ФЗ.

По Закону о контрактной системе преддоговорные переговоры не предусмотрены. Победителю дается право заявить о претензиях до заключения контракта в протоколе разногласий, однако причины могут быть лишь формальные, менять существенные условия нельзя.

Что такое преддоговорные переговоры

После того, как победитель закупки выбран, заказчик может провести с ним преддоговорные переговоры. Это обязательно должно быть предусмотрено документацией о закупке. Обычно в рамках этой процедуры с потенциальным поставщиком обговаривают возможное изменение условий договора.

Преддоговорные переговоры — это своего рода собеседование. Победитель может пройти его и получить выгодный контракт. Но может и не пройти. В этом случае преддоговорные переговоры будут проведены с другим участником.

С 1 июля 2018 для заказчиков по 223-ФЗ вступили в силу новые правила. Весь 2018 год закон непрерывно меняется: часть новых правил надо применять уже с января, часть вступило в силу в июле, а окончательно все завершится к 2019 году. Смотрите в таблице, какие изменения уже вступили в силу, а какие станут обязательными в середине лета.

Преддоговорные переговоры и ответственность сторон

— Из статьи «Памятка закупок по 223-ФЗ с 1 июля 2018 года» журнала «Госзакупки.ру»

Зачем проводятся преддоговорные переговоры по 223-ФЗ

Заказчик в рамках переговоров может предложить:

  • снизить цену договора без изменения объема закупаемой продукции;
  • увеличить объем закупаемой продукции не более чем на 10% без увеличения цены договора;
  • улучшить условия исполнения договора (сократить сроки исполнения, отменить или уменьшить аванс, предоставить отсрочку или рассрочку при оплате, улучшить характеристики продукции, увеличить сроки и объем гарантии);
  • уточнить сроки выполнения обязательств;
  • внести в договор условия, которые обусловлены изменениями в законах.

Иногда переговоры проводятся для того, чтобы уточнить сроки исполнения обязательств по договору или обговорить его условия. Высказанные в ходе этой процедуры идеи фиксируют в протоколе преддоговорных переговоров.

А результаты заносят в согласованную редакцию проекта договора. В любом случае итог преддоговорных переговоров, который ухудшает положение заказчика, недопустим. Не обязательно личное присутствие победителя закупки.

Многие заказчики проводят переговоры, в том числе с помощью средств аудио-, видео- конференцсвязи. Преддоговорные переговоры могут быть проведены только до подписания итогового протокола подведения итогов и только в том случае, если были предусмотрены закупочной документацией.

4 острых вопроса заказчиков по 223-ФЗ

✔ Почему нельзя проводить все закупки у единственного поставщика;✔ Когда поставщик может предоставить банковскую гарантию взамен денежного обеспечения;✔ Если планы изменились дополнительным соглашением;✔ Почему электронную закупку можно заменить прямым договором.

Узнать ответ »

Порядок преддоговорных переговоров о снижении цены

Первый шаг заказчика — внесение условия о проведении преддоговорных переговоров в документацию о закупке. Они проводятся с участником, подавшим предложение, которое заняло первое место по итогам ранжирования. Ему направляют письмо о преддоговорных переговорах. Стороны обсуждают:

  • техническое задание;
  • методику выполнения работ;
  • персонал;
  • цену;
  • материально-технические ресурсы;
  • специальные условия договора и т.д.

Некоторые заказчики указывают в своих положениях о закупках требование о том, что обсуждение не должно приводить к существенному изменению первоначального варианта технического задания, условий договора и цены участника.

Выбранный для переговоров участник в ходе процедуры не может менять основной персонал и субподрядчиков, кроме случаев, когда обе стороны пришли к взаимному решению о незначительности таких изменений. Основной персонал, предложенный в качестве замены, должен обладать квалификацией, аналогичной или более высокой, чем изначально предложенный основной персонал.

Надо менять положение о закупке уже сейчас? Или можем подождать до конца 2018 года?

Узнать ответ »

Если преддоговорные переговоры прошли успешно, участника официально объявляют победителем, а его заявку — лучшей.

Однако если сторонам не удалось согласовать текст договора, организатор закупки приглашает на собеседование участника, занявшего следующее место в итоговой ранжировке.

Если и остальные переговоры не приносят желаемого результата, заказчик вправе вернуться к первому участнику или отказаться от проведения переговоров.

Обратите внимание, что в случае изменения объема закупаемой продукции или сроков исполнения обязательств заказчик должен опубликовать внесенные правки в интернете в течение 10 дней.

Больше ответов на вопросы о закупках вы найдете в новом номере журнала «Госзаказ в вопросах и ответах» Возьмите гостевой доступ

Источник: https://www.pro-goszakaz.ru/article/103192-qqq-18-m8-preddogovornye-peregovory

Преддоговорная ответственность в гражданском праве: понятие и правовая природа в 2018 году

Правовая природа такой ответственности в законодательстве точно не обозначена. Все термины из юридической литературы — не более чем точки зрения. Рассмотрим основные их трактовки из опыта зарубежных стран.

  1. Французский подход: в этом случае преддоговорная ответственность по своим характеристикам относится к деликтной.
  2. Итальянский вариант: ответственность на стадии ведения переговоров приравнивается к договорной.
  3. Немецкая ситуация: здесь такие нормы выделены в отдельный, самостоятельный вид ответственности.

Что же касается определения, то его можно рассматривать в свете цивилистической доктрины стран Старого Света. То есть, если ходе любого раунда переговоров о будущих совместных действиях возникает ситуация вины, то к ней относятся все случаи, ведущие к возникновению убытков.

Если рассматривать российское законодательство, то наш Гражданский кодекс четко определяет основания для возникновений преддоговорной ответственности. К ним относятся:

  • любые действия недобросовестного характера, присущие факту злоупотреблений правом;
  • нарушение соглашений о порядке проведения переговорного процесса;
  • причинение ущерба.

Основным принципом при проведении переговоров остается добросовестность.

Когда возникает преддоговорная ответственность

Существуют основания, базирующиеся не недобросовестном поведении, ведущие к возникновению преддоговорной ответственности. Проанализируем главные их них.

  1. Когда переговоры ведутся для видимости. Партнер заведомо имеет намерение не заключать договор. Это есть реальная недобросовестность.
  2. Сообщение недобросовестной информации тоже приводит к пониманию другой стороной ситуации не такой, какая она есть на самом деле. Ложная информация также должна приводить к ответственности. Избежать возмещения убытков в этом случае возможно, если обманщик докажет, что, в момент предоставления своей информации он  считал ее правдивой.
  3. Умалчивание о ключевых позициях будущего сотрудничества, в силу характеристик которых партнер обязан знать об их существовании. Здесь явно нарушается принцип добросовестности, и при этом, как правило, выгодоприобретателю приходится нести дополнительные расходы.
  4. Неоправданность действий по прекращению переговорного процесса. Недобросовестность в этом случае заключается во внезапности и безосновательности этого прекращения. И главное условие для возникновения ответственности – отсутствие объективной причины продолжения переговоров.

Недобросовестные действия контрагента позволяют другой стороне требовать взыскания убытков

Под термином «убытки», возникшие в результате разного рода недобросовестных действий, понимаются расходы на переговорный процесс, понесенные потерпевшей стороной. Также сюда можно отнести утрату возможности сотрудничества с третьей заинтересованной стороной.

Для предотвращения возникновения подобной ситуации следует заранее определить порядок ведения конкретных переговоров. Положения такого соглашения будут содержать нормы о добросовестности. Они также установят порядок распределения расходной части процесса и вероятность неустойки за нарушение прописанных пунктов.

Наступление ответственности не будет напрямую зависеть от факта заключения договора. Если были нарушены другие принципы – возмещение ущерба неизбежно.

Правила преддоговорной ответственности

Концепция развития гражданского права в России предлагает ввести правила такой ответственности, которые бы в будущем стали универсальными.

  • Любой субъект гражданского права свободен в своих действиях относительно способа ведения переговоров. Недостижение согласия не может наказываться. Однако наличие недобросовестности ведет к ответственности за потери, понесенные противной стороной.
  • В кодексе будут прописаны все критерии недобросовестности, от которых можно отталкиваться.
  • Обе стороны обязуются сохранять конфиденциальность по отношению к предоставленной информации. Этот фактор не должен зависеть от результатов переговоров.

Преддоговорная ответственность в гражданском праве

В гражданском праве нашей страны не существует термина, относящегося к преддоговорной ответственности. Но это не значит, что в судебной практике не возникают подобные прецеденты.

Внедрение института преддоговорной ответственности в ГК Российской Федерации можно ожидать в ближайшем будущем. Об этом свидетельствует разработанная Концепция развития гражданских прав.

В ней уже перечислены вышеописанные правила о возникновении такой ситуации.

Также стоить упомянуть о готовящихся новшествах в этой сфере. Речь идет о заверениях, об обязательстве и переговорах по заключению договоров. Нарушение этих норм приведет к возникновению оправданной ответственности& Поэтому данный проект конкретизирует виды недобросовестных действий в соответствующем кодексе.

Преддоговорная ответственность до внесения поправок в гк рф

Ранее все поправки в ГК РФ касательно преддоговорных обязательств носили в основном частный характер. Чаще всего, ответственность наступала или в отношении юридических лиц, или в отношении залога.

На сегодняшний день в законодательство внесены такие изменения, которые позволяют применять факт возмещения убытков в этой сфере к абсолютно всем субъектам, занимающимся конкретными видами деятельности.

Говоря о таком понятии как соотношение преддоговорных отношений и ответственности, чтоит отметить, что преддоговорные отношения базируются на контактах двух сторон, возникших перед началом переговорного процесса. Такие контакты перерастают в обязательства при четком установлении сторонами возникшего механизма.

Содержанием конкретного обязательства, которое возникает при переговорах, станет, прежде всего, обязанность добросовестного ведения процесса. При нарушении такой обязанности существует возможность возмещения убытков пострадавшей стороне.

То есть получается, что из наличия преддоговорного контакта возникает обязательство, которое ведет к обязанности проводить переговоры добросовестно. В этом и состоит соотношение отношений к ответственности преддоговорного характера.

Преддоговорная ответственность в зарубежном праве

Ответственность за преддоговорные отношения в разных странах определяется по-разному, в зависимости от закрепленных юридических норм в кодексах этих государств.

  • Законодательство Франции вкладывает в преддоговорную ответственность принцип генерального деликта. Поэтому такие правонарушения в этой стране регулируются деликтным правом.
  • Англо-американское право основывается на нарушении обещания, данного перед началом переговоров. Если при этом потерпевшая сторона произвела значительные расходы, то она может требовать возмещения убытков, связанных именно с невыполнением обещания.
  • Немецкая судебная машина считает недобросовестность в этой области самостоятельным проступком, за который нужно отвечать.

Доктрина culpa in contrahendo

В западной юриспруденции описываемая ситуация носит название доктрины culpa in contrahendo.

Она развивалась в немецком праве, основываясь на выводах о невозможности полномасштабной защиты участника переговорного процесса от недобросовестности. Особенно, если этим занимается деликтное право.

Читайте также:  Подготовлен проект регламента рассмотрения жалоб в прокуратуру о давлении на бизнес

Введение подобной доктрины позволило существенно сблизить понятия преддоговорной и договорной ответственности. Главным фактором стало установление презумпции вины.

Иеринг — преддоговорная ответственность

Описанный правовой институт разработал в середине 19-го века немецкий юрист по имени Р. Иеринг (Рудольф фон Иеринг). В своей концепции он разделил подобную ответственность на три типа:

  • Наступление ответственности за неспособность заключения договора.
  • Возмещение ущерба в связи с невозможностью исполнения пунктов договора.
  • Возникновение ответственности связанной с волевым пороком.

Автор текста: Руслан Петрусевич

Источник: https://pravdaisud.ru/pravovaya-zhizn/preddogovornaya-otvetstvennost

Переговоры о заключении договора

С 1 июня 2015 года в Гражданском кодексе РФ появится новая статья 434.1 «Переговоры о заключении договора» (п. 79 Федерального закона от 8 марта 2015 г.

№ 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ»).

Оставляя неизменным общий порядок заключения договора, законодатель установил требования к проведению переговоров и ввел так называемую преддоговорную ответственность.

Новая статья Гражданского кодекса РФ закрепила следующие правила ведения переговоров:

  1. Граждане и юр. лица свободны в проведении переговоров о заключении договора (п. 1 ст. 434.1 ГК РФ). Следовательно, участники гражданских правоотношений могут свободно и с неограниченным кругом потенциальных клиентов вести переговоры на предмет заключения договора и предлагать наиболее подходящие условия.

  2. Стороны самостоятельно несут расходы, связанные с проведением переговоров (п. 1 ст. 434.1 ГК РФ). Сторона вступает в переговоры для того, чтобы получить прибыль в результате заключения договора. Она несет издержки, зная, что ценность исполнения их покроет.
  3. Стороны не отвечают за то, что соглашение не достигнуто (п. 1 ст. 434.1 ГК РФ).

    Отсутствие такой ответственности вполне логично. Переговоры – это процесс согласовательный, он не обязательно должен повлечь заключение договора.

  4. Стороны обязаны действовать добросовестно (п. 2 ст. 434.1 ГК РФ). Это ключевой принцип данной статьи. О нем ниже расскажем ниже подробнее.

  5. Сторона, получившая конфиденциальную информацию, обязана не использовать эту информацию ненадлежащим образом для своих целей и не раскрывать её (п. 4 ст. 434.1 ГК РФ). Здесь речь идет об информации, полученной при переговорах о заключении договора, если она идентифицирована как конфиденциальная.

    Обязанность не раскрывать информацию и не использовать ее не зависит от того, будет ли договор заключен. При ее нарушении виновный должен возместить другой стороне убытки, которые возникнут в результате раскрытия конфиденциальной информации или ее использования для своих целей.

  6. Стороны могут заключить соглашение о порядке ведения переговоров (п. 5 ст. 434.1 ГК РФ).

    Законодатель указал, что стороны с помощью такого соглашения могут конкретизировать требования к добросовестному ведению переговоров и установить порядок распределения расходов на ведение переговоров. Кроме того, особо отмечено, что «соглашение о порядке ведения переговоров может устанавливать неустойку за нарушение предусмотренных в нем положений».

    Например, ее можно установить на случай неявки на переговоры, непредставления каких-либо документов либо (что не менее актуально) разглашения конфиденциальной информации.

Первые три правила являются диспозитивными – пункт 1 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ содержит оговорку «если иное не предусмотрено законом или договором».

Стоит уделить особое внимание принципу добросовестности при ведении переговоров. Именно на нем основано действие новой статьи.

Принцип добросовестности

Действующая редакция Гражданского кодекса РФ уже содержит указание на действие принципа добросовестности, в том числе на стадии ведения переговоров (п. 3 ст. 1). Кроме того, с 1 июня 2015 года он будет отражен и в статье 307 Гражданского кодекса РФ. Однако пункт 2 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ конкретизировал, что именно понимается под добросовестностью при ведении переговоров.

Принцип добросовестности будет распространен на все стадии переговорного процесса. Стороны должны им руководствоваться при вступлении в переговоры, в ходе и по завершении переговоров о заключении договора.

Под недобросовестными действиями понимается, в частности, вступление «при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной». Кроме того, приведены определенные действия, которые при проведении переговоров предполагаются недобросовестными. В частности, это такие действия, когда одна сторона:

  • предоставляет другой стороне недостоверную или неполную информацию (в т. ч. умалчивает об обстоятельствах, которые по характеру договора должны быть доведены до другой стороны);
  • неоправданно или внезапно прекращает переговоры о заключении договора при обстоятельствах, которые другая сторона переговоров не могла разумно ожидать.

Преддоговорная ответственность

В пункте 7.7 раздела V Концепции развития гражданского законодательства РФ было особо отмечено, что необходимо «предусмотреть специальные правила о так называемой преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo), ориентируясь на соответствующие правила ряда иностранных правопорядков».

В итоге такие правила появились в пункте 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ: «Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки».

При этом законодатель в абзаце 2 пункта 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ пояснил, что именно в рассматриваемом случае относится к убыткам, подлежащим возмещению недобросовестной стороной. Речь идет о расходах, которые были понесены другой стороной в связи со следующим:

  • ведением переговоров о заключении договора;
  • утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

То есть новые нормы Гражданского кодекса РФ позволяют взыскать все расходы, которые понес участник переговоров, в том числе перед третьими лицами.

Новая статья носит общий характер и будет применяться при заключении любого гражданско-правового договора.

Источник: http://urist154.ru/news/2015/zakonodatel-ureguliroval-otnoshenija-storon-pri-pr.html

Алина Беляева: Преддоговорная ответственность — как внедрить в бизнес ответственность за срыв переговоров и отказ от сделки

Каждый руководитель постоянно ведет переговоры. Ежедневно по результатам одних переговоров заключаются контракты и внезапно прекращаются переговоры, срываются другие сделки. 

С риском срыва переговоров и будущей сделки постоянно сталкивается каждый бизнес. Имея конкретную партию товара к поставке и несколько небольших заказчиков, бизнес ведет переговоры с одним большим заказчиком на всю партию товара.

Понимая, что надо делать выбор между заказчиками и делая акцент на эффективных и позитивных переговорах с большим заказчиком, бизнес отказывает остальным, малым заказчикам, рассчитывая реализовать партию разом через большого заказчика.

Но по необъяснимым причинам большой заказчик вдруг отказывается от сделки, и бизнес остался без всех заказчиков на конкретную партию одновременно.

То же самое происходит с арендой помещения, рекламными площадями и даже юристами.

Например, юристы подписывают со своими клиентами соглашение о конфликте интересов, согласно которому юристы не вправе сопровождать оппонента своего заказчика в рамках конкретного проекта или судебного дела.

И пока один клиент думает и затягивает заключение договора, его оппонент может прийти к тем же юристам и без промедления оформить сделку, и в силу вступит соглашение о конфликте интересов, а значит, первому клиенту будет отказано в контракте.

Такое поведение со срывом переговоров и сделок инициируется некоторыми бизнесменами с целью подрыва положения своего конкурента, срыва его сделок, увеличения мощностей на производство и последующей невозможностью реализовать продукт. Это стало все более активно использоваться и превратилось не просто в проблему, а в постоянные убытки бизнеса и холодную войну конкурентов.

Чтобы не допустить такого развития сценария, достаточно внедрить в бизнес преддоговорную ответственность. Этот механизм закреплен в статье 343.1 Гражданского кодекса РФ, пункт 19-21 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 №7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Процедура проведения переговоров и компенсации затрат, связанных с нею, теперь защищает добросовестную сторону переговоров от срывов переговорного процесса, злоупотребления, получения конфиденциальной информации и вплоть до взыскания суммы всего контракта, который так и не состоялся.

В их основу заложен принцип добросовестности: при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны должны действовать добросовестно.

На практике это означает, что: •    Нельзя вступать в переговоры и проводить их без намерения заключить договор. Подобным способом грешат даже компании, которые в ходе переговоров просто намерены получить некую информацию от другой стороны, чтобы в дальнейшем использовать ее самостоятельно.

  •    Вступив в переговоры, нельзя уклоняться от их проведения. То есть принцип прост — либо должно быть основание для прекращения переговоров, либо продолжайте их. Уклоняться и тянуть время, чтобы максимально получить какую-то информацию, нельзя.

•    Контрагенты обязаны предоставлять друг другу полную и достоверную информацию, в том числе раскрывать сведения об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны.

  •    Нельзя прекращать переговоры внезапно и неоправданно при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. •    Недопустимо пытаться получить коммерческую информацию у другой стороны с целью причинения ей в дальнейшем вреда.

•    Недопустимо препятствовать заключению договора между одной стороной и третьим лицом, инициируя переговоры.

Этот перечень не является исчерпывающим и на практике может быть дополнен другими обстоятельствами.

Его нарушение говорит о недобросовестном поведении виновной стороны и злоупотреблении предоставленным ей законом правом, что влечет за собой последствия.

Но само по себе прекращение переговоров, даже без указания мотивов отказа, не говорит о недобросовестности. Поэтому исключить все риски незаключения договора невозможно, и каждая сторона несет их самостоятельно.

Ответственность за нарушение переговоров устанавливается отдельным соглашением между сторонами, где указываются не только последствия его нарушения, но и права и обязанности каждой из сторон при переговорах.

Можно сделать распределение затрат, установить порядок работы с конфиденциальной информацией и другие аспекты. Если стороны не подписывают такое соглашение, то взаимодействия сторон определяет закон. Но без соглашения доказать убытки и расходы крайне сложно.

Условие о преддоговорной ответственности можно включить в NDA, чтобы контрагент не насторожился или не заявлял категорического отказа.

Ответственность должна быть прописана четко. В конкретном финансовом выражении или способе исчисления такого финансового показателя, в ином случае такие общие фразы, как «обязан компенсировать причиненные убытки», на деле ни к чему не приводят.

Доказать убытки крайне сложно. Это одна из самых сложных категорий судебных дел. И российское законодательство не обеспечивает должным образом данный способ защиты. Поэтому размер ответственности в виде штрафов и механизмов их исчисления надо прописывать четко.

Все иное — это бумага ради бумаги.

В случае установления судом недобросовестного поведения виновная сторона должна возместить убытки.

Потерпевшая сторона должна быть поставлена в положение, в котором она находилась бы, если бы не вступала в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Это возмещение затрат на проведение самих переговоров, привлеченных специалистов, консультантов, юристов, а также взыскание убытков, понесенных в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

Если договор заключен при предоставлении неполной или недостоверной информации либо компания скрыла важные обстоятельства, ее контрагент вправе потребовать признания такого договора недействительным. Эта сделка будет считаться совершенной под влиянием существенного заблуждения. 

Защитой нарушенных прав от недобросовестной стороны послужит грамотно составленное соглашение о проведении переговоров или включение этого условия в соглашение о конфиденциальности. Правильнее всего фиксировать ход каждых переговоров протоколами результата встреч. Но чтобы они имели ощутимый эффект, должна быть внедрена преддоговорная ответственность. 

  • Свое решение суд выносит исключительно на основании представленных сторонами процесса доказательств. Доказательствами могут служить: •    переписка сторон (на практике судами принимается переписка путем обмена электронными письмами, факсимильной и телефонной связи, но заверить их необходимо у нотариуса); •    уведомления о совершении конкретных действий, необходимых для заключения договора; •    договоры с третьими лицами, выполнившими или оказавшими сопутствующие работы или услуги; •    первичные бухгалтерские документы; •    иные документы;
  • •    любые доказательства личных встреч представителей сторон.

Не спешите уничтожать информацию. Она может стать доказательством в суде, чтобы вы могли компенсировать свои издержки и убытки.

  1. Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются: •    предоставление неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые должны быть доведены до сведения другой стороны;
  2. •    внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

Сторона, причинившая ущерб, должна доказывать добросовестность своих действий, если не хочет быть привлечена к преддоговорной ответственности. В любом случае при осуществлении переговорного процесса хорошим решением станет заключение соглашения о ведении переговоров. 

  • Благодаря такому соглашению стороны могут: •    конкретизировать свои права и обязанности по ведению переговоров; •    определить порядок расходов каждой стороны; •    установить режим конфиденциальности относительно передаваемой информации и меры ответственности; •    установить неустойку и штрафы за нарушение условий соглашения;
  • •    установить запрет на проведение одновременных переговоров с третьими лицами по тому же предмету в течение определенного срока.

А вот ограничить ответственность за недобросовестные действия в таких отношениях не получится. Если в рамках, например, договора поставки можно ограничить ответственность поставщика в размере 10% от всей стоимости товара к поставке, то в случае с преддоговорной ответственностью закон запрещает применять ограничение.

Соглашение не обязывает стороны заключить договор в будущем. Не получится каждого потенциального заказчика подвести под механизм возмещения убытков за отказ от заключения договора.

Но в случае недобросовестности одной из сторон будет проще добиться возмещения издержек, убытков или признания заключенного договора недействительным.

В этом случае будет отправная точка для расчета убытков, конкретные действия можно квалифицировать согласно конкретному положению в соглашении — это самый сложный блок доказывания, который будет заранее прописан. Достаточно собрать сведения о нарушениях и обратиться с иском в суд.

Преддоговорная ответственность очень отличается от платы за отказ от договора. Последнее используется тогда, когда договор уже заключен, и через такой механизм нивелируется риск досрочного расторжения договора. 

Через преддоговорную ответственность затраты на переговоры, которые бизнес осуществляет каждый день, в том числе на юридическую экспертизу сделок и документов, можно возместить, а стоимость сорванных сделок — компенсировать.

Через данный юридический механизм ликвидируется риск в бизнесе и одни из самых неприятных последствий — убытки от незаключенных сделок, борьба с недобросовестным поведением конкурентов.

Даже если бизнес увеличивает производственные мощности, чтобы показать свою способность выполнить предстоящий, но еще не заключенный контракт, он может рассчитывать на возмещение убытков, если у него есть соглашение о преддоговорной ответственности.

Источник: https://expojeweller.ru/articles/preddogovornaya-otvetstvennost—kak-vnedrit-v-biznes-otvetstvennost-za-sryiv-peregovorov-i-otkaz-ot-sdelki/

Особенности правового регулирования преддоговорных отношений

  • Михайлова Светлана Александровна студент магистратуры Ростовского института (филиала) в г. Ростове-на-Дону ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный
  • университет юстиции (РПА Минюста России)

Преддоговорным отношениям в праве уделяется значительно меньше внимания, чем договорным или деликтным.

Однако преддоговорные отношения сторон могут быть весьма разнообразны, и еще до момента заключения договора на участнике преддоговорных отношений могут лежать разные обязанности.

Отношения по проведению торгов законодательством регулируются достаточно детально (в связи с чем можно обнаружить довольно широкий перечень прав и обязанностей у участников торгов), но общие правила заключения договора путем направления оферты и дачи акцепта не так детальны. Но и в этом случае можно говорить об определенных правах и обязанностях у участников таких преддоговорных контактов.

Оферта связывает направившее ее лицо с момента ее получения адресатом (ст. 435 ГК РФ). Согласно новым правилам и с учетом принципа добросовестности между участниками преддоговорных отношений до факта заключения договора может быть признано наличие обязательства. П. 3 ст.

 432 ГК РФ закрепляет правило о том, что сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (п. 3 ст. 1).

В этом случае законодатель создает эффект заключенного договора, в требовании признать такой договор незаключенным будет отказано.

Согласно новым правилам, если иное не предусмотрено законом или договором, граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто. Свобода ведения переговоров может быть ограничена законом, это такие правила, как ст. 445, ст. 507 ГК РФ, кроме того иное стороны могут предусмотреть непосредственно своим соглашением [1].

При нарушении баланса между двумя принципами (свободы договора и добросовестности) может возникнуть преддоговорная ответственность.

Принцип свободы договора предполагает, что участники гражданских правоотношений могут свободно вести переговоры с неограниченным кругом потенциальных клиентов по поводу заключения договора, предлагать более подходящие для них условия заключения договора [2]. В этом случае никто не отвечает за недостижение цели преддоговорного этапа — заключение договора.

В нашем законодательстве абз. 1 п. 3 ст. 434.1 ГК РФ устанавливает общее правило о преддоговорной ответственности: сторона, которая ведeт или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причинeнные этим убытки. При этом предусматривается, что будет считаться недобросовестными действиями на стадии ведения переговоров [3].

В рамках преддоговорной ответственности законодатель ограничивает убытки расходами, которые сторона потратила на ведение переговоров, и потерями, связанными с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

Характер убытков законодатель описал в формате негативного интереса, то есть возмещение убытков направлено на возвращение добросовестной стороны ведения переговоров о заключении договора в положение, в котором она находилась бы, если бы вовсе не вступила в переговоры.

В заключение необходимо отметить, что, несмотря на актуальность и важность новых правил о преддоговорных отношениях и преддоговорной ответственности, эти положения могут вызывать на практике много вопросов.

В связи с чем данные положения нуждаются в научном изучении, что может положительно повлиять на складывающуюся судебную практику по развитие конституционных принципов, лежащих в основе имущественного оборота.

ЛИТЕРАТУРА, ИСТОЧНИКИ

  1. Витрянский В.В. Общие положения о договоре в условиях реформирования российского гражданского законодательства // Кодификация российского частного права 2015 / В.В. Витрянский, С.Ю. Головина, Б.М. Гонгало [и др.]; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2015 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Гницевич К.В. Преддоговорная ответственность в гражданском праве: дис. … канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2009.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Международное частное право. Постатейный комментарий к разделу VI / М.М. Богуславский, Б.М. Гонгало, А.В. Демкина [и др.]; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2016 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

Источник: http://journalpro.ru/articles/osobennosti-pravovogo-regulirovaniya-preddogovornykh-otnosheniy/

Книга Формирование эффективных договорных отношений с контрагентами онлайн — страница 2

В соответствии с Гражданским кодексом РФ возможно возложение на недобросовестную сторону преддоговорной ответственности только в определенных ситуациях.

Так, при недобросовестном поведении одной из сторон, приведшем к недействительности заключенного договора, преддоговорная ответственность наступает при недействительности договора, заключенного под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, договора, заключенного при стечении тяжелых обстоятельств, договора, заключенного недееспособным лицом или лицом, не способным понимать значение своих действий или руководить ими. Второй вид преддоговорной ответственности (наступающей при незаключении договора) применяется только при отсутствии ответа на протокол о разногласиях при заключении договора поставки, при уклонении от заключения основного договора при наличии предварительного договора или иной обязанности заключить договор, при уклонении одной из сторон от государственной регистрации или нотариального удостоверения договора

Одним из способов защиты является возложение преддоговорной ответственности на сторону, которая ввела вторую сторону в заблуждение на стадии переговоров. Например, ст.

178 ГК РФ устанавливает, что сделка, заключенная под влиянием заблуждения, может быть признана недействительной, и заблуждавшаяся сторона вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине противной стороны.

Если заблуждение возникло не по вине контрагента, то заблуждавшаяся сторона сама обязана возместить другой стороне причиненный ей реальный ущерб.

Один из специальных случаев признания ответственности стороны, недобросовестно ведущей себя на преддоговорной стадии, – это объявление договора недействительным и возложение обязанности возместить убытки на сторону, обманувшую контрагента в ходе переговоров.

Согласно статье 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана может быть признана недействительной по иску потерпевшего Потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб. При анализе указанного основания преддоговорной ответственности важнее всего решить, что считать обманом.

Обычно под обманом понимается сообщение ложных сведений об обстоятельствах сделки или фактах, имеющих существенное значение для одной из сторон при заключении сделки (о чем такая сторона известила другую сторону).

Сложнее определить, должно ли считаться обманом нераскрытие информации (например, несообщение об обстоятельствах, изменившихся по сравнению с объявленными стороной ранее).

Специальным основанием, по которому стороне, участвующей в переговорах, может быть выплачена компенсация в случае недолжного поведения второй стороны, являются правила о неосновательном обогащении (глава 60 ГК РФ).

Чаще всего вопрос о возврате неосновательного обогащения возникает в случае, когда в ходе переговоров одна сторона раскрывает другой стороне определенную информацию, имеющую коммерческую ценность, а вторая сторона, получив такую информацию, продолжает ее использовать и после прекращения переговоров, не приведших к заключению договора. В данном случае информация была получена правомерно (так как раскрыта обладателем информации по его собственной воле), следовательно, общие основания ответственности лица за получение информации незаконными способами неприменимы. Обязанность возвратить неосновательное обогащение не является подвидом преддоговорной ответственности, однако также может применяться потерпевшей стороной для возврата полученного или сбереженного за ее счет имущества.

Преддоговорная ответственность

До заключения договора в надлежащей форме стороны по общему правилу не связаны между собой правами и обязанностями. Однако очевидно, что становление такого юридического факта, как договор, требует гораздо больших усилий от сторон, нежели причинение вреда, порождающее, как и договор, обязательство.

Уже само заключение договора как соглашения может предполагать совершение будущими контрагентами ряда юридических действий (сделок): оферты, встречной оферты, акцепта и т. д.

Но до наступления момента согласования воль сторон (например, при акцепте под условием) договора не возникает, а следовательно, нет и обязательства, по крайней мере, основанного на договоре.

И если найти компромисс не удалось, сделка как действие, направленное на порождение, изменение или прекращение прав и обязанностей, так и умирает в стремлении породить договор, не достигнув своей цели; стороны так и остаются на разных берегах своих интересов, не сумев или не захотев перекинуть договорный мост общих целей.

Порой для заключения договора потенциальным партнерам или контрагентам приходится проводить многочисленные исследования и подготовительные мероприятия, в особенности если речь идет о крупных сделках.

Так, в ходе длительных переговоров о заключении договора купли-продажи крупной фирмы – сделки, предполагающей большой экономический риск, – будущий продавец, рассчитывая на заключение этого договора и ободряемый активным участием в переговорах потенциального покупателя, проводит полную реструктуризацию предприятия, ревизию и систематизацию документации, консультации со специалистами, оценку активов и т. п. При неожиданном отказе покупателя от ведения дальнейших переговоров несостоявшийся продавец понесет убытки, поскольку его расходы не будут возмещены. Возможна ситуация, когда потенциальный покупатель во исполнение договора о покупке товаров арендует склад, а договор оказывается недействительным по вине продавца. С одной стороны, возмещение потерь в таких случаях кажется справедливым по отношению к потерпевшей стороне. Но, с другой стороны, признав ответственность договаривающихся сторон даже за недобросовестное ведение переговоров, возможно лишение договора той правовой определенности и формальности, свойственной ему как юридическому факту, поскольку даже при самом неформальном договоре есть такое обстоятельство, наступление которого свидетельствует о заключении договора, т. е. о добровольном возложении на себя сторонами обязанностей. Кроме того, признание преддоговорной ответственности противостоит принципу свободы договора, предполагающему право не только заключать договор, но и не заключать его.

Желая же юридически оформить подготовку крупного договора, стороны могли бы заключить предварительный договор, закрепив тем самым и обязанность подписать основной договор, и возможность ее принудительной реализации.

Хотя в Гражданском кодексе РФ общим образом прямо не закреплена обязанность субъектов права действовать добросовестно при осуществлении ими гражданских прав и исполнении обязанностей, такая обязанность следует из положений п. 3 ст. 10 ГК РФ, закрепляющего презумпцию добросовестности участников гражданско-правовых отношений, и п. 2 ст.

6 ГК РФ, согласно которому при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости. В связи с этим можно было бы распространить принцип добросовестности на ведение переговоров.

Однако при ведении переговоров права и обязанности, по общему правилу, еще не возникли, так как в отечественном праве не существует нормы, которая придала бы значение юридического факта началу переговорного процесса в качестве общего правила.

Кроме того, системный анализ закона позволяет говорить о намерении законодателя закрепить преддоговорную ответственность в ограниченных, специально поименованных случаях.

Именно поэтому определение преддоговорной ответственности в рамках действующего права должно включать в себя оговорку «в предусмотренных законом случаях» и по сути представлять собой несколько систематизированное изложение частных, хотя и имеющих ту или иную степень обобщенности случаев. Об общей обязанности добросовестного ведения переговоров по отечественному праву говорить нельзя.

Поэтому недобросовестность при переговорах в рамках российского гражданского права имеет вполне конкретные формы, предусмотренные законом, что снимает проблему уяснения содержания принципа «доброй совести» в этих случаях, а также необходимость формулирования понятия «отрицательный интерес», поскольку закон сам определяет объем подлежащего возмещению ущерба в таких ситуациях, используя при этом собственные категории (как правило, реальный ущерб, хотя могут быть и убытки (например, абз. 2 п. 4 ст. 445 ГК РФ).

Таким образом, преддоговорная ответственность по российскому гражданскому праву представляет собой самостоятельный вид внедоговорного обязательства, содержание которого составляет ответственность за нарушение обязанности добросовестного ведения переговоров, вина при ведении переговоров. Понятие «переговоры» включает в себя как ведущиеся устно консультации, так и предварительную переписку между предполагаемыми участниками договора. Несомненно, приглашением, началом переговоров является направление оферты. Но и простое размещение рекламы, объявлений, информации о фирме, не имеющих признаков оферты (в том числе публичной), при ознакомлении с их содержанием лицами, на которых такие материалы рассчитаны, следует рассматривать как начало переговоров, формирование первоначальных позиций сторон.

Нарушение обязанности добросовестного ведения переговоров может выражаться в нижеследующем:

– недобросовестных действиях при переговорах, в том числе в необоснованном уклонении, прекращении переговоров или оказании неправомерного давления («фактических действиях»);

– нарушении «информационной обязанности», т. е. сообщении контрагенту по переговорам неверной информации или несообщении сведений, значимых для данного договора как с позиций закона (объективно существенных), так и с точки зрения конкретного контрагента (субъективно существенных);

– несоблюдении конфиденциальности переговоров, разглашении ставшей известной при этом коммерческой тайны. Требование конфиденциальности переговоров следует закрепить на законодательном уровне, поскольку в настоящий момент интересы сторон в этом аспекте не защищены. Согласно абз. 2 п. 2 ст.

139 ГК РФ лишь лица, получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, незаконными методами (при переговорах информация предоставляется партнеру вполне законно) или разгласившие служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору или вопреки гражданско-правовому договору (а такового еще нет), обязаны возместить причиненные убытки.

За необоснованное уклонение от ведения переговоров ответственность наступает лишь в случаях, предусмотренных законом. К недобросовестному поведению относятся: применение при «переговорах» насилия и (или) угроз, наличие злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, использование тяжелых обстоятельств контрагента.

Общее правило, запрещающее необоснованное прекращение переговоров, в действующем гражданском праве отсутствует – только пунктом 2 статьи 507 ГК РФ для договоров поставки предусмотрена ответственность стороны за уклонение от согласования условий договора, в том числе за необоснованный отказ от переговоров. Согласно п. 1 ст. 507 ГК РФ сторона, предложившая заключить договор (поставщик или покупатель) и получившая от другой стороны акцепт на иных условиях, должна в течение 30 дней со дня получения такого акцепта (если иной срок не установлен законом или не согласован сторонами) принять меры к согласованию условий договора, относительно которых возникли разногласия. На наш взгляд, данные положения следовало бы распространить на все преддоговорные отношения с участием коммерческих организаций и граждан-предпринимателей, поскольку это способствовало бы повышению преддоговорной дисциплины деловых отношений.

При ничтожности договора, когда соглашение является недействительным с самого начала, а также при признании недействительным оспоримого договора общим последствием является установленная п. 2 ст. 167 ГК РФ двусторонняя реституция, если иное не предусмотрено законом.

Защита стороны от убытков в связи с нарушением (виновным) контрагентом обязанности предоставить субъективно существенную информацию в рамках действующего права может быть осуществлена путем признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана или заблуждения, в качестве общего правила, либо в случаях, когда такая возможность специально предусмотрена законом или договором. Последствия нарушения преддоговорной обязанности указаны в законе, в частности, в п. 3 ст. 495, абз. 2 ст. 613, подп. 2 абз. 1 ст. 620, п. 1 ст. 693, п. 2 ст. 694, п. 3, 4 ст. 840, ст. 944 ГК РФ. Так, согласно п. 2 ст. 694 ГК РФ при заключении договора безвозмездного пользования ссудодатель обязан предупредить ссудополучателя о всех правах третьих лиц на эту вещь, а неисполнение этой обязанности дает ссудополучателю право требовать расторжения договора и возмещения понесенного им реального ущерба.

В случае предъявления требования о признании недействительным договора, заключенного под влиянием обмана или заблуждения, потерпевший имеет право требовать возмещения убытков (реального ущерба) в связи с нарушением обязательства, возникшего из culpa in contrahendo, лишь после признания судом оспоримого договора недействительным по заявлению заинтересованной стороны. На наш взгляд, в случаях оспоримости сделки в связи с несообщением сведений или сообщением неверной информации, имеющей существенное субъективное (не объективное, т. е. не в силу императивных требований закона) значение, т. е. такой, которая повлияла бы на решение лица относительно заключения договора и его условий, можно было бы предусмотреть в качестве общего правила альтернативные меры защиты для потерпевшей стороны, а не только возможность требовать признания договора недействительным и возмещения реального ущерба (реализации ответственности при culpa in contrahendo). Так, наряду с правом на возмещение реального ущерба допустимо признать право стороны требовать изменения условий договора с учетом открывшейся информации, как если бы она была известна до заключения договора, в том числе, например, изменения покупной цены.

При подготовке договора, требующего проведения большого количества предварительных мероприятий, в том числе определенных финансовых затрат, целесообразно оформлять переговоры договором особого рода, но не предварительным.

В отличие от последнего такой договор не будет обязывать стороны (одну из сторон) заключить основной договор, что желательно явно указать в тексте соглашения.

Здесь стороны могут конкретизировать информацию, необходимую для принятия решения о заключении основного договора, предусмотреть обязанности по ее сбору, а также закрепить иные подготовительные мероприятия и распределение обязанностей по их оплате.

Целесообразно сформулировать положение о взаимной обязанности не уклоняться от ведения переговоров и не вести одновременно переговоры с конкурирующими фирмами, при этом подтвердив право каждой стороны при выполнении определенных условий отказаться от дальнейшего ведения переговоров.

Немалое значение будет иметь и взятие на себя контрагентами обязанности сохранять конфиденциальность переговоров и не разглашать ставшую известной коммерческую тайну. Установление в подобном договоре санкций за нарушение перечисленных обязанностей (в том числе в виде неустойки, с тем чтобы не доказывать размер причиненных убытков) будет способствовать укреплению договорной дисциплины сторон. Уже само согласие контрагента заключить указанное соглашение должно свидетельствовать о серьезности его намерений.

Источник: http://readly.ru/book/6769/reader/page-2/

Ссылка на основную публикацию