Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Через год в России заработает новый правовой институт – наследственный фонд. «Право.ru» рассказывает, зачем нужна эта новация и чем она отличается от зарубежного аналога – траста. Кроме того, эксперты издания пояснили, почему в существующем виде обсуждаемое нововведение выглядит «половинчатым» и как законодателю нужно отрегулировать управление подобным фондом.

Российскими законодателями взят курс на создание правовых институтов, которые используются в английском праве, говорит Михаил Кюрджев, партнер АБ «А2.Адвокаты». Идущая реформа гражданского законодательства этому подтверждение, добавляет эксперт: «В нашем праве уже появились опционы, счета эскроу и корпоративный договор».

Очередное иностранное заимствование вступит в силу уже осенью следующего года. В конце июля этого года Владимир Путин подписал закон, который предусматривает возможность создавать в России специальные наследственные фонды с 1 сентября 2018 года.

Такие образования будут использоваться для передачи имущества по наследству по аналогии с иностранными фондами.

Инициатором появления такой инициативы стала группа депутатов Госдумы во главе с Павлом Крашенинниковым. Автор идеи объяснял, что наследственныйфонд создаётся людьми, которые думают о том, как сохранить свой бизнес и кому доверить управление своими активами после смерти.

Что вводит закон

Новый закон предусматривает, что фонд будет учреждать нотариус после смерти гражданина, основываясь на завещании наследодателя.

В этом документе владельцу состояния надо указать целый ряд сведений: об учреждении наследственного фонда, утверждении его устава и условий управления, о порядке, размере, способах и сроках образования имущества фонда, а также о гражданах, назначаемых в состав органов этого образования, или порядке выбора таких лиц.

Когда наследодатель умирает – нотариус в течение трёх рабочих дней должен направить в уполномоченный госорган заявление о регистрации фонда. В этой бумаге нужно указать имя гражданина или компании, которые будут управлять фондом.

Таким образом, всё наследуемое имущество сразу после смерти владельца аккумулируется в новом правовом институте. Из этих активов или из доходов от их управления имуществом можно будет производить выплаты тем лицам, которых владелец состояния указал в завещании.

Получателями таких денег могут быть не только физические лица, но и целые компании – все зависит от воли самого наследодателя.

Если нотариус не исполняет свои обязательства, наследственный фонд может быть создан на основании решения суда по требованию управляющего активами или выгодоприобретателя.

Кроме того, они вправе оспорить действия по созданию фонда, если нотариус нарушает распоряжения наследодателя.

Устав наследственного фонда и условия управления им нельзя изменить за исключением случая, когда выгодоприобретатель признается недостойным наследником (ст. 1117 ГК).

Ликвидация фонда осуществляется на основании ст. 61 ГК, а также в связи с наступлением указанных в условиях обстоятельств или невозможностью сформировать органы управления фондом. Если в составе наследства имеется имущество, требующее управления (предприятие, ценные бумаги и т. п.), нотариус заключает договор доверительного управления этим имуществом на срок до пяти лет. 

Как работают такие институты за границей

Сейчас учреждать наследственные фонды можно во многих странах мира.

За границей, в частности, в США, Великобритании и других странах, общего права институт для таких целей называется трастом, говорит Богдан Марченков, юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

Впервые же трасты появились в Англии еще в 11 веке. В средние века передача имущества бенефициарам через такой институт стала активно использоваться как альтернатива завещанию и средство против налога на наследство.

Таким образом, английские юристы усовершенствовали форму владения имуществом: активы принадлежат трасту, но контролируются прежним владельцем состояния. Обычно за границей подобные фонды создают бизнесмены и очень богатые люди еще при жизни.

Они делают это не только для того, чтобы поддержать после своей смерти родственников, но и с целью приносить пользу обществу: средства из фонда могут тратиться в интересах конкретного университета, родного города, целой страны или даже всего человечества.

Самым известным примером такой благотворительности служит фонд Нобеля.

Самые известные иностранные наследственные фонды

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Фонд Нобеля

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Создан 29 июня 1900 года по завещанию шведского изобретателя Альфреда Нобеля.

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Учёный отвёл 94% своего состояния (31 млн шведских крон) на ежегодную выплату пяти премий: в области физики, химии, физиологии и медицины, литературы и мира.

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Базовую часть фонда инвестировали, на премии идёт только прибыль. В 2016 году размер премии составил $1,1 млн.

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Фонд Форда

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Создан 15 января 1936 года сыном Генри Форда – Эдселем Фордом, который передал фонду первые $25 000.

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

После смерти Эдселя в 1943 году и Генри в 1947 году фонд получил все их средства и активы Ford Motor Company.

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Совет попечителей из 15 человек возглавил Генри Форд-младший, внук основателя компании, новые члены избираются самим советом

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

К 1974 году фонд продал автомобильную компанию и занялся инвестициями. Сейчас Фонд Форда является одной из крупнейших благотворительных организаций в мире с активами $11,9 млрд.

Появился новый институт гражданского права – наследственный фонд

Фонд Велкома

Создан 25 июля 1936 года после смерти основателя британского фармацевтического холдинга Welcome Генри Велкома.

Все его активы перешли Welcome Trust.

Сейчас фонд работает как некоммерческая организация с активами в £18 млрд, за счёт которых спонсирует медицинские разработки.

Фонд Боша

Создан 26 июня 1964 года на основании завещания основателя немецкого концерна Bosch Роберта Боша.

Фонд владеет 92% акций концерна и финансируется за счёт его дивидендов.

С момента основания фонд предоставил грантов более чем на 1 млрд в образовании, медицине и культуре.

 

Зачем нужны российские трасты: мнение экспертов

Появление наследственных фондов в России – это очередная инициатива по «точечной модернизации» российского наследственного права, говорит старший партнер “Интеллект-С” Роман Речкин.

Он отмечает, что эта отрасль права до сих пор на 90% состоит из советского наследия. По словам эксперта, российское подобие англо-американских трастов изначально уступает зарубежным аналогам: «За границей нельзя обратить взыскание на имущество траста по долгам его учредителя.

В России же закон прямо установил, что наследственный фонд отвечает перед кредиторами наследодателя по общим правилам». Тем не менее новый институт будет в какой-то степени востребован богатыми россиянами, уверен юрист.

Кюрджев предполагает, что влиятельные бизнесмены, попавшие в санкционный список, будут использовать российские трасты.

По мнению Ольги Седовой, юриста КСК Групп, новый фонд может решить проблему наследников, когда не получается управлять бизнесом во временной отрезок между смертью владельца состояния и получением наследства.

Пока подходит такой срок, наследнику порой уже нечего получать, объясняет юрист: «Либо нечистоплотные партнеры уже все прибрали к своим рукам, либо за счет стагнации бизнес рухнул сам под действием процессов свободной конкуренции».

Алена Бачинская, адвокат «S&K Вертикаль», соглашается с коллегами, что целевая аудитория обсуждаемой инициативы – это бизнесмены и другие люди со значительными активами: «В иных случаях использовать такой фонд просто не имеет особого смысла».

Марченков видит впоявлении обсуждаемого института сразу несколько целей: 1) Профессиональное управление имуществом, переданного в такой фонд, позволяет его сохранить и даже преумножить. 2) Наследники умершего получают определенное содержание. 3) Получится предотвратить раздел наследственного имущества.

Однако этих целей можно достигнуть уже сейчас в рамках завещания и договора доверительного управления (ст. 1173 ГК), подчеркивает эксперт.

Тем не менее адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов уверен, что в ближайшие 5–10 лет обсуждаемое нововведение не будет пользоваться популярностью у российских наследодателей.

Он объясняет свой скептицизм несколькими факторами: 1) Круг состоятельных лиц, которым наследственный фонд может помочь, в нашей стране пока не достаточно широк. 2) Большинство активов таких граждан выведено за рубеж, а их российское имущество обычно укутано сетью офшоров или оформлено на номиналов.

3) Российские богачи не склонны доверять отечественным юридическим инструментам. Таким образом, мы можем заимствовать любые передовые достижения иностранной правовой мысли, но пока не изменится психология российских коммерсантов, эти нововведения так и будут существовать лишь на бумаге, резюмирует Хлюстов.

Чего не хватает российским наследственным фондам

Денис Архипов, партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»замечает, что закон предлагает половинчатое решение – только посмертные личные фонды: «А в иностранных правопорядках можно учреждать личный фонд еще при жизни наследодателя». По словам эксперта, важно, чтобы владелец состояния своими глазами увидел, как будет работать фонд после его смерти. Архипов рассказывает, что против создания прижизненных наследственных фондов возражало ГПУ Администрации Президента. Ведомство утверждало, что такие фонды могут использовать в недобросовестных целях – для уклонения от исполнения обязательств перед кредиторами наследодателя. Однако эту проблему можно решить, предоставив кредиторам дополнительные права, отмечает юрист: «А не делать полный запрет прижизненных фондов».

Проблемные аспекты работы наследственных фондов в России:

1) Необходим специальный режим налогообложения наследственного фонда и льготы для получения выгодоприобретателями имущества от фонда.

2) Каким образованием и знаниями должен обладать управляющий фондом? Как его деятельность регулируется? Или наследодатель может назначить любого достойного, по его мнению, человека? До сих пор не установлены требования к таким лицам и стандарты их работы.

3) Отсутствуют пределы ответственности управляющего фондом и критерии недобросовестности его действий.

4) Закон не вносит изменения в ФЗ «О некоммерческих организациях». Остается открытым вопрос – как будет регулироваться деятельность такого фонда с учетом обязательств, который накладываются на работу НКО.

Источник: Алина Зеленская, адвокат национальной юридической компании «Митра»

Бачинская добавляет, что закон не дает возможности супругам создать совместный наследственный фонд: «В тексте нормативного акта идет речь только о наследодателе в единственном числе».

Вместе с тем было бы логично дать такую возможность и супругам: «Они могли бы учредить фонд в отношении общих или добрачных детей».

Кроме того, принятый закон предусматривает сложный порядок образования наследственного фонда, полагает адвокат Марина Краснобаева, партнер КА «Юков и партнеры»: начиная с составления гражданином устава образования, заканчивая его государственной регистрацией с подачи нотариуса.

По мнению эксперта, такая процедура может затянуться из-за многочисленных бюрократических проблем. Да и сложно будет использовать имущество наследодателя в благотворительных целях, считает юрист: «Выгодоприобретателями от фонда могут быть либо определенные третьи лица, либо отдельные категории лиц».

Марченков отмечает, что объем нормативного регулирования обсуждаемого правового института крайне ограничен. Законодателю стоило бы отрегулировать вопрос о применении по аналогии других правовых норм к отношениям, которые связаны с деятельностью наследственных фондов, советует эксперт.

С текстом федерального закона от 29 июля 2017 года № 259-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (законопроект № 801269-6) можно ознакомиться здесь.

  • Наследство, Законопроект, Суды и судьи
  • Павел Крашенинников
  • Госдума РФ
Читайте также:  Можно ли в магазинах снимать на камеру?

Источник: https://pravo.ru/review/view/143523/

Наследственные фонды в рф: проблемы становления правового института

Такой правовой институт, как наследственный фонд, появился в российском законодательстве недавно – с внесением изменений в Гражданский кодекс, вступивших в силу с 1 сентября 2018 года [2]. Данная новелла стала очередным шагом в реформе наследственного права, направленной на постепенный уход от советских правовых норм и приведение права в соответствие с современными реалиями.

Конечно, правовой акт, функционирующий столь недолгий период времени, не может быть абсолютно совершенным и отточенным со всех сторон, потому сейчас он поднимает множество неразрешенных вопросов и вызывает дискуссии среди теоретиков и практиков.

Как и некоторые другие наследственные новеллы, традиция наследственных фондов была перенята из семей общего права. Свое начало этот институт получил в Великобритании, а стремительное продолжение приобрел в США [4], где стремление сохранить и преумножить свое дело даже после собственной смерти, является важной задачей для граждан.

Как гласит новая статья 123.20-1 Гражданского кодекса, наследственный фонд – это фонд, создаваемый во исполнение завещания и на основе имущества завещателя, осуществляющий деятельность по управлению полученным в порядке наследования имуществом этого гражданина. Основанием для создания наследственного фонда может служить только завещание, содержащее:

  • Решение о создании фонда;
  • Устав новообразующегося фонда;
  • Условия управления наследственным фондом.

По мысли авторов нововведения обязанность создания фонда возлагается на нотариуса, в производстве которого находится данное наследственное дело. Более того, заинтересованные лица могут требовать создания такого фонда в судебном порядке.

В данном положении наблюдается одно существенное отличие правил о создании наследственного фонда в России от зарубежных стран. В Великобритании наследственные фонды могут создаваться еще при жизни завещателя, а в Российской Федерации – только после смерти наследодателя.

Таким образом, российский завещатель лишен права на своеобразный «тест-драйв» создаваемой им компании, не имеет возможности наглядно увидеть весь механизм ее работы. Возможно, при таком подходе созданная им организация работала бы более качественно и эффективно.

А при нынешнем раскладе дел завещателю приходится лишь надеяться на то, что наследники смогут грамотно распорядиться его имуществом.

Из данного отличия вытекает основная проблема наследственных фондов.

Поскольку такой фонд может быть создан только после смерти завещателя, то и соответствующий орган, в обязанность которого входит регистрация подобных организаций, может узнать о его создании только после смерти, хотя при этом устав фонда прорабатывается еще до смерти лично гражданином. Поэтому многие теоретики задают вопрос: каким образом должно быть исполнено завещание, если в предложенном наследодателем уставе содержатся положения, противоречащие российскому законодательству?

Как мы знаем, наследственный фонд создается на тех условиях, которые завещатель обозначил в своем завещании, а по общим правилам наследственного права изменить его может только лично сам завещатель. На лицо коллизия: как же нотариус будет учреждать фонд, если на данных ему условиях сделать это нельзя, а изменить их он не в праве.

На наш взгляд, данную проблему необходимо решать задолго до ее появления, а именно на стадии написания самого завещания.

Вполне очевидно, что нотариус как человек с юридическим образованием (а это требование предъявляется к нему в соответствии с Основами законодательства РФ о нотариате [1]) должен так или иначе знать основные начала учреждения коммерческих и некоммерческих организаций, однако все мы понимаем, что невозможно быть отличным специалистом в разных подотраслях пусть одной и той же отрасли. Мы полагаем, что при составлении подобного рода завещаний должны быть предусмотрены консультирующие беседы с представителями от местного уполномоченного органа Министерства юстиции. Ведь в данном случае речь идет не только об установлении соответствия воли и волеизъявления завещателя, но и о грамотном, юридически точном ее оформлении.

Разбирая данную тему, следует обратиться к еще одному источнику – Федеральному закону «О некоммерческих организациях» [3].

Статья 7 данного закона говорит о том, что любой фонд учреждается на основе добровольных имущественных взносов и должен при этом преследовать общественно полезные цели.

При этом фонд не лишен права заниматься предпринимательской деятельностью, но только в том случае, если такая деятельность соответствует целям фонда и необходима для их достижения.

Таким образом, законодатель ставит еще одно серьезное условие и для наследственного фонда: кем бы он ни был организован, фонд не может преследовать коммерческую цель.

Пожалуй, одним из самых ярких примеров наследственных фондов является фонд Альфреда Нобеля, основанный в 1900 году. В своем завещании Нобель указывал, что его деньги должны быть использованы для присуждения ежегодных премий в определенных областях.

Сейчас Нобелевский фонд представляет из себя инвестиционную компанию, основная цель которой – сохранение и преумножение завещанного имущества, которое ежегодно гарантирует выплаты Нобелевской премии [5].

Вот уже сто с лишним лет данный фонд функционирует и развивается благодаря наследникам ученого.

Так же стоит отметить, что законодатель не дает точного ответа на следующий вопрос: как должен быть организован фонд, если указанное в завещании лицо откажется войти в состав органов фонда? Ведь Гражданский кодекс предусматривает для любого человека права отказа от наследства, а права и обязанности по учреждению организации так же могут быть расценены как часть наследуемой массы. Как в таком случае должен поступать тот же нотариус, если на него возложена обязанность учредить фонд, выгодоприобретатели требуют его создания в судебном порядке, а все лица, указанные в составе органов фонда, отказываются от участия в нем? На лицо еще одна коллизия, в которой опять же в проигрыше оказывается нотариус.

С одной стороны мы понимаем, что наследственный фонд  имеет своей целью сохранить, преумножить и направить на благие цели имущество умершего, а значит, он назначит в число руководителей фонда людей, неоднократно проверенных, тех, кому он сможет доверить такую ношу.

А с другой стороны, невозможно исключить ситуацию, когда завещатель может ошибиться в своем выборе и так и не узнать об этой ошибке.

В связи с чем, мы снова приходим к выводу о том, что при составлении данного завещания невозможно избежать тех или иных договоренностей между завещателем и наследниками.

Но здесь на лицо совсем другое положение Гражданского кодекса, а именно часть 2 статьи 1119, в соответствии с которой завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, изменении или отмене своего завещания. Более того, на нотариуса и других лиц, причастных к процессу составления завещания, налагается обязанность хранить тайну завещания.

Таким образом, подводя итог нашей работе, мы можем сделать следующие выводы.

Бесспорно, создание в российских правовых реалиях подобного института – это безусловный шаг вперед в развитии наследственного права. Однако, как и во всех молодых институтах, в нем еще много «сырых» мест, неточностей и частей, требующих определенной доработки.

Создание наследственных фондов – очень важных шаг в сохранении частного имущества, предотвращении его дробления при наследовании и рационального использования далеко не одним поколением наследников.

На наш взгляд, сама по себе возможность создания таких фондов – прекрасный шанс для продолжения полезных начинаний завещателя, который по тем или иным причинам мог не добиться тех результатов, которые ставил перед собой в жизни.

А потому представляется очень важным факт развития и совершенствования данных фондов, ведь при ненадлежащем регулировании не может идти речь о грамотном практической применении. Бесспорно, данная новелла способна существенно преобразить не только наследственное право, но и общество, в котором она существует тоже.

Список литературы:

Источник: https://sibac.info/journal/student/44/126402

Наследственный фонд как новелла гражданского законодательства

В.В.Лукьяненкова, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права и гражданского процесса Смоленского филиала Международного юридического института

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы создания наследственного фонда в Российской Федерации. Отмечаются трудности в определении порядка создания фонда, порядка формирования органов его управления, а также дальнейшего формирования его имущественной базы и осуществления деятельности.

Ключевые слова: наследственный фонд, реформирование наследственного законодательства, завещание, наследство.

Современную реформу наследственного права в Российской Федерации обусловили исторические обстоятельства, связанные с политическими, экономическими, социальными и духовными устоями в российском обществе.

Данная реформа является необходимой частью обновления всей правовой системы страны, которая должна отражать задачи и перспективы в коренном реформировании экономики, государства и общества. Проблемы совершенствования норм российского наследственного права обсуждаются уже не первый год. Изначально законопроект, появившийся в 2015 г.

, предполагал пересмотр целого ряда принципиальных моментов в существующей системе, что вызвало ряд замечаний со стороны экспертов научного и юридического сообщества.

В 2017 г. Президент России В.В. Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации1, которым внесены изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации, имеющие своей целью сформировать в России новую концепцию наследственного права.

Инициатором законопроекта явилась группа депутатов Государственной Думы во главе с П.В. Крашенинниковым.

В частности, законопроект предусматривал появление частных фондов, введение наследственных договоров и совместных завещаний, возможность установления режима общности имущества супругов, а также совершенствование мер управления наследством.

Принятию закона предшествовало активное обсуждение предлагаемого документа со стороны юридического сообщества.

Критический отзыв был направлен Федеральной палатой адвокатов, подробно изложившей свои позиции вопросу предлагавшихся поправок в ГК РФ и указывающей на отсутствие необходимости изменения самой концепции наследственного права, так как заявленные авторами поправок цели «вполне могли быть реализованы в рамках действующего законодательства» .

Критика предлагаемых изменений звучала и со стороны представителей нотариата, отмечавших, что в предлагаемом проекте отсутствует необходимый инструментарий, делающий невозможной практическую применимость норм законопроекта .

Тем не менее закон был принят, следствием чего явилось фактическое расширение наследственных прав граждан; упрощение процедуры принятия наследства; а также предоставление супругам возможности по составлению совместных завещаний.

Кроме того, нормы закона закрепили возможность создания наследственного фонда, призванного осуществлять деятельность по управлению полученным в порядке наследования имуществом гражданина в соответствии с условиями управления наследственным фондом. Вступили в силу с 1 сентября 2018 г.

нормы, предусматривающие возможность создания гражданином наследственного фонда.

Конструкция фонда встречается в европейских странах (Германия, Швейцария, Люксембург), хотя в моделях фонда можно увидеть различия, обусловленные особенностями правовых систем .
Фонд является особой организационно-правовой формой юридического лица, которое управляет имуществом в интересах других лиц. Сторонами фонда являются:

  • 1) учредитель (лицо, образовавшее фонд, пожертвовав ему имущество в виде наличных денег, акций, облигаций, недвижимости, частного бизнеса или других имущественных ценностей);
  • 2) бенефициар (выгодополучатель);
  • 3) доверенное лицо (один человек или учреждение, контролирующее использование средств, вырученных за счет вложенного дарителем имущества, во благо бенефициара).
Читайте также:  Закрытие ип через мфц - пошаговая инструкция

Работает эта конструкция следующим образом: учредитель фонда передает свои средства доверенному лицу для того, чтобы оно владело данным имуществам, заключало сделки в интересах учредителя либо для достижения определенной цели .

Основной идеей фонда является то, что учредитель может предоставить определенные имущественные выгоды фонда другому физическому или юридическому лицу.

Кроме того, в рамках данной конструкции предусматривается долгосрочная материальная помощь.

Можно говорить о существовании двух основных конструкций фондов: фонды, создаваемые при жизни наследодателя, и посмертные фонды.

Первый вариант предполагает создание при жизни наследодателя юридического лица – фонда, где наследодатель выступает в качестве учредителя, определяя цели его деятельности и наделяя его имуществом.

Во втором варианте лицо, которое учредило фонд, остается собственником своего имущества до самой своей смерти, а решение о создании фонда включается в текст распоряжения на случай смерти (обычно – завещания) .

Согласно п. 1 ст. 123.

20-1 ГК РФ, наследственным фондом признается создаваемый во исполнение завещания гражданина и на основе его имущества фонд, осуществляющий деятельность по управлению полученным в порядке наследования имущества этого гражданина бессрочно или в течение определенного срока в соответствии с условиями управления наследственным фондом. Автор федерального закона Павел Крашенинников отмечает: «Наследственный фонд становится одним из наследников наряду с указанными в завещании гражданами или организациями, или наряду с наследниками по закону. Такое правило обеспечивает защиту интересов кредиторов умершего, которые смогут предъявить требования ко всем принявшим наследство наследникам, включая наследственный фонд. А еще таким образом защищаются права несовершеннолетних детей наследодателя и других наследников, имеющих по закону право на обязательную долю имущества, выдаваемого им вне зависимости от завещания» .

Особое внимание стоит обратить на перечень документов, требующихся для создания наследственного фонда: помимо завещания, выражающего волю наследодателя о создании фонда, требуется решение завещателя о создании наследственного фонда, устав фонда и документ, который будет регулировать условия управления наследственным фондом. Однако условия управления наследственным фондом не могут быть оглашены одновременно с текстом завещания о его создании после смерти наследодателя. Условия управления фондом доводятся лишь до лиц, входящих в состав органов фонда, а также могут быть раскрыты только выгодоприобретателям.

Устав и условия управления наследственным фондом могут быть изменены после создания фонда лишь на основании суда по требованию любого органа фонда в случаях, если управление наследственным фондом стало невозможно на прежних условиях по обстоятельствам, возникновение которых при создании фонда нельзя было предполагать, а также в случае, если будет установлено, что выгодоприобретатель является недостойным наследником и данное обстоятельство не было известно в момент создания наследственного фонда.

После смерти наследодателя нотариус, у которого было заведено наследственное дело, в течение трех рабочих дней со дня открытия наследства обязан направить в уполномоченный государственный орган заявление о государственной регистрации наследственного фонда и решение завещателя об учреждении фонда. В случае неисполнения нотариусом данной обязанности наследственный фонд может быть создан на основании решения суда по требованию душеприказчика или выгодоприобретателя .

В отношениях, которые возникают в связи с созданием и осуществлением деятельности наследственного фонда, участвуют: нотариус, у которого заведено наследственное дело; выгодоприобретатели и другие лица, которым подлежит передача имущества из наследственного фонда, душеприказчик, наследники.

Деятельность наследственного фонда, как и любого юридического лица, прекращается путем реорганизации, ликвидации и прекращения недействующего юридического лица путем его исключения из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа (ст. 21.1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» ).

Данный Федеральный закон активно обсуждался 29 марта на международной научно-практической конференции «Российский нотариат: 25 лет на службе государству и обществу», которую организовали Федеральная нотариальная палата и юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, и породил немало дискуссий. Президент Федеральной нотариальной палаты К.

Корсик отметил, что «возникает ряд острых вопросов в части правоприменения этих новелл. И сегодня есть соответствующий законопроект о внесении изменений в Основы законодательства о нотариате, регламентирующий деятельность нотариусов именно в этой сфере – создания наследственных фондов.

Надеюсь, что этот законопроект будет в ближайшее время принят» .

Профессор МГУ Н.

Козлова обратила внимание на целый ряд вопросов, которые законодательством пока не урегулированы: само создание наследственного фонда, а также кто сможет вносить изменения при наличии каких-либо ошибок или неточностей в уставе данного фонда; неясные цели создания фонда; порядок управления наследственным фондом; природа прав выгодоприобретателя.
Также профессор отметила, что, возможно, потребуется принять отдельный закон о наследственных фондах в связи с тем, что несколько статей в действующем Гражданском кодексе не смогут урегулировать все вопросы данного правового института .

Как правило, за рубежом такие фонды создают бизнесмены и очень богатые люди. При этом делается это не только для того, чтобы поддержать после своей смерти родственников.

Нередко они движимы желанием приносить пользу обществу: средства из фонда могут тратиться в интересах родного университета, города, страны или всего человечества. Самые известные наследственные фонды – Нобеля, Форда, Боша.

Российская концепция фондов, как вытекает из положений закона, предоставляет гражданам с их помощью осуществлять благотворительную деятельность и после их смерти.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что данный новелла будет интересна для предпринимателей, владеющих крупным капиталом. При постоянно расширяемом санкционном списке, он будет способствовать сохранению активов внутри страны и развитию российской экономики. Однако требуется целый ряд доработок и изменений текущего гражданского и налогового законодательства.

Однако сегодня в нашей стране не так много желающих создать подобный фонд в благотворительных целях, в связи с этим востребованность данной правовой конструкции невысока.

Приводятся и иные доводы в пользу отсутствия острой необходимости в предложенной новелле.

Особое внимание следует уделить тому, смогут ли наследники принять непосредственное участие в управлении фондом после смерти его основателя. Так, если наследник не является полностью дееспособным (например, не достиг совершеннолетия), то возглавить фонд он не сможет.

При этом велика вероятность возникновения проблем при выборе будущего руководителя, так как он должен пользоваться доверием основателя фонда, а также не злоупотреблять своим положением.

Таким образом, использование конструкции фонда требует высокого уровня правовой культуры лиц, задействованных в этом механизме .

Помимо названных недостатков с внедрением наследственных фондов встает проблема, связанная с ограничением прав третьих лиц – кредиторов и обязательных наследников.

Отметим, что законопроектом было установлено положение, согласно которому условия управления фондом не могут быть изменены после смерти гражданина, выступавшего в роли учредителя фонда (поправка к ст. 123.17 ГК РФ). В этой связи представляется справедливым замечание С. В.

Смирнова о том, что обозначенное предложение не согласуется с нормами наследственного права . Если речь идет о смерти гражданина — учредителя фонда, то данный запрет, безусловно, адресован наследникам покойного учредителя фонда.

Из этого следует, что авторы законопроекта считали возможным переход в порядке наследования прав учредителя фонда.

Однако российское гражданское право не предусматривает наследования какого-либо имущества или имущественных прав скончавшихся учредителей (участников, членов) некоммерческих организаций, созданных в любых организационно-правовых формах, в отличие от коммерческих организаций, где в случае смерти акционеров или участников иных хозяйственных обществ акции (доли, паи) переходят по наследству. Фонд является некоммерческой организацией, поэтому, согласно ст. 123.18 ГК РФ, учредители не имеют имущественных прав в отношении созданного ими фонда и не отвечают по его обязательствам.

Таким образом, представляется, что конструкция фонда может использоваться как факультативный механизм для передачи объемного и различного по содержанию имущества (в частности, при наследовании бизнеса). В контексте всего вышесказанного рассматриваемая новелла требует детальной доработки в целях предотвращения правовых коллизий и проблем правоприменения.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИМ СПИСОК

1. Федеральный закон от 29.07.2017 № 259-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2017. № 31 (ч. I). Ст. 4808.
2. Ахметзянова Г.Н.

Юридическая конструкция наследственного фонда и перспективы его развития // Ученые записки Казанского филиала «Российского государственного университета правосудия». 2018.Т. 14.
3. Зеновина Е. Наследственные фонды: первые вопросы о не вступивших в силу нормах ГК РФ // http://www.garant.ru /news/1188567/ (Дата обращения 04.10.2018).
4. Карташов М.А. Наследственный фонд: новое российское законодательство и иностранный опыт // Современное право. 2017. № 10.

5. Калашникова В.С. Наследственный фонд: некоторые аспекты правового регулирования // Синергия Наук. 2018. Т. 2. № 23.

  1. Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 4 (67) 2018

Источник: https://zakoniros.ru/?p=32678

Новеллы российского наследственного законодательства

В российском наследственном законодательстве происходят масштабные реформы: в 2018-2019 гг. в 3 части Гражданского Кодекса РФ появляются новые конструкции, которые раньше не были известны российскому наследственному праву.

Так, 1 сентября 2018 года в российское законодательство введён новый гражданско-правовой институт – Наследственный фонд.

Появление данного института определило возможность российских граждан путем составления завещания передать личное имущество под управление специально назначенному физическому или юридическому лицу, направляя все получаемые доходы заранее определённому выгодоприобретателю.

Очевидно, данная конструкция является аналогом траста, используемого преимущественно в англо-саксонских странах. Главным отличием наследственного фонда, однако, является возможность его учреждения лишь посмертно. Необходимо отметить, что по своему правовому статусу наследственный фонд приравнивается к наследникам и «наследует» указанное наследодателем имущество в общем порядке.

  • В наследственный фонд может быть внесено любое имущество наследодателя, в том числе наличные и безналичные деньги, документарные и бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права.
  • Для создания наследственного фонда лицу необходимо составить решение о его учреждении, являющееся частью завещания, в котором должны присутствовать следующие сведения:
  • • об учреждении наследственного фонда;
    • об утверждении лицом устава наследственного фонда, а также условий управления наследственным фондом;
    • о порядке, размере, способах и сроках образования имущества наследственного фонда;
  • • о лицах, назначаемых в состав органов данного фонда, или о порядке определения таких лиц.
  • Таким образом, создавая фонд, лицо вправе самостоятельно определять сроки его существования, имущество, передаваемое в фонд, порядок управления имуществом фонда, а также распределения полученной прибыли.

Институт наследственного фонда является удобным инструментом для сохранения и предотвращения размывания активов наследодателя после его смерти.

Стоит заметить, что законодательная база, регулирующая данный институт, ограничивается несколькими статьями Гражданского Кодекса РФ, что представляется недостаточным, так как некоторые правовые вопросы требуют более детальной проработки, что говорит о необходимости принятия отдельного федерального закона.

Читайте также:  Договор аренды автомобиля между физическими лицами

Кроме того, с 1 июня 2019 г. в российском законодательстве появятся такие конструкции, как совместное завещание и наследственный договор.

  1. Совместное завещание позволяет супругам при наличии обоюдного волеизъявления cледующее:
  2. • завещать общее имущество супругов любым лицам;
    • завещать имущество каждого из супругов любым лицам;
    • любым образом определять доли наследников в указанных наследственных массах;
    • определять имущество, входящее в наследственную массу каждого из супругов, если это не нарушает права третьих лиц;
    • лишать наследства наследников по закону;
  3. • включать в завещание иные завещательные распоряжения.
  4. Появившиеся возможности позволят, в частности, передавать все бизнес-активы, находящиеся в совместной собственности, в пользу одного выбранного наследника (в том числе, возможно передать все совместное имущество по совместному завещанию и в наследственный фонд).

Таким образом, данный институт направлен на решение той же проблемы, что и наследственный фонд – сокращение рисков по размыванию активов.

Отметим, что совместное завещание, тем не менее, по-прежнему не позволяет ограничить распределение долей в пользу обязательных наследников, таким образом, полной передачи имущества в пользу одного лица, скорее всего, добиться будет невозможно (обязательный наследник не получит обязательную долю только в случае, если он будет выгодоприобретателем наследственного фонда, однако, он обладает правом на отказ в пользу получения доли).

Основным риском в отношении совместных завещаний, на данный момент, можно считать возможность для каждого из супругов отменить совместное завещание, в том числе, после смерти другого супруга.

На данный момент неясно, касается ли такая отмена завещания только общего имущества или же оно способно и отменить завещание в части отдельного имущества уже умершего супруга (представляется, однако, что это невозможно, так как это нарушало бы волеизъявление умершего лица).

В любом случае, сама возможность такой отмены совместного завещания без возможности учета воли умершего супруга представляется крайне спорным решением.

Таким образом, положения об отмене совместного завещания, безусловно, обладают большой востребованностью, но одновременно нуждаются в дальнейших разъяснениях. Без них применение института совместного завещания представляется ограниченным ввиду наличия упомянутых значительных рисков.

Наконец, наследственный договор представляет возможность наследодателю заключить с любым из избранных наследников соглашение, условия которого определяют круг наследников и порядок перехода прав на имущество после его смерти к сторонам договора или к пережившим третьим лицам.

Особенностью такого договора является возможность предусмотреть обязанность для контрагента совершить какие-либо действия имущественного или неимущественного характера, в том числе при жизни наследодателя.

Таким образом, наследодатель может в течение своей жизни получать от контрагента по наследственному договору некоторые определенные имущественные и неимущественные предоставления или услуги в обмен на обещание передать определенное в договоре имущество по наследству после смерти наследодателя.

Проблема закрепленной конструкции заключается в возможности наследодателя свободно распоряжаться имуществом, обещанным в качестве наследства. Наследник может исполнять обязанности по договору в течение длительного срока и в итоге остаться без обещанного наследства.

Более того, наследодатель имеет право отказаться от договора в одностороннем порядке в любой момент, возместив только убытки, понесенные контрагентом при исполнении наследственного договора (скорее всего, только реальный ущерб).

Договорная конструкция в таком виде представляется несбалансированной и ставящей контрагента по наследственному договору в крайне рискованное положение, поэтому в текущей редакции ее использование предполагается исключительно в целях защиты интересов наследодателя.

Таким образом, российское наследственное законодательство проходит через этап больших реформ.

Новые конструкции существенно расширяют свободу усмотрения наследодателей по распоряжению имуществом после своей смерти и позволяют им предпринять меры, направленные, в частности, на защиту принадлежащего им имущества от размытия.

Вместе с тем, появившиеся конструкции требуют доработки в виде законодательных поправок или разъяснений от правоприменительных органов.

Настоящий обзор подготовлен в ознакомительных целях, не представляет собой исчерпывающего перечня и не должен заменять юридическую консультацию. При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.

За дополнительной информацией, пожалуйста, обращайтесь к управляющему партнеру Андрею Данилову.

Источник: http://danilovpartners.com/ru/publikacii/novelly-rossijskogo-nasledstvennogo-zakonodatelstva/

Правовые предпосылки внедрения института наследственного фонда в гражданское право России

Турбина Е. В. Правовые предпосылки внедрения института наследственного фонда в гражданское право России // Молодой ученый. — 2018. — №49. — С. 180-182. — URL https://moluch.ru/archive/235/54526/ (дата обращения: 19.09.2019).



Институт наследственного фонда официально появился в правовой системе нашей страны с 01 сентября 2018 года. Вместе с тем предпосылки к его появлению в отечественной правовой системе сформировались уже давно. На некоторые из них неоднократно указывал сам доктор юридических наук, профессор Павел Владимирович Крашенинников, стоящий у истоков рассматриваемой гражданско-правовой реформы.

Первая предпосылка, которую следует рассмотреть подробнее, связана с необходимостью реакции законодателя на проблему так называемого «лежачего наследства». Суть ее в том, что на законодательном уровне был и остается установлен шестимесячный срок принятия наследства (ст.

1154 ГК РФ), в течение которого бизнес, который может являться частью наследственной массы, фактически парализуется. П. В. Крашенинников отмечает, что: «… за эти полгода с активами может произойти все, что угодно» [1].

Это объясняется тем, что наследство в течение этого срока как бы никому не принадлежит, а без контроля и управления, а также без регулярного мониторинга и оперативного принятия важных в рамках текущего управления компанией решений от имущества наследодателя за 6 месяцев могут остаться только долги.

«… Либо нечистоплотные партнеры уже все прибрали к своим рукам, либо за счет стагнации бизнес рухнул сам под действием процессов свободной конкуренции» [2], подчеркивает юрист О. Седова.

Подтверждает подобные суждения юристов и судебная практика, в которой подчеркивается особая опасность и сложность ситуаций открытия наследства после одинокого человека, где не исключен период «лежачего наследства», в отношении которого возможны кража и мошенничество [3].

Таким образом, создание наследственного фонда — это способ сохранения и развития бизнеса и других активов. Он позволяет сразу после смерти наследодателя передать имущество в управление фонду и таким образом избежать потерь в период между датой смерти наследодателя и получением свидетельства наследником.

Вторая важная предпосылка появления рассматриваемого инструмента в российском законодательстве — это необходимость борьбы с выводом крупных российских активов в оффшорные зоны. П. В.

Крашенинников подчеркивает, что: «Ранее российские предприниматели вынуждены были переводить свои активы за рубеж, чтобы учредить такой фонд или траст» [4].

Соответственно, сейчас бизнесмены смогут оставлять бизнес в России, сохраняя здесь капиталы, рабочие места, развивая отечественную экономику. Предполагается, что эта новелла будет способствовать повышению привлекательности российской юрисдикции.

Тем не менее представители юридического сообщества считают, что наследственные фонды еще 5–10 лет не будут пользоваться популярностью у российских наследодателей. Так, адвокат П.

Хлюстов (коллегия адвокатов «Барщевский и партнеры») объясняет свой скептицизм несколькими факторами: «Во-первых, круг состоятельных лиц, которым наследственный фонд может помочь, в нашей стране пока недостаточно широк.

Во-вторых, российские богачи не склонны доверять отечественным юридическим инструментам» [5].

Профессор В. В. Гущин и кандидат юридических наук А. В. Добровинская в поддержку позиции, касающейся невостребованности рассматриваемой новеллы у бизнесменов, указывают на то, что: «Цель принятого закона о наследственных фондах может быть достигнута и другими правовыми средствами, предусмотренными ГК РФ, как в рамках завещания, так и в договоре доверительного управления» [6, с. 22].

Таким образом, можно прийти к выводу, что заимствование любых передовых достижений иностранной правовой мысли существенным образом не повлияет на целевой круг российских граждан до тех пор, пока не изменится их психология. Однако о реальных результатах внедрения наследственных фондов в отечественный гражданский оборот можно будет судить лишь тогда, когда практика их применения в нашей стране окончательно сформируется.

Косвенной предпосылкой появления в отечественной правовой доктрине наследственных фондов можно назвать необходимость совершенствования и актуализации действующего законодательства, приведения его в соответствие с реальными потребностями современного гражданского общества. По этому поводу старший партнер компании «Интеллект-С» Р. Речкин отмечает, что: «… эта отрасль права [имеется в виду наследственное право] до сих пор на 90 % состоит из советского наследия» [7].

На необходимость модернизации действующих норм, касающихся порядка распоряжения и наследования имущества, указывает и сам законодатель в Пояснительной записке к законопроекту о внесении изменений в ГК РФ: «Необходимость введения в российское наследственное право указанных новелл продиктована стремительным развитием экономических отношений, усложнением состава наследственной массы в большинстве случаев наследования, а также все большим вовлечением российских граждан в предпринимательские отношения» [8].

И это действительно так. Ведь законодательство о наследовании долгое время с момента вступления в силу третьей части ГК РФ не претерпевало существенных изменений и, казалось, вовсе оставалось без внимания законодателя.

При этом фактические наследственные правоотношения, как и любые другие, с течением времени менялись, подстраиваясь под потребности развивающегося российского общества.

Менялся и состав наследственной массы: виды наследуемого имущества со временем стали разнообразнее и сейчас уже требуют различного правового регулирования прав собственности на него.

И еще одной причиной, в некотором смысле объясняющей внедрение наследственных фондов в правовую систему нашей страны, является необходимость развития благотворительности. На это, в частности, указывает профессор Л. В. Щенникова [9, с. 4], ссылаясь на аналогичные фонды, используемые в зарубежных правовых системах именно с благотворительной целью.

Таким образом, наследственный фонд является новеллой отечественного гражданского законодательства. Ранее подобные конструкции или какие-либо его аналоги не использовались в гражданском обороте нашей страны.

В связи с этим возникали определенные проблемы, связанные с невозможностью нормального функционирования бизнеса наследодателя в течение 6 месяцев после его смерти (лежачее наследство).

Решение этой проблемы отечественные бизнесмены находили в выводе своих капиталов в оффшорные зоны за рубеж, что, несомненно, наносило определенный урон экономике нашей страны.

Конечно, сейчас нет абсолютной уверенности, что наследственный фонд будет востребован у представителей бизнес-сообщества, практика, по которой можно делать какие-то достоверные выводы, еще не сформировалась, институту требуется время, чтобы войти и «прижиться» в гражданском обороте России, но уже точно можно сказать, что такой фонд — это адекватный ответ на потребности более развитого относительно времени принятия части третьей ГК РФ, усовершенствованного гражданского общества.

Литература:

  1. Наследство до востребования // Российская газета. URL: https://rg.ru/2017/07/31/krasheninnikov-nasledstvennyj-fond-novyj-sposob-upravleniia-imushchestvom.html (дата обращения: 16.08.2018).

Источник: https://moluch.ru/archive/235/54526/

Ссылка на основную публикацию