Очередные изменения в гк рф: понятие «цифровые права» и новые нормы о сделках и договорах

Очередные изменения в ГК РФ: понятие «цифровые права» и новые нормы о сделках и договорах

С 1 октября 2019 года вступит в силу Федеральный закон от 18.03.2019 N 34-ФЗ (далее — Закон N 34-ФЗ), который предусматривает ряд нововведений в ГК РФ. Целью закона является закрепление базовых положений для регулирования рынка новых «цифровых» объектов экономических отношений (в частности, криптовалюты), а также для совершения и исполнения сделок в цифровой среде.

Цифровые права

Появится новый объект гражданских прав — цифровые права, которым будет посвящена отдельная статья ГК. Цифровыми признаются права, содержание и условия осуществления которых определяются по правилам информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.

  • При этом:
  • — цифровые права должны быть названы в таком качестве в законе;
  • — осуществление таких прав, распоряжение или ограничение распоряжения ими возможны только в информационной системе;
  • — по общему правилу обладателем цифрового права считается лицо, которое может им распоряжаться;
  • — переход цифрового права по сделке не требует согласия должника;
  • — прямо допускается оборотоспособность цифровых прав (к ним будут применимы общие положения о купле-продаже).
  • Создание цифровых прав, сфера их использования и особенности оборота будут определяться федеральными законами, разрабатываемыми с участием Банка России, Минфина, Минэкономразвития и иных ведомств.
  • Электронная форма сделки

Изменятся правила о письменной форме сделки: к ней приравнено совершение сделки с помощью электронных и иных технических средств.

Для совершения сделки в электронной форме необходима возможность воспроизвести ее содержание в неизменном виде на материальном носителе, а также достоверно определить волеизъявляющее лицо.

При этом специальный способ определения лица может быть установлен в правовых актах или соглашении сторон.

  1. Предполагается, что нововведения позволят не только создать основу для заключения смарт-контрактов, но и упростить совершение многих односторонних сделок.
  2. Смарт-контракты
  3. Вводится норма об использовании так называемых смарт-контрактов: по условиям сделки возникающие из нее обязательства могут исполняться без отдельного волеизъявления сторон путем применения информационных технологий.

Напоминаем, что в тексте пояснительной записки механизм действия смарт-контрактов объяснялся следующим образом. После идентификации пользователей в информационной системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы.

Лицо, приобретающее цифровое право, получит этот объект автоматически при наступлении определенных обстоятельств. Сделка будет исполнена без дополнительных распоряжений сторон: у продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги.

Таким образом, воля лица, направленная на заключение договора, включает в себя и волю, направленную на исполнение обязательства.

Прочие изменения

Источник: http://www.Consultant.ru/news/2/

Гк рф изменили. что нужно знать о цифровых правах

Очередные изменения в ГК РФ: понятие «цифровые права» и новые нормы о сделках и договорах Illustration: Sarah Grillo/Axios

Что случилось?

Президент России подписал Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

В чем суть документа?

Поправками к объектам гражданских прав отнесены цифровые права, закреплён ряд базовых положений, касающихся оборота цифровых прав, уточнены положения ГК РФ о форме сделок, в том числе договоров, в части электронных сделок.

Зачем потребовались такие поправки?

Поправки приняты с целью закрепления в гражданском законодательстве нескольких базовых положений и подготовки к последующему принятию законов о цифровых финансовых активах (криптовалюте и токенах) и краудфандинге (привлечении инвестиций через электронные площадки).

Сейчас проекты этих законов ждут второго чтения.

Всё это позволит осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений, обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде.

Фактически эти новые объекты создаются и используются уже сейчас, в том числе российскими гражданами и юридическими лицами, но российским законодательством не регламентируются напрямую.

В связи с этим участники гражданского оборота, приобретающие такие объекты, могут оказаться незащищёнными.

Кроме того, без правовой защиты могут оказаться и третьи лица, кредиторы названных участников, наследники и т.п.

Что такое цифровые права?

Цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы. Признаки, которым должна отвечать такая информационная система, будут установлены законом.

Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Документ не приводит примеров таких прав, но они есть в проекте закона о краудфандинге.

Согласно этому проекту, инвестор сможет приобрести токен, который предоставит ему право требовать:

  • передачи какой-либо вещи;
  • выполнения работ, оказания услуг;
  • размещения ценных бумаг по определенной цене.

Можно ли будет расплачиваться цифровыми деньгами?

Положения о цифровых деньгах, содержавшиеся в тексте проекта рассматриваемого закона, принятого в первом чтении, были исключены при его подготовке ко второму чтению. Изначально предусматривалось право расплачиваться криптовалютой.

Как урегулированы электронные сделки?

В ГК РФ появится новое правило о письменной форме сделки. Она будет считаться соблюдённой, если сделку совершили с помощью электронных или других технических средств.

Правило будет работать при условии, что можно:

  • воспроизвести содержание сделки в неизменном виде на материальном носителе (например, распечатать на бумаге);
  • достоверно определить контрагентов.

Пример такой сделки — купля-продажа товаров через интернет-магазин.

Что ещё принёс Закон?

Поправками предусмотрено, что договор номинального счёта, договор страхования могут быть также заключены путём составления одного электронного документа, подписанного сторонами, или обмена электронными документами.

Кроме того, установлен запрет составления завещания с использованием электронных либо иных технических средств.

Когда Закон № 34-ФЗ вступает в силу?

Документ вступит в силу 1 октября 2019 года.

Будут ли новые нормы иметь обратную силу?

Нет, новые положения будут применяться к правоотношениям, возникшим после их введения в действие. По правоотношениям, возникшим до этого момента, они будут применяться к тем правам и обязанностям, которые возникнут после вступления поправок в силу.

Все семинары по теме Гражданское право, ГК РФ

Источник: https://www.klerk.ru/buh/articles/484001/

"Цифровые права" прописали в Гражданском кодексе

Госдума РФ приняла в третьем чтении законопроект «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

В законопроекте закреплено понятие «цифровые права», внесена определенность в сферу использования «самоисполняемых сделок» (смарт-контрактов), а также обработки Big Data.

Кроме того, оформление сделок с помощью электронных средств приравнивается к простой письменной форме сделки.

Федеральный закон (ФЗ) вступает в силу с 1 октября 2019 г. Положения Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу ФЗ.

Законопроект дает такое определение понятия «цифрового права»: «Цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Обладателем цифрового права признается лицо, которое в соответствии с правилами информационной системы имеет возможность распоряжаться этим правом. Переход цифрового права на основании сделки не требует согласия лица, обязанного по такому цифровому праву».

 В документе сказано, что письменная форма сделки считается соблюденной в случае совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки.

При этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Договор страхования может быть также заключен путем составления одного электронного документа, подписанного сторонами, или обмена электронными документами либо иными данными.

В проекте ФЗ установлено, что не допускается составление завещания с использованием электронных либо иных технических средств.

Законопроектом регулируется сбор и обработка значительных массивов обезличенной информации (big data), для чего в Гражданский кодекс вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации, расширяется понятие базы данных, а также закрепляется, что согласно интересам сторон сделки, договором может предусматриваться обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация может быть раскрыта третьим лицам.

В документе сказано, что выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (например, путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в сети интернет) будет приравнено к простой письменной форме сделки. Это закладывает основу для заключения того, что в обиходе называют «смарт-контракт», но также позволяет и упростить совершение целого ряда односторонних сделок.

В первоначальной версии законопроекта предлагалось ввести понятие «цифровые деньги» (криптовалюта) и закрепить главное правило, что законным средством платежа они не являются. В последней редакции его нет. Однако криптовалюту вывели в отдельный законопроект «О цифровых активах».

Ассоциированный партнер Rödl & Partner Татьяна Вуколова сказала корреспонденту ComNews, что нововведения можно оценить скорее как позитивные. «В любом случае это большой шаг в сторону упорядочивания взаимоотношений профессиональных участников рынка и граждан.

Наконец закреплены понятия «цифровые права», внесена определенность в сферу использования «самоисполняемых сделок».

Теперь понятно, что смарт-контракт не является отдельной сделкой — это всего лишь условие об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора», — сказала она.

Татьяна Вуколова отметила, что становятся более понятными правила игры в сфере больших данных. «Новая статья 783.1 ГК предусматривает конструкцию договора об оказании услуг по предоставлению информации.

Договором может быть указана обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация может быть раскрыта третьим лицам. В любом случае «живучесть» данных положений еще предстоит опробовать на практике, в том числе и судебной.

Не исключено, что новые положения ГК еще претерпят ряд изменений в будущем», — отметила она.

Основатель и владелец юридической фирмы «Катков и партнеры», член Совета ТПП РФ по ИС Павел Катков оценивает этот законопроект позитивно.

«Само его наличие говорит о том, что законодатель готов говорить о категориях цифрового рынка и признавать их легитимность, что цифровому рынку, бесспорно, пойдет только на пользу.

Гораздо хуже было бы замалчивание наличия этих категорий, либо отсутствие единообразия вплоть до полярности суждений, как это было с криптовалютой.

Что касается big data и активизации этого рынка, то любое упрощение сделок ведет к более активному обороту на рынках, на которых осуществляются эти сделки, они для того и упрощаются. Поэтому если закон реально даст возможность заключения так называемых цифровых сделок, то это интересно и будет стимулировать гражданский оборот в этой сфере», — прокомментировал Павел Катков.

Член совета директоров AT Consulting Антон Немкин отметил, что на законодательном уровне базовые понятия цифровой экономики должны быть закреплены — это позволит избежать разночтений, даст возможность рынку развиваться дальше.

 «Какие-то определенные выводы можно будет сделать, когда закон начнет исполняться, так как от этого зависит очень многое. Но инициатива сама по себе хорошая. Возможно, закон подтолкнет участников к использованию смарт-контрактов.

Это особенно хорошо для небольших организаций, которые с его помощью смогут себя защитить от ряда проблем, например, связанных с проведением оплаты подрядчиков. Если говорить про Big Data, закон может подтолкнуть рост продажи технологии.

Правовое регулирование — это всегда базис для развития, потому что появляются понятные правила взаимодействия», — сказал Антон Немкин.

Президент Ассоциации участников рынка больших данных Анна Серебряникова сообщила корреспонденту ComNews, что ассоциация поддерживает этот законопроект. «Он существенно расширяет возможности участников рынка по дистанционному заключению договоров в цифровой среде.

С точки зрения рынка больших данных закон направлен на регулирование отношений между владельцами баз данных — юридическими лицами, которые являются участниками оборота данных.

Он призван закрепить норму о том, чтобы передаваемая контрагенту информация не могла незаконно использоваться третьими лицами без согласия владельца персональных данных или оператора базы данных», — отметила она.

Генеральный директор компании «ОрдерКом» Дмитрий Галушко отметил также, что законопроект пойдет на пользу в части возможности проведения в электронном виде заочных общих собраний жильцов для решений о размещении оборудования операторов.

«Часть, касающаяся Big Data, грамотно регулируется: получатель информации будет обязан не совершать в течение оговоренного срока действий, в результате которых информация может быть раскрыта.

Это прекратит споры с цифровыми платформами типа «ВКонтакте». Положительно, что некоторые виды договоров можно заключать в электронном виде. Также правильно, что составление завещания в электронном виде не допускается.

Это убережет стороны от поддельных недобросовестных действий», — отметил Дмитрий Галушко.

Директор центра бизнес-анализа ГК «Рамакс» Сергей Левашов сказал, что принятие законопроекта пойдет на пользу рынку. Для Big Data он не видит прямой эффективной зависимости.

Управляющий партнер юридической фирмы Axis Pravo Алексей Сулин пояснил, что инициатива принятия подобного закона возникла в свое время на фоне ажиотажа вокруг криптовалют, в частности биткоина, а также ICO, которые проводились то тут, то там. «В настоящее время интерес к цифровым активам ощутимо уменьшился.

Однако это не говорит о том, что актуальность в принятии закона исчезла вовсе. Законопроект содержит важное положение о том, что действия, совершенные в интернете и выражающие волю лица на совершение сделки, свидетельствуют о соблюдении письменной формы сделки.

В настоящее время суды по-разному относятся к таким действиям, хотя и без новых положений очевидно, что речь в таких случаях идет о полноценной письменной сделке — письменная форма не обязательно связана с бумагой. В части Big Data законопроект вносит лишь небольшие уточнения, что вполне логично.

Гражданский кодекс и сейчас содержит такой объект авторских прав, как база данных, и этого достаточно для совершения сделок в отношении массивов информации», — прокомментировал Алексей Сулин.  

Читайте также:  Фас разъяснила вопросы контроля в области наружной рекламы

Представитель пресс-службы Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) в целом оценивает принятые поправки в Гражданский кодекс как нейтральные для криптоиндустрии.

«К положительным моментам можно отнести введение в ГК РФ понятия «цифровые права» и их закрепление как имущественных прав, что позволит создать единообразный оборот токенов в российском правовом поле.

Также из плюсов — фиксация нового способа совершения сделок в письменной форме — обмен данными с использованием электронных или иных технических средств, — что позволит совершать сделки с использованием технологии блокчейн», — сказал представитель пресс-службы РАКИБ.

К позитивным моментам он отнес также введение возможности исполнения обязательств сторонами путем применения информационных технологий при наступлении определенных обстоятельств без отдельно выраженного дополнительного волеизъявления.

«Вызывает сожаление, что из законопроекта были исключены цифровые деньги — криптовалюта. Отсутствие данного понятия в законодательстве приведет к невозможности дальнейшего развития российской криптоиндустрии. Равно как и к невозможности полноценной реализации заложенного в ГК инструмента смарт-контрактов.

Кроме того, неоднозначность в норме, описывающей смарт-контракт — не просто исполнение, а исполнение сторонами, — может привести к тому, что правоприменительная практика пойдет по пути, который может полностью нивелировать возможность использования такого инструмента, как смарт-контракт.

В связи с тем, что нормы ГК носят общий характер, многое будет зависеть от формулировок специального закона «О цифровых финансовых активах», — говорит представитель РАКИБ.

При этом, по его словам, подготовленная ко второму чтению редакция законопроекта «О цифровых финансовых активах» предусматривает регулирование ограниченной части отношений, связанных исключительно с приватным блокчейном, не предполагает возможности использования криптовалюты и фактически выводит в нелегальную зону сделки с использованием децентрализованных реестров. «Это приведет к изоляции российских проектов и невозможности привлечения иностранных инвестиций для их реализации. Вследствие чего принятие закона в редакции, подготовленной ко второму чтению, не отвечает ни интересам рынка, ни интересам страны», — сказал представитель пресс-службы РАКИБ и выразил надежду, что позиция криптоиндустрии будет учтена при принятии закона «О цифровых активах» во втором чтении. «В противном случае принятие законодательной базы в предложенном варианте не будет иметь смысла для бизнеса», — добавил он.

Источник: https://www.comnews.ru/node/118450

В гражданском кодексе появятся цифровые права и смарт-контракты — новости право.ру

Законопроект был впервые представлен в начале 2018 года, а участие в его разработке приняли председатель Госдумы Вячеслав Володин и глава думского комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. Они предложили закрепить в Гражданском кодексе «несколько базовых положений, которые позволят регулировать рынок новых объектов экономических отношений».

Вскоре после этого законопроект прошел первое чтение, то есть депутаты одобрили общую его концепцию. Но потом к документу стали поступать замечания. Например, от президентского Совета по кодификации.

Из-за этого комитет Крашенинникова ко второму чтению рекомендовал в законопроект ряд поправок. Самая заметная «потеря» инициативы – из законопроекта исключают понятие «цифровые деньги».

То есть криптовалюта пока не получит своего закрепления в гражданском законодательстве.

Кроме того, Крашенинников отметил, что «технологические вопросы» в ГК затрагивать не будут, потому что для этого примут другие «специальные акты». «Технология здесь в принципе не должна быть, – заявил депутат. – У нас здесь все-таки Гражданский кодекс».

Но в Гражданском кодексе все равно появится много нового.

Цифровые права: «токены» Гражданского кодекса

Законопроект вводит в Гражданский кодекс новую ст. 141.1, которая содержит понятие «цифровое право» – это совокупность электронных данных, которая удостоверяет права на такие объекты гражданских прав, как вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг и исключительные права. Оборот «цифровых прав» происходит только посредством внесения записей в информационную систему. 

Законодательство «Криптореформа» Гражданского кодекса: эксперты оценили новые поправки

 То, что в Гражданском кодексе предлагают назвать «цифровым правом», сейчас известно как «токен». Фактически это – токен в блокчейне, который обеспечивает права собственнику пароля.

Председатель комитета Павел Крашенинников отметил: закрепление понятия «цифровое право» в Гражданском кодексе позволит определить его место в системе объектов гражданских прав, допустить оборот такого объекта, в том числе его куплю-продажу, а также предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам с цифровыми правами.

Форма сделки: волеизъявление через кнопку

Для облегчения сделок с цифровыми правами законопроект совершенствует правила ГК о форме сделок.

К примеру, на страничке в интернете или в приложении на телефоне описаны условия для нажатия кнопки «ОК», из которых следует, что такого нажатия достаточно для полноценного волеизъявления.

Кроме того, пользователь может отправить СМС – это тоже будет примером его волеизъявления.

«Все эти действия сами по себе юридически значимы, но большое их количество является еще и односторонними сделками», – пояснил Крашенинников.

Согласно новым нормам ГК, дистанционное выражение лицом своей воли с помощью «электронных или других аналогичных технических средств» будет считаться простой письменной формой сделки. Но есть условия:

  • используемые при заключении такой «сделки» устройства должны позволять «воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки»;
  • нужно достоверно определить лицо, выразившее свою волю. Например, для этого можно будет использовать биометрическую идентификацию.

Смарт-контракты и Big Data

Законопроект вносит изменения в сферу использования «самоисполняемых» сделок – «смарт-контрактов». Такие смарт-контракты – это не самостоятельные сделки, а лишь условие об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора, будь то купля-продажа или подряд.

В этом сюжете

  • Смарт-контракты: как они работают и зачем нужны

Примером смарт-контракта можно назвать ситуацию, когда клиент поручает банку списание коммунальной платы в режиме «автоплатежа», пояснил Крашенинников.

Чтобы такие смарт-контракты работали, в Гражданский кодекс вносится правило о том, что сделка может предусматривать исполнение ее сторонами обязательств при наступлении определенных обстоятельств путем применения информационных технологий. То есть исполнение произведет сама информационная система.

Законопроект также решает вопрос о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (в обиходе такое явление называют Big Data).

Для этого в ГК вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации и расширяется понятие базы данных – «совокупность данных и сведений».

При этом закрепляется, что, согласно интересам сторон сделки, договор может предусматривать обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация рискует быть раскрыта третьим лицам.

Законопроект № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации (о цифровых правах)».

Источник: https://pravo.ru/news/209250/

Новое регулирование цифровых прав

12.03.2019

Николай Солодовников Полина Бардина

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает о принятии в третьем чтении законопроекта, вносящего изменения в Гражданский кодекс РФ в области цифровых прав.

Проект федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации»[1] имеет целью закрепление в гражданском законодательстве нескольких базовых положений, отталкиваясь от которых законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений (в обиходе — «токены», «криптовалюта» и пр.), обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию)[2].

Вводятся новые понятия:

  • цифровые права – обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. При этом осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной
Закрепление этой категории в ГК РФ позволяет определить ее место в системе объектов гражданских прав, описать оборотоспособность объекта, а также предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам, совершаемым с этим объектом.

системе без обращения к третьему лицу;

  • обладатель цифрового права — лицо, которое в соответствии с правилами информационной системы имеет возможность распоряжаться этим правом.

В редакции, подготовленной к рассмотрению в первом чтении, законопроект содержал понятие «цифровые деньги», но в последующем оно было изъято.

Под ними признавалась не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в децентрализованной информационной системе и используемая пользователями системы для осуществления платежей.

Закреплялось, что цифровые деньги не обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей (не являются законным средством платежа), однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства.

Как заявлял Анатолий Аксаков, председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку: «Фактически цифровые деньги будут фигурировать как цифровые права, обмен которых будет разрешен. Кроме того, цифровые активы не будут признаны имуществом, как предполагалось ранее. Им будет присвоен статус «цифровых прав»[3].

Таким образом, ранее входившие в перечень объектов гражданских прав вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, приобретут следующую структуру:

  • вещи (включая наличные деньги и документарные ценные бумаги),
  • иное имущество, в том числе имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права).

Совершенствуются способы выражения воли для соблюдения письменной формы сделки. Это делается для облегчения совершения сделок с цифровыми правами.

Письменная форма сделки считается соблюденной в случаях совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки (в редакции законопроекта, подготовленной к рассмотрению в первом чтении, пояснялось также — путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в сети «Интернет»).

В данном случае не следует говорить о возникновении электронной формы сделки. ГК РФ предусмотрено всего две формы сделки – устная и письменная. Электронной формы сделки не существует. Поэтому к сделкам, совершенным с помощью электронных либо иных технических средств, применяются те же положения, что и к сделкам, совершенным «офлайн».

Одновременно законопроект вводит запрет на составление завещания с использованием электронных либо иных технических средств.

Законом и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований.

Требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю.

Напомним о ст. 11 Закона об информации, где говорится об обмене электронными сообщениями, каждое из которых подписано электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения. Представляется, что в случае с договорами, оформленными на бумаге, одним из способов достоверного определения лица может быть почерковедческая экспертиза.

Смарт-контракты – новая конструкция так называемых «самоисполняемых» сделок.

Условиями сделки может быть предусмотрено исполнение сторонами возникающих из нее обязательств при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного дополнительного волеизъявления сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки. При этом исполнение будет производиться с помощью информационной технологии автоматически.

Для договора об оказании услуг по предоставлению информации введена новая особенность. В нем может быть предусмотрена обязанность одной или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам. Предполагается, что в рамках таких договоров должны предоставляться так называемые «большие данные».

О чем подумать, что сделать

Задачей законопроекта не является описание тех условий, при которых оборот так называемых цифровых объектов в принципе возможен (например, требований к субъектам, создающим такие объекты или организующим такой оборот), а также закрепление иных публично-правовых установлений, в том числе требований к обеспечению безопасности соответствующего оборота. Законопроект содержит только нормы гражданского права[4].

«Законопроект о цифровых правах формирует основу для развития цифровой экономики. Это новая сфера для нашего права, поэтому для нас важно закрепить базовые понятия», — отметил председатель Госдумы Вячеслав Володин[5].

Читайте также:  Минюст разъяснил последствия завершения переходного периода реформы третейского разбирательства

Предполагается, что закон вступит в силу с 1 октября 2019 г.

Рекомендуем уже сейчас применять новые технологии в правовых рамках, существующих как в виде принципиально новой нормативной базы, так и в формах, принятых в традиционных регуляторных сферах. При развертывании современных цифровых бизнес-решений нельзя оставлять без внимания и усилия государства по защите информационной инфраструктуры.

Помощь консультантов

Команда межотраслевой группы «Правовое сопровождение цифровой экономики» юридической компании «Пепеляев Групп», состоящая из специалистов в области правового регулирования информационных технологий, интеллектуальной собственности и использования персональных данных, готова оказать полный спектр юридических услуг, связанных с любыми аспектами применения информационных технологий.

Наши эксперты участвуют в рабочих группах, образованных с участием представителей бизнеса и профильных ведомств, где готовятся предложения о совершенствовании нормативно-правовой базы с учетом происходящих технологических изменений.

Источник: https://www.pgplaw.ru/analytics-and-brochures/alerts/the-new-regulation-of-digital-rights/

Принят закон о цифровых правах

Сегодня Государственная Дума приняла в окончательном третьем чтении проект федерального закона № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (о цифровых правах). Авторы законопроекта – Председатель Государственной Думы В.В.Володин и Председатель Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству П.В.Крашенинников.

Павел Крашенинников подчеркнул, что принятый закон является основополагающим для регулирования отношений в рамках цифровой экономики, которая обозначена Президентом РФ как приоритетное направление развития в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 20 февраля 2019 года.

Это новая сфера для российского права, поэтому очень важно закрепить основные положения в Гражданском кодексе, который еще называют «экономической конституцией» страны, так как именно он определяет товарооборот и имущественные отношения. Конкретные правила оборота цифровых объектов будут установлены в специальных законах, — сказал Павел Крашенинников.

Законом закрепляется в гражданском законодательстве несколько базовых положений о новых цифровых объектах экономических отношений.

Фактически эти новые объекты создаются и используются — и в России и за рубежом, но российским законодательством напрямую не регламентируются, поэтому лица, приобретающие такие объекты, а также их кредиторы и наследники могут оказаться без правовой защиты, — подчеркнул Павел Крашенинников.

На сегодняшний день цифровые технологии очень прочно вошли в нашу жизнь. В сети Интернет развивается рынок таких объектов как «токены», «криптовалюта» и др.

Довольно широко распространено и заключение контрактов в Интернете путем «нажатия кнопок» на компьютере, смартфоне или отправки СМС. Таким образом сейчас совершается значительное число волеизъявлений.

Оплата услуг и товаров онлайн – уже стала одной из главных тенденций потребительского рынка.

Появление новых цифровых возможностей существенно упрощает нашу жизнь, но поскольку эти отношения не урегулированы напрямую российским законодательством, создаются большие риски. Закон позволит обеспечить правовые условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, для предоставления защиты гражданам и организациям по таким сделкам, — сказал Павел Крашенинников.

При работе над законопроектом были существенно изменены нормы о цифровых правах; уточнены положения о форме сделки.

Кроме того, были исключены положения о цифровых деньгах (криптовалюте), посколькусейчас их введение в гражданский оборот является преждевременным.

Но с учетом технического прогресса со временем это может стать возможным, — сообщил Павел Крашенинников.

Согласно принятому закону предусматриваются следующие изменения в Гражданский кодекс:

 1. Закрепляется базовое определение «цифровое право» (юридический аналог термина «токен»).С этой целью вводится новая статья 141.1 ГК РФ «Цифровые права».

Под цифровыми правами предлагается понимать особые «обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу».

Закрепление понятия «цифровое право» в Гражданском кодексе позволит определить его место в системе объектов гражданских прав, допустить оборот этого объекта, в том числе куплю-продажу, а также предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам с цифровыми правами, — отметил Павел Крашенинников.

2. Для облегчения совершения сделок с цифровыми правами законом совершенствуются правила гражданского законодательства о форме сделок, в том числе договоров.

В частности, к простой письменной форме сделки приравнивается выражение лицом своей воли с помощью электронных или других аналогичных технических средств. К примеру, на странице в сети Интернет, в приложении на смартфоне описаны условия для нажатия клавиши ОК, из которых следует, что такого нажатия достаточно для полноценного волеизъявления.

Источник: http://komitet2-10.km.duma.gov.ru/Novosti_Komiteta/item/18375909

Путин подписал закон об изменениях в Гражданском кодексе, регулирующих цифровые права

Президент России подписал Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

Поправками к объектам гражданских прав отнесены цифровые права, закреплён ряд базовых положений, касающихся оборота цифровых прав, уточнены положения ГК РФ о форме сделок, в том числе договоров, в части электронных сделок.

Поправки приняты с целью закрепления в гражданском законодательстве нескольких базовых положений и подготовки к последующему принятию законов о цифровых финансовых активах (криптовалюте и токенах) и краудфандинге (привлечении инвестиций через электронные площадки).

Сейчас проекты этих законов ждут второго чтения. Всё это позволит осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений.

Фактически эти новые объекты создаются и используются уже сейчас, в том числе российскими гражданами и юридическими лицами, но российским законодательством не регламентируются напрямую.

В связи с этим участники гражданского оборота, приобретающие такие объекты, могут оказаться незащищёнными. Кроме того, без правовой защиты могут оказаться и третьи лица, кредиторы названных участников, наследники и т.п.

Цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы.

Признаки, которым должна отвечать такая информационная система, будут установлены законом.

Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Документ не приводит примеров таких прав, но они есть в проекте закона о краудфандинге. Согласно этому проекту, инвестор сможет приобрести токен, который предоставит ему право требовать: передачи какой-либо вещи; выполнения работ, оказания услуг; размещения ценных бумаг по определённой цене.

Примечательно, что положения о цифровых деньгах, содержавшиеся в тексте проекта рассматриваемого закона, принятого в первом чтении, были исключены при его подготовке ко второму чтению. Изначально предусматривалось право расплачиваться криптовалютой.

В ГК РФ появится новое правило о письменной форме сделки. Она будет считаться соблюдённой, если сделку совершили с помощью электронных или других технических средств.

Правило будет работать при условии, что можно: воспроизвести содержание сделки в неизменном виде на материальном носителе (например, распечатать на бумаге); достоверно определить контрагентов.

Пример такой сделки – купля-продажа товаров через интернет-магазин.

Также, поправками предусмотрено, что договор номинального счёта, договор страхования могут быть также заключены путём составления одного электронного документа, подписанного сторонами, или обмена электронными документами. Кроме того, установлен запрет составления завещания с использованием электронных либо иных технических средств.

Закон № 34-ФЗ вступит в силу 1 октября 2019 года.

#регулирование #россия #цифровые права

Источник: https://coinspot.io/law/russia_sng/putin-podpisal-zakon-ob-izmeneniyah-v-grazhdanskom-kodekse-reguliruyushhih-cifrovye-prava/

Создана правовая база для дальнейшего развития цифровой экономики РФ | Блог Mail.Ru Cloud Solutions

Госдума приняла в третьем окончательном чтении закон о поправках в Гражданский кодекс России, который вводит определение «цифровых прав» граждан. Нормы соответствуют программе реализации послания Президента Федеральному Собранию. Закон станет основой регулирования отношений в эпоху цифровой экономики.

Законодательные нормы цифрового права

Федеральный закон «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», который получил рабочее название «Закон о цифровых правах», принят на заседании Госдумы в третьем, окончательном чтении. Он вступит в силу с 1 октября 2019 года.

Закон был внесен на рассмотрение группой парламентариев во главе со спикером нижней палаты Вячеславом Володиным и главой думского Комитета по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым.

По словам Володина, становление цифровой экономики отмечено Президентом как приоритетное направление, поэтому он поручил завершить принятие необходимых законов до окончания весенней сессии Госдумы. По словам спикера, новый закон впервые закрепляет саму формулировку «цифрового права». До этого вопросы юридической защиты граждан оставались вне правового поля.

Принятие закона должно обеспечить гражданам и юридическим гарантии для участия в становлении цифровой экономики будущего.

Спикер также подчеркнул, что закон «о цифровых правах» — новое направление развития отечественного законодательства. По этой причине депутатам важно закрепить базовые понятия.

В первом приближении

Новый закон вводит в Гражданский кодекс статью 141.1 «Цифровые права». В статье закреплены базовые определения «цифрового права», означающего в юридический терминологии аналог «токена».

По словам Павла Крашенинникова, новая статья позволит «определить свое место в системе объектов гражданских прав обороту цифровой продукции, в том числе куплю-продажу, а также предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам с цифровыми правами».

Как было отмечено в пояснительной записке к законопроекту, изменения статей Гражданского кодекса имеют цель «закрепления в гражданском законодательстве нескольких базовых положений, отталкиваясь от которых российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений (в обиходе — «токены», «криптовалюта» и пр.), обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию)».

«Фактически эти новые объекты создаются и используются — и в России, и за рубежом, но российским законодательством напрямую не регламентируются. Поэтому лица, приобретающие такие объекты, а также их кредиторы и наследники могут оказаться без правовой защиты», — подчеркнул Павел Крашенинников.

Чтобы облегчить проведение сделок, в новых положениях кодекса усовершенствованы правила ведения договорной базы.

Так, цифровая сделка, или «выражение воли лица с помощью электронных или других технических средств», отныне приравнивается к классической сделке в простой письменной форме. Для этого потребуется соблюдение двух обязательных условий.

Технические средства должны позволять воспроизвести содержание сделки на материальном носителе в неизменном виде. Кроме того, должен быть использован один из способов достоверного определения лица, выразившего волю.

Специальные способы, например биометрическая идентификация, будут необходимы в случаях, прямо предусмотренных законом. Правовая подоплека безошибочной идентификации гражданина также заложена в концепции цифрового профиля гражданина, запуск которого до конца 2019 года предусмотрен федеральным проектом «Информационная инфраструктура» в рамках национального проекта «Цифровая экономика».

Принятие поправок также узаконило цифровые «смарт-контракты», которые еще называют «быстрыми сделками», потому что они могут заключаться в интернете в одно нажатие клавиши для выражения согласия. ГК РФ дополнен правилом о совершении сделок такого рода автоматически, с помощью информационной системы.

На практике это означает, например, обязательное наличие описания условий для нажатия клавиши «ОК» в мобильном приложении или на интернет-странице, которое подтверждает, что нажатие равноценно полноценному волеизъявлению.

Отныне будут считаться «заключенными и действительными все сделки, совершаемые дистанционно, в том числе путем заполнения электронной формы или путем отправки СМС», заявил глава думского комитета.

Закон «о цифровых правах» ввел в обиход новые цифровые формы договоров, например договора номинального счета и договора страхования.  Направление сторонам юридически значимых уведомлений в электронной форме также получило правовой статус.

Источник: https://mcs.mail.ru/blog/gosduma-legalizovala-cifrovye-prava-rossiyan/

Цифровые права и цифровые деньги: законодательное регулирование

Главная → Статьи → Цифровые права и цифровые деньги: законодательное регулирование

Такие объекты экономических отношений, как токены и криптовалюта уже давно используются для совершения торговых операций и различных юридически значимых действий в электронном виде.

Однако их применение законодательно не урегулировано. В частности, не определено их место в ряду объектов гражданских прав. Законопроект № 424632-7, в случае принятия, устранит данную проблему.

Рассмотрим его в статье.

Проект Федерального закона № 424632-7 был внесен в Госдуму РФ 26 марта 2018 года. Его задача — дополнить необходимыми нормами Гражданский кодекс РФ и другие нормативные акты. Авторами проекта являются председатель Госдумы РФ Володин В.В. и председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Крашенинников П.В.

По мнению авторов, принятие законопроекта позволит не только закрепить отправные гражданско-правовые нормы для регулирования оборота указанных выше объектов, для совершения и исполнения сделок в так называемой цифровой среде, но и решит целый ряд других задач.

В частности, будет обеспечена судебная защита прав, возникающих в отношениях по поводу таких объектов, в том числе защита их обладателей от злоупотреблений.

Читайте также:  Гарантийное письмо на поставку товара - образец

Будут устранены условия для использования таких объектов в целях вывода активов в нерегулируемую цифровую среду и увода из-под обращения взыскания, в том числе при банкротстве, в целях легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.

Включение цифровых прав в число объектов гражданских прав станет базисом для построения системы норм о налогообложении таких объектов или деятельности по их созданию и обороту.

Цифровые права

Токены предложено приравнять к видам имущественных прав. При этом вместо термина «токен» в ГК РФ будет введено базовое понятие «цифровое право» — совокупность электронных данных (цифровой код, обозначение), которая удостоверяет права на объекты гражданских прав (п. 1 новой ст. 141.1 ГК РФ).

Из документа

Проект Федерального закона № 424632-7

Статья 141.1. Цифровые права
1.

В случаях, предусмотренных законом, права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, при условии, что информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав. Указанные цифровой код или обозначение признаются цифровым правом.

Согласно пояснительной записке к законопроекту, цифровое право будет удостоверять права на вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг, исключительные права.

Введение данной категории позволит:
– определить ее место в системе объектов гражданских прав (проектная редакция п. 1 ст. 128 ГК РФ);
– законодательно закрепить, что оборот объектов цифрового права осуществляется только посредством внесения записей в информационную систему (п.

 2 новой ст. 141.1 ГК РФ);
– описать оборотоспособность объектов (п. 3 новой ст. 141.1 ГК РФ), в том числе прямо допустить их куплю-продажу (п. 4 ст. 454 ГК РФ);
– предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам, совершаемым с объектами цифрового права (п. 5 новой статьи 141.

1 ГК РФ).

Дополнение ГК РФ положениями о том, что цифровые права признаются только в случаях, предусмотренных законом, позволит стабилизировать отношения в данной области и отграничить важные для экономики сущности от второстепенных или опасных (например, бонусы по картам лояльности, виртуальные предметы в сетевых играх и т.п.), не имеющих значения или имеющих весьма ограниченное значение для экономики.

Создание цифровых прав, сферы их использования и особенности оборота будут определяться федеральными законами, содержащими нормы публичного права. Соответствующие законы будут разработаны с участием Банка России, Минфина России, Минэкономразвития РФ и других ведомств.

Авторы законопроекта отмечают, что для правильной работы определения понятия «цифровое право» нужно законодательно закрепить такой важный критерий, как существование цифрового права в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»), например, в Федеральном законе от 27.06.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Отдельно хотелось бы отметить, что одним из возможных направлений развития предложенного в ст.141.

1 ГК РФ подхода в широком смысле может стать также возможность формирования цифровых архивов юридически значимых документов при условии, что такие архивы будут обеспечивать лицу, имеющему доступ к цифровому документу, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего цифрового документа.

К сведению
Распределенный реестр — это собирательный термин, означающий как саму базу данных, содержащую сведения о владельцах, так и ряд технологий, включая блокчеин и технологию распределенного реестра. Распределенный реестр представляет собой базу данных, которая хранится и обновляется независимо каждым участником (или узлом) в большой сети.

Совершенствование форм сделок

Значительное число волеизъявлений уже совершается путем отправки сигналов, нажатием кнопки на смартфоне, компьютере и других гаджетах. По сути, все эти действия являются юридически значимыми сообщениями (ст. 165.1 ГК РФ). Большое их количество также представляет собой односторонние сделки.

Предлагается для целей облегчения совершения сделок с цифровыми правами изменить правила ГК РФ о форме сделок, в том числе договоров (уточнения в ст. 160, 432, 493, 494 ГК РФ).

  • Выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (в том числе при заполнении формы в интернете) будет приравнено к простой письменной форме сделки.
  • Изменения позволят упростить совершение целого ряда односторонних сделок и заложат основу для реализации смарт-контрактов.
  • К сведению
    Смарт-контракт — компьютерный алгоритм, предназначенный для заключения и поддержания коммерческих контрактов в технологии блокчейн.
  • Письменная форма будет считаться соблюденной в случаях выражения воли с помощью технических средств, когда:
    – совершения определенных действий согласно условиям достаточно для выражения воли (например, на странице сайта, в информационной системе, в приложении, установленном в смартфоне, описаны условия для нажатия клавиши ОК, и из этих условий вытекает, что нажатия достаточно для полноценного волеизъявления);
    – совершения определенных действий достаточно исходя из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая.

Изменения также дадут толчок новым способам выражения воли субъектов гражданского права при выдаче доверенностей, выдаче согласия на совершение сделки, отказе от договора и т.п.

Для целей исполнения сделок с цифровыми правами вводится правило — факт совершенного компьютерной программой исполнения сделки не оспаривается (изменения в ст. 309 ГК РФ). Оно будет действовать во всех случаях, кроме вмешательства в действие программы.

После идентификации пользователя в системе дальнейшее его поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть, а лицо, «покупающее» тот или иной виртуальный объект (цифровое право), получает этот объект автоматически, при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств. Например, некое лицо является обладателем цифрового права на бокс с алмазами, имеющий индивидуализирующий его номер и хранящийся у профессионального хранителя. В информационной системе сделка с таким объектом будет исполнена «автоматически», без дополнительных распоряжений или иных волеизъявлений сторон сделки. У продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги, и оспорить эти списания по общему правилу будет нельзя. Фактически воля, направленная на заключение договора, включает в себя и волю, направленную на исполнение возникшего из договора обязательства.

Таким образом, на практике будет реализована возможность регулирования законами прямого действия «автоматического» наступления обусловленных договором последствий и «автоматической» реализации соответствующих обязательств, а также разного рода роботизированных операций, которые уже применяются, например, в биржевой торговле. Такие изменения, на наш взгляд, фактически будут способствовать законному ускорению делового оборота при помощи современных цифровых методов и инструментов. Особое внимание при этом, безусловно, должно быть уделено вопросам информационной безопасности.

Вопрос легализации сбора и обработки big data

Предлагается ввести в ГК РФ конструкцию договора об оказании услуг по предоставлению информации (новая ст. 783.1 ГК РФ) и расширить понятие базы данных (корректируется абз. 2 п. 2 ст. 1260 ГК РФ). Это необходимо для решения вопроса о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (big data).

Новая конструкция договора позволит отразить интерес сторон в том, чтобы передаваемая заказчику информация не использовалась третьими лицами («договором может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам»). Как известно, в российском правопорядке допускаются обязательства с негативным содержанием (п. 1 ст. 307 ГК РФ).

По мнению авторов законопроекта, понятие базы данных в настоящее время толкуется чрезмерно ограничительно. Они предлагают заменить его на более общее – «совокупность данных или сведений».

Расширение  даст возможность считать базой данных свод любого массива информации, что в конечном итоге позволит применять такие объекты в договорах в области прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, авторского права, патентного права и других, предусмотренных частью 4 ГК РФ.

В крупном плане, мы считаем, что развитие законотворчества далее может происходить в направлении формирования обширной нормативно-правовой базы, регулирующей использование «массовых данных», в дополнение к уже существенно проработанным нормативным вопросам регулирования «персональных данных». Ввиду того, что использование больших данных имеет также свои потенциальные условия и ограничения, порядок их обработки и распространения, на наш взгляд, должен быть отрегулирован.

Цифровые деньги

Используемое в обиходе понятие «криптовалюта» предложено закрепить в ГК РФ как «цифровые деньги». По общему правилу они не будут обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории РФ.

Однако в случаях и на условиях, установленных законом (то есть в перспективе), они смогут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства (п. 2 новой статьи 141.2 ГК РФ) в контролируемых объемах и в дополнительно урегулированном порядке.

Из документа

Проект Федерального закона № 424632-7

Статья 141.2. Цифровые деньги
1.

Цифровыми деньгами может признаваться не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей.
2.

Цифровые деньги не обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской Федерации, однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства.

По мнению авторов законопроекта, цифровые деньги — это лишь условные единицы, созданные с помощью вычислительных технологий. Они не обеспечены золотом или иными активами.

При этом в целях описания того, каким образом будет осуществляться оборот цифровых денег (в случаях и в пределах, предусмотренных законом), предложен известный юридико-технический прием — правила о цифровых правах будут применяться к цифровым деньгам (проектируемая ст. 141.2 ГК РФ). То есть в информационной системе будут существовать записи об обладателях цифровых денег и об их переходе от одного лица к другому только с помощью записи.

Описанный выше прием, как считают авторы законопроекта, позволит включить цифровые деньги в конкурсную массу должника и в наследственную массу. Однако для этого нужна техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на цифровые деньги.

Отметим, что в марте 2018 года Арбитражный суд города Москвы не включил содержимое криптокошелька в конкурсную массу должника (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 05.03.2018 по делу № А40-124668/17-71-160Ф).

Судьи указали, что исходя из прямого толкования норм права, криптовалюта не относится к объектам гражданских прав, находится вне правового поля на территории РФ, исполнение сделок с криптовалютой, ее транзакции не обеспечиваются принудительной силой государства.

Кроме того, отсутствие в системе криптовалюты контролирующего центра и анонимность пользователей криптовалют не позволяет с определенностью установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке именно гражданину – должнику.

Предложено также использовать цифровые деньги наряду с иностранной валютой при формулировании валютных оговорок в соглашениях (ст. 317 ГК РФ).

В заключение отметим, что подход к регулированию вопросов, связанных с цифровыми деньгами, должен быть очень взвешенным и осторожным.

С одной стороны, отсутствуют инструменты их обеспечения и оперативного государственного регулирования, и это может привести к непропорциональным экономическим спекуляциям.

С другой стороны, существует риск оттока капитала в случае, если инструменты «цифровых валют» будут исключительно иностранными. Именно поэтому все же необходимо осуществлять медленное, но верное движение в сторону регулирования цифровых денег.

В целом нововведения благоприятно скажутся на деятельности граждан и юридических лиц. Будут созданы правовые условия для совершения и исполнения цифровых сделок, а также устранены риски возникновения негативных последствий и возможных судебных разбирательств.

Денис Ефименко, эксперт по финансовому законодательству ООО «Электронный Экспресс», 17.04.2018

Свежие новости цифровой экономики на нашем канале в Телеграм

Нужна электронная подпись? 
Достаточно оставить заявку. Мы поможем выбрать нужный в вашем случае тип сертификата электронной подписи, расскажем как его применить и предоставим другие дополнительные услуги. Оставить заявку >>

Источник: https://www.garantexpress.ru/statji/zifrovie-prava-i-zifrovie-dengi-zakonodatelnoe-regulirovanie/

Ссылка на основную публикацию