Корпоративный договор — судебная практика

Общие положения о договоре изложены в Подразделе 2 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Глава 27 ГК РФ — понятие и условия договора. Глава 28 ГК РФ — положения о заключении договора. Глава 29 ГК РФ – изменение и расторжение договора.

Гражданское право дает определение договора как соглашения двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении прав и обязанностей участников этого соглашения.

Поскольку договоры относятся к самым многочисленным видам сделок, то к ним применяются все правила о формах сделки и условиях ее действительности.

Так как договор является одним из важнейших юридических фактов, порождающих обязательства, то общие положения об исполнении обязательств, способах обеспечения обязательств и основаниях прекращения обязательств также действуют и в договорных отношениях.

Законом провозглашается свобода договора. Это означает, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключать договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Исключениями из принципа свободы договора являются обязательные договоры (либо в силу закона, либо административного акта) и договоры присоединения.

В договоре присоединения одна из сторон заранее формулирует условия этого договора, к которым вторая сторона либо присоединяется, либо отказывается от заключения договора (договор банковского вклада, договор хранения и т. д.).

К обязательным договорам также относят публичные договоры, в соответствии с определением которых коммерческая организация либо индивидуальный предприниматель совершают действия массового характера (розничная купля-продажа, перевозка пассажиров, бытовой подряд и т. д.).

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом (например, заключение договора поставки для государственных нужд на основе государственного контракта).

Договоры могут заключаться как в пользу их участников, так и в пользу третьих лиц, не являющихся участниками договора (договор перевозки груза, обязательное пенсионное страхование и т. д.).

Вторая часть Гражданского кодекса подробно регламентирует основные положения различных видов договорных обязательств, однако это не означает, что стороны не могут заключать иные виды договоров, условия которых не кодифицированы. Можно заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров (смешанный договор). 

Договор считается заключенным, если стороны достигли соглашения по его существенным условиям, вытекающим из правовой природы договора.

К таким условиям ГК относит соглашение о предмете договорного обязательства, а также условия, прямо названные существенными для этого вида договора в законе или ином нормативном акте (соглашение о сроке, цене, указании стандарта качества товара, способа обеспечения обязательств и т.д).

Содержание договора также предусматривает использование обычных условий, которые, как правило, определяются обычаями делового оборота для этого вида договора; применение этих условий носит диспозитивный характер. Условно заключение договора включает две стадии: 

оферта, т. е. достаточно определенное предложение заключить договор, направленное одному или нескольким лицам (в отдельных случаях — неопределенному кругу лиц, т. е. публичная оферта); 

 акцепт, т. е. соглашение заключить договор на предложенных условиях; подразумевается, что акцепт должен быть бездоговорным и своевременным.

Оферта может быть направлена как в письменной, так и в устной форме, как с указанием срока действия предложения, так и без указания (требует немедленного акцепта). При направлении оферты с указанием срока оферент не вправе отказаться от своего предложения в течение этого срока (безотзывность оферты).

В общем случае моментом заключения договора считается момент получения акцепта, если законом не предусмотрен специальный порядок оформления договора (нотариальное удостоверение, государственная регистрация либо передача какого-либо имущества).

Заключенный договор не может быть изменен или расторгнут в одностороннем порядке, кроме случаев, прямо указанных в законе (договор поручения, договор бытового подряда и т.д.) либо установленных соглашением сторон.

В то же время законодательство предусматривает возможность обращения в суд с требованием изменения или расторжения договора при существенном нарушении условий договора другой стороной либо при существенном изменении обстоятельств (допускается по решению суда в исключительных случаях). Обязательным условием для обращения в суд с требованием об изменении или расторжении договора является предварительное уведомление другой стороны договора не позднее чем за 30 дней (если иное не установлено договором или законом).

  • При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде, а при расторжении обязательства сторон прекращаются.
  • Поскольку указанный подраздел 2 ГК РФ, а именно статьи, входящие в главы 27, 28, 29 ГК РФ, содержат общие положения о договоре, соответственно указанные нормы права применяются судьями практически в каждом судебном акте.
  •  В связи со значительным объемом рассмотренных дел, в которых были применены указанные выше нормы Гражданского кодекса РФ, для составления данного Обзора были выбраны следующие категории споров, рассматриваемых гражданской коллегией Арбитражного суда Амурской области, наиболее подходящие под тему настоящего обзора:
  • — «1» — о заключении договоров (в указанную категорию дел вошли дела о понуждении заключить договор; преддоговорные споры (об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора));

— «2» — о признании договоров недействительными (ст.431.1 ГК РФ), в указанную категорию дел вошли так же исковые заявления о признании договора незаключенным; о признании недействительным одностороннего отказа от договора;

— «15.3» — об изменении или расторжении договоров (дела по всем договорам, которые были рассмотрены первым и вторым составом гражданской коллегии, в соответствии с утвержденной специализацией в исследуемый период; дела о признании договора расторгнутым).

Источник: http://amuras.arbitr.ru/node/14739

Корпоративный договор: проект ГК РФ (ст. 67.2) в сравнении с немецким законом и судебной практикой

29.04.

2013

  • Эрика Киндсфатер, адвокат Юридической фирмы «ЮСТ» 
  • Необходимость регулирования отношений именно в корпоративном договоре, а не в уставе компании понятна: это большая степень конфиденциальности, обязательственный для всех характер и упрощенный порядок внесения изменений.
  • Какова правовая природа таких соглашений?

Заключение корпоративного договора возможно как в РФ, так и в Германии в силу общего принципа свободы договора, при этом возможность такого соглашения непосредственно предусматривается проектом изменений в ГК РФ (Ст. 67.2).

Согласно письму Минэкономразвития от 14.09.2009, акционерное соглашение или договор об осуществлении прав участников «является видом гражданско-правового договора, к которому применяется гражданское законодательство РФ, в том числе общие положения части первой ГК о сделках, обязательственном праве и о договорах».

Обязательственный характер корпоративных договоров, не обязывающих лиц, не участвующих в нем, признается также в Германии. Однако заключение такого договора в некоторых случаях может быть квалифицировано как образование «общества гражданского права» (Gesellschaft bürgerlichen Rechts или GbR), что сравнимо с российским простым товариществом (ст.

1041-1054 ГК), если в основе соглашения лежит длительное преследование совместной цели (совместное осуществление корпоративных прав). Исходя из этого, следует при определении содержания корпоративного договора по немецкому праву обратить внимание на применимые положения Гражданского Кодекса Германии в ст. 705 – 740.

Например, на порядок прекращения договора «общества гражданского права».

Если общество было образовано на неопределенный срок, каждый участник может в любой момент расторгнуть договор общества в обычном порядке. По этой причине необходимо предусмотреть исключение этого права на предусмотренный срок или до наступления какого-либо обстоятельства.

Если общество было образовано на определенный срок, участники вправе расторгнуть договор общества досрочно при наличии важной причины. Прежде всего, если один из участников намеренно или по грубой неосторожности нарушил договор общества или если участнику исполнилось 18 лет. Право досрочного расторжения не может быть исключено.

Читайте также:  Контролируемые сделки между взаимозависимыми лицами

Также невозможно исключить право расторжения договора общества в обычном порядке на чрезмерно длинный срок.

Следующим примером является регулирование в корпоративном договоре так называемой «оговорки продолжения общества» (Fortsetzungsklausel), так как в случае смерти одного из участников «общество гражданского права» прекращает свою деятельность.

Какая форма должна быть предусмотрена для корпоративного договора?

Ст. 67.2 проекта ГК предусматривает для корпоративного договора письменную форму. Учитывая, что в случае противоречия положения ГК имеют преимущественную силу перед ФЗ «Об ООО», возникает вопрос о соотношении этого положения ГК с п. 11 ст. 21 ФЗ «Об ООО» об отчуждении долей (купля-продажа, мена, дарение).

Эта норма требует нотариальной формы, если договор заключен между сторонами не в рамках использования преимущественного права покупки доли, а как предварительный договор, форма которого должна соответствовать установленной для основного договора форме.

В Германии нотариальное заверение необходимо при наличии соглашения об отчуждении своей доли и в случае договора-передачи права собственности на земельный участок (например, в качестве оплаты доли в уставном капитале).

Однако так как форма корпоративного договора не урегулирована законом, не возникает и характерной для российского законодательства коллизии: в названных случаях данные соглашения должны быть заверены нотариусом.

Рамки регулирования отношений в корпоративном договоре

Как в РФ, так и в Германии корпоративный договор не может противоречить императивным нормам и самостоятельно регулировать вопросы, которые должны быть предусмотрены в уставе.

Так, например, договором не могут регулироваться статус общества, его отношение к участникам, правовой статус его органов.

В Германии непосредственно в уставе должны быть предусмотрены положения об оплаты доли неденежными средствами, об изъятии доли, об увеличении уставного капитала и др.

Недопустим также обход норм, регулирующих защиту интересов миноритарных участников и предусматривающих право участников на информацию и ознакомление с документами общества.

Однако положения российского корпоративного права считаются в большинстве случаев императивными.

Содержанием корпоративного договора в Германии являются чаще всего обязательства в связи с правом голоса, ограничения при отчуждении акций или долей, действия при увеличении уставного капитала, (преимущественные) права на покупку акций, запрет на конкурирующую деятельность и др. При этом акционеры чаще заключают соглашения, чем участники ООО.

Это объясняется «строгостью устава» (Satzungsstrenge): в то время как положения Закона об ООО Германии являются более диспозитивными, ст. 23 Закона об АО Германии устанавливает, что устав может отклоняться от норм Закона об АО только если это позволено законом.

Так, например, регулирование (преимущественного) права на покупку акций непосредственно в уставе противоречило бы принципу свободного отчуждения акций и было бы признано нарушением положений ст. 23 Закона об АО. Аналогично недействительным было бы признано предусмотренное в уставе ограничение права голоса, которое противоречило бы принципу свободного осуществления права голоса.

Источник: http://yust.ru/press-center/publication/korporativnyy_dogovor_proekt_gk_rf_st_67_2_v_sravnenii_s_nemetskim_zakonom_i_sudebnoy_praktikoy/

Судебная практика: договорные отношения

В свежем обзоре судебной практики рассмотрим споры, основанные на нормах Гражданского кодекса, регулирующих деловые отношения. Действия недобросовестных контрагентов, взыскание ущерба и договорные отношения — позиции арбитражей будут полезны практикующим юристам.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

Тринадцатый апелляционный арбитражный суд рассмотрел порядок применения эстоппеля в споре между двумя коммерческими организациями. Судьи определили условие, при котором это условие не работает.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к другому закрытому акционерному обществу о признании недействительным договора лизинга и применении последствий его недействительности в виде возврата истцом предмета лизинга и обязания ответчика возвратить уплаченные ему по договору денежные средства. Оказалось, что по условиям договора лизинга лизингодатель обязался приобрести у ответчика комплект измерительного оборудования и предоставить на определенный срок права владения и пользования данным имуществом лизингополучателю, а лизингополучатель обязался принять указанное имущество за плату во временное владение и пользование. Ответчик по договору купли-продажи купил у указанного истцом продавца оборудование, которое затем и передал истцу по актам. В свою очередь истец выявил в процедуре заключения договора нарушение требований Устава АО: сделку утвердил лично генеральный директор истца без одобрения Совета директоров.

Суд первой инстанции рассмотрел дело № А56-35361/2016 и отказал в иске со ссылкой на пункт 2 статьи 431.1 Гражданского кодекса РФ, которой закреплен так называемый эстоппель, а именно невозможность требования признания соглашения недействительным стороной, которая приняла от контрагента исполнение по договору, а свое обязательство не исполнила.

Хотя истец и указал, что договор лизинга не получил корпоративного одобрения, которое было необходимо по его уставу для «сделок, связанных с привлечением финансирования», суд указал, что истец первоначально произвел шесть лизинговых платежей, а только потом потребовал признать сделку недействительной. Арбитры усмотрели в этом противоречие.

Кроме того, в ходе рассмотрения дела выяснилось, что изначально ответчик решил «перестраховаться». Он испросил у истца заверение, что спорный договор лизинга не является «сделкой, связанной с привлечением финансирования» . Письменный отрицательный ответ истца оказался весомым доказательством.

Поэтому Тринадцатый апелляционный арбитражный суд, который и поставил точку в споре, сослался не на одну, а на две новые нормы ГК, включая правило о заверениях по нормам статьи 431.2 ГК РФ.

2.Деловые переговоры должны быть добросовестными с обеих сторон

Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу, что в случае введения в заблуждение на переговорах потенциального партнера недобросовестная сторона должна возмещать упущенную выгоду второй стороны. При этом не играет роли причины, по которым сделка не состоялась.

Коммерческая организация, владеющая складом в подмосковном городе, вела переговоры об аренде с торговой сетью «Ашан». Переговоры продолжались восемь месяцев, первоначально договор должны были заключить в марте 2016 года, но «Ашан» неоднократно просил перенести срок.

Однако владелец склада надеялся на сделку и не сдавал склад в аренду другим организациям, поскольку ритейлер проводил юридический и финансовый анализ документов, направлял запросы, согласовывал коммерческие и технические условия сделки.

Все это заставляло арендатора верить в реальность намерений потенциального контрагента. Однако когда торговая сеть получила от организации уже оформленный с его стороны договор, ретейлер перестал выходить на контакт.

В связи с этим организация обратилась в арбитражный суд с иском, в котором выдвинула требование о взыскании с «Ашана» 15,6 млн рублей упущенной выгоды.

Арбитражные суды двух инстанций рассмотрели дело № А41-90214/2016 и удовлетворили иск организации. Судьи напомнили, что п. 2 статьи 434.1 ГК РФ устанавливает, что стороны деловых переговоров должны вести себя добросовестно. Арбитры считают, что если одна из сторон переговоров неоправданно и внезапно для другой прекратила такие переговоры, пострадавшая организация может требовать возмещения убытков. В спорной ситуации организация расторгла договоры с четырьмя предыдущими арендаторами, чтобы подготовить помещения для «Ашана». Из-за этого она потеряла 15,6 млн рублей, которые она могла получить от них в апреле-августе 2016 года за аренду. В качестве доказательства истец представил судьям деловую переписку. И хотя ответчик утверждал, что сделка не получила корпоративного одобрения, поэтому сорвалась, суд принял сторону истца.

Читайте также:  Регистрация по месту жительства и месту пребывания

Если покупатель исполнил свои обязательства по договору поставки, перечислив продавцу аванс за товар, а продавец своевременно не осуществил отгрузку, то покупатель имеет право отказаться от товара и потребовать расторжения договора и возврата предоплаты. Так решил Верховный суд РФ.

Две организации заключили договор поставки, согласно которому поставщик обязался поставлять покупателю товар, наименование которого, цена, количество, сроки поставки и условия оплаты определялись спецификациями. По условиям договора покупатель обязался оплачивать товар на условиях 100% предоплаты стоимости партии товара в течение 3 банковских дней после получения счета на оплату.

В исполнение принятых обязательств он перечислил продавцу 2,97 млн рублей. Однако поставщик нарушил условия договора и не отгрузил товар в установленный срок. Продавец заявил об утрате интереса на поставку товара в полном объеме и указал на неисполнение поставщиком обязанности по возврату предоплаты.

С требованием вернуть аванс и проценты за пользование деньгами он обратился в арбитражный суд.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, с ответчика в пользу истца взыскано 2,97 млн рублей долга. Верховный суд РФ определением от 21 января 2016 г. N 304-ЭС15-17910 оставил судебные акты в силе. Суд указал, что, удовлетворяя исковые требования, суды руководствовались положениями статьи 309 ГК РФ, статьи 310 ГК РФ, статьи 328 ГК РФ и статьи 506 ГК РФ. Арбитры исходили из отсутствия оснований для удержания суммы предоплаты ввиду недоказанности встречного предоставления со стороны ответчика как поставщика на эту сумму. Довод ответчика о том, что покупатель внес неполную предоплату, в связи с чем поставщик приостановил отгрузку товара, был арбитрами отклонен.

4. Решения собрания учредителей не могут оспорить наследники руководителя

После смерти учредителя организации, который одновременно являлся ее руководителем, другие собственники имеют право назначить на место директора новое лицо. При этом, если наследники покойного хотят оспорить такое решение, они должны доказать наличие у них такого права в соответствии с законом об обществах с ограниченной ответственностью. Так решил Арбитражный суд Центрального округа.

Две гражданки обратились в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о признании недействительным решения внеочередного собрания участников общества, на котором был избран новый руководитель.

Собрание было созвано в связи со смертью директора и необходимостью избрания ему замены. Новым директором ООО стал еще один учредитель, о чем была сделана запись в ЕГРЮЛ в установленном порядке.

Однако наследницы умершего сочли свои права нарушенными.

Суды трех инстанций, включая Арбитражный суд Центрального округа, отказали истцам в удовлетворении иска. Арбитры в постановлении от 9 ноября 2016 г. по делу N А83-5810/2015 отметили, что на момент созыва собрания участников ООО для переизбрания руководителя наследники умершего учредителя еще не обладали необходимыми правами. В частности, они напомнили, что по нормам статьи 43 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» решение общего собрания участников общества может быть оспорено, только если оно было принято с нарушением требований законодательства, устава ООО или нарушает права и законные интересы участника общества. При этом принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия и вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество, как это определено в статье 1152 ГК РФ.
Поскольку на момент созыва собрания наследники еще не вступили в наследство, но уже обратились к нотариусу с заявлением о принятии мер по охране наследственного имущества в порядке статьи 1172 ГК РФ, они просили рассмотреть вопрос о возможности заключения договора доверительного управления одним из них. Общество, в свою очередь, предоставило наследникам возможность принять меры по доверительному управлению наследуемой долей в разумный срок и в связи с их непринятием имело право совершать необходимые действия без участия такого доверительного управляющего в целях обеспечения своей хозяйственной деятельности и соблюдения баланса интересов и прав участников. При этом никаких доказательств наличия у них наследственного права, кроме факта обращения к нотариусу, истцы не предоставили.

Источник: https://ppt.ru/news/140981

На словах и на бумаге: зачем подписывать корпоративный договор

Каждый год в России количество корпоративных конфликтов, рассматриваемых судами, увеличивается на 20%.

Однако риски споров и денежных потерь можно существенно снизить, если при создании совместного бизнеса не только обговорить будущие взаимоотношения на словах, как это обычно происходит, но и детально урегулировать их на бумаге.

О нюансах заключения корпоративных соглашений рассказывает управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов.

Что такое корпоративный договор

Чтобы юридически верно закрепить специфические отношения между партнерами при создании совместного предприятия, необходимо заключить корпоративный договор. Статья 67.2 Гражданского кодекса дает предпринимателям широкие возможности в юридическом оформлении условий своей совместной деятельности, что позволяет снизить риски корпоративных конфликтов.

Корпоративный договор можно заключить только в отношении хозяйственных обществ — акционерных обществ (АО) и обществ с ограниченной ответственностью (ООО).

Сторонами корпоративного договора могут быть участники самого хозяйственного общества и другие лица, например, кредиторы.

Корпоративные права кредиторов по договору возникнут, если они приобретут акции или доли участия в уставном капитале общества.

Как было раньше

Долгое время большое число сделок по созданию совместных предприятий, а также по купле-продаже акций в АО и долей участия в уставном капитале ООО в России оформлялись по английскому праву.

Этот тренд был задан еще в 90-х годах, когда российское право было недостаточно зрелым для таких сделок. Однако в 2008–2009 годах в законах об ООО и АО появляются первые нормы о возможности заключения корпоративных договоров.

Идет реформа российского гражданского законодательства, и возникает ситуация, когда все больше таких сделок оформляются по российскому праву.

Как сейчас

В Гражданском кодексе за последние несколько лет появилось сразу несколько инструментов, которых в нашей стране раньше не было. Это обусловленное исполнение обязательств (ст. 327.1 ГК РФ).

Благодаря нему у предпринимателей появилась возможность, структурируя сделку по созданию совместного предприятия, ставить отдельные условия заключаемого сторонами корпоративного договора в зависимость от наступления или ненаступления определенных обстоятельств.

Во-вторых, появилась уже упомянутая ст. 67.2 ГК РФ «Корпоративный договор». Также появились два вида опционов, описанные в ст. 429.2 («Опцион на заключение договора») и 429.3 ГК РФ («Опционный договор»).

В-четвертых, появилась статья 431.2 ГК РФ («Заверения об обстоятельствах»). Она регулирует вопросы возмещения имущественных потерь участников сделки — то, что в английском праве называется indemnity.

Наконец, у нас появились конструкции, связанные с регулированием ведения переговоров по заключению сделки. Права, обязанности и ответственность сторон по ведению переговоров также можно юридически оформить.

Таким образом, в России появилось все то, что присутствовало в зарубежном праве. Наличие этих новых конструкций и формирующаяся по ним благоприятная судебная практика становятся стимулом для большего их применения российским бизнесом.

Важно также, что корпоративные споры, в том числе любые споры из корпоративных договоров и договоров купли-продажи акций и долей участия в уставном капитале, заключенные между российскими предпринимателями и компаниями, можно рассматривать только в ограниченном числе третейских судов, а также в государственных российских судах. Это одна из причин заключать корпоративные соглашения на основании норм российского права.

Какие положения может включать корпоративный договор

Практически никаких ограничений в сравнении с аналогичными нормами английского, голландского или немецкого права в российском гражданском законодательстве нет.

Структура органов управления. Но с одной оговоркой: в хозяйственном обществе она в любом случае должна соответствовать законодательным нормам ГК РФ, федеральным законам об ООО и об АО.

Читайте также:  Выдается ли свидетельство о закрытии ип?

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3559425

Корпоративный договор по российскому праву

Как известно, на протяжении десятилетия акционерные соглашения, затрагивающие крупный российский бизнес, заключались по иностранному праву.

По эмпирическим наблюдениям наибольшей популярностью у бизнеса пользовалось английское право.

Такая практика сложилась по различным причинам, включая и то, что российское право не позволяло акционерам адекватно закрепить их коммерческие договоренности на уровне юридически обязывающего контракта.

Вплоть до 2009 г. в законодательстве отсутствовали положения об акционерных соглашениях[1]. При этом в рамках известных дел российские суды признавали корпоративные договоры (акционерные соглашения в АО, договоры об осуществлении прав участников в ООО) недействительными (полностью или в части), считая, что их положения противоречат императивным нормам российского права[2].

Между тем за последние годы произошли определенные изменения, которые способствовали существенному увеличению количества сделок, заключаемых по российскому праву[3]. Это связано, помимо прочего, с изменениями в законодательстве и правоприменительной практике. В 2014 г.

вступили в силу масштабные изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ), предусматривающих более гибкое регулирование корпоративных и обязательственных отношений.

Арбитражными судами за последние 5-6 лет рассмотрено более 20 дел, в рамках которых они подтвердили действительность отдельных положений корпоративных договоров, обязали акционеров исполнить обязательства в натуре, взыскали неустойки и компенсации и т.п.

С позиции регулирования и судебной практики корпоративный договор, заключаемый по российскому праву, стал достаточно эффективным инструментом для структурирования отношений бизнес-партнеров по стандартным вопросам, привычным им по международной практике подобных сделок (корпоративное управление, разрешение тупиковых ситуаций, правила участия в компании, обязательства при совершении сделок с акциями, принципы финансирования, выплата дивидендов и др.).

Ниже рассмотрим некоторые вопросы, развитие ситуации по которым подтверждает приведенный тезис в соответствующей части.

Корпоративное управление

Практически любой корпоративный договор определяет принципы корпоративного управления компанией, включая правила формирования органов управления, разграничение их компетенций и порядок принятия решений по отдельным вопросам. На уровне собрания акционеров между акционерами также распределяется положительный и отрицательный контроль[4].

Новые положения ГК РФ гибко подходят к вопросу о формировании органов управления непубличной компании[5].

Так, участникам предоставляется право на свое усмотрение (с учетом нескольких ограничений) формировать структуру и компетенцию органов управления, а также определять порядок созыва, подготовки и проведения собраний участников.

Акционеры непубличного АО теперь могут расширить или сузить компетенцию собрания акционеров на диспозитивной основе[6], хотя ранее такая возможность отсутствовала (компетенция собрания акционеров императивно определялась Законом об АО).

В то же время по примеру зарубежных юрисдикций ГК РФ теперь допускает назначение в компании нескольких исполнительных директоров, действующих от ее имени без доверенности совместно или самостоятельно.

В идеале данная структура должна позволить создать в совместном предприятии систему сдержек и противовесов —  когда несколько исполнительных директоров обязаны согласовывать друг с другом определенные действия (с учетом интересов номинировавших их акционеров).

Однако на практике эффективность такой системы вызывает сомнения из-за отсутствия технической возможности внести в ЕГРЮЛ индикаторы, указывающие на разграничение компетенции между отдельными директорами.

Предполагается, что третьи лица – контрагенты общества могут исходить из того, что каждый из директоров, указанных в ЕГРЮЛ, имеет полномочие на совершение любого действия от имени общества, отнесенного к компетенции исполнительного органа[7]. Между тем для практики структурирования корпоративных договоров данное обстоятельство является скорее небольшим нюансом, чем проблемой.

Договоренности участников (акционеров) по вопросам управления также детализируются как обязательства по осуществлению права голоса на собраниях участников (акционеров) общества[8] по основным вопросам: утверждение бизнес-плана и стратегии; внесение изменений в устав; формирование органов управления; реорганизация общества; увеличение уставного капитала; выплата дивидендов; распоряжение значимыми активами; заключение значимых сделок и т. п.

Источник: https://www.vegaslex.ru/analytics/publications/shareholders_agreement_under_russian_law/

Корпоративные сделки и судебная практика: соглашения акционеров, сделки m&a, реорганизация

С момента вступления в силу новейших поправок, касающихся соглашений акционеров, сделок M&A и реорганизации, прошло уже более двух лет. Как формируется практика применения новелл? Какие возможности для бизнеса открывают недавно появившиеся правовые механизмы? Какие практические аспекты следует учесть при применении новых правовых инструментов?

советник адвокатского бюро «Иванян и партнеры», магистр частного права КОРПОРАТИВНЫЙ ДОГОВОР ПО РОССИЙСКОМУ ПРАВУ: практические аспекты

  • Природа корпоративного договора.
  • Стороны и сфера действия корпоративного договора.
  • Соотношение корпоративного договора с уставом общества и законом.
  • Предмет корпоративного договора (корпоративное управление; контроль за операционной деятельностью общества; распределение прибыли; финансирование общества/проекта; изменение состава участников/акционеров общества; разрешение тупиковых ситуаций и т.д.).
  • «Существенные нарушения» корпоративного договора и ответственность за его нарушение (неустойка, компенсация (п. 7 ст. 32.1 Закона об АО); возмещение потерь (ст. 406.1. ГК РФ)); опционы).
  • Заверения об обстоятельствах в корпоративных договорах (ст. 431.2. ГК РФ).

ОПЦИОНЫ ПО РОССИЙСКОМУ ПРАВУ

  • Формы опционов по российскому праву (опцион на заключение договора, опционный договор, обязывающий договор по абз. 3 п. 11 ст. 21 Закона об ООО).
  • Специфика заключения и исполнения опционов в отношении доли в ООО и акций (структурирование сделки с учетом участия нотариуса/депозитария; подтверждение обстоятельств опциона).
  • Реализация tag/drag-along опционов по российскому праву.
  • Возможность принудительного заключения/исполнения опционов по российскому праву.

НОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ СТРУКТУРИРОВАНИЯ СДЕЛОК M&A: актуальные вопросы применения

  • Заверения об обстоятельствах. Основные тенденции развития судебной практики. Актуальные вопросы применения в сделках M&A;
  • Условие о возмещении потерь. Потери и убытки. Основные риски при структурировании;
  • Переговорный процесс после реформы гражданского законодательства. Соглашение о ведении переговоров: преимущества и недостатки;
  • Договоры и счета эскроу. Применение в сделках M&A
кандидат юридических наук, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» ФОРМЫ РЕОРГАНИЗАЦИИ, их сочетание и участие в реорганизации юридических лиц различных видов.

  • Решения о реорганизации, договоры о слиянии/ присоединении. Уведомления и раскрытия информации.
  • Перетекание основных капиталов. Внутренние и внешние источники финансирования.
  • Формирование и изменение органов юридического лица.
  • Основания для аннулирования реорганизации.

ТЕНДЕНЦИИ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО РЕОРГАНИЗАЦИИ

  • Изменения в порядок осуществления гарантий прав кредиторов при реорганизации. a) Позиции судебной практики по требованиям о досрочном исполнении обязательства или прекращении обязательства и возмещении убытков при реорганизации;b) Достаточное обеспечение: позиции судебной практики.
  • Обжалование решений о реорганизации ЮЛ и предъявление требований о признании реорганизации несостоявшейся. Позиции судебной практики.
  • Обзор судебной практики по ответственности реорганизованного юридического лица и созданных в результате реорганизации ЮЛ.
адвокат адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры», магистр юриспруденции (РШЧП), LL.M (МВШСЭН) УВЕЛИЧЕНИЕ УСТАВНОГО КАПИТАЛА

  • Способы увеличения уставного капитала
  • Оплата долей в уставном капитале общества

ПОРЯДОК ОТЧУЖДЕНИЯ И ЗАЛОГА ДОЛЕЙ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА

  • Порядок отчуждения участником общества своей доли другому участнику общества и третьим лицам
  • Механизмы реализации участником и (или) обществом преимущественного права покупки доли
  • Обязательная нотариальная форма сделки, направленной на отчуждение доли
  • Роль нотариуса в процессе регистрации изменений в ЕГРЮЛ, связанных с отчуждением доли
  • Залог долей в уставном капитале ООО

ПРИОБРЕТЕНИЕ ОБЩЕСТВОМ ДОЛИ В СВОЕМ УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ

  • Выход и исключение участника из общества
  • Приобретение доли обществом по требованию участника
  • Споры о выплате обществом действительной стоимости доли

программа 07-0304 корп_сделки

регламент 07-0304_корп_сделки

Источник: https://www.statut.ru/calendar/pk/2815

Ссылка на основную публикацию