Дробление бизнеса

Дробление бизнеса

Что такое дробление бизнеса

На законодательном уровне определение термину не дано. Специалистам приходится руководствоваться положениями главы 4 ГК РФ. Нормы признают за юридическими лицами право на различные структурные преобразования. Хозяйственные общества вправе:

  • регистрировать обособленные подразделения;
  • выделять из своего состава новые фирмы;
  • делиться на несколько самостоятельных компаний;
  • объединяться с другими предприятиями для реализации проектов;
  • приобретать доли (акции) коммерческих объединений.

Все эти методы остаются законными и используются добросовестными налогоплательщиками. Назначением таких схем становится эффективное использование капитала, повышение рентабельности и улучшение качества продукции.

Дробление бизнеса в целях налоговой оптимизации не имеет ничего общего с традиционной процедурой. Реализацию таких схем в ФНС РФ называют нарушением. Контролирующая служба борется с извлечением необоснованной налоговой выгоды.

В помощь территориальным инспекциям составлены методические рекомендации. Многие инструкции не опубликованы в сети и относятся к документам служебного пользования. Открытым регламентом является письмо № СА-4-7/15895@ от 11.08.17.

В нем выделены признаки незаконного дробления бизнеса:

  1. Формальность. Действующую организацию разбивают на несколько юридических лиц. Работники, руководители или учредители регистрируются в качестве предпринимателей. Однако фактически производственный цикл остается единым. Никакого обособления не происходит. Участники несут общие расходы, пользуются одним капиталом, инструментами.
  2. Снижение фискальной нагрузки. Поскольку крупный бизнес формально делится на более мелкие фирмы, появляется возможность использовать специальные режимы. Дробление позволяет извлечь максимальную выгоду от покупки патентов, применения ЕНВД и УСН. Имея внушительные обороты, компания уходит от оплаты НДС, налогов на прибыль и имущество. Маскировка проекта под малое предпринимательство дает возможность претендовать на многочисленные льготы, субсидии.
  3. Единство управления и согласованность действий. Фактическое руководство всеми структурными звеньями системы осуществляет один выгодоприобретатель. Нередко участники заключают заведомо невыгодные сделки. У зарегистрированных предпринимателей и ООО нет собственных интересов. Все их действия подчинены единой экономической цели – снижению фискальной нагрузки.
  4. Идентичность деятельности. Признаком дробления является и невозможность четкого разграничения направлений. Созданные сообщниками фирмы занимаются одним и тем же производством, оказывают одинаковые услуги, выполняют аналогичные работы.
  5. Дробление бизнеса

Характерной чертой дробления бизнеса ФНС РФ считается также взаимозависимость участников схемы. В преступление вовлекают знакомых, родственников, сослуживцев.

Косвенными свидетельствами становятся общие сайты, вывески, расположение организаций в одном офисе, формирование единых служб доставки, кадрового делопроизводства, юридического сопровождения.

Все звенья цепи создаются одновременно. Разница в датах регистрации исчисляется днями или неделями.

Комплексный подход к оценке схем с ООО, ИП и АО закреплен судебной практикой. Дела о дроблении бизнеса рассматриваются государственными арбитражами на протяжении нескольких лет. Служители Фемиды настаивают на анализе всех обстоятельств и установлении истинной цели деления коммерческого проекта.

В помощь добросовестным коммерсантам налоговая служба разработала специальный сервис. Программа известна под названием «Проверь свой бизнес». Она дает комплексную информацию об организациях, помогает оценить риски сотрудничества. Проверка контрагента обеспечивает защиту от обвинений в соучастии.

Распространенные схемы дробления бизнеса

Несмотря на негативную окраску, оптимизаторы не спешат отказываться от своих методов. Механизмы модифицируют с учетом судебной практики и подходов налоговых органов. В некоторых случаях разделение ООО на две и более коммерческие структуры оказывается эффективным решением. Инспекциям не удается доказать извлечение необоснованной выгоды.

Тип схемыКраткое описаниеПримеры дробления бизнеса из судебной практики 2017–2019 гг.
Незаконные механизмы Наиболее рискованными являются схемы, описанные в методических материалах налоговой службы. Инспекторы хорошо с ними знакомы, а алгоритмы доказывания сформированы.
Так, к доначислениям приведут схемы с номинальным делением выручки, численности персонала, площади торговых помещений.
Подробное описание в письме № СА-4-7/15895@ от 11.08.17 нашли механизмы номинального разграничения деятельности. В качестве примера приведем дело А60-36784/2013. Акционерное общество производило и продавало молочные продукты. Объем выручки не позволял использовать специальные режимы. Пытаясь снизить налоговую нагрузку, оптимизаторы зарегистрировали несколько фирм. Все организации были выведены на УСН. Формально предприятия занимались розливом молока. Акционерное же общество считалось поставщиком сырья и торговым агентом. В суде было установлено отсутствие у компаний собственных специалистов. Персонал оформили во вновь созданные фирмы простым переводом. Кроме того, приемка молока осуществлялась в одном помещении. Суды сделали вывод об отсутствии деловой цели дробления бизнеса. В итоге обществу начислили налоги на имущество, прибыль и НДС. В праве применения УСН было отказано.
Рискованные комбинации Применение схем этой категории грозит длительными судебными разбирательствами. Суть механизмов не меняется. Оптимизаторы берут за основу традиционное дробление бизнеса, но тщательно маскируют признаки злоупотребления. Перед тем как оптимизировать налоги, выстраивают четкую систему взаимоотношений между ООО и контрагентами. Каждую операцию документируют, а финансовые потоки обособляют. Большое внимание уделяют первичной отчетности.
Избежать доначислений в случае выездной проверки не получается. Для переквалификации сделок инспекторам достаточно установления взаимозависимости сторон и мелких недочетов (противоречий в первичной отчетности, ошибочных формулировок в платежных поручениях, отсутствия приемочных актов и пр.). Однако отстоять свои позиции в государственных арбитражах вполне реально
Примером модернизированной схемы может служить дело № А19-18267/2018, рассмотренное 4ААС во второй половине февраля 2019 года. Являясь единоличным учредителем ООО «Братская книга», гражданин зарегистрировал индивидуальное предпринимательство. Общество применяло УСН с объектом «доходы за вычетом расходов». Несколько лет коммерсант-учредитель продавал фирме печатную продукцию. Он являлся единственным поставщиком товара. Компания же занималась розничной реализацией. Впоследствии налогообложение решили оптимизировать. Между предпринимателем и организацией заключили договор комиссии. Выручка от продажи печатной продукции перестала считаться доходом ООО «Братская книга». Под обложение попадало только комиссионное вознаграждение. Налоговая инспекция проанализировала отношения и переквалифицировала договор. Выручку признали доходом общества. Поскольку обороты превысили установленный законом предел, право на применение УСН было утрачено. Компании начислили налог на имущество, добавленную стоимость и прибыль.
Отстаивать правоту фирме пришлось в двух инстанциях. Налогоплательщику потребовалось представить всю документацию по сделке, раскрыть структуру бизнеса. Организацией для налоговой тяжбы были составлены сотни документов, привлечены юристы. Служители Фемиды исследовали счета-фактуры, приемочные акты, текст договора. В результате решение было принято в пользу компании. Доказать формальный характер сделки инспекции не удалось. Однако считать спор завершенным нельзя. Вполне вероятно, что дефекты первичной отчетности станут причиной поражения налогоплательщика в кассации или надзоре
Легальные решения Ни одна из схем оптимизации фискальной нагрузки за счет дробления бизнеса не может считаться законной. Однако под определение налогового преступления не попадают классическая реорганизация, создание филиальной или представительской сети, учреждение дочерних компаний. Условием легальности механизмов является самостоятельная деловая цель. Дробление должно быть обусловлено потребностями производства, необходимостью освоения новых ниш рынка, стратификацией и т. д. Классическим примером законного дробления бизнеса стало дело А60-40529/2011. Хозяйственное общество «Металлургсервис» создало дочернее предприятие для организации общественного питания. Новую фирму вывели на специальный режим налогообложения – ЕНВД. Посетителями кафе являлись работники «Металлургсервис». Инспекция обвинила завод в уклонении от налогов. Суд контролеров не поддержал. В постановлении № 15570/12 коллегия ВАС РФ отметила самостоятельность деятельности каждого участника. После создания «дочки» материнская компания не занималась общественным питанием. Активы и капиталы были реально обособлены

Дробление бизнеса

Чем грозит незаконное дробление бизнеса

Реализация нелегальных и сомнительных схем может привести к краху коммерческого проекта. Стандартным сценарием становится начисление недоимок, пени и штрафов по итогам выездной проверки.

Вышестоящие инстанции отклоняют административные жалобы, а дело передается на рассмотрение государственного арбитража. Если оспорить выводы инспекции не удается, задолженность приходится погашать в полном объеме.

Неспособность выполнить обязательства приводит к банкротству.

Ярким примером такого развития событий является история ЗАО «Ныдинское». Руководство объединения не учло налоговые риски дробления бизнеса. Результатом неудачной оптимизации стал судебный процесс А81-1044/2016. Разбирательство завершилось поражением компании.

Кассация Западно-Сибирского округа подтвердила действительность решения инспекции в основной части (постановление от 26.12.17). Погасить недоимку фирма не смогла.

Впоследствии именно налоговая служба обратилась в арбитраж Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о банкротстве организации (А81-10004/2018).

Ожидаемыми последствиями нарушения правил дробления бизнеса становятся и уголовные дела. Преследование по ст. 199 УК РФ грозит:

  • непосредственным руководителям организации;
  • главному бухгалтеру;
  • учредителям;
  • иным контролирующим компанию лицам.

Условием возбуждения дела становится уклонение от налогов (сборов) за 3-летний период на сумму 5 миллионов рублей. Доля недоимки должна составить ¼ от совокупных обязательств фирмы перед бюджетом или государственными фондами. Уголовное преследование грозит также в случае достижения общей задолженностью 15 миллионов в отечественной валюте.

Источник: https://newfranchise.ru/baza_znaniy/ooo/droblenie-biznesa-kak-sposob-nalogovoj-optimizatsii

Компании начислили налогов на 200 млн рублей за то, что она дробила бизнес

Директора обвинили в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. Теперь когда-то успешная компания банкрот, счета арестованы, имущество тоже. Предприниматель ждет суда под домашним арестом.

Все попытки обжаловать действия налоговой провалились. Не помог даже Конституционный суд. В такой ситуации завтра может оказаться каждый, кто разделил свой бизнес на несколько фирм и ИП для удобства и выгоды.

Устраивайтесь поудобнее. Это очень важная история с кучей нюансов.

Делить бизнес на несколько фирм и ИП законно, но опасно. Даже если всё правильно оформить.

Выручку ваших контрагентов, покупателей и партнеров могут признать вашей и доначислить налоги.

Даже если директора этих фирм и ИП подтвердят, что они работают сами по себе, это не поможет.

По закону налогоплательщик сам выбирает, как ему работать. Но налоговая может не согласиться и признать схему преступной.

В законах много непонятного. Чем грозит та или иная схема, налоговая решит на практике. Конституционный суд сказал, что это нормально.

Есть критерии, по которым выгоду признают необоснованной. Список невнятный, открытый и постоянно меняется.

Предприниматель организовал в Волгоградской области бизнес по продаже инструментов: оптовые склады, розничные точки, интернет-магазин. Дело шло в гору.

Для удобства и экономии бизнес разделили на несколько субъектов. Одна компания занималась арендой и распределяла площади под магазины. Розничные точки оформили на нескольких ИП. Для ремонта и обслуживания инструментов создали еще фирму. И для интернет-магазина тоже.

Закупками и распределением товара занималась главная компания «Мастер-инструмент». Все фирмы и ИП заключили с ней договор о координации бизнеса.

Они договорились, что будут развивать один бренд: на ценниках нарисуют один логотип, вывески тоже будут одинаковые. Еще у них будет общая база товаров. Так можно показывать поставщикам большой оборот, получать скидки и отсрочки.

Читайте также:  Что такое трансмиссия наследства?

Еще можно получить овердрафт на выгодных условиях и меньше тратить на рекламу.

Налоги при этом каждый платит за себя, по своей системе налогообложения. ИП с розницей на вмененке, ремонт на упрощенке. А головная компания была на общей системе налогообложения: с НДС и налогом на прибыль.

Налоговая решила, что всё это разделение компания затеяла, чтобы уходить от налогов. Вот если бы весь оборот проходил через одно юрлицо на общем режиме, налогов было бы больше. Никакого ЕНВД и упрощенки бы не было. И отгружать товар в розницу с маленькой наценкой «Мастер-инструмент» тоже бы не смог, а платил бы со всей выручки НДС и налог на прибыль.

Налоговая сложила доходы всех фирм и ИП, которые обслуживали этот бизнес, и пересчитала налоги, как будто это выручка одного юрлица на общей системе. С учетом штрафов и пеней получилось почти 200 млн рублей к доплате. Это особо крупный размер и уголовная ответственность. Максимальный срок — 6 лет.

Сейчас компанию официально признали банкротом. Кредиторы стоят в очереди за своими деньгами, а директор уже лишился имущества.

Работать по удобной схеме не запрещено. Минимизация налогов — это законный интерес налогоплательщика. Но только если налоговая не решит, что эту схему придумали, чтобы получать необоснованную налоговую выгоду. А в этой истории получилось именно так.

Директор говорит: мы рационально структурировали бизнес, правильно всё оформили и заплатили в бюджет то, что положено. Никто, мол, не запрещает открыть ИП, продавать через него инструменты в магазине и платить ЕНВД. И закупать товар у поставщиков, а потом продавать его с небольшой наценкой розничным продавцам — это тоже не нарушение.

Все сделки тоже настоящие, с документами и логичными объяснениями. Отчеты сдаются, налоги платятся, трудоустроены десятки человек. Ну неудобно смешивать режимы и направления в большом бизнесе. Многие так работают, и ничего.

Налоговая не согласилась и привела свои аргументы. Выяснилось, что большой магазин разделили на несколько маленьких. ИП оформили на маму, жену и сотрудников. Головная компания работает в убыток. Значит, все сговорились, обманщики и взаимозависимые. А схема преступная. Суды с этим согласились и оставили решение налоговой в силе.

Последняя надежда была на Конституционный суд. Директор подал жалобу, и на днях ее рассмотрели.

Директор просил признать неконституционными сразу несколько статей налогового кодекса. Неточные формулировки позволяют налоговой включать в доходы компании выручку ее контрагентов. При этом сделки никто не оспаривает. Получается, что налоговой базы нет, а налог есть.

Конституционный суд рассуждал так.

Предприниматели должны платить налоги. А налоговая имеет право это проверять и, если нужно, взыскивать недоимки. Желательно, чтобы всё было честно и никто никому не мешал.

Даже ЕСПЧ сказал, что злоупотребления со стороны налогоплательщиков надо пресекать. И он же в свое время подчеркнул, что в российских законах много неопределенных выражений. Как именно их применять, можно узнать только на практике. Вот налогоплательщики и узнают.

В законах нельзя прописать все варианты и схемы ухода от налогов. Если что-то не прописано, это не значит, что за это нельзя наказать.

Налоговики придут, обнаружат какую-то хитрую схему, сделают свои выводы и накажут. Даже если в законе нет прямого указания, что конкретно этот формат работы незаконный.

(КАТЯ, ОНИ ТАК И СКАЗАЛИ? — ДА, ОНИ ДАВНО ТАК ГОВОРЯТ. — НО ВЕДЬ НЕЛЬЗЯ БЕЗ ВНЯТНОГО ПОВОДА. — ¯\_(ツ)_/¯)

Конституционный суд согласился, что налоговая может изучить любой бизнес и признать экономию на налогах необоснованной налоговой выгодой. Например, если операции «не обусловлены разумными экономическими причинами или целями делового характера». (А КТО ЭТУ РАЗУМНОСТЬ ОПРЕДЕЛЯЕТ? — УГАДАЙ.)

Необоснованная налоговая выгода — это когда кто-то мог бы платить больше налогов, но что-то придумал и платит меньше. Или когда кто-то не имеет права на льготы или вычет, но заявляет их и пользуется.

Внятные признаки необоснованной выгоды прописали в недавнем законе: он вступит в силу 19 августа 2017 года. Но пока там тоже мало конкретики. Налоговики больше не смогут придраться из-за мелочей и опечаток в документах, но поводов для претензий у них всё равно много. По этому поводу есть письма ФНС и разъяснения Высшего арбитражного суда.

Вот что может быть признаком необоснованной налоговой выгоды:

  • взаимозависимость контрагентов;
  • странные условия сделки;
  • заниженные или завышенные цены;
  • нет контактов делового партнера;
  • есть связи с однодневками;
  • одни и те же сотрудники и помещения;
  • фиктивные сделки только на бумаге.

Решите, как дальше работать, консультируйтесь с юристами и бухгалтерами. Случиться может всё что угодно.

Если вы тоже разделили бизнес, оформили ИП на жену и продаете товар через цепочки фирм, это еще не значит, что вас ждет участь «Мастер-инструмента». Но придется доказывать, что схема создана не для ухода от налогов, а во благо.

  • Некоторым это удавалось.
  • Дело «Комтранса»
  • Дело «Спецхиммонтажа»

У этих компаний тоже было дробление бизнеса, взаимозависимые контрагенты, претензии налоговой и миллионы рублей к доплате. Но обошлось: суд всё отменил и признал, что это законная схема. Может быть, вам тоже повезет. А может, и нет.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/news/droblenie-biznesa/

Где грань между незаконным дроблением бизнеса и законным разделением для оптимизации в 2019 году — Финансы на vc.ru

Не секрет, что в 2019 году ФНС взяла фокус на формальное дробление бизнеса. Однако до сих пор дробление — одна из самых популярных схем «оптимизации» налогов. Одновременно встречаются примеры выигранных налогоплательщиками процессов с обоснованным разделением бизнеса.

О важных нюансах, которые должны знать собственники и руководители, рассказывает налоговый юрист компании «Правовест Аудит» Наталья Наталюк.

Наталья Наталюк 

Налоговый юрист с 20-летним стажем. Советник налоговой службы РФ II ранга. Эксперт, автор статей и семинаров по налоговому контролю для собственников и руководителей компаний.

Текущая ситуация с дроблением

Во многих странах мира разделение бизнеса на несколько структурных единиц ведение деятельности в группе взаимозависимых компаний остаются в рамках закона и не вызывают вопросов со стороны фискальных органов. Россия идет иным путем.

Часто в разделении бизнеса инспектор видит только формальное дробление с целью экономии на налогах и напрочь не хочет слышать о наличии здравой предпринимательской цели.

Согласно позиции налоговой службы, текущий год проходит под эгидой особого контроля за «дробленцами».

Ровно в канун новогодних праздников появилось Письмо ФНС от 29.12.2018 года № ЕД-4-2/25984, в котором ФНС России поручила инспекциям усилить контроль за налогоплательщиками, искусственно дробящими бизнес.

Классикой жанра в дроблении бизнеса остается стремление группы компаний не применять общую систему налогообложения (ОСНО), в частности, чтобы не платить налог на добавленную стоимость (НДС) и налог на прибыль, используя специальные режимы, например, упрощенную систему налогообложения (УСН).

Типичный пример, когда компания на ОСНО, просчитав все свои «потери» на налогах, приходит к выводу о разделении на несколько небольших компаний, которые смогут применять специальные режимы. Солидная экономия радует собственников бизнеса, оно и понятно.

Со средней выручкой 800 млн. руб. в год при рентабельности 20% приходится платить 32 млн. руб. налога на прибыль и не менее 40 млн. руб. НДС. В общей сложности почти 75 млн. рублей. В то время как налог на упрощенке не превысит 25 млн. руб.

Разница трехкратная!!!

Радость может длиться до визита налогового инспектора. Затем, как показывает практика, начинаются попытки доказать отсутствие получения необоснованной налоговой выгоды.

И при отсутствии деловой цели в разделении бизнеса на разные юридические лица, наличии негативных признаков формального дробления — итог весьма печален.

Многомиллионные доначисления по самым «хлебным» для ФНС налогам (НДС, налог на прибыль), штраф 40% от неуплаченных сумм налогов (поскольку наверняка будет идти речь об умышленной неуплате налогов).

Важно соблюдать требования статьи 54.1 НК РФ, согласно которым, если у сделки налогоплательщика отсутствует деловая цель, то налоговая выгода, полученная по такой сделке, считается необоснованной.

Говоря об искусственном дроблении бизнеса, следует упомянуть, что оно связано не только с незаконным стремлением применять специальные режимы в целях налоговой экономии, но сюда относятся «игры» в группе компаний с незаконным занижением доходов/завышением расходов, незаконным возмещением НДС/налоговыми вычетами.

Преступление и наказание

За незаконное дробление бизнеса с целью ухода от уплаты налогов компания заплатит штраф в двойном размере, а именно 40% от неуплаченной суммы налогов (п.3 ст. 122 НК РФ). Собственникам и руководителям компании вполне может грозить как уголовная, так и субсидиарная ответственность.

Уголовная ответственность. Так, ст.199 УК РФ за неуплату/неполную уплату налогов при выявлении умышленных признаков совершения налогового правонарушения (схемы по фиктивному дроблению) и при доначисленной сумме налогов от 5 млн. руб. предусматривает привлечение к уголовной ответственности. Фигурантом уголовного дела может стать руководитель, финансовый директор, бухгалтер компании.

Уголовная ответственность

Субсидиарная ответственность – персональная ответственность за компанию-должника в случае недостаточности её имущества для расчета со своими кредиторами.

ФНС – практически элитный кредитор, с большими полномочиями и возможностями (если 50% долга компании — это неуплаченные налоги), налоговый орган воспользуется всеми возможными способами для пополнения бюджета за счет контролирующих должника лиц (КДЛ) и вина в банкротстве презюмируется, то есть доказывать, что КДЛ не виновен в совершении действий, которые привели к образованию недоимки, должен он сам.

Источник: https://vc.ru/finance/71297-gde-gran-mezhdu-nezakonnym-drobleniem-biznesa-i-zakonnym-razdeleniem-dlya-optimizacii-v-2019-godu

Дробление бизнеса: законная оптимизация или налоговое преступление?

Накануне 2019 года ФНС выпустила Письмо от 29.12.2018 N ЕД-4-2/25984, в котором предупредила о намерении усилить контроль за схемами дробления бизнеса.

Она напомнила о том, что налоговые преимущества в виде спецрежимов установлены только для малого бизнеса и направлены на то, чтобы для всех участников рынка были созданы равные конкурентные условия.

В то же время злоупотребления такими преимуществами делает бессмысленными все усилия государства по налоговой поддержке малого бизнеса.

В Письме ФНС дано поручение внимательнее осуществлять «контрольно-аналитическую работу в отношении налогоплательщиков, которые создают видимость деятельности нескольких самостоятельных налогоплательщиков, прикрывающих деятельность одного налогоплательщика». Цель такой «теневой» деятельности, по мнению налоговиков, — получить или сохранить право на применение специального налогового режима и, соответственно, сэкономить на налогах.

При чем тут взаимозависимые лица?

Понятие «взаимозависимые лица» сильно связано с проблемой дробления бизнеса. Оно регулируется ст. 105.1 НК РФ. Если подытожить все перечисленные в этой статье характеристики и признаки, то взаимозависимыми лицами считаются такие лица, взаимоотношения между которыми могут влиять на результат сделок.

В ст. 105.1 НК РФ уточняется, что влияние одного лица на другое может признаваться взаимозависимостью, если оно оказывается либо в силу участия в капитале, либо на основании соглашения, либо при наличии иной возможности, когда одно лицо может влиять на другое лицо.

Станислав Джаарбеков, юрист, аттестованный аудитор и ведущий вебинара «Налоговые риски применения схемы дробления бизнеса», обращает внимание на то, что ст. 105.1 НК РФ помимо всего прочего конкретизирует понятие взаимозависимости, формулируя три основания для взаимозависимости:

  1. Взаимозависимость по закону

В частности, в п. 2 ст. 105.1 НК РФ представлен конкретный перечень ситуаций, когда лица или организации признаются взаимозависимыми.  

  • Если одна организация прямо или косвенно участвует в другой организации, при этом доля такого участия — более 25 %, то эти организации взаимозависимые.
Читайте также:  Членские взносы в некоммерческую организацию

Так, если ООО «Иск» владеет 50 % ООО «Игрек», то они –взаимозависимые организации.

  • Если физлицо прямо или косвенно участвует в организации и доля этого участия составляет более 25 %, то физлицо и организация будут считаться взаимозависимыми.

Это возможно в ситуации, когда физлицо, например, владеет 30 % ООО «Икс». Физлицо и ООО «Икс» в таком случае будут взаимозависимыми.

  • Если одно и то же лицо прямо или косвенно участвует в организациях и доля такого участия в каждой организации составляет более 25 %, то организации будут взаимозависимыми.

Допустим, ООО «Икс» владеет 30 % в ООО «Игрек» и 40 % в ООО «Зет», при этом между «Игрек» и «Зет» взаимоотношений нет. На основании этих обстоятельств они будут взаимозависимыми, так как одна и та же компания владеет долей более 25 % в «Игрек» и «Зет».  

  • Если организация и лицо осуществляют полномочия ее единоличного исполнительного органа, то в этом тоже усматривается взаимозависимость.

Это ситуация, когда организация и гендиректор — взаимозависимые лица.

  • Если в организациях полномочия единоличного исполнительного органа осуществляет одно и то же лицо, эти организации признаются взаимозависимыми.

Физлицо является руководителем в ООО «Икс» и в ООО «Игрек», между ними связи в основном капитале нет. Но эти организации будут считаться взаимозависимыми, потому что у них один руководитель. Такое основание встречается довольно часто.  

  • Если доля прямого участия каждого предыдущего лица в каждой последующей организации составляет более 50 %, организации или физлица тоже признаются взаимозависимыми.

Если ООО «Икс» владеет долей более 50 % ООО «Игрек», а ООО «Игрек» владеет долей более 50 % ООО «Зет», то все в этой цепочке между собой взаимозависимые.

  • Если одно физлицо подчиняется другому физлицу по должностному положению, то физлица признаются взаимозависимыми.
  • Взаимозависимым признается физлицо, его супруг, родители, дети, братья, сестры и другие родственники.

В п. 3 ст. 105.1 НК РФ указано правило, что долей участия физлица в организации признается совокупная доля участия этого физлица и его родственников в указанной организации.

Например, в ООО «Икс» 25 % владеет отец и 25 % – сын. Также есть ООО «Игрек», в которой также 25 % владеет отец и 25 % – сын. Согласно правилу, компании будут считаться взаимозависимыми.

Также взаимозависимыми по закону признаются:

  • организация и лицо (в том числе физлицо совместно с его взаимозависимыми лицами, указанными в пп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК РФ), имеющее полномочия по назначению единоличного исполнительного органа этой организации или по назначению не менее 50 % состава коллегиального исполнительного органа или совета директоров этой организации;
  • организации, единоличные исполнительные органы которых либо не менее 50 % состава коллегиального исполнительного органа или совета директоров которых назначены или избраны по решению одного и того же лица (физлица совместно с его взаимозависимыми лицами, указанными в пп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК РФ);
  • организации, в которых более 50 % состава коллегиального исполнительного органа или совета директоров составляют одни и те же физлица совместно с взаимозависимыми лицами, указанными в пп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК РФ.
  1. Самостоятельная взаимозависимость, когда лица признают себя взаимозависимыми сами  

Такую возможность допускает п. 6 ст. 105.1. Это ситуации, когда два лица, не являющиеся взаимозависимыми по формальным признакам, могут признать себя взаимозависимыми и заявить об этом в налоговую службу.

Эта возможность документально отработана через подачу уведомления о контролируемых сделках.

В практике подобные ситуации возникают тогда, когда стороны совершают по объему контролируемые сделки и по сути они являются взаимозависимыми (и они об этом знают), но формальных признаков взаимозависимости нет.     

  1. Взаимозависимость по суду 

Формулируется в п. 7 ст. 105.1 НК РФ. К такой категории относятся случаи, когда налоговый орган может через суд признать лица взаимозависимыми. То есть нет признаков, которые бы признавались по закону, но есть иные признаки взаимозависимости.  

Наиболее рискованным среди перечисленных пунктов ст. 105.1 НК РФ является именно п. 7, когда взаимозависимость признается через суд. Поэтому стоит рассмотреть такие случаи подробнее. В целом перечь оснований для этого довольно широкий, но обычно суд учитывает совокупность признаков.

Так, одним из признаков является тот факт, что компания или ИП открыты на лицо, с которым другую компанию связывали длительные деловые отношения, в том числе трудовые. Допустим, в компании «Икс» одно время работал заместитель руководителя, потом он уволился и открыл ИП на УСН, и компания «Икс», которая, по сути, является его бывшим работодателем, начинает с ним взаимодействовать.  

Другая ситуация: в двух организациях большую долю руководящих должностей занимают одни и те же сотрудники. Формально, по Трудовому кодексу, такое совместительство не запрещается.

Но если помимо этого признака есть другие (например, все эти сотрудники являются руководителями в организациях, которые располагаются в одном бизнес-центре, счета у организаций в одном банке), то высока вероятность того, что суд посчитает лица взаимозависимыми.  

Каким бывает дробление бизнеса

В Письме ФНС РФ от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@ приводится результат анализа 400 арбитражных дел на тему дробления бизнеса за предыдущие четыре года. Так, в качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, могут выступать следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:

  • дробление бизнеса происходит между несколькими лицами, применяющими ЕНВД или УСН, чтобы основной участник, осуществляющий деятельность, не исчислял и не уплачивал НДС, налог на прибыль организаций и налог на имущество организаций;
  • применение схемы дробления бизнеса повлияло на условия и экономические результаты деятельности всех участников схемы — привело к уменьшению налоговых обязательств или к тому, что эти обязательства практически не изменились при масштабировании деятельности;
  • налогоплательщик, участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью, выступают выгодоприобретателями от дробления бизнеса;
  • участники схемы занимаются аналогичным видом экономической деятельности;
  • создание участников схемы в течение небольшого временного периода непосредственно перед расширением производственных мощностей или увеличением численности персонала;
  • участники схемы несут расходы друг за друга;
  • прямая или косвенная взаимозависимость участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);
  • персонал перераспределяется между участниками схемы формально, без изменения должностных обязанностей;
  • у подконтрольных лиц отсутствуют кадровые ресурсы;
  • участники схемы используют одни и те же вывески, помещения, контакты, сайт, контрольно-кассовую технику, терминалы и т.п.;
  • у всех участников схемы общий поставщик и покупатели;
  • одни и те же лица занимаются фактическим управлением деятельностью участников схемы;
  • у участников схемы единые службы по ведению бухучета, кадрового делопроизводства, юридическому сопровождению и т.д.;
  • одни и те же лица представляют интересы по взаимоотношениям с госорганами и иными контрагентами;
  • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;
  • данные бухучета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
  • поставщики и покупатели распределяются между участниками схемы, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Стоит отметить, что по схеме дробления бизнеса судебная практика не сформировалась до сих пор. По-прежнему возникает много ситуаций, когда однозначно убедиться в отсутствии риска нельзя. В этой связи стоит обратить внимание на Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.

2017 № 34-П, установившее новый принцип, а именно запрет на придание обратной силы судебным решениям.

Суд отметил, что если по какому-то вопросу сложилась устойчивая практика в пользу налогоплательщика, а потом вышло судебное решение, которое меняет практику в худшую сторону, то изменение судебной практики в плохую сторону должно применяться только к будущему периоду, а не к прошлому.

Также следует обратить внимание на Письмо ФНС РФ от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650@, в котором налоговики дают рекомендации территориальным органам, как доказывать умысел в неуплате налога.

Суть состоит в том, что при схемах дробления бизнеса налоговики могут доказать умысел в неуплате налога и тогда штраф будет не 20 % в связи с неуплатой налога, а 40 %.

Кроме того, при больших суммах неуплаты налога может быть основание для возбуждения уголовного дела.

Пути снижения рисков при дроблении бизнеса

Законодательством установлены льготные системы налогообложения: УСН, ЕНВД, ПСН, ЕСХН. Их нельзя применять при нереальной хозяйственной деятельности, то есть создавать ИП или ООО только с целью оптимизации бизнеса. Это одна из частых ситуаций, которая возникает в связи с дроблением бизнеса.

Вторая распространенная ситуация — это когда крупный бизнес, представляющий собой единый процесс, делится на части, которые оформлены в виде формально отдельных юридических лиц, но по сути являются частью процесса.

Станислав Джаарбеков, юрист, аттестованный аудитор и ведущий вебинара «Налоговые риски применения схемы дробления бизнеса», отмечает несколько путей снижения рисков при дроблении бизнеса.

  1. Реальность и самостоятельность деятельности налогоплательщиков

В Письме ФНС РФ от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@ рассматривается пример дела, которое налоговики проиграли.

Существует сеть аптек из нескольких десятков юрлиц, которая работает под единым брендом. Все юрлица применяют льготные системы налогообложения.

Налоговая пытается доказать, что все юрлица являются частями одной крупной компании и приводит следующие признаки: единый бренд, одни и те же акционеры, пересечение одних и тех же сотрудников и т.д.

Но она проигрывает спор, потому что в суде налогоплательщики доказывают, что каждая аптека — это самостоятельная компания, со своим персоналом, своими основными средствами, все аптеки расположены на разных территориях. Главным в данном случае оказалось то, что каждая компания обладала признаками самостоятельности.

К распространенным схемам дробления бизнеса относятся ситуации, когда средства выводят на ИП. То есть компания заключает договора с ИП с целью минимизации затрат на оплату персонала.

Вместо того, чтобы заключать трудовые договора с сотрудниками и брать их в штат, она просит людей регистрироваться в качестве ИП, но далее сотрудничают с ними по принципам трудовых отношений. Такой случай как раз рассматривается в Определении Верховного Суда РФ от 27.02.

2017 N 302-КГ17-382 по делу N А58-547/2016. Налоговая смогла доказать, что отношения у компании с ИП были такие же, как с сотрудниками, оформленными в штат.  

  1. Деловая цель создания новых организаций и ИП  

Такие деловые цели могут быть разными:

Судебная практика исходит из того, что если соакционер реальный и он привлекается с определенными целями, то создание компании имеет деловую цель.

Допустим, у вас есть какой-то бизнес и вы создаете новую компанию с новым соакционером. Ваша цель — усилить бизнес: дать долю соакционеру в новой компании, так как давать долю в старой компании для вас экономически нецелесообразно.

Представим, что крупная фармацевтическая компания разделилась на большое количество маленьких аптек, которые стали применять спецрежимы.

Необходимость дробления объяснили тем, что из-за ошибки фармацевта в одном из филиалов у компании однажды отобрали лицензию, результате чего бизнес был парализован. Чтобы предотвратить подобные ситуации в будущем, было решено создать 40 юрлиц.

Таким образом, если при какой-то ситуации лицензию и отберут, то только у одной маленькой организации, а не у всей компании.

  • повышение эффективности управления

Допустим, есть большая компания, из которой выделено несколько юрлиц. Они стали применять «упрощенку» и контактировать со старой компанией по разным операциям.

При проверке оказалось, что они это сделали с целью оптимизации управления. У них это было прописано в бизнес-плане.

Они специально дали самостоятельность компаниям, чтобы замерять их показатели и затем подтягивать до этих показателей все остальные филиалы.

  1. Рыночные условия сделок между взаимозависимыми лицами 

Налоговые органы могут учитывать рыночность цен при проверке схем дробления бизнеса.

В судебной практике есть решения, в которых выражается следующая позиция по этому вопросу: если сделка неконтролируемая, то в общем случае налоговая не может проверять цену сделки, но если есть необоснованная налоговая выгода, в том числе полученная в рамках схемы дробления бизнеса, то в это случае налоговая может оценить размер получения необоснованной налоговой выгоды через определение рыночной цены. 

4. Налоговая экономия

Налоговая может сделать доначисления, если в результате взаимодействия двух компаний возникла потеря бюджета (налоговая экономия). В этом случае схема взаимодействия должна квалифицироваться как схема дробления бизнеса. Если потери бюджета не будет, то доначисления не последуют.

Читайте также:  Облагается ли компенсация за неиспользованный отпуск ндфл?

Источник: https://kontur.ru/articles/5384

Дробление бизнеса – схема или нет?

  • В последнее время все чаще в рамках проводимых мероприятий налогового контроля налоговыми органами устанавливаются факты снижения налогоплательщиками своих налоговых обязательств путем создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика.
  • При этом, экономия на налогах достигается в результате применения инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, формально соответствующих действующему законодательству, таких как, например, дробление бизнеса.

Суды оценивают наличие схемы дробления бизнеса по совокупности и взаимосвязанности полученных налоговым органом доказательств: реальное ведение бизнеса взаимозависимыми лицами, наличие деловой цели и др.

Начиная с 19.08.2017 в связи с вступлением в силу ст. 54.1 НК РФ изменились подходы в решении споров о получении необоснованной налоговой выгоды. В ней нет используемых ранее в ходе налоговых проверок таких понятий, как «непроявление должной осмотрительности», «необоснованная налоговая выгода», которые указаны в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 ″ 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Однако суды, руководствуясь нормами ст. 54.1 НК РФ, все же будут обращаться к Постановлению № 53 и другим судебным актам, принятым до вступления в силу ст. 54.1 НК РФ.

В указанной статье постараемся ответить на часто встречающиеся вопросы налогоплательщиков, касающихся минимизации налогов в результате дробления бизнеса.

Дробление бизнеса — что это?

Понятие «дробление бизнеса» отсутствует в нормах законодательства. Исходя из норм ГК РФ юридические лица могут проводить реорганизацию в форме разделения или выделения (ст.

57 ГК РФ), а также регистрировать новые организации (ст. 51 ГК РФ). То есть фактически дробление бизнеса не противоречит нормам ГК РФ.

Однако при проведении налоговых проверок налоговые органы выявляют схемы ухода от налогообложения, в том числе в результате дробления бизнеса.

Какие признаки свидетельствуют о согласованности действий участников схем?

ФНС России провела анализ судебно-арбитражной практики по делам рассматриваемой категории. Указанный анализ показал, что исчерпывающий или строго императивный перечень признаков, свидетельствующий об обоснованности выводов налогового органа о формальности разделения (дробления) бизнеса, отсутствует (Письмо от 11.08.

2017 N СА-4-7/15895@). Однако ведомство указало, что необходимо иметь в виду, что в каждом конкретном случае совокупность доказательств, собранных в рамках мероприятий налогового контроля, будет зависеть от конкретных обстоятельств, установленных в отношении участников схемы и их взаимоотношений.

  1. Так, в качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, могут выступать следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:
  2. — дробление одного бизнеса происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (ЕНВД или УСН) вместо исчисления и уплаты налогов по общей системе налогообложения основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
  3. — в результате применения схемы дробления бизнеса налоговые обязательства всех участников схемы уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;
  4. — участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
  5. — несение расходов участниками схемы друг за друга;
  6. — прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса;
  7. — формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  8. — отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;

— использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети «Интернет», адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, ККТ, терминалов и т.п.;

  • — показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;
  • — распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения и др.
  • Как показал анализ судебно-арбитражной практики, все или часть приведенных выше признаков могут в своей совокупности и взаимной связи свидетельствовать о формальном разделении (дроблении) бизнеса с целью минимизации налогов.

Что может являться формальным характером деятельности участников схемы?

В качестве примера можно взять Определение Верховного Суда РФ от 27.11.2015 № 306-КГ15-7673 по делу № А12-24270/2014, которое ФНС России направила для использования в работе Письмом от 19.01.2016 № СА-4-7/465@.

Основанием к доначислению Обществу налогов, пеней и штрафов послужил вывод налогового органа, согласно которому посредством согласованных действий с ИП, применяющим систему налогообложения в виде ЕНВД, Обществом была создана схема уклонения от налогообложения путем формального заключения с указанным лицом договоров поручения, по условиям которых Общество и ИП от имени друг друга могли совершать действия по оформлению сделок купли-продажи с покупателями товаров.

Налоговый орган посчитал, что денежные средства, полученные ИП от реализации Обществом товаров ИП на основании договора поручения, исходя из подлинного экономического содержания указанных операций, являются доходами самого Общества. Признавая доказанным факт умышленной минимизации Обществом налогового бремени путем дробления бизнеса, Суд принял во внимание совокупность документально подтвержденных обстоятельств, установленных в ходе проверки Общества.

  1. Критериями, по которым налогоплательщик может быть признан судом недобросовестным, являются, в том числе, наличие единой производственной базы, отсутствие у подконтрольного лица собственных производственных мощностей, использование проверяемым налогоплательщиком и подконтрольным ему лицом одних и тех же трудовых ресурсов.
  2. При вынесении решения суд учитывал наличие в материалах дела доказательств, бесспорно свидетельствующих не только о согласованности действий участников спорных операций, но и косвенной подконтрольности ИП организации.

При этом в качестве ключевого доказательства подконтрольности суд признал тот факт, что Общество являлось единственным источником доходов ИП и осуществления им соответствующей предпринимательской деятельности.

Аналогичное дело было рассмотрено в постановлении Арбитражного суда ЗСО от 27.02.2015 по делу № А46-8330/2014.

Суд указал на отсутствие доказательств того, что ИП осуществлял самостоятельную предпринимательскую деятельность, в частности, самостоятельно принимал решения, связанные с ней, определял ее вид, своих контрагентов, нанимал работников, нес расходы, распоряжаясь денежными средствами и т.д.

Может ли налоговый орган при установлении факта дробления бизнеса доначислить налоги всем участникам схемы?

Да, может.

Особенностью дел, в рамках которых налоговыми органами обосновываются доначисления сумм налогов, пени и штрафов не одному лицу, а нескольким выгодоприобретателям, является то, что фактически предпринимательская деятельность осуществляется не через формально созданные организации и предпринимателей, а реальными субъектами. При таких обстоятельствах минимизация налогов налогоплательщиками может достигаться посредством следующих инструментов налоговой оптимизации, позволяющих обеспечить сохранение права на применение льготных режимов налогообложения:

  • — перераспределение получаемых доходов и трудовых ресурсов в рамках группы лиц, участников схемы для соблюдения условий, установленных статьей 346.12 НК РФ;
  • — формальное разделение торговых площадей и перераспределение трудовых ресурсов в целях соответствия условиям, установленным статьей 346.26 НК РФ;
  • — иные действия, направленные на соответствие условиям применения специальных режимов налогообложения.

Примеры такой практики — постановление Арбитражного суда ВВО от 11.08.2016 по делу № А82-3639/2015, решение Арбитражного суда Ярославской области от 15.08.2016 по делу № А82-18026/2014, постановление ФАС ЦО от 18.12.2013 по делу № А68-2076/2013.

В рамках указанных дел налоговым органом не только обосновывались выводы об установлении в ходе проверок фактов дробления бизнеса между взаимозависимыми лицами, но и доказывалась правильность избранной методики доначисления сумм налогов, пени и штрафов, заключающейся в разделении полученной налоговой выгоды между обществами в равных долях. При этом суды отметили правильность примененной налоговым органом методики определения налоговых обязательств, в соответствии с которой доначисления сумм налогов произведены в отношении каждого участника схемы дробления бизнеса в отдельности.

Такие же выводы были сделаны в решении Арбитражного суда Кемеровской области от 02.11.2016 по делу № А27-10324/2016, постановлениях Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2016 по делу № А27-10325/2016, от 30.11.2016 по делу № А27-10323/2016.

Может ли идентичность осуществляемого вида деятельности свидетельствовать о дроблении бизнеса?

Проведенный ФНС России анализ судебно-арбитражной практики показал отсутствие единого подхода судов к оценке обстоятельств, свидетельствующих об идентичности осуществляемых налогоплательщиком и иными участниками схем дробления бизнеса видов деятельности и влияния таких обстоятельств на возможность минимизации налогов.

Например, ВАС РФ, отменяя судебные акты, указал, что общества осуществляли самостоятельные виды деятельности, не являющиеся частью единого производственного процесса, направленного на достижение общего экономического результата. ВАС РФ пришел к выводу о том, что в рассматриваемом деле имело место не разделение бизнеса, осуществлявшегося Обществом, а прекращение этой деятельности с организацией ее на базе вновь созданного юридического лица (Постановление от 09.04.2013 № 15570/12 по делу № А60-40529/2011).

Также в пользу налогоплательщиков вынесли свои решения ФАС ПО (Постановление от 18.06.2014 по делу № А55-17026/2013), Арбитражный суд ДО (Постановление от 21.01.2015 по делу № А04-1655/2014).

В то же время имеется судебная практика, согласно которой, при сопоставимой доказательственной базе, свидетельствующей о минимизации налогов аптечными сетями, судебные инстанции при рассмотрении иных дел признают доводы налоговых органов обоснованными, в том числе относительно степени значимости такого обстоятельства, как идентичность вида осуществляемой участниками схемы деятельности (Постановления Арбитражного суда ДО от 30.12.2014 по делу № А73-2803/2014, Решение Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2013 по делу № А60-36784/2013).

Если инспекция установит занижение налогов в результате дробления бизнеса, то может она увеличить доходы при налогообложении прибыли без учета расходов и увеличить базу по НДС без применения вычетов?

Как указал Конституционный суд в Определении от 04.07.2017 N 1440-О, ст.

146, 153, 154, 247 — 249 и 274 НК РФ, определяющие объект налогообложения и налоговую базу по НДС и на прибыль организаций, направлены на создание надлежащей нормативной основы для исполнения налогоплательщиками конституционной обязанности по уплате указанных налогов.

Они содержат все необходимые положения для определения таких существенных элементов налогов, как объект налогообложения и налоговая база, не предполагают их произвольного применения и распространяются в равной мере на всех плательщиков данных налогов.

Не допускается возможность доначисления налогоплательщику сумм налогов в размере большем, чем это установлено законом, поскольку сами определяют размер налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика.

Такое законодательное регулирование согласуется с конституционными предписаниями, правовыми позициями Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека.

Арбитражные суды также в свою очередь обращают внимание на необходимость определения налоговой базы с учетом не только полученных участниками схемы доходов, но и понесенных ими расходов, а также на применяемую налоговыми органами методику начисления налогов (Постановления Арбитражного суда ЗСО от 25.02.2016 по делу № А03-17184/2014, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2016 по делу № А76-27504/2014, ФАС ВСО от 27.03.2012 по делу № А19-18472/2012, Арбитражного суда ЗСО от 06.02.2017 по делу № А27-10743/2016).

Какие аргументы может привести налогоплательщик в свою пользу, чтобы избежать необоснованных доначислений при дроблении бизнеса?

Самое главное — это доказать, что в разделении бизнеса имеется какая-либо деловая цель, необходимость достижения экономического эффекта.

В качестве примеров можно привести следующие аргументы и судебные решения, в которых «правда» оказалась на стороне налогоплательщиков:

— ведение реальной деятельности, наличие персонала, основных средств и т.д. (Постановления Арбитражного суда ВВО от 29.06.

2016 №Ф01-2396/2016; ФАС ВВО от 26.02.2014 № А82-4309/2012, Арбитражного суда ДВО от 07.10.2015 № Ф03-4067/2015).

— оптимизация расходов, минимизация предпринимательских рисков (Постановления Арбитражного суда ВВО от 27.06.2016 № Ф01-2305/2016, от 28.12.2015 № Ф01-5311/2015, ФАС ЗСО от 25.07.2014 № А03-7576/2013),

— оптимизация управления персоналом с использованием компании — аутсорсера, когда в нее переводится не только персонал, но и определенное направление деятельности организации (Постановления Арбитражного суда СКО от 19.03.2015 № Ф08-989/2015, ФАС ПО от 15.05.2013 № А12-13770/2012),

— необходимость расширения рынка сбыта за счет покупателей, которые заинтересованы в наличии или отсутствии в цене НДС (Постановления Арбитражного суда ПО от 27.11.2014 № Ф06-17486/2013, Второго арбитражного апелляционного суда от 13.04.2015 № 02АП-1983/2015),

— развитие торговой сети, разделение оптовой и розничной торговли (Постановления Арбитражного суда СЗО от 06.08.2015 № Ф07-4939/2015, ФАС ПО от 18.06.2014 № А55-17026/2013).

Источник: https://www.klerk.ru/buh/articles/474329/

Ссылка на основную публикацию